Парсуна, это что?

ПАРСУ́НА

Парсуна. «Стольник И. А. Щепотев». Кон. 17 – нач. 18 вв. Третьяковская галерея (Москва).

ПАРСУ́НА (ис­ка­же­ние сло­ва «пер­со­на», от лат. persona – лич­ность, ли­цо, осо­ба), на­зва­ние про­из­ве­де­ний рус. порт­рет­ной жи­во­пи­си 17 – нач. 18 вв. Тер­мин пред­ло­жен в сер. 19 в. И. М. Сне­ги­рё­вым. До 18 в. для обо­зна­че­ния порт­ре­та ис­поль­зо­ва­лось сло­во «пер­со­на». П. лишь ус­лов­но пе­ре­да­ва­ли порт­рет­ное сход­ст­во, по сти­ли­сти­че­ским осо­бен­но­стям бы­ли тес­но свя­за­ны с ико­но­пи­сью: со­хра­ня­ли иде­аль­ность и ка­но­нич­ность об­ра­зов, ста­тич­ность по­зы, пло­ско­ст­ное узор­ное пись­мо, на­ли­чие ат­ри­бу­тов и над­пи­сей, по­зво­ляю­щих иден­ти­фи­ци­ро­вать изо­бра­жён­но­го. Б. ч. П. до нач. 18 в. вы­пол­ня­лись на де­ре­ве в тех­ни­ке тем­пе­ры. Пер­со­на­жа­ми П. бы­ли ца­ри, кня­зья, вое­на­чаль­ни­ки (в т. ч. Ер­мак), дво­ря­не, цер­ков­ные ие­рар­хи (пат­ри­ар­хи, епи­ско­пы, рим­ские па­пы). Со­хра­ни­лись над­гроб­ные П.: ца­ря Фё­до­ра Ива­но­ви­ча и кн. М. В. Ско­пи­на-Шуй­ско­го (обе 17 в., ГИМ), двой­ная П. ца­рей Ми­хаи­ла Фёдо­ро­ви­ча и Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча (1678, худ. Ф. Е. Зубов­, ГИМ). Во 2-й пол. 17 в. раз­ви­тие П. шло по двум на­прав­ле­ни­ям. Пер­во­му бы­ло при­су­ще ещё боль­шее уси­ле­ние икон­но­го на­ча­ла: чер­ты ре­аль­но­го пер­со­на­жа как бы рас­тво­ря­лись в иде­аль­ной схе­ме ли­ка его свя­то­го па­тро­на (П. ца­ря Фё­до­ра Алек­сее­ви­ча, 1686, пред­по­ло­жи­тель­но худ. Бо­гдан Сал­та­нов, ГИМ; таф­тя­ной порт­рет пат­ри­ар­ха Ни­ко­на, 1682, пред­по­ло­жи­тель­но ико­но­пи­сец И. А. Без­мин, ГИМ). Пред­ста­ви­те­ли вто­ро­го на­прав­ле­ния, ис­пы­тав­шие влия­ние ра­бо­тав­ших в Рос­сии иностр. ху­дож­ни­ков, иск-ва Ук­раи­ны, Поль­ши, Лит­вы и Ни­дер­лан­дов (в 1667–1668 в Мо­ск­ве ра­бо­тал гол­лан­дец Да­ни­ил Вух­терс), по­сте­пен­но ус­ваи­ва­ли приё­мы зап.-ев­роп. жи­во­пи­си, стре­ми­лись к пе­ре­да­че ин­ди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей мо­де­ли, объ­ём­но­сти форм; вме­сте с тем со­хра­ня­лись тра­диц. за­сты­лость поз, пло­ско­ст­ность пись­ма и ус­лов­ность трак­тов­ки одея­ний (пар­су­ны: кн. И. Б. Реп­ни­на, ГРМ; столь­ни­ка Г. П. Го­ду­но­ва, 1686, Л. К. На­рыш­ки­на, 1690-е гг., столь­ни­ка В. Ф. Лют­ки­на, 1697, все – ГИМ).

ПАРСУНА

ПАРСУНА — название произведений русской портретной живописи XVII — начала XVIII веков.

Тер­мин пред­ло­жен в середине XIX века. И.М. Сне­ги­рё­вым. До XVIII века для обо­зна­че­ния порт­ре­та ис­поль­зо­ва­лось сло­во «пер­со­на». Парсуны лишь ус­лов­но пе­ре­да­ва­ли порт­рет­ное сход­ст­во, по сти­ли­сти­че­ским осо­бен­но­стям бы­ли тес­но свя­за­ны с ико­но­пи­сью: со­хра­ня­ли иде­аль­ность и ка­но­нич­ность об­ра­зов, ста­тич­ность по­зы, пло­ско­ст­ное узор­ное пись­мо, на­ли­чие ат­ри­бу­тов и над­пи­сей, по­зво­ляю­щих иден­ти­фи­ци­ро­вать изо­бра­жён­но­го. Большая часть парсун до начала XVIII века вы­пол­ня­лись на де­ре­ве в тех­ни­ке тем­пе­ры. Пер­со­на­жа­ми парсун бы­ли ца­ри, кня­зья, вое­на­чаль­ни­ки (в том числе Ер­мак), дво­ря­не, цер­ков­ные ие­рар­хи (пат­ри­ар­хи, епи­ско­пы, рим­ские па­пы). Со­хра­ни­лись над­гроб­ные парсуны: ца­ря Фё­до­ра Ива­но­ви­ча и князя М.В. Ско­пи­на-Шуй­ско­го (обе XVII век, ГИМ), двой­ная парсуна ца­рей Ми­хаи­ла Фё- до­ро­ви­ча и Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча (1678 год, художник Ф.Е. Зу­бов, ГИМ).

Во 2-й половине XVII века раз­ви­тие парсуны шло по двум на­прав­ле­ни­ям. Пер­во­му бы­ло при­су­ще ещё боль­шее уси­ле­ние икон­но­го на­ча­ла: чер­ты ре­аль­но­го пер­со­на­жа как бы рас­тво­ря­лись в иде­аль­ной схе­ме ли­ка его свя­то­го па­тро­на (парсуна ца­ря Фё­до­ра Алек­сее­ви­ча, 1686 год, пред­по­ло­жи­тель­но художник Бо­гдан Сал­та­нов, ГИМ; таф­тя­ной порт­рет пат­ри­ар­ха Ни­ко­на, 1682 год, пред­по­ло­жи­тель­но ико­но­пи­сец И.А. Без­мин, ГИМ). Пред­ста­ви­те­ли вто­ро­го на­прав­ле­ния, ис­пы­тав­шие влия­ние ра­бо­тав­ших в Рос­сии иностранных ху­дож­ни­ков, искусства Ук­раи­ны, Поль­ши, Лит­вы и Ни­дер­лан­дов (в 1667-1668 годы в Мо­ск­ве ра­бо­тал гол­лан­дец Да­ни­ил Вух­терс), по­сте­пен­но ус­ваи­ва­ли приё­мы западно-ев­ропейской жи­во­пи­си, стре­ми­лись к пе­ре­да­че ин­ди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей мо­де­ли, объ­ём­но­сти форм; вме­сте с тем со­хра­ня­лись тра­диционная за­сты­лость поз, пло­ско­ст­ность пись­ма и ус­лов­ность трак­тов­ки одея­ний (пар­су­ны: князя И.Б. Реп­ни­на, ГРМ; столь­ни­ка Г.П. Го­ду­но­ва, 1686 год, Л.К. На­рыш­ки­на, 1690-е годы, столь­ни­ка В.Ф. Лют­ки­на, 1697 год, все — ГИМ).

Как пра­ви­ло, парсуны соз­да­ва­лись жи­во­пис­ца­ми Ору­жей­ной па­ла­ты — С.Ф. Уша­ко­вым, Ф.Е. Зу­бо­вым, И. Мак­си­мо­вым, Бо­гда­ном (Ива­ном) Сал­та­но­вым, К.И. Зо­ло­та­рё­вым, И.А. Без­ми­ным, Г.Н. Одоль­ским (Адоль­ским), И.П. Ре­фу­сиц­ким, М.И. Чог­ло­ко­вым и другими. Но большая часть пар­сун не под­пи­са­на. Наи­бо­лее ран­няя под­пис­ная и да­ти­ро­ван­ная парсуна — порт­рет пат­ри­ар­ха Ио­а­ки­ма ра­бо­ты Зо­ло­та­рё­ва (1678, То­боль­ский ис­то­ри­ко-ар­хитектурный му­зей-за­по­вед­ник, смотреть иллюстрацию к статье Ио­а­ким). Сре­ди ред­ких ра­бот ино­стран­цев это­го вре­ме­ни — груп­по­вой порт­рет пат­ри­ар­ха Ни­ко­на с бра­ти­ей Вос­кре­сен­ско­го Но­во­ие­ру­са­лим­ско­го монастыря (начала 1660-х годов, Ис­то­ри­ко-ар­хитектурный и ху­дожественный му­зей «Но­вый Ие­ру­са­лим»). На­пи­сан­ные под влия­ни­ем ев­ропейского порт­ре­та мас­ля­ны­ми крас­ка­ми на хол­сте, ино­гда с на­ту­ры, мно­гие парсуны до­пет­ров­ско­го (кон­ные порт­ре­ты ца­рей Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча и Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, парсуна «Царь Алек­сей Ми­хай­ло­вич в боль­шом на­ря­де», все — 1670-80-е годы, ГИМ) и пет­ров­ско­го (порт­ре­ты так называемой Пре­об­ра­жен­ской се­рии, 1692 — начало 1720-х годов, Гат­чин­ский дво­рец, ГРМ, ГТГ) вре­ме­ни по­ка­зы­ва­ют пе­ре­ход от парсуны к порт­ре­ту ев­ропейского ти­па. В русской про­вин­ции чер­ты пар­сун­но­сти со­хра­ня­ют­ся в порт­ре­те до начала XIX века (порт­рет епи­ско­па Ве­ниа­ми­на Баг­рян­ско­го, художник М.А. Ва­силь­ев, 1807 год, Ху­дожник му­зей, Ир­кутск). Ино­гда тер­мин «Парсуна» рас­про­стра­ня­ет­ся на ана­ло­гич­ные яв­ле­ния в жи­во­пи­си Ук­раи­ны и Бе­ло­рус­сии.

Парадные портреты или что такое парсуна.

С древних времен человечество старалось запечатлеть собственные мысли и переживания. Прошло не одно тысячелетие, прежде чем наскальная живопись превратилась в картины. В Средние века художники изображали в основном лики святых. Лишь с конца шестнадцатого столетия на смену иконописи пришли портреты. На них изображали реальных людей, правда, основное внимание уделяли не лицу, а сопутствующим элементам. Подобный тип искусства носит название парсуна. Живопись получила широкое распространение в России, Беларуси и на Украине.

Парсуна – что это такое?

Данный тип художественного искусства получил название от искаженного латинского слова persona («личность»). Именно этот термин использовали в Европе для обозначения портретных изображений. Парсуна – это обобщенное наименование произведений живописцев из России, Украины и Беларуси, созданных в конце шестнадцатого века.

Картины чудесным образом сочетали в себе иконопись и реалистичную трактовку. Данный жанр живописи считается примитивным, но пользовался большой популярностью на Руси. Парсуна – это синоним понятия «портрет», независимо от техники, стиля и времени написания картины.

В 1851 году выпущено издание «Древности Российского государства», в котором содержались многочисленные иллюстрации. Над четвертым разделом книги трудился Снегирев И. М., автор попытался объединить имеющиеся данные по истории русского портрета. Считается, что именно он впервые использовал термин «парсуна».

Как научное определение слово получило распространение во второй половине двадцатого столетия. Этому способствовала публикация книги «Портрет в русском искусстве восемнадцатого века» под авторством Овчинниковой Е. С. Екатерина Сергеевна подчеркнула, что парсуна относится к ранней станковой портретной живописи конца шестнадцатого столетия.

Данный тип живописи появился в переходной период русской истории, когда мировоззрение людей стало претерпевать изменения, что способствовало возникновению новых идеалов в сфере художественного искусства.

Считается, что первопроходцами парсуны были живописцы Оружейной палаты: С. Ф. Ушаков, И. А. Безмин, М. И. Чоглоков и т. д. Однако в то время создатели полотна не подписывали свои произведения, по этой причине крайне сложно подтвердить или опровергнуть авторство той или иной работы.

Также на картине не указывали дату написания портрета, что составляло дополнительные трудности при установлении хронологической последовательности создания шедевров.

Парсуна относится к портретному жанру живописи, который развился под влиянием западной школы. Манера и стиль написания полотен передается в ярких и пестрых оттенках. При этом в каждом произведении сохраняются традиции иконописи. Парсуны неоднородны в технологии и стилистике.

В большинстве случаев художники используют масляные краски для создания портрета на холсте. Сходство с реальным персонажем достаточно условно, часто применяются подписи или атрибуты, что помогает определить, кто именно изображен на картине.

По словам доктора-искусствоведа Льва Лифшица, авторы парсуны не стремились на 100% скопировать черты лица или достоверно передать душевное состояние изображаемой личности. Главным они считали соблюдение канонов трафаретной презентации модели, которая соответствует сану или чину героя картины (князь, посол, воевода).

Воображаемая царица

Не гнушались портретисты и созданием вымышленных картин. В императорском дворце было принято украшать стены многочисленными изображениями предков. Если никто доподлинно не знал, как выглядела прапрапрапрабабушка, то живописец просто придумывал ее образ и переносил на холст.

Например, на портрете Софьи, размещенном в Эрмитаже, изображена юная барышня в мантии из горностая. Однако во времена ее правления подобные одеяния не носили даже знатные дамы. На другом холсте Софья Алексеевна предстает в овальном медальоне, помещенном на груди двуглавого орла. Царевна изображена в короне, со скипетром и державой, хотя она не была коронована.

Исследователи живописи считают, что образ регентши воссоздавали с гравюры Леонтия Тарасевича. А царская атрибутика все лишь художественная фантазия автора. В вещах, не соответствующих эпохе, изображали не только сестру Петра 1. В шикарную мантию нарядили и царицу Евдокию Стрешневу, вторую супругу Михаила Федоровича.

Ее прическу венчает драгоценный головной убор, напоминающий по внешнему виду тиару Папы Римского. Возможно, в реальности его вовсе не существовало. Ведь в старинных летописях встречается описание лишь одного женского венца, ставшего подарком Ирине Годуновой от патриарха из Константинополя Еремея II.

Чтобы упорядочить произведения парсуны, искусствоведы выделили ряд категории портретной живописи тех времен. В основе классификации лежит техника написания и центральные герои картины:

  • Темпера на доске, портреты для надгробий.
  • Изображение высокопоставленных особ: дворяне, князья.
  • Картины с ликами церковных иерархов.
  • «Парсунная» икона.

Отдельное внимание хочется уделить последнему типу портретной живописи. На полотне живописец изображал святых. Для написания картины применялись масляные краски. Техника исполнений икон максимально приближена к европейской классике.

«Парсунные иконы» относят к переходному периоду художественного искусства. Выделяют две техники масляной живописи, которые в то время использовали для изображения ликов святых:

  • Картина на холсте с применением темного грунта.
  • Иконопись на основе из дерева с использованием светлого грунта.

Живописный жанр парсуна досконально не изучен. Культурологам предстоит сделать немало открытий в данной области, чтобы до конца понять очарование светских портретов. Художники минимум внимания уделяли лицу изображаемого человека, в приоритет ставилась его поза, богатые аксессуары. Парсуна гармонично объединяет традиции древнерусской живописи и западноевропейских светских картин.

Из видеоролика вы узнаете интересные факты о русской портретной живописи.