Первозванский Максим

Квартирный ряд

В гостях у звезды

  • Интервью

Опубликовано на сайте: 01 марта 2007 г. 00:04
Публикация в газете: №9 (632) от 01 марта 2007 г.

Отец Максим Первозванский: «У священника «статистика» чудес – другая…»

Отец Максим Первозванский, иерей храма Сорока Севастийских Мучеников (что напротив Новоспасского монастыря) – из старого рода церковнослужителей: прадед его до революции тоже был священником. У самого отца Максима восемь детей, младшему – год с небольшим. Со своей супругой Ларисой отец Максим познакомился пятнадцать лет назад, заканчивая МИФИ. Их дом всегда полон цветов, огромная радость для малышей и родителей – пятнадцать птичек, три кисы, черепахи, рыбы…

Обвенчанные церковью

– Отец Максим, что для вас, священнослужителя, значит Дом?

– Это та база, с которой начинается все: где священнослужитель учится любви, набирается опыта. От мира в семье зависит очень многое – иначе как он сможет помочь тем, кому должен помочь? Когда мирянина рукополагают в священники, он снимает обручальное кольцо и кладет его на престол, тем самым давая обет служить Богу и людям. Фактически священника венчают с церковью. Потому они не носят обручальных колец.

– Прадед тоже был священником? Расскажите, пожалуйста, о своих предках…

– Прадед отец Вячеслав из Орловской губернии умер в 20-м году, заразившись от тифа при причащении больных. Прабабушка тогда осталась с восемью детьми на руках. Дед, когда вырос, стал авиатором – сначала военным, потом гражданским. Отец работал на заводе, а когда исполнилось тридцать, его по путевке направили в университет Дружбы народов. Закончил специалистом по международному праву, работал в Академии МВД. Получил звание полковника. Мама же закончила биофак МГУ и вырастила троих детей.

Первое образование – МИФИ

– Вы ведь по образованию физик. Как получилось, что стали священником?

– Поступил в МИФИ, закончил аспирантуру, работал в научно-исследовательском институте приборостроения. А в 91-м… вдруг предложили организовать воскресную школу при Новоспасском монастыре. Честно говоря, тогда казалось, что священники сделаны из какого-то другого материала, что они – абсолютно неземные люди… Еще во время учебы в МИФИ немного интересовался религией. Вместе с базовым физическим образованием получил второе, общественное: лектора-атеиста (смеется). В те годы это был единственный способ хоть что-то узнать о религии. В 1994 году стал священнослужителем. Конечно же, заочно окончив семинарию.

– Такое иногда случается: талантливый человек, зайдя в тупик в науке, обращается к вере… Не ваш ли это случай?

– Не могу ответить на этот вопрос. Процесс обращения к Богу – всегда тайна. Господь, так или иначе, касается сердца. Нет тех, кого бы не посещал Господь. Кого-то раньше, кого-то позже. И всегда приход человека к Богу происходит через «встречу». Это как влюбленность. Ты «влюбился», и вдруг понимаешь, что мир прекрасен, что ты – творение Божье. Чтобы Бога принять, необходимо перед ним смириться: понять, кто Он и кто ты. Это не значит – уткнуться лбом в пол, а признать, что ты – не центр Вселенной, твое мнение – не окончательное. Есть высшие силы, которые превосходят тебя так же, как ты превосходишь муравья. Необходимо это принять, обрадоваться этому, не возмущаясь…

Ну да, катаюсь на роликах!

– У вас огромная семья, восемь детей… Как размещаетесь в квартире?

– У нас достаточно просторно, малыши спят на двухярусных кроватях. Им нравится. Собираемся купить кровать-чердак.

– Во что играют дети?

– Во все: они ведь самые обычные ребятишки. Есть игрушечная железная дорога, много других игрушек…

– На ваш взгляд, красивый у вас дом?

– Просто у меня чудесная жена. Друзья как-то решили подсчитать, сколько же в доме цветочных горшков. Оказалось – больше ста сорока. Жена в свое время училась лепке и шитью. Поэтому у нас все сделано ее руками – шторы, настенные панно… К домашнему творчеству привлекает и детей. Даже мальчики вышивают! Один из балконов мы переоборудовали в зимний сад. Там поставили два кресла, журнальный столик – так что всегда можно посидеть, поговорить…

– Как складываются отношения с дрелью, отверткой, молотком?

– Постоянно приходится что-то сверлить, приколачивать… Последние два шурупа вкрутил как раз вчера. Теперь есть полка для дисков, а то валялись на столе… Мебель у нас сборная, но из настоящего дерева. А стулья с обивкой решили не покупать – не для нашего это дома, дети все время что-то проливают, рассыпают…

– А как отдыхаете? Удается ли куда-нибудь вырваться?

– В прошлом году с ребятами выезжали в Оптину Пустынь. Стояли там с палатками в детском лагере. Зимой катаемся на горных лыжах в Куркино, летом – на роликах. Я и сам катаюсь… Поэтому «визитная карточка» района – «поп на роликах».

О кризисе среднего возраста

– Давайте поговорим вот о чем. Хотя трудная это тема. Что посоветуете тем, чей брак после двадцатилетней совместной жизни вдруг в одночасье распадается?

– Ведь не случайно вы назвали цифру «двадцать»… Многие женятся, когда им столько, а к сорока наступает так называемый «кризис среднего возраста». У человека начинается переоценка всего, что было в жизни. Частенько люди меняют профессию, семью. И если человек не понимает, что с ним происходит, если не может направить свое стремление к обновлению в нормальное русло, то начинает ломать судьбу детям, жене, коллегам. Поэтому человек должен быть подготовлен к тому, что такое может случиться, должен об этом знать. Недаром же говорят: предупрежден – значит, вооружен! Вообще, нельзя путать влюбленность и любовь. Каждый мужчина почти в обязательном порядке влюбляется, и не один раз. Хорошо, если он влюбляется только в свою жену.

А можно, к сожалению, влюбиться и не в свою жену, но это вовсе не значит, что нужно разрушать семью, – так можно рушить все до бесконечности: влюбился, оставил супругу, женился, влюбленность прошла, снова развелся и полюбил третью… Лучше остановиться уже в первый раз…

– А что думаете о несчастливых браках?

– Бывают ситуации, когда развод необходим. Но если кто-то «просто влюбился» – это еще не основание для развода и нового брака. Точно так же, как нельзя поменять ребенка, потому что не такой талантливый или красивый. Как нельзя отказаться от родителей, которые не такие успешные, как хотелось бы. Основанием для развода могут быть только исключительные вещи, а не заявление «не сошлись характерами»… Надо характерами сходиться! Два человека в браке – как два острых камушка в одном мешочке. Царапают друг друга, пока не притрутся… И не надо думать, что с другим человеком этот процесс пойдет успешнее.

– Конечно, священник и мирской человек по-разному ощущают Бога в своей жизни… Случалось ли с вами нечто, подтверждающее его присутствие?

– У каждого случаются чудеса. Но у священника эта «статистика» другая. Не имею в виду какие-то сверхъестественные события с точки зрения законов физики. Я вот о чем: это когда видишь, что обстоятельства сложились так, как НЕ могли сложиться. И произошло это ради человека. Так ты ощущаешь руку Божью, действующую в судьбе.

Но если обычный человек видит в своей жизни одно–два таких события, то у священника это происходит почти ежедневно.

Бабуля бы меня дождалась все равно

– Можете привести пример «будничного» чуда?

– Ну вот хотя бы это… Помнится, была родительская суббота, в храм пришло много людей, которые хотели исповедоваться. У дверей храма меня останавливают парень и девушка – понимаю, что в церковь забрели случайно. «Бабушка, – говорят, – которую только что выписали из больницы, очень просит ее «прочистить». «Как это – прочистить?» – удивляюсь. Не сразу до меня дошло, что пожилая женщина просила ее причастить, но молодые люди нашей терминологией не владеют – как поняли, так и рассказали. Я объясняю, что через три часа закончится служба, и сможем поехать. Ребята остаются ждать. (Уже много позже выяснилось, что бабушку выписали из больницы умирать, и она первым делом позвала священника.) Служба заканчивается, и у меня возникает естественное желание пойти пообедать. Думаю, за пятнадцать минут ничего страшного не случится. Но решаю: нет, поедем! Приезжаем к этой женщине, я ее исповедую, причащаю, и она у меня на руках умирает… А я понимаю: приехал бы через два часа, она бы меня дождалась. Я это чувствую.

Елена Булова

НАША СПРАВКА

Отец Максим Первозванский – иерей церкви Сорока Севастийских Мучеников, что напротив Новоспасского монастыря на Таганке. А также главный редактор православного молодежного журнала «Наследник», который издается московским Новоспасским монастырем по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.