Почему мама злая?

😡Материнская злость: можно ли маме злиться на ребёнка

Привет, друзья!

Сегодня хочу поговорить об очень важной теме, про которую не принято говорить.

Все знают, что кричать, бить детей — это плохо. И мы пытаемся этого не делать, а когда срываемся, то потом очень жалеем об этом.

Но почему то мы путаем проявление агрессии с чувством злости. Если мы начинаем злиться на ребёнка, то гасим в себе это чувство, потому что это «плохо». Но чувства не бывают плохими или хорошими. Бывают только неправильные действия.

Испытывать злость в каких-то ситуациях, это нормально. Например:

  • Когда мама не высыпается из за коликов малыша
  • Когда не удаётся удовлетворить свои базовые потребности: не смогла покушать, сходить в душ из за прорезывания зубов у ребёнка
  • Не получается в доме поддерживать порядок и вовремя приготовить еду, т.к. все время уходит на уход за малышом

Но у нас считается запретным злиться, тем более на детей. Злость не проживается. Но испариться просто так чувства не могут. Так куда же она уходит?

Агрессия и срыв. Когда мы долго сдерживаем свою злость, не признаём ее, то в итоге, теряем контроль и выливаем всю эту злость на того, кто попался под руку: дети или муж.

Ретрофлексия или аутоагрессия.

когда мы не можем выразить свою злость наружу, то она поворачивается обратной стороной и мы начинаем злиться уже на себя. Признаками могут быть заедание углеводами, обвинение себя в чем то.

А вы часто злитесь?

Материал для написания данной статьи, взят у психолога и блогера (с ее разрешения) Хавы Шайдуллиной.

Все детство она считала свою маму самой злой и строгой. Вот какое письмо она ей написала

Многие согласятся, что наши матери оказывают наибольшее влияние на нашу жизнь. В детстве мы не осознаем, что мамы отдают нам огромную часть своей жизни. Уже будучи взрослыми, мы оглядываемся назад и понимаем, что именно их мы должны благодарить за то, какие мы есть сегодня, за их любовь, неоценимую заботу, а иногда и за то, что они не давали нам наделать глупостей…

Этот письмо – рассказ о матери от имени взрослой женщины. Трогательно до слез. Она посвятила эти слова той женщине, благодаря которой стала тем, кто она есть.

«У меня была самая злая в мире мама. Пока другие дети на завтрак кушали конфеты, меня заставляли есть кашу, яйца или тосты. Когда другим покупали колу и сладости, мне приходилось во время ланча обходиться сэндвичем. Как вы понимаете, ужин меня тоже не особо радовал. Радовало меня только одно: я была не одинока в своих страданиях. У моей сестры и двух братьев была такая же злая мама.

Наша мама заставляла нас все время отчитываться, куда мы идем и откуда пришли, с кем дружим. У меня было такое чувство, что нас всех связали одной цепью. Если нас отпускали погулять, то вернуться мы должны были ровно в указанное время и не минутой позже.

Стыдно признаться, но она частенько била нас ремнем за малейшее непослушание. Кажется, этот ремень больше использовался на наших попах, чем для поддержки папиных брюк. Теперь вы понимаете, насколько она была злой!

Нас заставляли все время надевать чистую одежду и мыться каждый день, в то время как другие дети спокойно бегали по улице несколько дней в одном и том же. Над нами смеялись другие, потому что одежду мама нам шила сама, чтобы сэкономить деньги. Ну почему нам досталась такая мама, с которой мы чувствовали себя белыми воронами среди друзей?

Но и это еще не все! У нас была жесткая дисциплина: мы ложились не позже 9 вечера и вставали каждый день ровно в 8. Нам никогда не удавалось поспать на выходных до обеда, как делали другие дети.

А пока они спали, наша мама злостно нарушала закон о запрете детского труда – она заставляла нас работать. Нам приходилось мыть посуду, застилать кровати, учиться готовить еду и делать еще много других сложных вещей. Я думаю, она иногда даже не спала ночью, а придумывала очередную ужасную работу для нас.

Она всегда требовала, чтобы мы говорили правду, только правду и ничего кроме правды, даже если когда-нибудь это нас убьет.

Время шло, а наша жизнь лучше не становилась. Мы не могли валяться в постели, притворяясь больными, и прогуливать школу, как другие дети. Если у наших знакомых болела царапина на пальце или случался другой серьёзный недуг, они могли спокойно остаться дома и пропустить школу. Мы же должны были ходить туда постоянно, еще и приносить только хорошие оценки. У наших друзей были такие красивые разноцветные надписи в табелях: красным были написаны плохие отметки, а черным – хорошие. Наша же мама требовала, чтобы там были только скучные черные цифры.

Годы шли, одного за другим нас выставляли на посмешище. Мы закончили школу. Будучи всегда под надзором мамы, которая раздавала приказы, бралась за ремень и требовала уважения, мы никак не могли иметь радостной возможности быть недоучками.

Моя мама потерпела полный провал в роли матери. Из четырех детей, двое из нас получили высшее образование. При этом ни разу в жизни никто из нас не был арестован, разведен или ввязан в драку. Все мои братья в свое время пошли служить стране.

И кого, скажите, я должна винить за то, какими ужасными людьми мы в итоге выросли? Вы правы, конечно, нашу злую маму!

Страшно подумать, сколько интересных вещей мы пропустили в жизни из-за неё. Мы никогда не участвовали в митингах и протестных демонстрациях, мы не сжигали военные билеты, не хулиганили и не делали еще тысячу вещей, которые были нормальными для наших знакомых. Подумать только, она заставила нас вырасти богочестивыми, образованными, честными людьми.

Используя полученный опыт, сегодня я пытаюсь вырастить своих троих детей. И я горжусь, когда они называют меня злой. Потому что я благодарна Богу за то, что у меня была самая злая в мире мама!»

Злая «добрая мама»

– Как поживаете, когда ждать новых текстов? – спросил редактор, и я «зависла» над ответом. Надо же было как-то вразумительно и в согласии с этикетом объяснить, что поживаю я как помесь мифических Горгоны, Цербера и Сизифа, а в ежедневной «мамской» сизифовой текучке – все равно никакого разумного просвета и результата. Ну, а новых текстов ждать долго, ведь рабочее место (обеденный стол) в вечном плену у грязной посуды – и вообще, не стоит слепому водить экскурсии.

Тут же вспомнила я и еще одного литературного персонажа – диккенсовского мистера Покета, который был автором популярных публикаций по домашней экономии, домоправлению и воспитанию детей. При этом, как иронично описывал автор, хозяйство его было в полном расстройстве, а многочисленные дети только тем и занимались, что постоянно «летели кувырком». Я подумала, что отличаюсь от оного публициста лишь тем, что мои дети в данный момент не летят, а мирно сопят в кроватях.

– Снова не помыли посуду! – возроптала я, озираясь кругом. – На шею сели и ножки свесили.

В теории у нас мытье посуды – детская обязанность, поделенная на троих старших. На практике частенько я забываюсь и за кого-то мою сама, кто-то приползает после школы и кружков с причитаниями «Я тааак устааааала», и опять же жалко настаивать. Вроде бы непродуктивно слишком давить, не хочется манипулировать («Тогда я вам книжку почитать не успею…») и не нравится из-за мелочей быть «сердитой» мамой. Но в итоге получается то, что получается: слишком «добрая» мама к вечеру все равно становится злой, причем уже неконтролируемо злой, от попыток успеть всё и за всех.

Сложно нащупать адекватную грань между родительским деспотизмом и родительским попустительством

Так вот. На практике сложно нащупать адекватную грань между родительским деспотизмом и родительским попустительством. Например, если впал в деспотизм, сурово «построил» домочадцев – через некоторое время получите, распишитесь, детей-невротиков, которые не смотрят в глаза, жмутся-горбатятся и спешат поскорей исчезнуть из-под тяжелого маминого взгляда.

Но если мама впадает в другую крайность, то хорошего тоже не жди. Поначалу, пока дети маленькие, в доме с непростроенной системой обязанностей воцаряется легкая атмосфера взаимного доверия и симпатии. Дети бесконечно вьются вокруг мамы, выбалтывают все свои горести-радости-секреты и по настроению готовы помогать по хозяйству – когда сами захотят. Слово «надо» частенько воспринимается как игра: захотел – поиграл, не захотел – пусть будет «надо» маме. Поначалу всё это мило, забавно и позитивно.

Но дети растут, отправляются в школу, и у мамы параллельно растет число организационных забот. Теперь мало помочь ребенку собрать пенал или спортивный костюм: у него три пенала, три портфеля, кофр и две спортивных сумки (множим на два-три-четыре, когда детей несколько). У него не пройдено два срочных врачебных осмотра, не сдано три анализа, и надо в школу напечатать фотографии для презентации «Моя семья». А еще найти потерянную «сменку», зашить куртку после игры в Маугли на теплотрассе и отнести в ремонт очки. И, ах да, – приготовить обед, ужин мужу, выгулять младшего, взять справку и…

И вот тут-то маме пора получать «обратную связь», некоторую отдачу и помощь от детей, но дети хорошо если раз в неделю поиграют в помощников – остальное время больше тихо саботируют, ноют или открыто бунтуют против запоздалых родительских попыток навести порядок и установить какие-либо обязанности и «дежурства» по хозяйству.

Да и попытки, в общем-то, слабые. Ведь из любого утюга мама слышит, что у детей есть право на отдых, что дети никому не обязаны, они не просили их рожать, и что если родили – извольте отвечать и справляться самостоятельно, а не эксплуатировать детский труд. Что принуждение непедагогично, а в словах про «сыновний долг» нет любви, потому-де, что либо любовь – либо долг.

В общем, мама наивно мечтает в теории, как она сможет в ласковых и психологически-безупречных «я-сообщениях» однажды и навсегда так эффективно мотивировать ребенка, что он ежедневно будет сам собирать портфель, следить за чистотой на рабочем месте, мыть посуду – ну и «стакан воды» приносить. С одного разговора.

Но почему-то это не работает на практике. И это не новость, что даже при вполне благополучных и любящих отношениях между детьми и родителями самих этих отношений бывает недостаточно для того, чтобы дети адекватно включились в процесс созидательного труда на семейной территории. Даже если они маму-папу любят, жалеют и готовы помочь. Они-то готовы, но тут вот книжка такая интересная попалась (у дочерей любимая фишка – сразу после школы зависнуть над книжкой прямо в недоснятой школьной форме или в одном ботинке).

На самом деле у христианской педагогики лишь одно существенное отличие от теории привязанности, которая, как мне кажется, сама по себе вполне прекрасна. Да, правильные, гуманные, уважительные, понимающие и принимающие (то есть просто любящие) отношения – основа основ для развития детского характера. Но в некоторых случаях привязанности – недостаточно. Потому что, как продолжал апостол Павел, «Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех» (Рим. 7, 20).

В некоторых случаях привязанности – недостаточно

С христианской точки зрения, грех, вошедший в нашу природу после грехопадения, непобедим одними земными методиками и практиками. Для врачевания греха Богу пришлось стать Человеком, умереть и воскреснуть, и установить таинство Евхаристии, участвуя в которой, мы получаем силы для борьбы с грехом. Но даже сейчас – лишь для борьбы. Не для окончательной, сиюминутной победы.

Поэтому дружественные, гуманные отношения с ребенком без насилия и манипуляций – это прекрасно. Церковный образ жизни, участие в таинствах – прекрасно вдвойне. Но ни первое, ни второе не сделает ни нас, ни наших детей ангелочками «автоматом», отныне и до конца наших дней. Мы не всегда можем сдержаться (хотя понимаем, что орать неправильно), мы не всегда эффективные работники (хотя понимаем, что проект надо было сдать еще позавчера) – мы вообще довольно понятливые и взрослые люди, но земля всё никак не станет раем.

Так же и дети – они, в общем-то, всё понимают и отнюдь не намерены специально огорчать родителей. Они могли бы эффективно участвовать в семейной жизни, совершенствуя бытовые навыки, которые нужны в первую очередь им самим в дальнейшей жизни (а заодно уберегут маму от психоза). Но, увы, – одной «мотивации» после одного-двух разговоров для этого, как оказалось, недостаточно.

Даже больше, чем мотивация, для формирования полезных навыков нужно банальное повторение. Простое механическое «зазубривание» бытовых действий. Вымыл посуду? – Ах, умничка! А теперь повтори результат 30 дней кряду. И дальше – до тех пор, пока мытье посуды вообще перестанет восприниматься как «дело», а будет чем-то естественным, незаметным и не требующим усилий. Это не победа над ленью – но это навык, позволяющий даже не поднимать тему «Ой, лень, долго, я попозже приду помою» – ребенок просто помоет и не заметит этого. И здесь нужен, конечно, не деспотизм, но изрядное постоянство и неотступность родителей в формировании полезных привычек.

Нужен, конечно, не деспотизм, но изрядное постоянство родителей в формировании полезных привычек

Наверное, у очень аккуратных матерей этот режим поддержания порядка устанавливается как-то сам собой. Мне же, к сожалению, приходится до сих пор начинать с себя. И уж тем более не всегда хватает постоянства следить за выполнением детьми их обязанностей. Но эта разгильдяйская мягкость – и детям во вред, и для меня оборачивается срывами и «психом».

В общем, сейчас мне кажется, что в быту нужно сразу четче очерчивать границы и задачи и с упорством контролировать их выполнение (без глубины самокопания про десятиминутную «эксплуатацию детского труда»). Зато потом дети получат и полезные навыки самообслуживания, многократно облегчающие жизнь, и радостную, не замотанную, благодарную им маму. В общем, есть над чем работать.

Никогда плохого детям не говорите. Это очень сильное проклятие получается!!!

МАТЕРИНСКОЕ ПРОКЛЯТИЕ

Я не хотел бы выглядеть рассказчиком всяческих пугающих историй, но если рассмотреть круг источников различных колдовских бед, то можно прийти к выводу, что колдовскую порчу, сглаз или проклятие вы можете заполучить, в принципе, от кого угодно. Например, от соседки, сотрудницы, свекрови, невестки, а то и от совершенно незнакомой вам бабушки, околачивающейся в церкви в поисках очередной жертвы. В абсолютном большинстве случаев подобные проблемы решаемы при профессиональном и компетентном подходе к их устранению. Но более тяжёлой задачей для знахарей, колдунов и целительниц является работа с пациентами, несущими на себе материнское проклятие.

Отчего происходит эта сложность? Прежде всего кратко поясню различие между порчей и проклятием. Колдовская порча подразумевает выполнение специальных магических действий, а проклятие — это эмоциональный словесный посыл негативного содержания. Для наведения порчи требуются специальные знания, умения и навыки, обязательно нужно кое-что делать и говорить особые заклинания. А проклятие можно заполучить практически от любого человека, которого вы здорово обидели или разозлили. И вот что характерно: материнское проклятие, которое не сопровождалось никакими дополнительными ритуальными действиями, тем не менее может иметь значительно больший негативный потенциал, нежели иная порча, выполненная хорошо знающей своё чёрное ремесло опытной ведьмой. Дабы искалечить судьбу своего ребёнка, матери не требуется ходить на кладбище за могильной землёй, подкладывать фотографию в гроб, читать особые заклинаний, лепить восковые фигурки и т.д. Ей достаточно просто искренне и эмоционально проклинать своё дитя.

Магическая наука говорит: для того, чтобы магически воздействовать на какого-либо человека, прежде всего необходимо обеспечить канал передачи той или иной колдовской программы. Если связь не удастся наладить, колдовское воздействие (позитивное или негативное) не будет возможным. Потому-то не всегда удаётся добиться результата при заочном магическом лечении. И не всякая порча добирается до своей потенциальной жертвы. Но естественная энергетическая связь, соединяющая мать со своим ребёнком, была создана ещё в момент зачатия. К примеру, случается, что в то время, как я лечу в своём рабочем кабинете ребёнка, находящаяся в зале ожидания его мама начинает зевать. Очень часто родители чувствуют внезапную смутную тревогу в тот миг, когда с их ребёнком что-то случается. Маленькие дети нередко бегут к входной двери за минуту до прихода их матерей. О подобных явлениях можно было бы говорить ещё очень долго. Тесная энергетическая связь между мамой и её детьми является фактом давно замеченным и неоспоримым. Поэтому всякое слово или эмоция, направленная матерью в адрес своего ребёнка, так или иначе отразится на нём. Сколь позитивно влияет на человека родительское благословение, столь же негативным и разрушительным для человеческой судьбы может быть материнское проклятие. Частный случай этого правила: брак, не одобренный родителями, редко бывает счастливым и стабильным.

Я уверен, что для абсолютного большинства моих читателей проклятия, сказанные в адрес собственных детей, представляются вещью дикой и немыслимой. Тем не менее, опираясь на опыт моей работы, замечу, что материнское проклятие — штука весьма и весьма распространённая. Я регулярно вижу у себя на приёме людей, испытывающих массу бед и проблем именно вследствие проклятий такого рода.

К сожалению, не всегда родители хорошенько задумываются о своих словах и выражениях, сказанных в адрес собственных детей. Наверняка вы неоднократно являлись свидетелями типичной неприятной уличной сцены: истеричная мамаша злобно орёт на своё маленькое дитя за то, что оно неловко упало, уронило мороженное или сделало ещё что-то «совершенно непоправимое, мерзкое и преступное». Слава Богу, что вы сами так никогда не делали, верно? Но если спросить ту мамочку, желает ли она зла своему ребёнку, она, разумеется, будет в искреннем возмущении от такого предположения. «Желать зла своему ребёнку? Да как вы могли обо мне такое подумать? Вы — идиот?» Однако эта мамаша действительно программирует судьбу своего чада в негативном направлении. Хотя сама она вряд ли так считает.

Для родительского проклятия особенно уязвимы маленькие дети. Проклятыми являются и те дети, которых мамы по какой-либо причине не хотели рожать (например, забеременели «по залёту» или под давлением мужа, поставившего условие: рожай или разведусь). Помните, что здоровыми и счастливыми бывают лишь желанные дети! Если ребёнок нежданный и является для мамы досадной помехой, она будет частенько изливать на него свой гнев и раздражение, тем самым коверкая его судьбу. Случается, что младенец подвергается проклятью от матери во время тяжёлых и болезненных родов. Так что имеет важное значение, что именно кричит женщина при родовых схватках! В знахарстве для проклятых мамами детей имеется даже специальный термин: «сбраненные дети». В будущем таких детей ждёт нужда, многочисленные неудачи, болезни и несчастья. Нередко их жизнь заканчивается самоубийством или насильственной смертью.

Одна из причин, по которым я пишу статьи на подобные темы, имеет информационно-воспитательный характер: если вы что-то эмоционально говорите в адрес своих детей, хорошенько осознавайте, что именно вы говорите! Впрочем, важен не только смысл, но и характер направленных на ребёнка эмоций. Недавно мне попалась статья, в которой приводился следующий факт: выяснилось, что склонность к самоубийству значительно выше у тех людей, на которых родители в детстве частенько покрикивали. Притом, они не кричали: «Будь ты проклят!» Они просто называли сына или дочь бестолочью, дебилом или кретинкой.

Однако случаются и более скверные ситуации, когда мать осознанно и целенаправленно проклинает своего ребёнка. Примером тому является следующее письмо, послужившее основанием для написания этого материала:
«Обращаюсь к Вам за советом. Думаю, что именно Вы можете оказать мне помощь, тем более, что в одной из Ваших недавних статей Вы упомянули именно о том, что более всего беспокоит и угнетает меня сейчас. А именно, Вы написали, что проклятия, полученные от кровного родственника, всегда особенно быстры и эффективны. А если этот кровный родственник — родная мать?
Начну с того, что я была нежеланным ребёнком. Мать хотела избавиться от меня, но её постигла неудача. В итоге я родилась инвалидом. Сейчас мне 38 лет, и почти всю свою сознательную жизнь я слышу упрёки просто за то, что живу на этом свете: «Лучше бы ты сдохла, проклятая!» Уезжала я в другой город, была у меня работа, любимый человек. И пока у меня всё было хорошо и мы с мамой не виделись, она очень болела. А когда наши отношения немного налаживались и мы начинали общаться, у меня ухудшалось здоровье и всё в моей жизни разваливалось. В один из таких периодов пошли прахом мои финансовые дела, любимый человек отказался от нас с ребёнком. Тогда мне пришлось вернуться в родительский дом, в котором я застряла по сей день.
Сказать, что это — ад, ничего не сказать. Постоянные придирки, оскорбления, мат. У меня уже даже нет слёз, чтобы плакать. Здоровья нет совсем. Не хожу, а практически ползаю, и слушаю постоянные напутствия: «Чтоб ты сдохла, почему же ты никак не сдохнешь…» и т.п. Пытались снимать с сыном квартиру, но начали расти цены и пришлось вернуться. Ещё больше я переживаю за сына, которого бабушка ненавидит «за компанию» со мною: обзывает, материт, пророчит ему дурную судьбу.
Понимаю, что лучший выход в этой ситуации — бежать куда глаза глядят. Но здоровье так подорвано, что сделать это невозможно. Оплачивать квартиру я не смогу. Что же мне делать? Как защититься от этих материнских проклятий? Как снять их с себя? А мой ребёнок? Неужели ненависть и «добрые» пожелания бабушки будут разрушать и его жизнь?»

В принципе, материнское проклятие можно ликвидировать и постараться обеспечить жертву такого проклятия энергетической защитой. Хотя опыт показывает, что если злобная мамаша не желает угомониться, война может затянуться. А мамаши этого рода редко меняют линию поведения, поскольку постоянные проклятия являются для них устойчивой привычкой и особенностью мировоззрения. Притом, трудно сказать, что лежит в основе такого поведения: то ли отчаянно скверный характер и явно недалёкий ум, то ли психическое расстройство. Я хорошо помню одну семью, члены которой регулярно бывали у меня на приёме. Причиной абсолютного большинства их проблем была престарелая бабушка, за которой требовался постоянный уход. Но проклятия из этой бабушки сыпались, как из рога изобилия. В результате беды и недуги на эту семью изливались из другого, не менее изобильного рога. Лишь после смерти этой бабули ситуация постепенно стала меняться к лучшему.

Мне приходилось слышать мнение, что, мол, если мать в запале чувств проклинала своего ребёнка, а после опомнилась и сожалеет о сказанном, ей нужно идти в церковь и молить Господа о прощении. Такой стандартный ответ вы чаще всего услышите от родственников и знакомых. Но решает ли проблему такой подход: просто идти в церковь, ставить всем подряд свечи «за здравие» и каяться? Нет, не решает. Прощения нужно просить не столько у Господа, сколько у собственного проклятого ребёнка. А самому ребёнку нужно непременно посетить специалиста, знающего заговоры и молитвы, предназначенные для нейтрализации материнского проклятия.

На различных форумах в интернете частенько встречаются вопросы того же типа: «Может кто из вас сталкивался с материнским проклятием? Помогите, пожалуйста. Меня мать проклинала ещё с детства, а сейчас жизнь не складывается ни с работой, ни в личных отношениях. Если знаете, как это снимается, подскажите». Среди ответов часто даются ссылки на мои статьи, но обычно содержится и следующая рекомендация от людей, которые толком не знают, что нужно делать, однако непременно хотят что-то сказать: «Я бы с батюшкой в церкви поговорила». А ведь батюшка в подобных случаях чаще всего скажет: «Вера в проклятия и порчи — это грех и предрассудки. Незаслуженное проклятие не сбудется. Молитесь, и Бог не оставит вас». Вот и весь разговор! Если собираетесь спросить совета у священника по любому вопросу, связанному с порчей или проклятием, на иной ответ не рассчитывайте.

Процитирую строки из одного письма, полученного мною из Канады: «Наверное, меня всю мою жизнь очень сильно поддерживали те, кто прислал меня в этот мир, поэтому я смогла многое преодолеть и выжить. И, похоже, сейчас меня направили к Вам за помощью, потому что я уже не знаю, что делать. Дело в том, что моя мама всю жизнь меня проклинала разными словами: «Тебе пути не будет», «Ты никому нужна не будешь», «Тебя никто любить не будет», «Не видать тебе богатства, денег у тебя всё равно никогда не будет», «Ты не достойна ничего хорошего»… Много всего было сказано, много зависти, ненависти, злобы было вылито на мою голову за мои 35 лет, что я прожила рядом с ней до приезда сюда, в Канаду. Я прошла все круги ада. А дело в том, что она всегда хотела мальчика, а родилась у неё я. Много всего можно написать о моей жизни, я многое уже проработала и прочистила, но снять с себя её воздействие я никак не могу. С мужем у меня жизнь не складывалась, она постоянно лезла в наши отношения и подмяла его под себя, настраивала его против меня и при этом меня обвиняла во всём. С июня прошлого года мы живём раздельно. Жизнь стала вроде бы налаживаться. Я училась в колледже и дела шли хорошо, но когда мама поняла, что я не буду больше её слушаться, она начала на меня атаку уже на другом уровне: стала ходить по бабкам, в церкви заказывает молебны, ей дали какие-то молитвы и она их читает для того, что бы свести нас с мужем. Я как могла противостояла ей, но Вы же знаете, что действия матери против своего ребёнка очень сильны и имеют очень разрушительное воздействие на жизнь ребёнка. Так и в моём случае. Я не знаю, что мне делать, всё рушится в моей жизни: мои отношения с мужчинами, деньги, карьера… Для мужчин я как бы невидима, деньги идут мимо, получаю лишь минимум, чтобы хоть как-то концы с концами свести и прокормить детей. Если сможете мне хоть что-то посоветовать, то я буду вам очень благодарна».

Поскольку речь зашла о ликвидации материнского проклятия, я должен напомнить своим постоянным читателям и проинформировать новых о следующем нюансе: проклятия — они ведь не ликвидируются! Если жертва проклятия обращается за профессиональной помощью, негатив не растворяется где-то там в мировом эфире, а возвращается к своему создателю. Но все ли жертвы материнских проклятий согласны вернуть свои беды собственным мамам? Нет, не все. В моей практике бывали ситуации, когда люди, узнав о возможных последствиях лечения для их родителей, мрачнели, задумывались и отказывались от помощи. Дети оказывались значительно лучше своих родителей: они не желали возвращать родителям исходившее от них же зло.

Заслуживает ли мать написавшей мне письмо женщины возмездия вследствие обратного энергетического удара? Думаю, что большинство людей скажут: да, заслуживает. Согласится ли с этим выводом её дочь? Пока не знаю. Если вы сами являетесь жертвой материнского проклятия, согласны ли вы избавиться от него в ущерб здоровью и судьбе собственной матери? Решать вам.

И напоследок небольшой позитивный видеоролик, демонстрирующий, какая материнская любовь бывает в животном мире.

В.П. Хазан