Паустовский, кто это?

Биография Константина Паустовского

Паустовский Константин Георгиевич (1892-1968) – русский писатель, член Союза писателей СССР. Его произведения считаются классикой русской литературы, переведены на многие языки мира, включены в школьную программу.

Происхождение и семья

Константин появился на свет в Москве 31 мая 1892 года, крестили мальчика на Всполье в церкви Святого Георгия.

Его дедушка по отцовской линии, Паустовский Максим Григорьевич, был казаком, служил в армии Николая I обыкновенным солдатом. В ходе русско-турецкой войны он попал в плен и привёз домой жену-турчанку. Бабушка писателя при рождении получила имя Фатьма, но после принятия христианской веры её звали Гонората. После войны дед возил из Крыма товары на Украину. Константин запомнил его кротким старичком, у которого были потрясающие синие глаза и слегка надтреснутый тенор. По вечерам дед напевал песни казаков и старинные думки, именно он привил внуку Косте любовь к украинскому фольклору.

Отец, Паустовский Георгий Максимович, 1852 года рождения, был отставным унтер-офицером II разряда, работал на железной дороге статистиком. Среди многочисленной родни имел славу человека легкомысленного, его называли фантазёром. А бабушка по материнской линии позже говорила о нём, что Георгий не имел права жениться, и уж тем более заводить детей. Он был атеист, мужчина не очень практичный, свободолюбивый, революционные настроения сочетались в нём с безумной романтикой. Тёщу все эти качества раздражали. Отец никак не мог обжиться на одном месте, семья часто переезжала. Сначала Георгий Максимович служил в Москве, затем перевёлся в город Псков, потом в Вильно, свою трудовую деятельность окончил на юго-западной железной дороге в Киеве.

Костина бабушка по материнской линии, Викентия Ивановна, жила в Черкассах, имела польское происхождение и была католичкой. Она часто брала с собою маленького внука в католический храм, что вызывало негодование отца. Мальчика храм очень впечатлял, эти вспоминания глубоко и надолго поселились в детской душе. Бабушка постоянно ходила в трауре после польского восстания 1863 года. Она говорила родным, что таким образом выражает сочувствие идее свободной Польши. Но у родственников была другая версия её траура, они считали, что во время восстания у Викентии Ивановны погиб юный жених (какой-нибудь гордый польский мятежник). С внуками бабушка была строгая, но при этом очень внимательная и добрая.

Дедушка по материнской линии служил на сахарном заводе, потом нотариусом в Черкассах. Он был человеком угрюмым и неразговорчивым, жил уединённо в своей комнатке в мезонине, внуки общались с ним редко.

Мама Паустовского, Мария Григорьевна (девичья фамилия Высочанская), 1858 года рождения, была женщиной властной. К воспитанию детей она относилась с серьёзностью и твёрдым убеждением, что только суровое и строгое обращение поможет вырастить из них «что-нибудь путное».

Так что родословная у писателя многонациональная, в его крови соединились украинские, польские, турецкие и казацкие корни.

У Константина ещё были старшие братья Вадим и Борис и сестра Галина. Оба брата писателя в один день погибли на фронтах Первой мировой войны.

Детство

Огромное влияние на становление маленького Кости как человека творческого и любящего вокруг всё прекрасное оказали родственники по материнской линии. Тётя Надя (Надежда Григорьевна – сестра матери) – красивая и юная, всегда порывистая я и весёлая, музыкально одарённая личность. Именно она научила Костю смотреть по сторонам и в каждом штрихе находить красоту. К сожалению, она очень рано умерла.

Мамин брат Иосиф Григорьевич (дети называли его дядей Юзей), несмотря на то, что имел военное образование, был неутомимым романтиком, путешественником и искателем приключений, авантюристом и непоседой. Он часто уезжал из дома, а потом неожиданно появлялся и рассказывал племянникам, как строил Китайско-восточную железную дорогу или воевал в Южной Африке против англичан в англо-бурской войне. Дядины рассказы оказали на творчество писателя Паустовского огромное влияние.

После рождения Кости семья Паустовских в Москве прожила шесть лет и в 1898 году перебралась в Киев. Когда мальчику было двенадцать лет, он стал учеником Первой киевской классической гимназии. Среди школьных предметов больше всего Константину нравилась география.

Юность

В 1908 году из семьи ушёл отец. На некоторое время Костю отправили к дяде Высочанскому Николаю Григорьевичу в город Брянск, где юноша проходил обучение в местной гимназии.

Спустя год Костя вернулся в Киев и восстановился в Александрийской гимназии. В будущем писатель неоднократно с особой благодарностью вспоминал своих учителей гуманитарных наук – психологии, истории, русской литературы и словесности. Они научили юных гимназистов с любовью относиться к литературному наследию, на чтение книг Костя тратил гораздо больше времени, чем на приготовление домашних заданий. Всё это в совокупности с подростковым возрастом, когда хочется писать стихи, глядя на красивых гимназисток с тяжёлыми косами, и ослепительной, нежной украинской весной с дурманящими ароматами цветущих каштанов, привело к тому, что парень стал писать первые лирические произведения.

Оставшись без отцовской помощи, юный Паустовский рано начал подрабатывать, он занимался репетиторством. Вскоре в Киев из Черкасс переехала бабушка, и Костя стал жить у неё. Здесь, в небольшом флигеле, он делал первые прозаические наброски, которые в скором времени начали печатать. Небольшое произведение «На воде» в 1912 году опубликовали в альманахе «Огни».

После гимназии Константин продолжил учёбу на историко-филологическом факультете Киевского Императорского университета Святого Владимира. Спустя два года он принял решение переехать к родным и перевёлся из киевского университета в московский. На летних каникулах продолжал зарабатывать в качестве репетитора.

Война и революция

В Москве Константин проживал вместе с матерью, братом и сестрой. Учёбу в университете ему пришлось прервать, так как началась Первая мировая война. Он пошёл работать на московском трамвае кондуктором и вожатым. Потом поступил на службу в санитарные поезда. В конце 1915 года перевёлся с поездов в полевой санитарный отряд, вместе с которым пришлось отступать от польского города Люблина в Белоруссию.

После гибели на войне двух братьев Константин вернулся в Москву к сестре и матери. Однако пробыл там совсем недолго, в скором времени уехал и путешествовал, точно, как когда-то его дядя Юзя. Свой рабочий путь начал в городе Екатеринославе (сейчас это украинский Днепропетровск), где трудился на Брянском металлургическом заводе. Потом перебрался на Новороссийский металлургический завод в Юзовку (сейчас это областной украинский город Донецк). Оттуда уехал в Таганрог на котельный завод. Осенью 1916 года Константин устроился в артель, выходил в Азовское море рыбачить.

С началом Февральской революции Паустовский снова приехал в Москву и устроился репортёром в газету. Октябрьскую революцию 1917 года он встретил тоже здесь, но, когда началась гражданская война, вместе с матерью и сестрой переехал в Киев. В конце 1918 года Константина призвали в украинскую армию гетмана Скоропадского, но потом власть поменялась, и он оказался в Красной Армии.

Путешествия по югу России

Когда его полк был расформирован, Паустовский вновь начал путешествовать. То ли он действительно пошёл в своего дядю Юзю, то ли сказались корни отца, который не мог долго уживаться на одном месте. Константин объездил весь юг России. Около двух лет проживал в Одессе, где работал в газетном издании «Моряк». Здесь он познакомился с молодыми, в будущем известными, советскими писателями Исааком Бабелем, Валентином Катаевым, Ильёй Ильфом, Львом Славиным, поэтом Эдуардом Багрицким. Домик, где он жил, располагался на самом берегу Чёрного моря, и Паустовский очень много писал в этот период. Однако пока не печатался, считал, что ещё недостаточно умеет владеть жанром.

Из Одессы Константин отправился на Кавказ, который объездил вдоль и поперёк – Тбилиси, Батуми, Сухуми, Баку, Джульфа, Ереван. Добрался даже до северной Персии, после чего в очередной раз в 1923 году вернулся в Москву.

Творчество

В столице Паустовский устроился на работу в российское телеграфное агентство (РОСТА) на должность редактора. В это же время она начал активно печататься, причём издавались не только его очерки, но и более серьёзные произведения. Так, в 1928 году увидел свет первый сборник Паустовского «Встречные корабли».

В 1930-х годах Константин начал журналистскую деятельность, очень много ездил по стране, сотрудничая с изданиями «Правда», «Наши достижения», «30 дней». Длительные командировки у него были в Соликамске, Калмыкии, Астрахани. Личные эмоции от путешествий и поездок писатель воплощал в очерки и художественные произведения, которые публиковались в журнале «30 дней»:

  • «Погоня за растениями»;
  • «Разговор о рыбе»;
  • «Зона голубого огня».

1931 год стал ключевым в литературной деятельности Паустовского, он закончил работу над повестью «Кара-Бугаз». После того, как она была опубликована, Константин оставил службу и полностью посвятил себя творчеству, став профессиональным писателем.

Он продолжал ездить по стране, бывал на строительстве Березниковского химкомбината и Онежского завода в Петрозаводске, совершил путешествие по Волге и Каспию, посетил царское имение Михайловское, Старую Руссу, Новгород и Псков. После каждой поездки из-под пера писателя выходили новые произведения:

  • «Судьба Шарля Лонсевиля»;
  • «Озёрный фронт»;
  • «Онежский завод»;
  • «Страна за Онегой»;
  • «Мурманск»;
  • «Подводные ветры»;
  • «Новые тропики»;
  • «Михайловские рощи».

В начале 1939 года за свои достижения в области художественной советской литературы Паустовский получил Орден Трудового Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной войны Константин Георгиевич был на Южном фронте военным корреспондентом. Но вскоре его освободили от службы, ему поручили написать пьесу о борьбе с фашизмом «Пока не остановится сердце». Писателя с семьёй эвакуировали в Алма-Ату, премьера спектакля по пьесе состоялась в городе Барнауле в апреле 1943 года.

После войны Паустовский проживал в Москве, много путешествовал по миру и писал. За свою литературную деятельность был номинирован на получение Нобелевской премии, которая в итоге досталась его соотечественнику Михаилу Шолохову.

По произведениям писателя были сняты фильмы «Северная повесть» и «Обещание счастья», а также множество мультипликационных фильмов:

  • «Растрёпанный воробей»,
  • «Кваша»,
  • «Стальное колечко»,
  • «Тёплый хлеб»,
  • «Солдатская сказка»,
  • «Корзина с еловыми шишками»,
  • «Жильцы старого дома».

Сердце писателя, перенесшего несколько инфарктов, остановилось 14 июля 1968 года.

Личная жизнь

Первой супругой писателя была Загорская Екатерина Степановна – дочь священника и сельской учительницы. Они познакомились во время Первой мировой войны, когда Паустовский служил санитаром, а Загорская – медсестрой. Летом 1914 года Катя жила в Крыму в небольшой татарской деревушке, где местные женщины называли её Хатидже. Так звал её и Константин, он писал о своей первой жене: «Божественная Хатидже, люблю её больше себя и мамы».

Летом 1916 года они обвенчались в маленькой церкви близ Луховиц под Рязанью. Это место было очень дорого для невесты, так как в церкви служил её отец, умерший ещё до рождения дочки. Спустя почти десять лет, в августе 1925 года, у пары появился долгожданный ребёнок – мальчик Вадим, Константин назвал сына в честь своего погибшего брата. В будущем Вадим, как и отец, занимался литературной деятельностью, писал очерки о Константине Георгиевиче, бережно хранил родительский архив, путешествовал по местам, которые описаны в произведениях отца, был консультантом в литературном музее-центре Паустовского.

В 1936 году Екатерина и Константин расстались, она сама дала ему развод, так как не смогла выдержать нового увлечения писателя полькой Валерией Владимировной Валишевской. Лера стала второй женой Паустовского и вдохновила его на многие произведения, например, в «Броске на юг» именно она является прообразом Марии.
В 1950 году Паустовский женился в третий раз на актрисе Татьяне Арбузовой. В этом браке родился сын Алексей, погибший в молодом возрасте от передозировки наркотиков.

Константин Паустовский

Повесть о жизни

НЕСКОЛЬКО ОТРЫВОЧНЫХ МЫСЛЕЙ

Вместо предисловия

Обычно писатель знает себя лучше, чем критики и литературоведы. Вот почему я согласился на предложение издательства написать краткое предисловие к своему Собранию сочинений.

Но, с другой стороны, возможность говорить о себе у писателя ограниченна. Он связан многими трудностями, в первую очередь – неловкость давать оценку собственным книгам.

Кроме того, ждать от автора объяснения собственных вещей – дело бесполезное. Чехов в таких случаях говорил: «Читайте мои книги, у меня же там все написано». Я с охотой могу повторить эти чеховские слова.

Поэтому я выскажу лишь некоторые соображения относительно своего творчества и вкратце передам свою биографию. Подробно рассказывать ее нет смысла. Вся моя жизнь с раннего детства до начала тридцатых годов описана в шести книгах автобиографической «Повести о жизни», которая включена в это собрание. Работу над «Повестью о жизни» я продолжаю и сейчас.

Родился я в Москве 31 мая 1892 года в Гранатном переулке, в семье железнодорожного статистика.

Отец мой происходит из запорожских казаков, переселившихся после разгрома Сечи на берега реки Рось, около Белой Церкви. Там жили мой дед – бывший николаевский солдат – и бабка-турчанка.

Несмотря на профессию статистика, требующую трезвого взгляда на вещи, отец был неисправимым мечтателем и протестантом. Из-за этих своих качеств он не засиживался подолгу на одном месте. После Москвы служил в Вильно, Пскове и, наконец, осел, более или менее прочно, в Киеве.

Моя мать – дочь служащего на сахарном заводе – была женщиной властной и суровой.

Семья наша была большая и разнообразная, склонная к занятиям искусством. В семье много пели, играли на рояле, спорили, благоговейно любили театр.

Учился я в 1-й киевской классической гимназии.

Когда я был в шестом классе, семья наша распалась. С тех пор я сам должен был зарабатывать себе на жизнь и учение. Перебивался я довольно тяжелым трудом – так называемым репетиторством.

В последнем классе гимназии я написал первый рассказ и напечатал его в киевском литературном журнале «Огни». Это было, насколько я помню, в 1911 году.

После окончания гимназии я два года пробыл в Киевском университете, а затем перевелся в Московский университет и переехал в Москву.

В начале мировой войны я работал вожатым и кондуктором на московском трамвае, потом – санитаром на тыловом и полевом санитарных поездах.

Осенью 1915 года я перешел с поезда в полевой санитарный отряд и прошел с ним длинный путь отступления от Люблина в Польше до городка Несвижа в Белоруссии.

В отряде из попавшегося мне обрывка газеты я узнал, что в один и тот же день убиты на разных фронтах оба мои брата. Я вернулся к матери – она в то время жила в Москве, но долго высидеть на месте не смог и снова начал свою скитальческую жизнь: уехал в Екатеринослав и работал там на металлургическом заводе Брянского общества, потом переехал в Юзовку на Новороссийский завод, а оттуда в Таганрог на котельный завод Нев-Вильдэ. Осенью 1916 года ушел с котельного завода в рыбачью артель на Азовском море.

В свободное время я начал писать в Таганроге свой первый роман – «Романтики».

Потом переехал в Москву, где меня застала Февральская революция, и начал работать журналистом.

Мое становление человека и писателя происходило при Советской власти и определило весь мой дальнейший жизненный путь.

В Москве я пережил Октябрьскую революцию, стал свидетелем многих событий 1917—1919 годов, несколько раз слышал Ленина и жил напряженной жизнью газетных редакций.

Но вскоре меня «завертело». Я уехал к матери (она снова перебралась на Украину), пережил в Киеве несколько переворотов, из Киева уехал в Одессу. Там я впервые попал в среду молодых писателей – Ильфа, Бабеля, Багрицкого, Шенгели, Льва Славина.

Но мне не давала покоя «муза дальних странствий», и я, пробыв два года в Одессе, переехал в Сухум, потом – в Батум и Тифлис. Из Тифлиса я ездил в Армению и даже попал в Cеверную Персию.

В 1923 году вернулся в Москву, где несколько лет проработал редактором РОСТА. В то время я уже начал печататься.

Первой моей «настоящей» книгой был сборник рассказов «Встречные корабли» (1928).

Летом 1932 года я начал работать над книгой «Кара-Бугаз». История написания «Кара-Бугаза» и некоторых других книг изложена довольно подробно в повести «Золотая роза». Поэтому здесь я на этом останавливаться не буду.

После выхода в свет «Кара-Бугаза» я оставил службу, и с тех пор писательство стало моей единственной, всепоглощающей, порой мучительной, но всегда любимой работой.

Ездил я по-прежнему много, даже больше, чем раньше. За годы своей писательской жизни я был на Кольском полуострове, жил в Мещёре, изъездил Кавказ и Украину, Волгу, Каму, Дон, Днепр, Оку и Десну, Ладожское и Онежское озера, был в Средней Азии, в Крыму, на Алтае, в Сибири, на чудесном нашем северо-западе – в Пскове, Новгороде, Витебске, в пушкинском Михайловском.

Во время Великой Отечественной войны я работал военным корреспондентом на Южном фронте и тоже изъездил множество мест. После окончания войны я опять много путешествовал. В течение 50-х и в начале 60-х годов я посетил Чехословакию, жил в Болгарии в совершенно сказочных рыбачьих городках Несебре (Мессемерия) и Созополе, объехал Польшу от Кракова до Гданьска, плавал вокруг Европы, побывал в Стамбуле, Афинах, Роттердаме, Стокгольме, в Италии (Рим, Турин, Милан, Неаполь, Итальянские Альпы), повидал Францию, в частности Прованс, Англию, где был в Оксфорде и шекспировском Страдфорде. В 1965 году из-за своей упорной астмы я довольно долго прожил на острове Капри – огромной скале, сплошь заросшей душистыми травами, смолистой средиземноморской сосной – пинией и водопадами (вернее, цветопадами) алой тропической бугенвилии, – на Капри, погруженном в теплую и прозрачную воду Средиземного моря.

Впечатления от этих многочисленных поездок, от встреч с самыми разными и – в каждом отдельном случае – по-своему интересными людьми легли в основу многих моих рассказов и путевых очерков («Живописная Болгария», «Амфора», «Третья встреча», «Толпа на набережной», «Итальянские встречи», «Мимолетный Париж», «Огни Ла-Манша» и др.), которые читатель тоже найдет в этом Собрании сочинений.

Написал я за свою жизнь немало, но меня не покидает ощущение, что мне нужно сделать еще очень много и что глубоко постигать некоторые стороны и явления жизни и говорить о них писатель научается только в зрелом возрасте.

В юности я пережил увлечение экзотикой.

Желание необыкновенного преследовало меня с детства.

В скучной киевской квартире, где прошло это детство, вокруг меня постоянно шумел ветер необычайного. Я вызывал его силой собственного мальчишеского воображения.

Ветер этот приносил запах тисовых лесов, пену атлантического прибоя, раскаты тропической грозы, звон эоловой арфы.

Но пестрый мир экзотики существовал только в моей фантазии. Я никогда не видел ни темных тисовых лесов (за исключением нескольких тисовых деревьев в Никитском ботаническом саду), ни Атлантического океана, ни тропиков и ни разу не слышал эоловой арфы. Я даже не знал, как она выглядит. Гораздо позже из записок путешественника Миклухо-Маклая{2} я узнал об этом. Маклай построил из бамбуковых стволов эолову арфу около своей хижины на Новой Гвинее. Ветер свирепо завывал в полых стволах бамбука, отпугивал суеверных туземцев, и они не мешали Маклаю работать.

Моей любимой наукой в гимназии была география. Она бесстрастно подтверждала, что на земле есть необыкновенные страны. Я знал, что тогдашняя наша скудная и неустроенная жизнь не даст мне возможности увидеть их. Моя мечта была явно несбыточна. Но от этого она не умирала.

Константин Паустовский — о писателе

Драматургия:
Наш современник (Пушкин)
Поручик Лермонтов (1962)
Перстенек

•> Романы
Блистающие облака (1928)
Дым Отечества
Романтики (1923)

•> Сказки
— Артельные мужички
— Дремучий медведь
— Заботливый цветок
— Квакша
— Похождения жука-носорога
— Растрепанный воробей
— Стальное колечко
— Теплый хлеб

•> Рассказы
Австралиец со станции Пилево
Акварельные краски
Алмазный язык
Английская бритва
Аннушка
Астаповские пруды
Бабушкин сад
Бакенщик
Барсучий нос
Бег времени
Беглые встречи
Белая ночь
Белая радуга
Белая церковь
Белые кролики
Беспокойство
Бессмертное имя
Бриз
Бунт героев
В кузове грузовой машины
Вешние воды
Вилла Боргезе
Во глубине России
Вода из реки Лимпопо
Воздух метро
Воитель
Воронежское лето
Встреча
Вторая Родина
Горная роса
Грач в троллейбусе
Груды цветов и трав
Давно задуманная книга
Девонский известняк
Днепровские кручи
Доблесть
Дождливый рассвет
Дорожные разговоры
Дочечка Броня
Драгоценная пыль
Дружище Тобик
Жара
Желтый свет
Животворящее начало
Жильцы старого дома
Записки Василия Седых
Записки Ивана Малявина
Зарубки на сердце
Заячьи лапы
Золотая роза (сборник рассказов)
Золотой линь
Избушка в лесу
Изучение географических карт
Ильинский омут
Инкубатор капитана Косоходова
Исаак Левитан
Искусство видеть мир
История одной повести
Как будто пустяки
Капитан-коммунар
Клад
Колотый сахар
Концерт в Вардэ
Кордон «273»
Корзина с еловыми шишками
Королева голландская
Кот-ворюга
Кофейная гавань
Кружевница Настя
Ледостав
Ленька с Малого озера
Леня Бобров (из повести «Рождение моря»)
Лихорадка
Маша
Медные доски
Молитва мадам Бовэ
Молния
Морская прививка
Московское лето
Музыка Верди
Надпись на валуне
Наедине с осенью
Напутствие самому себе
Нет ли у вас молока?
Ночной дилижанс
Ночь в октябре
Опасность
Остановка в пустыне
Парусный мастер
Пачка папирос
Первая встреча
Первый рассказ
Первый туман
Песчинка
Письма с пути. Керчь
По ту сторону радуги
Поводырь
Подарок
Подпасок
Поселок среди скал
Последний черт
Потерянный день
Правая рука
Приказ по военной школе
Приточная трава
Пришелец с юга
Просьба бойца Терехина
Прощание с летом
Путешествие на старом верблюде
Равнина под снегом
Разговор во время ливня
Разливы рек
Рассказ бойца Петренко
Рассказ о народной медицине
Резиновая лодка
Репортер Крыс
Робкое сердце
Родник в мелколесье
Рождение рассказа
Роза ветров
Ручьи, где плещется форель
Сардинки из Одьерна
Секвойя
Сивый мерин
Симферопольский скорый
Синева
Слава боцмана Миронова
Словари
Случай в магазине Альшванга
Снег
Снегопад
Собрание чудес
Соранг
Соус керри
Спор в вагоне
Стальное колечко
Старая рукопись
Старик в потертой шинели
Старик в станционном буфете
Старый повар
Старый челн
Стеклянные бусы
Стекольный мастер
Степная гроза
Струна
Таинственный сундук
Телеграмма
Толя-капитан
Тост
Три рассказа (Маслобойка «Альфа Лаваль», Худоба от нежности, Погоня за нутрией)
Три страницы
Умолкнувший звук
Уснувший мальчик
Утренник
Фенино счастье
Ходоки
Цветы из стружек
Ценный груз
Черные сети
Чужая рукопись
Шиповник
Эдуард Багрицкий
Этикетки для колониальных товаров
Язык и природа

•> Рассказы из повестей и романов
Австрийский пляж (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Аграфена (Повесть о лесах)
Акрополь Таврический (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Апельсинная корка (Романтики. Жизнь)
Артемида-охотница (Черное море)
Артиллеристы (Книга о жизни. Далекие годы)
Аттестат зрелости (Книга о жизни. Далекие годы)
Батумские звуки и запахи (Книга о жизни. Бросок на юг)
Бахчисарай (Романтики. Начала и концы)
Бегство (Колхида)
«Бедный Миша» (Блистающие облака)
Беззаботный попутчик (Блистающие облака)
«Белые волосы» (Колхида)
Берг (Блистающие облака)
Береговой приют (Книга о жизни. Бросок на юг)
Бернардинский костел (Романтики. Военные будни)
Бескорыстие (Мещерская сторона)
Бесплатный табак (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Благодарность читателю (Книга о жизни. Бросок на юг)
Близкий и далекий (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Блокада (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Болотный хозяин (Колхида)
Большая Медведица (Романтики. Жизнь)
Большой фонтан (Романтики. Военные будни)
Борец Довгелло (Книга о жизни. Бросок на юг)
Босые одиссеи (Колхида)
Бронзовый бюст (Колхида)
Бульдог (Книга о жизни. Беспокойная юность)
В болотистых лесах (Книга о жизни. Беспокойная юность)
В глубине ночи (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
В плоском порту (Книга о жизни. Бросок на юг)
В тумане спрятанного солнца (Повесть о лесах)
Ваша свеча короче (Романтики. Военные будни)
Венок из клена (Романтики. Военные будни)
Веселый попутчик (Книга о жизни. Бросок на юг)
Веселье и голод (Черное море)
Вечный Город (Романтики. Начала и концы)
Винклер (Романтики. Жизнь)
Вода из света (Черное море)
Водоворот (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Военнопленный Ульянский (Книга о жизни. Бросок на юг)
Возвращение к карте (Мещерская сторона)
Воробьиная ночь (Книга о жизни. Далекие годы)
Вот она, Москва! (Романтики. Начала и концы)
Все это выдумки! (Книга о жизни. Бросок на юг)
Встреча с читателем (Повесть о лесах)
Встречный огонь (Повесть о лесах)
Выстрел в театре (Книга о жизни. Далекие годы)
Газета (Романтики. Начала и концы)
«Гетман наш босяцкий» (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Главное направление (Книга о жизни. Бросок на юг)
Глицериновое мыло (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Глухомань (Повесть о лесах)
Гнилая зима (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Голубятня в Сололаках (Блистающие облака)
Гонкое дерево (Повесть о лесах)
Горбоносый король (Книга о жизни. Далекие годы)
Горная роса (Черное море)
Город в полях (Романтики. Военные будни)
Города из листьев каштана (Романтики. Жизнь)
Горох в трюме (Черное море)
Горы из розового мела (Кара-Бугаз)
Горячие полудни (Романтики. Начала и концы)
Горящий спирт (Блистающие облака)
Гостиница «Великобритания» (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Грубая ошибка природы (Кара-Бугаз)
Две тысячи томов (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Двойная весна (Черное море)
Двоякий смысл слова «легенда» (Книга о жизни. Бросок на юг)
Девонский известняк (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Дедушка мой Максим Григорьевич (Книга о жизни. Далекие годы)
Дело вдовы Начар (Кара-Бугаз)
«День мирного восстания» (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Дикая кошка (Колхида)
Дикий переулок (Книга о жизни. Далекие годы)
Дневник (Романтики. Начала и концы)
Дневник летчика (Блистающие облака)
Доклад Кахиани (Колхида)
Дорожная книга (Повесть о лесах)
Еще о лугах (Мещерская сторона)
Еще одна весна (Книга о жизни. Бросок на юг)
Железное время (Повесть о лесах)
Живите так, как начали (Книга о жизни. Книга Скитаний)
«Живые» языки (Книга о жизни. Далекие годы)
Жучок (Романтики. Жизнь)
Заблуждение лейтенанта Жеребцова (Кара-Бугаз)
Заколоченный дом (Книга о жизни. Бросок на юг)
Зал с фонтаном (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Замедленное время (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Записка (Романтики. Начала и концы)
Затишье (Романтики. Военные будни)
Звезда над городами (Романтики. Военные будни)
«Здесь живет никто» (Книга о жизни. Беспокойная юность)
«Золотая латынь» (Книга о жизни. Далекие годы)
Золотое руно (Блистающие облака)
Зона тишины (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Из пустого в порожнее (Книга о жизни. Далекие годы)
Измена (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Искусство белить хаты (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Испытание пустыней (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Истории, расказанные ночью (Блистающие облака)
История с географией (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Каждому свое (Книга о жизни. Бросок на юг)
Кара-Даг (Черное море)
Караси (Книга о жизни. Далекие годы)
Каторжная работа (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Кафе журналистов (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Кипрей (Повесть о лесах)
Китаец-прачка (Блистающие облака)
Конец (Романтики. Военные будни)
Коротко о себе (Повесть о лесах)
Короткое научное сообщение (Повесть о лесах)
Короткое объяснение (Книга о жизни. Бросок на юг)
Корчма на Брагинке (Книга о жизни. Далекие годы)
Крик среди ночи (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Лабиринты из фанеры (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Ленинградские парки (Повесть о лесах)
Леса (Мещерская сторона)
Лесные реки и каналы (Мещерская сторона)
Лесовик (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Лефортовские ночи (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Лихорадка (Романтики. Начала и концы)
Лодыри (Романтики. Начала и концы)
Луга (Мещерская сторона)
Любовь (Романтики. Жизнь)
Макензен (Романтики. Военные будни)
Маленькая порция яда (Книга о жизни. Далекие годы)
Маленький рыцарь (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Малиновые галифе с лампасами (Книга о жизни. Начало неведомого века)
«Малый Конотоп» (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Мальпост (Книга о жизни. Бросок на юг)
Мальчик с серебряным горлом (Кара-Бугаз)
Материалы для истории залива (Кара-Бугаз)
Материалы к истории московских особняков (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Мать (Черное море)
Мать и дочь (Повесть о лесах)
Маячный смотритель (Книга о жизни. Бросок на юг)
Мгла тысячелетий (Книга о жизни. Бросок на юг)
Медная линия (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Медные подковки (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Мертвый город (Черное море)
Местечко Кобрин (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Мечтательница (Повесть о лесах)
Мимо войны (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Мнимая смерть художника Костанди (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Мой дом (Мещерская сторона)
«Мой муж большевик, а я гайдамачка» (Книга о жизни. Начало неведомого века)
«Мопассанов я вам гарантирую» (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Морской календарь (Черное море)
Мужество (Черное море)
Мшары (Мещерская сторона)
Мятеж (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Намёк на зиму (Книга о жизни. Бросок на юг)
«Не боги горшки обжигают» (Повесть о лесах)
«Не выйдет!» (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Небесная азбука Морзе (Черное море)
Небольшое отступление от темы (Мещерская сторона)
Небывалая осень (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Незнакомый город (Романтики. Жизнь)
Нейтральная полоса (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Нелегкое дело (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Несколько пояснений (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Несколько слов о приметах (Мещерская сторона)
Новогодняя ночь (Книга о жизни. Бросок на юг)
Норвежский капитан (Романтики. Начала и концы)
Норд-ост (Блистающие облака)
Носильщик тяжестей (Книга о жизни. Бросок на юг)
Ночная встреча (Романтики. Начала и концы)
Ночные поезда (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Ночь на шаланде (Черное море)
О записных книжках и памяти (Книга о жизни. Беспокойная юность)
О творчестве (Романтики. Жизнь)
О фиринке, водопроводе и мелких опасностях (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Обертка от голландского сыра (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Обида за обиду (Колхида)
Обручение (Романтики. Начала и концы)
Обыкновенная земля (Мещерская сторона)
Овраги (Повесть о лесах)
Один только день… (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Одиннадцать баллов (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Одиночество (Романтики. Начала и концы)
Ожидание (Повесть о лесах)
Ожидание бури (Черное море)
Озеро Амтхел-Азанда (Книга о жизни. Бросок на юг)
Океанский пароход «Португаль» (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Окраины (Романтики. Начала и концы)
Осенние бои (Книга о жизни. Далекие годы)
Отъезд (Романтики. Жизнь)
Охотник Гулия (Колхида)
Оцепенение полета (Черное море)
Панна Гелена (Романтики. Военные будни)
Пароходные дымы (Романтики. Жизнь)
Первое знакомство (Мещерская сторона)
Печальная суета (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Пламенная Колхида (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Плеврит (Книга о жизни. Далекие годы)
По разбитым дорогам (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Под счастливой звездой (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Подземная война (Черное море)
Поездка в Ченстохов (Книга о жизни. Далекие годы)
Полевая тишина (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Полководец (Кара-Бугаз)
Полотняные удостоверения (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Поля сражений (Романтики. Военные будни)
Последнее наводнение (Колхида)
Последний луч (Книга о жизни. Бросок на юг)
Последняя встреча (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Последняя шрапнель (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Похищенная речь (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Почетная грамота (Черное море)
Праздничная тишина (Романтики. Жизнь)
Предки Остапа Бендера (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Предместье Чечелевка (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Преподаватели гуманитарных наук (Книга о жизни. Далекие годы)
Проводы учебного корабля (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Простая клеенка (Книга о жизни. Бросок на юг)
«Прощай, моя Одесса, славный карантин!» (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Птицелов (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Пустынная Таврида (Книга о жизни. Далекие годы)
Пустяковая рана (Романтики. Военные будни)
Пушечный завод (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Разговор на корабельной (Черное море)
Разговор о страховых обществах (Колхида)
Разговоры за чайным столом (Повесть о лесах)
Разгуляй (Книга о жизни. Далекие годы)
Рассказ ни о чем (Книга о жизни. Далекие годы)
Рассуждение о красках и бронзе (Черное море)
Река Серебрянка (Романтики. Начала и концы)
Речка Вертушинка (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Речные фонари (Повесть о лесах)
Речь Артема Коркии (Колхида)
Ржавые корабельные гвозди (Черное море)
Рионский ил (Колхида)
Ровные стружки (Повесть о лесах)
Родина талантов (Мещерская сторона)
Родниковый воздух (Блистающие облака)
Россия в снегах (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Рубка мебели (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Рыбачий поселок (Романтики. Начала и концы)
Самоубийство кораблей (Черное море)
Санитар (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Сантуринское вино (Романтики. Жизнь)
Свадебный подарок (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Свечи и лампы (Романтики. Жизнь)
Синие факелы (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Сказочник (Александр Грин) (Черное море)
Скандал в литературном кружке (Романтики. Жизнь)
Скандал с благородной целью (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Скрипка мастера Равиковича (Черное море)
Скрипучие половицы (Повесть о лесах)
Слоеный пирог (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Случай в меблированных комнатах «Зантэ» (Блистающие облака)
Смерть Винклера (Романтики. Начала и концы)
Смерть Оскара (Романтики. Жизнь)
Смерть отца (Книга о жизни. Далекие годы)
Снежные шапки (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Соловейчик и Зинка (Блистающие облака)
Спустя неделю (Романтики. Военные будни)
Средство от малярии (Книга о жизни. Бросок на юг)
Старая яблоня (Повесть о лесах)
Старик со сторублевым билетом (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Старики (Мещерская сторона)
Старинная карта (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Старинная карта (Мещерская сторона)
Старые серьги (Повесть о лесах)
Старый врун Бекмет (Кара-Бугаз)
Старый Оскар (Романтики. Жизнь)
Стеклянная осень (Романтики. Военные будни)
«Стой, я потерял свою трубку!» (Блистающие облака)
Страна Шопена (Романтики. Военные будни)
Стужа (Книга о жизни. Книга Скитаний)
Сырой февраль (Книга о жизни. Беспокойная юность)
Табачная республика (Книга о жизни. Бросок на юг)
Театральный монолог (Романтики. Начала и концы)
Теплушка Риго-Орловской железной дороги (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Тоска по самоварному дыму (Книга о жизни. Бросок на юг)
«Тот» мальчик (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
«Травиата» на кораблях (Черное море)
Трупы в реке (Романтики. Военные будни)
Тысячи сигнальных ракет (Книга о жизни. Бросок на юг)
Уличный скрипач (Романтики. Жизнь)
Учитесь у водорослей (Кара-Бугаз)
Фён (Колхида)
Фазианская женщина (Колхида)
Фейерверк в лесах (Колхида)
Фиолетовый луч (Книга о жизни. Начало неведомого века)
Футбольный матч (Колхида)
Хатидже (Романтики. Жизнь)
Хитросплетение обстоятельств (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Хмурая зима (Книга о жизни. Бросок на юг)
Цветут поля (Романтики. Военные будни)
Цветы (Романтики. Жизнь)
Черное море (Черное море)
Черный остров (Кара-Бугаз)
Чертова страна (Блистающие облака)
«Четвертая полоса» (Книга о жизни. Книга Скитаний)
«Что вы хотели, молодой человек?» (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Чужой отряд (Романтики. Военные будни)
«Это не мама» (Книга о жизни. Бросок на юг)
Эх, Россия, Россия!.. (Блистающие облака)
Южный поезд (Романтики. Начала и концы)
Яблочный сад (Романтики. Военные будни)
Ячная каша (Книга о жизни. Время больших ожиданий)
Evviva Garibaldi! (Романтики. Жизнь)




Публицистика, очерки, заметки, критика, воспоминания Паустовского

Литературные портреты (сборник):
Александр Блок
Александр Довженко
Алексей Толстой
Булгаков и театр
Всеволод Иванов
Встреча с Олешей
Встречи с Гайдаром
Гость крымской земли (о Луговском)
День смерти Горького
Дядя Гиляй (В. А. Гиляровский)
Жизнь Александра Грина
Заметки на папиросной коробке (О Чехове)
Иван Бунин
Константин Симонов
Лавровый венок (Несколько слов о рассказе Марины Цветаевой «Отец и его музей»)
Малышкин
Михаил Лоскутов
Михаил Михайлович Пришвин
Несколько слов о Бабеле
Оскар Уайльд
Поток жизни (заметки о прозе Куприна)
Приморские встречи (Ульянский, Ловенгард)
Редиард Киплинг
Рувим Фраерман
Сказочник (Александр Грин)
Сказочник (Ганс Христиан Андерсен)
Случай с Диккенсом
Фридрих Шиллер
Эдгар По
Ярослав Ивашкевич

О труде и дерзании:
1080 паровозов
Вешние воды
Героический юго-восток
Днепровские кручи
Зона голубого огня
Онежский завод
Погоня за растениями
Путешествие на старом верблюде
Разговор о рыбе
Речной штурман
Соль земли
Хранительница

Странствия:
Ветер скорости
Воспоминание о Крыме
Географические записи
Желтый свет
Михайловские рощи
Муза дальних странствий
Мурманск
Новые тропики
Ночь в Доссоре
Подводные ветры
Приазовье
Спор в вагоне
Страна за Онегой

Письма из Тарусы:
Письмо из Тарусы
Судьба маленького города
Городок на реке
Памяти Аксакова (Рыболовные заметки):
Великое племя рыболовов
Несколько слов об ужении рыбы
Осенние воды
Черноморское солнце

Воспоминания:
Воспоминания о Гиляровском
Воспоминания о Грине
Встреча с Олешей
Встречи с Гайдаром
Гость крымской земли (о Луговском)
Малышкин
Михаил Лоскутов
Молодость (Об Эдуарде Багрицком)
Паустовский об Одессе
Приморские встречи (Ульянский, Ловенгард)
Рувим Фраерман
Стенограмма выступления К. Г. Паустовского на вечере, посвященном 100-летию со дня рождения Владимира Алексеевича Гиляровского
Ярослав Ивашкевич
Четвертая полоса

Критика:
Большие надежды
Большой человек (К 50-летию рождения М. Горького)
Великий поэт Германии (Шиллер)
Великий язык
Волшебник (о Грине)
Все начинается заново
Высокое призвание
Георге Топырчану
Документ и вымысел
Живое и мертвое слово
Завидная судьба (Эренбург)
Заметки писателя
Илья Эренбург
Как я писал «Колхиду»
Краткая запись речи Паустовского на обсуждении романа Дудинцева «Не хлебом единым»
Крепкая жизнь (О Новикове-Прибое)
«Морские рассказы» Ермолина
Наш Пушкин
Неистовый Винсент (Ван-Гог)
О детской литературе
О новелле
Поэзия прозы
Простая правда (Рецензия на книгу П. Павленко «Путь отваги»)
Простой человек (О Константине Федине)
Пушкин на театральных подмостках
Радость творчества
Рождение книги (Как я работал над «Черным морем»)
Сказка будет жить всегда
Содружество муз (Заметки о литературе)
Через тридцать лет (журнал «Наши достижения»)
Чувство истории
Юным зрителям «Стального колечка»
Остальные статьи: Бессмертный Тиль (Уленшпигель)
В прифронтовом колхозе
Вишни и степь
Где нашли золотое руно
Говорит ТАСС…
Живописная Болгария
Жизнь на клеенке (Нико Пиросманишвили)
За красоту родной земли
Заметки о живописи
Зеленая стража
Искусство и революция
Колхозная академия
Маршал Блюхер
Могучая речная держава
Моим читателям в Америке
Немеркнущая слава (120-летие Малого театра)
Новая эра
О человеке и друге (о смерти Казакевича)
О Юрии Яновском
Память о Чайковском
Первые листья
Прав старый лесничий
Предательская осень (Вместо предисловия)
С берегов Куры
Свидетель времени
Толпа на набережной

Константин Паустовский

Константин Георгиевич Паустовский — русский советский прозаик и драматург. Он родился в Москве в семье железнодорожного статистика Георгия Максимовича Паустовского. Семья имела украинско-польско-турецкие корни. Дед писателя был казаком с украинским происхождением, мама была турчанкой, бабушка писателя по матери — полькой. У Константина было двое старших братьев — Борис и Вадим, сестра Галина.

В 1898 году семья вернулась из Москвы в Киев, где в 1904 году Константин Паустовский поступил в Первую киевскую классическую гимназию. Любимым предметом во время обучения в гимназии была география. После распада семьи (осень 1908 года) он несколько месяцев жил у дяди, Николая Григорьевича Высочанского, в Брянске и учился в брянской гимназии.

Осенью 1909 года он возвратился в Киев и, восстановившись в Александровской гимназии (при содействии её преподавателей), начал самостоятельную жизнь, зарабатывая репетиторством. Через некоторое время будущий писатель поселился у своей бабушки, Викентии Ивановны Высочанской, переехавшей в Киев из Черкасс. Здесь, в маленьком флигеле на Лукьяновке, гимназист Паустовский написал свои первые рассказы, которые были опубликованы в киевских журналах. Окончив гимназию в 1912 году, он поступил в Императорский университет св. Владимира в Киеве на историко-филологический факультет, где проучился два года. В общей сложности более двадцати лет Константин Паустовский, «москвич по рождению и киевлянин по душе», прожил на Украине. Именно здесь состоялся как журналист и писатель, о чём не раз признавался в автобиографической прозе.

С началом Первой мировой войны К. Паустовский переехал в Москву и перевёлся в Московский университет на юридический факультет, но вскоре был вынужден прервать учёбу и устроиться на работу. Работал вагоновожатым трамвая, потом санитаром на одном из поездов. Поезд развозил раненых по тыловым городам.

Во время гражданской войны К. Паустовский возвращается на Украину, куда снова перебрались его мать и сестра. В Киеве в декабре 1918 года он был призван в украинскую армию гетмана Скоропадского, а вскоре после очередной смены власти был призван в Красную Армию — в караульный полк, набранный из бывших махновцев. Несколько дней спустя один из караульных солдат застрелил полкового командира и полк был расформирован.

Впоследствии Константин Георгиевич много ездил по югу России, жил два года в Одессе, работая в газете «Моряк». В этот период Паустовский подружился с И. Ильфом, И. Бабелем (о котором позже оставил подробные воспоминания), Э.Багрицким, Л. Славиным. Из Одессы Паустовский уехал на Кавказ. Жил в Сухуми, Батуми, Тбилиси, Ереване, Баку, побывал в северной Персии. В 1923 году Паустовский вернулся в Москву. Несколько лет работал редактором РОСТА и начал печататься.

В 1930-е годы Паустовский активно работал как журналист газеты «Правда», журналов «30 дней», «Наши достижения» и других, много путешествовал по стране. Впечатления от этих поездок воплотились в художественных произведениях и очерках. В 1930 году в журнале «30 дней» впервые были опубликованы очерки: «Разговор о рыбе» (№ 6), «Погоня за растениями» (№ 7), «Зона голубого огня» (№ 12).

С 1930 года и до начала 1950-х годов Паустовский проводит много времени в селе Солотча под Рязанью в мещёрских лесах. В начале 1931 года по заданию РОСТА он едет в Березники на строительство Березниковского химкомбината, где продолжает начатую в Москве работу над повестью «Кара-Бугаз». Очерки о Березниковском строительстве вышли небольшой книгой «Великан на Каме». Повесть «Кара-Бугаз» была дописана в Ливнах летом 1931 года, и стала для К. Паустовского ключевой — после выхода повести он оставил службу и перешёл на творческую работу, став профессиональным писателем.

В 1932 году Константин Паустовский побывал в Петрозаводске, работая над историей Онежского завода (тема была подсказана А.М. Горьким). Результатом поездки стали повести «Судьба Шарля Лонсевиля» и «Озёрный фронт» и большой очерк «Онежский завод». Впечатления от поездки по северу страны легли также в основу очерков «Страна за Онегой» и «Мурманск».

По материалам поездки по Волге и Каспию был написан очерк «Подводные ветры», напечатанный впервые в журнале «Красная новь» № 4 за 1932 год. В 1937 году в газете «Правда» вышел очерк «Новые тропики», написанный по впечатлениям нескольких поездок в Мингрелию.

Совершив поездку по северо-западу страны, посетив Новгород, Старую Руссу, Псков, Михайловское, Паустовский пишет очерк «Михайловские рощи», опубликованный в журнале «Красная новь» (№ 7, 1938 г.).

В это время писатель открыл для себя под самой Москвой неведомую и заповедную землю — Мещёру. В десятках своих восхитительных рассказов он воспел эту рязанскую сторону. О любимой им Мещёре Паустовский писал: «Мещёре я обязан многими своими рассказами, «Летними днями» и маленькой повестью «Мещёрская сторона».

С началом Великой Отечественной войны Паустовский, ставший военным корреспондентом, служил на Южном фронте.

В середине августа Константин Паустовский вернулся в Москву и был оставлен для работы в аппарате ТАСС. Вскоре по требованию Комитета по делам искусств был освобождён от службы для работы над новой пьесой для МХАТа и эвакуировался с семьёй в Алма-Ату, где работал над пьесой «Пока не остановится сердце», романом «Дым отечества», написал ряд рассказов. Постановку пьесы готовил московский Камерный театр под руководством А. Я. Таирова, эвакуированный в Барнаул. В процессе работы с коллективом театра Паустовский некоторое время (зима 1942 и ранняя весна 1943 гг.) провёл в Барнауле и Белокурихе. Этот период своей жизни он назвал «Барнаульские месяцы». Премьера спектакля по пьесе «Пока не остановится сердце», посвящённой борьбе с фашизмом, состоялась в Барнауле 4 апреля 1943 года.

В 1950-е годы Паустовский жил в Москве и в Тарусе на Оке. Стал одним из составителей важнейших коллективных сборников демократического направления времён оттепели «Литературная Москва» (1956) и «Тарусские страницы» (1961). Более десяти лет вёл семинар прозы в Литературном институте им. Горького, был заведующим кафедрой литературного мастерства. Среди учащихся на семинаре Паустовского были: Инна Гофф, Владимир Тендряков, Григорий Бакланов, Юрий Бондарев, Юрий Трифонов, Борис Балтер, Иван Пантелеев.

В середине 1950-х годов к Паустовскому пришло мировое признание. Получив возможность путешествовать по Европе, он побывал в Болгарии, Чехословакии, Польше, Турции, Греции, Швеции, Италии и др. странах. Отправившись в 1956 году в круиз вокруг Европы, он посетил Стамбул, Афины, Неаполь, Рим, Париж, Роттердам, Стокгольм. По приглашению болгарских писателей К. Паустовский посетил Болгарию в 1959 году. В 1965 году некоторое время жил на о. Капри. В том же 1965 году был одним из вероятных кандидатов на Нобелевскую премию в области литературы, которая в итоге была присуждена Михаилу Шолохову. В книге «Лексикон русской литературы ХХ века», написанной известным немецким славистом Вольфгангом Казаком, по этому поводу сказано: «Запланированное вручение Нобелевской премии К. Паустовскому в 1965-м не состоялось, так как советские власти начали угрожать Швеции экономическими санкциями. И таким образом вместо него был награждён крупный советский литературный функционер М. Шолохов».

Долгое время Константин Паустовский болел астмой, перенёс несколько инфарктов. Тринадцать последних лет своей жизни Константин Георгиевич Паустовский провёл в Тарусе, маленьком городке Средней России, где он пользовался уважением и любовью жителей, стал первым «почетным гражданином» города. Здесь им были написаны повести «Время больших ожиданий», «Бросок на юг», главы из «Золотой розы», множество новелл и статей: «Наедине с осенью», «Уснувший мальчик», «Лавровый венок», «Избушка в лесу», «Городок на реке».

Писатель скончался 14 июля 1968 года в Москве, прожив долгую творческую жизнь. Согласно завещанию, Константина Георгиевича Паустовского похоронили на городском кладбище Тарусы.

В 2010 году в Одессе был открыт первый памятник писателю. Скульптура представляет собой бюст писателя в образе египетского сфинкса.

Фантастическое в творчестве автора: Это рассказ «Доблесть», в котором действует установка под названием «экран тишины» , заглушающая любые звуки. К профильным для сайта произведениям также относятся сказки «Артельные мужички», «Тёплый хлеб» и рассказ «Старая рукопись» .