Почему православие?

Реинкарнация и Православие — что может быть общего у этих столь далёких друг от друга понятий? Если в поисковой строке Интернета ввести запрос «Православие и реинкарнация», то в результате поисковик выдаст нам различные видеосюжеты, в одном из которых православный священник даёт ответы на вопросы дозвонившихся в студию слушателей. И на прозвучавший вопрос «о наличии понятия «реинкарнации» во многих религиях», отвечает резкое и категоричное «нет», утверждая, что понятие это молодое и практически не встречается в мировых религиях. Но так ли это на самом деле? Может, он заблуждается?

Переселение душ признают различные Восточные религии. Признают эскимосы, североамериканские индейцы, гностики, каббалисты, эзотерические христиане. Понятие реинкарнации встречается в китайском буддизме, даосизме, синтоизме и дзен. У евреев идея переселения душ называется «илгул» и является популярной среди евреев-ашкенази. В исламе существует три вида реинкарнации: перевоплощение святого или пророка; возвращение после смерти на Землю имама; перерождение души обычного человека — все они даже имеют свои конкретные термины. А в мусульманской богословской литературе исповедующие веру в переселение душ называются танасухитами. Кроме того, идея реинкарнация принималась древнегреческими философами, такими как Пифагор, Платон и Сократ. Также признают перевоплощение современные философские и религиозные движения: Американский трансцендентализм, Теософия, современное Неоязычество и течение Нью-Эйдж.

Отрицание современным Православием перерождения души со стороны выглядит странно. В Библии нет структурированной идеи реинкарнации, но в то же время нет и её отрицания. Хотя известно, что в раннем Христианстве, до 553 года ( дата, когда состоялся пятый Вселенский Собор), понятие, приближенное к реинкарнации, а именно «предсуществование человеческих душ», присутствовало. Оригену Адамати, греческому христианскому теологу, основателю библейской филологии, автору колоссального по объему труда «Гексала», написанного по Ветхому Завету, принадлежат следующие слова: «Умирающие здесь обыкновенною смертью распределяются на основании дел, совершённых здесь, так что признанные достойными так называемой адской страны получают разные места соответственно своим грехам. Также, может быть, и те, которые, так сказать, умирают там (на небе), нисходят в этот ад, признанные достойными обитать в различных, лучших или худших, жилищах на всём земном пространстве и родиться от таких или иных родителей. Так что израильтянин может когда-нибудь попасть в число скифов, а египтянин — перейти в Иудею».

Во время пятого Вселенского Собора Ориген был признан еретиком. Однако его учение существовало более трёх ста лет до этого Собора и ещё около ста лет после. Но современные православные профессоры богословия отрицают идею реинкарнации даже в этих словах Оригена.

Реинкарнация входила в систему мировоззрения философа Филона, и он подробно исследовал её. Он писал: «Те , что поддаются желанию смертной жизни, снова возвращаются к ней». А ведь Филон оказал немалое воздействие на развитие Христианства, и в современном Православии он является почитаемой личностью.

В Ветхом Завете идея перевоплощений встречается не единожды. Например, в книге «Экклезиаст» (41:9) Соломон говорит: «О горе вам, безбожники, отказавшиеся от закона высшего Господа! Ибо когда вы родитесь, вы родитесь, чтобы быть проклятыми». Вероятно, этими словами Соломон подтверждает возможность ещё одного рождения для человека. Ветхий Завет заканчивается следующими словами: «Вот, Я пошлю к вам Илию, пророка, пред наступлением дня Господня, великаго и страшнаго» (Мал. 4:5). И затем, уже в Новом завете, это пророчество исполняется, когда Иисус, после обезглавливания Иоанна Крестителя (который, по сути, являлся его предшественником, и при участии которого всенародно было засвидетельствовано мессианское предназначение Иисуса), разговаривает со своими учениками, и те спрашивают его: «Как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде? Иисус сказал им в ответ: «Правда, Илия должен прийти прежде и устроить всё. Но говорю вам, что Илия уже пришёл, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын человеческий пострадает от них». Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе» (Мф. 17:1013). Но Православие упорно не хочет принимать данные факты.

Основной идеей современного Православия является то, что Иисус на Голгофе уже спас всех людей от грехов, и тем, кто уверует в это, дарована будет вечная жизнь в раю. Вечная жизнь в райском саду или вечные муки в аду, и то и другое — по истечении этой жизни земной. Не является ли этот переход из одной формы существования в другую также проекцией реинкарнации? А может, Иисус Христос своим воскрешением тоже показал людям, что после смерти жизнь снова продолжается?

Одно из основных действий, которое совершает современная Православная церковь — это разрешение, т. е. прощение грехов, человеку, который покаялся. Если Православие открыто признаёт идею реинкарнации, то и данное действие не будет иметь смысла. Ведь сама идея перерождения для человека, находящегося на пути духовного развития, является ничем иным, как длительным путём эволюции Души. Душа сама несёт ответственность за исправление совершённых ею ошибок. Ей не нужно, чтобы ей отпускались грехи: она прекрасно понимает, что пожнёт лишь то, что сама посеет. Из жизни в жизнь, приобретая опыт, она совершенствуется и приближается к Всевышнему. В Евангелии от Матфея говорится: «Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный» (Мф. 5:48). И судите сами, разве может любящий Бог, Отец всех людей, дать своим детям всего лишь один шанс, в виде столь короткой и единственной жизни?

Реинкарнация в христианстве

«Без понимания взаимосвязи между поступками человека в этом и предыдущем воплощениях и их последствиями невозможно объяснить внешнему сознанию, зачем нужно соблюдать нравственный закон и зачем нужно следовать определённым моральным нормам и правилам.

Каждый индивидуум должен прийти к осознанию связи между своими действиями, которые он совершает, и последствиями этих действий. Без понимания этой связи невозможно объяснить многие кажущиеся несправедливыми вещи в нашем мире, такие как имущественное неравенство, кастовые привилегии одних и бедность других, тяжкие недуги, обременяющие некоторых людей, и отменное здоровье других.

Почему одни люди умирают безвременно рано, а другие живут долгой жизнью? Причины всего этого можно найти только в прошлых жизнях и порой совершенно невозможно объяснить с точки зрения текущего воплощения и обстоятельств одной жизни».

Из книги Т.Н. Микушиной «Слово Мудрости»

Если можно доказать, что бесплотное мыслящее существо обладает собственной жизнью, не зависящей от тела, и что внутри тела оно чувствует себя намного хуже, неже­ли вне его, тогда, несомненно, физические тела имеют второстепенное значение;

они совершенствуются лишь по мере того, как меняются мыслящие существа.

Существа, нуждающиеся в телесной оболочке, облека­ются в нее,

а тела воспаривших к высшим материям распадаются. Так, тела беспрестанно гибнут и беспрестанно рождаются вновь.

Ориген, один из отцов христианской церкви (185-254 гг. н. э.)

Хотя отдельные исторические источники гласят, что учение о переселении душ в христианском мире принимали лишь немногочисленные свободные мыслители, о судьбе этого учения в лоне христианской религии можно сказать намного больше, чем обычно принято говорить. Сейчас на первый план выдвигается иная концепция, согласно которой христианство признавало доктрину реинкарнации с самого момента своего зарождения.

Так было вплоть до Второго Константинопольского собора (553 г. н. э.), когда церковные власти решили, что перевоплощение души — «неприемлемое воззрение», непонятное для простых христиан. Более детальный рассказ об этом соборе и его последствиях приводится далее.

Новый Завет

Согласно воззрениям большинства христианских теологов, в последних строках Ветхого Завета пророк Малахия предрекал то, что должно было случиться непосредственно перед пришествием Иисуса Христа: «Я пошлю к вам Илию-пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного». Малахия произнес эти слова в пятом столетии до нашей эры, предсказывая новое появление Илии спустя четыреста лет после жизни Илии. Этот факт должен весьма озадачить тех, кто напрочь отвергает доктрину перевоплощения душ.

В первой книге Нового Завета Матфей несколько раз упоминает об этом предсказании. В целом евангелисты ссылаются на пророчество об Илии не менее десяти раз. Из нижеприведенных стихов Нового Завета ясно, что авторы и первые толкователи евангелий верили, что пророк Илия вернется в образе Иоанна Крестителя, и другие древнееврейские пророки также придут в иных обличьях:

Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына человеческого? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или же за одного из пророков (Мф. 16:13-14).

И спросили Его ученики: как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде? Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен прийти прежде и устроить все, но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын человеческий пострадает от них.

Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе (Мф. 17:10-13).

Истинно говорю вам: из рожденных женами никто не возносился выше Иоанна Крестителя; но ничтожнейший в Царстве Небесном выше его.

Ибо можете принять, что он есть Илия, которому должно прийти. Кто имеет уши, да услышит! (Мф. 11:11,14—15).

Несмотря на то, что эти строки явно отсылают нас к реинкарнации, некоторые исследователи пытаются опровергнуть очевидное, цитируя стихи 19 и 20 Евангелия от Иоанна. К Иоанн)’ Крестителю подошли иерусалимские священники и спросили его: «Ты — Илия?» Он ответил им: «Нет». Тогда они вновь спросили его: «Ты — пророк?» И он снова ответил: «Нет». Иоанн отверг всяческие попытки отождествления его с Илией, и вообще отрицал наличие у него пророческого дара, хотя это часто объяс­няют скромностью Предтечи.

Когда священники наконец дали Иоанну возможность высказаться, он ответил на их вопросы, процитировав пророчество Исайи (40:3): «Я — глас вопиющего в пустыне. Приготовьте путь Господу». Фактически, он так и не сказал священникам, кто он такой. Возможно, он не помнил своих предыдущих воплощений; такое случается довольно часто. Однако создается впечатление, что Иоанн Креститель хотел найти более глубокий ответ, который не свелся бы к обычному переиначиванию уже существующей традиции. Он был не просто Илия, но Илия, пришедший с новой, особой миссией. Хотя такое толкование может показаться надуманным, оно предоставляет нам единственно возможное решение спорного вопроса. Нет иного способа примирить отрицательные ответы Иоанна Крестителя с вышеприведенным высказыванием Иисуса Христа, недвусмысленно отождествляющим Илию-пророка с Иоанном. Христианское учение основано на вере в слово Иисуса, и, поскольку он засвидетельствовал тождество Илии с Иоанном, его утверждение должно перевесить слова самого Иоанна Крестителя. Фактически, христианские теологи приняли это толкование именно потому, что им тоже кажется абсурдной, и даже еретической, частичная вера в слово Иисуса.

В другом эпизоде, о котором также упоминается в евангелиях, Христос снова высказывается в поддержку идеи перевоплощения душ. Когда Христос и его ученики повстречали человека, слепого от рождения, ученики спросили: «Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?» (Ин. 9:2). Сам факт того, что первые последователи Иисуса задали ему такой вопрос, предполагает веру в предыдущее существование и реинкарнацию. Скорее всего, они были уверены в том, что до своего рождения этот слепец жил в другом теле. В противном случае, как человек, слепой с самого рождения, мог быть наказанным слепотой за якобы совершенный грех?

Геддес Мак-Грегор недвусмысленно заявляет в отношении этого эпизода: «Здесь подразумевается прошлая жизнь (или жизни) этого человека, в течение которой был совершен грех, повлекший за собой столь ужасные последствия. Новорожденный младенец не мог быть грешником, разве что мы допустим, что он согрешил, находясь во чреве матери, что, конечно же, абсурдно»1 .

Послание Павла к галатянам также можно трактовать как указание на существование реинкарнации: «Что посеет человек, то и пожнет» (6:7). Одной человеческой жизни явно недостаточно для того, чтобы сжать все посеянное.

В Книге Откровения есть следующие слова: «Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен, кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом» (13:10). Хотя обычно их понимают в переносном смысле: «Если ты совершил преступление, то впоследствии то же самое преступление будет совершено против тебя самого», другое, вполне естественное истолкование этого стиха может проистекать из учения о законе кармы (причины и следствия) и перерождении души. Если толковать эти слова буквально — как часто толкуют другие отрывки из Библии, — мы неизбежно придем к идее реинкарнации. Многие солдаты, например, спокойно умирают в своей постели, вдали от поля битвы, — и, кстати, не от мечей, — поэтому, чтобы сбылись слова Откровения, воздаяние должно ожидать их в следующей жизни.

Отрывки из Библии, схожие с вышеприведенными, навели Фрэнсиса Боуэна, одного из выдающихся гарвардских философов XIX века, на следующие мысли:

«Тот факт, что комментаторы священных писаний не пожелали принять очевидного смысла прямых и многократно повторяемых утверждений, а вместо этого попытались создать надуманные метафорические истолкования, доказывает лишь существование неистребимого предубеждения против теории переселения душ»2 .

Спор об Оригене

Родоначальники христианской церкви, такие как Климент Александрийский (150—220 гг. н. э.), Юстиниан Мученик (100—165 гг.), святой Григорий Нисский (257—332 гг.), Арнобий (ок. 290 г.) и святой Иероним (340—420 гг.), неоднократно выступали в поддержку идеи реинкарнации. Сам Блаженный Августин в своей «Исповеди» всерьез размышлял о возможности включения доктрины реинкарнации в христианское вероучение: «Был ли у меня некий период жизни, предшествовавший младенчеству? Был ли это тот период, что я провел в лоне матери, или какой-то иной? …А что было до этой жизни, о Господь моей радости, пребывал ли я где-либо, или в каком-либо теле?»3

Наиболее откровенно по поводу реинкарнации высказывался Ориген (185—254 гг.), названный «Британской энциклопедией» наиболее значительным и известным из отцов церкви (за исключением, пожалуй, только Августина)4 .

Великие христиане, такие, как святой Иероним, который, собственно, и перевел Библию на латинский язык, характеризовали Оригена как «величайшего учителя церкви после святых апостолов». Святой Григорий, епископ Нисский, величал Оригена «князем христианского учения III века».

Каково же было мнение этого влиятельного и высокообразованного христианского мыслителя по поводу реинкарнации? Взгляды Оригена на этот предмет были изложены в знаменитых «Гиффордских лекциях» преподобного Уильяма Р. Инге, декана собора святого Павла в Лондоне:

Ориген сделал шаг, который показался бы логическим завершением веры в бессмертие любому греку — он учил, что душа живет и до рождения тела. Душа нематериальна, поэтому у ее жизни нет ни начала, ни конца. …Это учение представлялось Оригену столь убедительным, что он не мог скрыть своего раздражения по поводу веры ортодоксов в Судный день и последующее воскресение мертвых. «Как можно восстановить мертвые тела, каждая частица коих перешла во множество иных тел? — вопрошает Ориген. — Которому из тел принадлежат эти молекулы? Вот так люди погружаются в трясину несуразиц и хватаются за благочестивое утверждение о том, что для «Бога нет невозможного»5 .

Согласно «Католической энциклопедии»6 , учение Оригена во многом повторяло идеи, содержащиеся в теории реинкарнации, которая прослеживается в учениях платоников, иудейских мистиков, а также в религиозных писаниях индуистов.

Историк-религиовед Исаак де Бозобр, комментируя утверждения Оригена, выводит из них доктрину, почти дословно воспроизводящую словарное определение реинкарнации: «Вне всякого сомнения, Ориген верил в то, что душа вселяется последовательно в несколько тел и что ее переселения зависят от благих либо порочных деяний этой души»7 .

Несмотря на то, что родоначальники Церкви высоко ценили Оригена и его учение — включая и его взгляды на реинкарнацию (подобные тем, что изложены выше),— Римская католическая церковь заметно изменила свое отношение к Оригену после его смерти. Следует, однако, заметить, что эта перемена была вызвана отнюдь не его суждениями о переселении душ. Скорее она объясняется тем, что юный Ориген, в припадке излишнего рвения, кастрировал себя, чтобы навсегда сохранить целомудрие. По мнению церковников, тот, кто способен изувечить собственное тело, никогда не достигнет святости8 .

Ориген дорого заплатил за свой юношеский фанатизм. Церковь отказалась канонизировать его именно из-за этого, а не из-за его взглядов на реинкарнацию.

Однако, как бы высока ни была цена, заплаченная Оригеном, церковь заплатила еще дороже. Из-за того, что он не был официально провозглашен святым, его учение было принято церковными властями лишь выборочно. Как следствие, его взгляды на жизнь после смерти не получили признания даже у лояльных приверженцев христианской веры. Очень жаль, но сокровеннейшие истины, открытые одним из отцов христианства, были покрыты мраком забвения. И весь христианский мир до сих пор расплачивается за то, что отверг Оригена.

Гонения его идей, однако, идеально вписывались в религиозно-политическую обстановку VI столетия. Именно тогда учение Оригена подверглось официальному преследованию со стороны церковных властей. Император Юстиниан (ок. 527—565 гг.) желал обратить всех своих подданных в христианство, уже тогда очень популярное в его империи, преследуя определенные своекорыстные цели. Однако среди христиан того времени преобладали оригенисты, гностики и другие секты, принимавшие реинкарнацию. Дальновидный император побоялся, что верующие станут с небрежением относиться к заповедям, справедливо считая, что для достижения духовного совершенства им отмерено больше одной жизни. Если бы люди были уверены в том, что у них в запасе есть несколько жизней, в течение которых можно успеть исправить совершенные ошибки, многие действительно начали бы откладывать исполнение своего религиозного долга «на потом». А это помешало бы Юстиниану использовать христианскую веру в качестве политического орудия.

Юстиниан рассудил, что люди станут серьезно относиться к религиозным обязанностям, если внушить им, что в их распоряжении имеется лишь одна жизнь, по окончании которой они отправятся либо в рай, либо в ад.

В этом случае их рвение можно будет использовать в политических целях. Не он первый догадался сделать религию своего рода наркотиком, объединяющим людей. Однако Юстиниан пошел дальше — он начал манипулировать религиозными доктринами и убеждениями с целью приобрести мирскую власть. Он предпочел дать людям одну-единственную жизнь, а затем отправить их либо в рай, либо в ад9 .

Юстиниан был уверен, что столь радикальные меры укрепят стремление верующих быть добрыми «христианами», а следовательно, законопослушными гражданами, верными своему императору.

История умалчивает, насколько благородными были намерения Юстиниана. Некоторые исследователи утверждают, что в конце концов он сам уверовал в состряпанную по его приказу доктрину «единственной жизни». Как бы то ни было, наложенный им запрет на учение Оригена принял форму папского указа: «Если кто уверует в немыслимое существование души до рождения и в нелепейшее перерождение после смерти, того надлежит предать анафеме «10 .

Писатель и историк Джо Фишер делает из вышеизложенных фактов вполне логичный вывод:

«Начиная с 553 г. н. э., когда император Юстиниан решительно отверг идею «нелепейшего перерождения», христиане стали верить в вечную жизнь, забывая при этом о ее родной сестре — реинкарнации. Христианам внушают, что вечность начинается с рождения. Но, поскольку бесконечным может быть только то, что не имеет начала, с тем же успехом можно верить в способность стола стоять лишь на трех ножках!»

Опровержение анафемы

Некоторые историки-исследователи твердо уверены в том, что на самом деле церковь никогда не проклинала Оригена, либо в том, что проклятие было позже снято. Следовательно, современные христиане могут принять концепцию переселения душ, предложенную им. Такие суждения подробно изложены в «Католической энциклопедии»11 .

Существуют свидетельства того, что папа Вигилий, главный представитель церковных властей на Втором Константинопольском соборе, отнюдь не настаивал на осуждении Оригена и даже выступал против запрета его учения. Согласно некоторым источникам, позже именно этот церковный деятель отменил указ об анафеме.

История гласит, что Второй Константинопольский собор12 состоялся 5 мая 553 г. Председательствовал патриарх Константинопольский; кроме того, на соборе присутствовали представители церковных властей западной и восточной частей христианского мира, которые должны были путем голосования решить, является ли оригенизм (как называли доктрину реинкарнации) приемлемым для христианства. Но император Юстиниан контролировал всю процедуру голосования. Исторические документы свидетельствуют о том, что существовал заговор, имевший своей целью подделать подписи западных представителей, большая часть которых разделяла взгляды Оригена. Среди ста шестидесяти пяти епископов, подписавших указ против оригенизма, никак не могло быть более шести посланников с Запада. Догадавшись о том, что на соборе ведется нечестная игра, папа Вигилий отказался присутствовать при вынесении окончательного вердикта.

Результаты Константинопольского собора были изложены теологами и историками христианской церкви следующим образом:

Противники оригенизма убедили императора Юстиниана написать патриарху Константинопольскому послание, в котором Ориген описывался, как злостный еретик. По распоряжению Юстиниана, в 543 году в Константинополе собралась церковная ассамблея, результатом которой стал эдикт, в котором перечислялись и осуждались ошибки, якобы допущенные Оригеном.

Этот эдикт, который предположительно должен был примирить Запад с Востоком, лишь углубил раскол между ними. Папа Вигилий отверг императорский эдикт и поссорился с патриархом Константинопольским, поддержавшим Юстиниана. Но через неко­торое время папа изменил свое решение и, предусмотрительно не оставив официального подтверждения права императора вме­шиваться в теологические дискуссии, все же издал указ, в котором предавал анафеме учение, запрещенное императорским эдиктом. Этот указ вызвал недовольство епископов Галлии, Северной Африки и многих других провинций, и Вигилий отменил его в 550 году (то есть всего лишь за три года до того, как церковный суд нанес учению Оригена последний сокрушительный удар)13 .

Выводы и заключения

Учитывая тот факт, что анафема, наложенная на Оригена, была отменена самим папой, наиболее здравомыслящие христианские историки и теологи на протяжении веков утверждали, что верующие не должны отвергать учение Оригена. Невзирая на официальный запрет, многие образованные христиане разделяли взгляды Оригена на реинкарнацию как до, так и после Константинопольского собора. О нечестной игре Юстиниана было написано множество книг, отсылающих нас не только к священным писаниям и историческим фактам, но и просто к логике и здравому смыслу. Судите сами — мог ли милосердный Господь дать своим детям лишь одну-единственную возможность достичь Царствия Небесного? Можно ли допустить, что всепрощающий Бог обрек человека на вечность в аду, дав ему один-единственный шанс искупить грехи? Любящий отец всегда даст своим заблудшим чадам все возможности вернуться в его объятия. Разве Бог — не любящий отец всех людей?

Чтобы проследить историю христианской философии и понять, каким образом теория перерождения души постепенно утратила то значение, которое она имела для западной религиозной мысли, мы подытожим то, что уже успели узнать. Изначально христианская философия допускала идею реинкарнации. Идее переселения душ было отведено важное место в трудах Пифагора, Сократа и Платона. Однако она была подвергнута критике со стороны ученика Платона, Аристотеля, — критике, которая во многом повлияла на позднехристианское мышление, и, можно сказать, сформировала его. Тем не менее Плотин, основатель неоплатонической традиции, вновь обратился к концепции переселения душ, хотя его труды были восприняты только немногочисленными, склонными к мистике сектами. По этим и другим политическим причинам, Второй Константинопольский собор осудил учение Оригена, и в результате на первое место в западном мире вышла аристотелевская традиция. Это привело к формированию определенной материалистической картины мира. В итоге наука отодвинула религию на второй план, а сама религия оказалась слишком занята окружающим миром, чтобы заниматься еще и проблемами будущей (или прошлой) жизни.

Подобное мировоззрение обусловлено, в частности, деятельностью таких христианских философов, как Августин, Бонавентура, Дуне Скотт, Декарт и Джон Локк. Удручающее состояние христианской религии на Западе отмечают многие, и улучшения, увы, не предвидится.

В заключение следует заметить, что в том случае, если христианские мыслители не обратятся вновь к платоновско-августианскому христианству и к логике, присущей учению Оригена, в один прекрасный день они обнаружат, что их религия идет бок о бок с материализмом, которому всегда рьяно противостояла. Воистину, сам Христос не смог бы признать такое вероисповедание христианским.

На основе книги Ст. Розена «Реинкарнация в мировых религиях»

2 Фрэнсис Боуэн. Метемпсихоз в христианстве (Francis Bowen. «Christian Metempsychosis», Princeton Review, May, 1881).

3 «Исповедь Блаженного Августина», книга 1.

4 Британская энциклопедия, 11-е изд., статья немецкого теолога Адольфа Харнака об Оригене {Encyclopaedia Britannica, 11th edition. Adolf Harnack, Origen).

5 У.Р. Инге. Философия Плотина (W.R. Inge. The Philosophy ofPlotinus. L.: Longmans Green, 1948. II, pp. 17-19).

6 Католическая энциклопедия, изд. 1913 г. {Catholic Encyclopaedia, 1913. ГУ, pp. 308-309, XI, p. 311).

7 Исаак де Бозобр. Критическая история Маниха и манихейства (Isaac de Beausobre. Histoire Critique de Ma-nichee et du Manicheisme. Amsterdam, 1734—1739. II, p. 492).

8 Ориген. О первопринципах (Origen, trans. W.W. Butterworth. On First Principles. Book 1, Chapter VIII. N.Y.: Harper & Row, 1966, p. 73).

10 Полный текст анафем воспроизведен в книге «Избранная библиотека никейских и постникейских отцов христианской церкви» (A SelectLibraryoftheNiceneandPost-NiceneFathersofChristianChurch. Op. cit., XIV, p. 318-320), а также в: Joseph Head and S.L. Cranston, op. cit., pp. 321—325..

Православные святые о реинкарнации. Часть 1

«Существует ли реинкарнация? Или человек живет только один раз?»; «Можно ли рассматривать историю о слепорожденном, описанную в Евангелии от Иоанна, как еще одно свидетельство существования в раннем христианстве веры в реинкарнацию?»; «Почему Православная Церковь не признает доктрину о предсуществовании (реинкарнации) души?»,— всё это реальные вопросы, заданные священникам посетителями православных сайтов.

Сальвадор Дали. Явление лица Афродиты Книдской на фоне пейзажа. 1981 год, холст, масло

Эти примеры показывают, что вопрос об отношении к учению о переселении душ всерьез занимает многих людей в России, и это совсем не удивительно, если учесть активное распространение этой идеи в книгах, фильмах, телепередачах и газетах.

Представление о том, что после смерти человек снова возвращается к земной жизни уже в новом теле — одно из самых древних и распространенных на Земле. Согласно опросам Института Гэллапа, идею реинкарнации разделяет большая часть населения планеты.

Эта идея свойственна прежде всего религиям индийского происхождения — индуизму, буддизму и джайнизму, однако в минувшем столетии она получила распространениие и среди заметной части населения стран христианской традиции. Так, например, исследования, проведенные в Англии центром «Theos», говорят, что в реинкарнацию сейчас верят более четверти британцев — 27%. Распространяются эти идеи и среди некоторых россиян, что показывают процитированные вначале вопросы.

В религиях индийского происхождения понятие о переселении душ тесно связано с понятием кармы. Можно привести определения, которые дает святитель Николай Сербский: «Реинкарнация — повторное рождение, рождение в новом теле. Испокон веков индусы знали, что в человеке есть живая душа. Умирает тело, а душа не умирает… Когда тело умирает, душа выходит из тела и появляется в новом теле, будь то человеческое тело или животное, согласно не Божией воле, а карме, которой подчинены и сами боги.

Карма — совокупность дел, добрых и злых, совершенных в прошлой жизни отдельного человека, определяющая, в каком теле или статусе появится его душа, когда выйдет из умершего тела. Карма определяет судьбу богов и людей».

Оба эти понятия несовместимы с христианством и полностью противоположны мировоззрению христианина. Однако отталкиваются они от верных религиозных интуиций, свойственных каждому человеку, и, видимо, только этим можно объяснить их столь широкую распространенность и долгожительство.

Что касается идеи реинкарнации, то в ней древние люди, по замечанию святителя Николая Сербского, выражали убеждение: «Человек целиком не умирает со смертью тела, что-то от него остается и продолжает жить и после смерти».

В свою очередь концепция кармы, по тонкому наблюдению В.К. Шохина, «выражает несомненную и очень глубокую интуицию человеческого разума и сердца в связи с тем, что человеческие деяния имеют результаты, не исчерпывающиеся кратким промежутком земной жизни, но “прорастающие” в посмертном существовании индивида. Очевидно, что учение о карме выражает потребность человеческого духа в справедливости и правде».

Эти интуиции известны и христианам, верящим в посмертную жизнь и справедливое загробное воздаяние. Но вот те интерпретации, которые были предложены им в Индии, увы, не приблизили своих сторонников к Истине, а напротив, удалили от нее, дав искаженное объяснение, обусловленное тем, что в Индии не знали личного Бога, буддизм же окончательно отверг и то немногое, что там помнили про Творца.

Древние святые отцы о реинкарнации

В связи со значительной распространенностью идеи «переселения душ» в современном обществе представляется полезным обратить внимание на то, что писали о ней наши святые, а также другие православные авторы. Многие древние святые отцы Церкви были знакомы с идеей реинкарнации и давали ей вполне определенную оценку.

Так, еще святитель Епифаний Кипрский в своем ересиологическом сочинении «Панарион» упоминает среди ересей эллинских философов то, что «Пифагор… допускал переселение душ из одних тел в другие, даже в тела животных и диких зверей… Платон… также допускал переселение душ в тела даже до зверей».

И блаженный Феодорит Кирский пишет: «Пифагор баснословил о переселении душ, говоря, что переходят они не только в тела бессловесных, но и в растения. Этой же басни держался несколько и Платон. А Манес и прежде него злочестивый ряд так называемых гностиков, взяв это в повод себе, утверждали, что в этом состоит наказание… Но Церковь благочестивых гнушается этими и подобными им баснями и, следуя словам Божиим, верует, что воскреснут тела, с телами судимы будут души, жившие порочно подвергнутся мучению, а заботившиеся о добродетели сподобятся наград».

Многие святые отцы упоминали идею о переселении душ и всегда порицали ее как заблуждение, несовместимое с христианской верой. Можно вспомнить здесь, в частности, святителя Иоанна Златоуста, который писал: «Что же касается до души, то языческие философы оставили учение о ней самое постыдное; говорили, что души человеческие делаются мухами, комарами, деревьями; утверждали, что сам Бог есть душа, и вымышляли многие другие неле­пости… В Платоне ничего нет удивительного, кроме этого одного… В мнениях этого фи­лософа, если обнажишь их от прикрас в выражении, уви­дишь много мерзости, особенно когда он философствует о душе, без меры и превознося ее и унижая… Иногда он говорит, что душа причастна божескому существу; а иногда, возвысив ее так неумеренно и так нечестиво, оскорбляет ее другою крайностью, вводя ее в свиней и ослов, и в других животных, еще хуже».

Подобное же отношение мы видим и у других святых, в частности, у святителя Иринея Лионского, святителя Григория Нисского, святителя Кирилла Александрийского, блаженного Иеронима Стридонского и святителя Григория Паламы.

Наконец, учение о реинкарнации было осуждено Православной Церковью на Константинопольском Соборе 1076 года. Третий пункт его постановления гласил:

«Принимающим перевоплощение человеческих душ… и вследствие этого отрицающим воскресение, суд и конечное воздаяние за жизнь — анафема».

Отношение к индийскому и буддийскому взгляду на реинкарнацию

О том же восприятии реинкарнации, которая имеет место в индийских религиях, писали святые более позднего времени, в частности, святитель Николай Сербский, который связывал эту идею с индийскими представлениями о бесконечности мира: «, когда тело умирает, душа входит в другое тело, сходное по карме, то есть по своим поступкам, желаниям и стремлениям, с прежним телом. И, таким образом, одна душа появляется в бесчисленных телах и живет, можно сказать, вечно в этом вечном мире. Ведь этот мир бесконечен во времени и пространстве. И поскольку в лабиринте этого мира нет ни дверей, ни окон, то душе человеческой некуда деться, кроме как переходить из тела в тело бесконечно. Сам Будда утверждал о себе, что его душа появлялась и жила в этом мире восемьдесят тысяч раз!».

Как отмечал православный дореволюционный исследователь буддизма иеромонах Мефодий (Львов), по буддийским представлениям, «в каком бы теле душа ни находилась, она несет в нем последствия своих собственных дел. Все, чем только бывает человек и что испытывает: радость и печаль, красота и безобразие, величие и ничтожество, богатство и бедность,— все это оказывается плодом его дел в прежней жизни. Богат ли кто, беден ли, счастлив или несчастлив,— он пожинает то, что сеял. Как и весь мир, душа совершает всегда постоянный круговорот вместе с возникновением и исчезновением материальных форм, причем причинной появления нового существа, новой формы, является вина и заслуга предшествующего состояния.

Франсиско Хосе де Гойя. Сон разума рождает чудовищ. 1797 г. Металл, офорт.

Душа… будучи привязана к сансаре, снова является в какой-нибудь форме ее обитателей, но при этом является уже как бы новым индивидуумом, новым существом. В ней не остается ничего прежнего, кроме причинной связи с прежней формой,— связи, установленной только делами… Переселяется не душа, а ее дела… тут не душепереселение в собственном смысле этого слова, а душепревращение».

По словам святителя Николая Сербского, «эта теория, именно в силу своей простоты и кажущейся этичности, настолько была укоренена в индийской философии, что даже Будда не пытался ее оспаривать. Ничего Гаутама Будда не добавил к преветхому индийскому верованию…, кроме одного только метода освобождения души от жизни вообще и перехода в нежизнь, в безотрадность, в нирвану.

Этот метод есть метод преизнурительной аскезы, каковой мир нигде не зафиксировал и не отметил. Освободиться от этого живого тела — есть ли что более легкое? Один комар в состоянии убить тело. Но освободиться от живой души — самая тяжелая задача, некогда поставленная человечеством перед собой с помощью Индии. Будда верил в то, что он решил эту задачу. Мы в это не верим. Мы не считаем, что эту задачу нужно решать, поскольку постановка ее не обоснована. Не существует переселения душ из тела в тело и, соответственно, не существует и поставленной задачи».

Отмеченное святителем Николаем стремление буддистов освободиться от души коренным образом повлияло на их представления о человеке, а уже те, в свою очередь, повлияли на ту специфическую интерпретацию идеи переселения, которую она получила в буддизме.

Буддизм «отрицает не только тело, но и дух, самосознание. Он знает только твердый средоточный пункт в человеческой жизни, именно: познание. Как духовный зародыш человека оно по смерти его, ищет себе новое тело и делает из него другое телесное бытие. Этот познавательный элемент есть связующая сила, которая соединяет различные существования друг с другом в одну цепь. Только в нирване эта первосубстанция разрешается в ничто.

Но, не смотря на то, что буддизм твердо удерживает этот познавательный элемент; он все-таки отрицает духовную личность. Того, что мы разумеем под личностью, самосознательного, простого мыслящего существа буддизм не знает. Он видит в духовном «я» только временное воспламенение познавательной субстанции, которое потухает со смертью, чтобы доставить материал для появления иного существа. Оно ни на один миг не остается тожественным, но постоянно меняется и превращается, как все истребляющее пламя. Поэтому существо, которое образует продолжение существования умершего во время душепереселения, не тождественно с ним: это — другое».

Но, хотя буддизм в наиболее разработанном виде своего учения отрицает существование личности, при этом расходясь во взглядах, насколько она иллюзорна — полностью ли, или же существует все же некая «псевдо-личность», однако в конкретных канонических текстах представление о реинкарнации выражено, как правило, в гораздо более привычном для небуддийского читателя варианте.

Процитируем одно из свойств, которое, по утверждению Будды, приобретает следующий его путем аскет: «Он вспоминает различные места, где пребывал в прежних существованиях, а именно: в одном рождении, в двух рождениях… в ста рождениях, в тысяче рождений, в сотне тысяч рождений… во многих периодах развертывания и свертывания мира: «Там я жил под таким-то именем, в таком-то роду, в таком-то сословии, таким-то пропитанием, испытывал такое-то счастье и несчастье, достиг такого-то срока жизни. Вслед за тем, оставив существование, я вновь родился в другом мире. А там я жил под таким-то именем, в таком-то роду, в таком-то сословии…» — так вспоминает он во всех обстоятельствах и подробностях различные места, где пребывал в прежних существованиях» (Дигха Никайя, 13. Тавиджа сутта, 40).

Иными словами, непосредственный читатель такого текста видит примерно то же представление о реинкарнации, что и у Пифагора или гностиков, или у современных отечественных оккультистов.

Поэтому стоит обратить внимания на те аргументы и критику, которые святые отцы выдвигали против учения о переселении душ.

Аргумент святого Иринея

Святитель Ириней Лионский писал: «Учение их о переселении (душ) из тела в тело мы можем опровергнуть тем, что души ничего не помнят из того, что прежде было с ними. Ибо, если бы они были произведены для того, чтоб испытать всякий род деятельности, им надлежало бы помнить то, что было прежде сделано, чтобы восполнить недостающее и чтобы не заниматься непрерывно все одним и тем же и не нести жалкого труда,— ибо соединение с телом не могло бы совершенно уничтожить память и ясное представление прежде бывшего, особенно когда для этого пришли (в сей мир). Как теперь душа спящего человека во время покоя тела многое из того, что она видит сама собою и делает в сновидении, вспоминает и сообщает телу… — так она должна помнить и то, что делала прежде прибытия в это тело. Ибо, если то, что в короткое время было во сне видно или представлено в воображении и притом одною только душою, она, по соединении с телом и распространении своем во всяком члене, вспоминает, тем более она должна бы помнить то, чем занималась долгое время и в течение целого периода протекшей жизни…

Против тех, которые говорят, что само тело причиняет забвение, может быть сделано следующее замечание. Каким же образом душа то, что она сама собою видит во сне и во время размышления при умственном напряжении, когда тело покоится, помнит и сообщает это своим близким? И если бы само тело было причиною забвения, то душа, существуя в теле, не помнила бы того, что было давно ею познано посредством зрения или слуха, но как скоро глаз отвратился от зримых предметов, исчезала бы и память о них. Ибо, существуя в самом (орудии) забвения, она не могла бы знать ничего другого, кроме того только, что видит в настоящую минуту…

Посему, если душа не помнит ничего о предшествующем своем состоянии, но здесь получает познание о существующем, то значит, она не была некогда в других телах, не делала чего-либо, о чем она и не знает и не знала, чего (умственно) не видит теперь. Но как каждый из нас получает свое тело чрез художество Божие, так получает и свою душу. Ибо Бог не так беден и скуден, чтобы не мог даровать каждому телу особую свою душу, равно как и особенный характер. И, поэтому, по исполнении числа, которое Он сам предопределил, все вписанные в (книгу) жизни восстанут с собственными телами, и своими душами… в которых угодили Богу. Достойные же наказания подвергнутся ему также с своими душами и телами в которых они отступили от благости Божией».

Действительно, то, что человек не помнит своих прежних рождений, предполагаемых идеей реинкарнации — факт вполне очевидный и повсеместный. Однако нужно учесть, что среди сторонников идеи реинкарнации немало тех, кто убежден, будто с помощью специальных психотехник можно свои прошлые жизни «вспомнить». Эту убежденность выражает и процитированный выше отрывок из Тавиджа сутты, где подобное воспоминание обещается как один из плодов аскетизма. Современные же западные сторонники реинкарнации считают, что такого результата можно легко добиться и без всякого аскетизма — например, с помощью гипноза.

Это, впрочем, лишь подтверждает тот факт, что память о прошлых рождениях не является естественным опытом человека, из которого вырастает идея реинкарнации, но, наоборот, люди, уже принявшие умом идею реинкарнации, затем ищут способов подтверждения ее. Это тот случай, когда не объяснение идет от фактов, но, наоборот, факты изыскиваются под заранее готовое объяснение.

Воспоминания о «прошлых жизнях» под гипнозом

Действительно, зафиксировано немало случаев, когда в состоянии гипноза люди вдруг начинают «вспоминать» свои прошлые жизни совсем как в Тавиджа сутте: «Там я жил под таким-то именем, в таком-то роду… испытывал такое-то счастье и несчастье, достиг такого-то срока жизни» и т.д. Благодаря современной массовой культуре такое «воспоминание на кушетке гипнотизера» даже стало своего рода клише, которое то и дело встречается в фильмах и книгах.

Но когда ученые решили обработать аудиозаписи таких «воспоминаний» и тщательно изучить их, сразу выявилось несколько примечательных обстоятельств.

Во-первых, подавляющее большинство «вспоминающих» в своих «прошлых жизнях» непременно выступают на первых ролях — «опрошенные оказываются как правило бывшими великими жрецами, тамплиерами, чудотворцами, весталками, друидами, инквизиторами, знатными куртизанками (почти никто не соглашается на скромные рождения!), жизни которых протекали по большей части в Древнем Египте, но иногда в царстве ацтеков в Мексике, сакральном Бенаресе или при дворе Фридриха II в Палермо, то есть, в местах, отмеченных авторитетом религиозным или эзотерическим». По справедливому замечанию исследователей, «становится непонятным, куда же собственно делось большинство человечества, тех, кто просто обрабатывал землю, работал в городе, служил господам, занимался торговлей». Среди западных «вспоминателей» крайне мало находится тех, кто оказался бы в «прошлой жизни» обычным крестьянином или домохазяйкой, но еще меньше тех, кто вспоминал бы свое прежнее существование, например, в теле таракана, жабы или крысы, хотя теория реинкарнации предполагает участие в этом процессе отнюдь не только человеческих тел. Но какой-нибудь навозной мухой, равно как и заурядным трубочистом, мало кто хочет оказаться. Потому и не оказывается. А оказывается тем, кем хотел бы оказаться. То есть, характер «прошлых рождений» оказывается во многом обусловлен волей и предпочтениями самих вспоминающих.

Во-вторых, сведения, которые «вспоминающие» рассказывают под гипнозом, не выходят за рамки того, что известно современному человеку о той или иной эпохе из книг, фильмов и учебников истории. Исследователи задавали им вопросы с просьбами описать свое прошлое тело, одежду, язык и окружение. Если бы переселения душ были реальностью, то воспоминания о них стали бы настоящим кладезем бесценной информации для ученых — историков, археологов, палеолингвистов и многих других. Сколько неясностей и вопросов есть по каждому эпизоду человеческой истории в любой части света. Сколько цивилизаций не изучено из-за недостатка данных, сколько древних алфавитов до сих пор не расшифровано, сколько мертвых языков не разгадано… Если бы «воспоминания» гипнотистов были действительно воспоминаниями о прошедших жизнях, то ученые могли бы получать все отгадки непосредственно из уст очевидцев и носителей языка. Однако изучение множества аудиозаписей «воспоминаний» показывает, что среди них «очень мало таких, которые не соответствовали бы сведениям из учебников истории, словарей, энциклопедий». Иными словами, не наука получает пищу от этих воспоминаний, а, напротив, эти воспоминания всецело определяются тем, что уже известно современной науке. То есть, характер «прошлых рождений» оказывается во многом обусловлен объемом знаний самих вспоминающих.

Таким образом, если подавляющее большинство подобных свидетельств в пользу реинкарнации обусловлены волей, предпочтениями и знаниями самих «вспоминающих», то нетрудно сделать вывод, что эти воспоминания представляют собой ни что иное, как разновидность мечтания, продукт человеческого воображения, сделанный в таких условиях, когда мечтающий сам принимает свои грезы за нечто подлинное.

Св. Николай Сербский. Индийские письма, 7.

Св. Николай Сербский. Феодул. Пресветлая тайна.

Шохин В.К. Учение о реинкарнации и карме: Заметки востоковеда.

Блаженный Феодорит Кирский. Сокращенное изложение Божественных догматов, 20.

Беседы на Евангелие от Иоанна, II.3-4.

Св. Николай Сербский. Феодул, Введение, 1-3 (Индия).

Св. Николай Сербский. Феодул, 17-27 (Просветленная тайна).

Священник Иоанн Попов. Критический обзор главнейших основоположений ламаизма с точки зрения христианского учения. СПб., 1900. — 52 с.

Св. Ириней Лионский. Пять книг против ересей, 2.XXXIII.1,3,5.

Шохин В.К. Миф о реинкарнациях в постхристианскую эпоху… Также весьма популярны воспоминания своих прежних существований в виде римских легионеров, сражавшихся с варварами или карфагенянами; гладиаторов; рабов, последовавших за Спартаком; колдунов, сжигавшихся на кострах; крестоносцев, ставших жертвами сарацинов; аристократов, гильотинированных во время французской революции; узников нацистских лагерей.

Там же.

Там же.

Как идея реинкарнации исчезла из христианства

  • 303поделились

Это вторая публикация из цикла “Реинкарнация в мировых религиях”:

  • Часть 1 — Реинкарнация в иудаизме
  • Часть 2 — Реинкарнация в христианстве
  • Часть 3 — Реинкарнация в индуизме
  • Часть 4 — Реинкарнация в буддизме
  • Часть 5 — Реинкарнация в исламе

В предыдущем материале мы рассматривали понятие реинкарнации в рамках иудаизма. А ведь христианство родилось из его истоков. У этих религий даже общее писание есть — Ветхий завет. И к тому же, христианство родилось на земле иудейской, и последователи Иисуса тоже изначально были иудеями.

Отсюда осмелимся предположить, что картина мира тех, кто стоял у истоков христианской религии, была схожей и реинкарнация наряду с вознесением были ее неотъемлемой частью.

Но что же произошло дальше? Почему современное христианство так категорично отрицает реинкарнацию? Хотя даже мне лично знакомы духовные лица, которые в нее верят и используют память души для исцеления своих учеников и прихожан.

  • Жизнь души по-христиански
  • Реинкарнация в христианских текстах
  • Решение Пятого Вселенского собора 553 года
  • Почему церковь против реинкарнации
  • Жизнь души по-христиански

    Сначала разберемся с тем, как христианство видит путь души в прошлом и в будущем.

    Во-первых, мы рождаемся на Земле не только физически, но и наша душа также рождается впервые.

    Во-вторых, перерождение нас ждет лишь после смерти, когда душа выйдет из бренного тела и попадет в рай или ад, где будет жить вечно. Однако эта позиция уже тысячелетия назад казалась нелогичной. Как может бессмертная душа родиться?

    Бессмертное должно быть вечным, а то, что рождается, то умирает. Именно такое рассуждение в совокупности с устойчивыми древними представлениями о перерождении душ заставляло даже основателей христианства придерживаться понятия бессмертности души, что подразумевает отсутствие ее зарождения в каком-либо виде.

    Так как же получилось, что в итоге христианство стало одним из немногих религиозных течений, которое отрицает реинкарнацию?

    В Библии нет прямого упоминания о переселении душ. Загадок добавляет откровение Иоанна, которое запрещает вносить новые священные писания. Дело в том, что очень трудно сказать, какие священные тексты были до этого, а каких не было.

    Существует устойчивая теория, согласно которой учение о реинкарнации было еще задолго до «Апокалипсиса» и, возможно, входило в так называемую «доцензурную» Библию, когда нынешний взгляд на рождение, ад и рай вообще был нетипичным для ранних христиан.

    Эту идею поддерживают известный писатель и священник методистской церкви Лесли Уайтхед, профессор теологии Фордхемского университета Джон Дж. Хирни и многие другие, в том числе известный экстрасенс первой половины XX века Эдгар Кейси, бывший учитель воскресной школы.

    Многие из этих авторов уверены, что даже Иисус был не просто приверженцем реинкарнации, но и множество раз перерождался. И это не выглядит чем-то особенным, когда многие пророки в Ветхом Завете… появлялись на свет по нескольку раз в разных обличиях.

    По сути, католическая идея чистилища, так же как и реинкарнация, не имеет прямых упоминаний в Библии, однако никто не сомневается в его существовании. Не сомневались в существовании перерождения такие ключевые для христианства личности, как Климент Александрийский, Григорий Нисский, Арнобий, Иероним и даже Блаженный Августин.

    Реинкарнация в христианских текстах

    Реинкарнация входила в систему мировоззрения философа Филона, и он подробно исследовал её. Он писал:

    Те , что поддаются желанию смертной жизни, снова возвращаются к ней.

    А ведь Филон оказал немалое воздействие на развитие христианства, и в современном православии он является почитаемой личностью.

    В Ветхом Завете идея перевоплощений встречается не единожды. Например, в книге «Экклезиаст» (41:9) Соломон говорит:

    О горе вам, безбожники, отказавшиеся от закона высшего Господа! Ибо когда вы родитесь, вы родитесь, чтобы быть проклятыми.

    Вероятно, этими словами Соломон подтверждает возможность ещё одного рождения для человека.

    Ветхий Завет заканчивается следующими словами:

    Вот, Я пошлю к вам Илию, пророка, пред наступлением дня Господня, великаго и страшнаго.

    (Мал. 4:5)

    И затем, уже в Новом Завете, это пророчество исполняется, когда Иисус, после обезглавливания Иоанна Крестителя (который, по сути, являлся его предшественником), разговаривает со своими учениками, и те спрашивают его: «Как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде?

    Иисус сказал им в ответ:

    Правда, Илия должен прийти прежде и устроить всё. Но говорю вам, что Илия уже пришёл, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын человеческий пострадает от них». Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе

    (Мф. 17:1013) .

    Современные сторонники учения о реинкарнации неоднократно ссылались на Иустина Мученика (100 — 165 гг. н.э.), одного из первых христианских апологетов. Анонимный британский клирик пишет: «Нет сомнения, что многие отцы церкви придерживались или были более-менее склонны к этому.

    Иустин Мученик ясно говорит о том, что душа живет не в одном человеческом теле, и утверждает, что души, не справившиеся со своими обязанностями, переходят в более грубые формы. (Reincarnation and Christianity (London: Wm. Rider and Son, 1909), стр. 51)

    Величайшие споры по поводу реинкарнации в ранней церкви были сосредоточены вокруг учений Оригена (185 — 254). Джозеф Хэд и С.Л. Крэнстон категорично утверждают:

    Не подлежит сомнению, что Ориген проповедовал предсуществование души в прежних домостроительствах этого мира и ее реинкарнацию в будущих домостроительствах.

    (Head and Cranston, Phoenix Fire Mystery, стр. 145)

    Блестящие способности Оригена, одного из величайших мыслителей раннего христианства, приобрели ему в церкви как почитателей, так и противников.

    Находясь под сильным влиянием греческой философии, Ориген действительно писал о предсуществовании душ, т. е. о том, что люди некогда были ангельскими существами, чьи хорошие или плохие дела определили их благоприятное или не столь благоприятное рождение на земле.

    Иероним, живший в четвертом столетии, святой и выдающийся лингвист, также проповедовал реинкарнацию.

    Дэвид Кристи-Мюррей в своей работе “Reincarnation: Ancient Beliefs and Modern Evidence” утверждает, что

    Св. Иероним предположительно подтверждал учение о реинкарнации в своем «Послании Авиту» и что это учение проповедовалось среди первых христиан как эзотерическое. Кроме того, Иероним был переводчиком и почитателем Оригена.

    (David Christie-Murray, Reincarnation: Ancient Beliefs and Modern Evidence (London: David and Charles, 1981), стр. 59)

    Учение о реинкарнации было настолько распространено в раннем христианстве, что еще в середине VI века после Христа понадобилось созвать специальный собор церкви, чтобы наконец подавить его.

    Леолин Райт (Leoline L. Wright, Reincarnation (San Diego, Calif.: Point Loma Publications, 1975), стр. 67)

    Хэд и Крэнстон в своей книге о перевоплощении «Реинкарнация: Тайна огня Феникса» утверждают, что

    Новый Завет не был записан еще в течение долгого времени после смерти Иисуса, и его книги впоследствии прошли через цензуру церковных соборов.

    В шестом и последующих веках, когда была принята теперешняя Библия, существовало несколько различных евангелий. Те из них, которые сочли неприемлемыми, были сожжены.

    (Joseph Head, S.L. Cranston, eds., Reincarnation: The Phoenix Fire Mystery (New York: Warner Books, 1977), стр. 134) к содержанию

    Решение Пятого Вселенского собора 553 года

    Известный оккультист Е. П. Блаватская тоже писала о том, что христианство признавало доктрину реинкарнации с самого момента своего зарождения.

    Она говорила, что идея реинкарнации как основополагающий метафизический принцип, присуща всем религиям мира. А то, что она отсутствует в христианстве — намеренное искажение первоначального смысла этого учения недобросовестными популяризаторами.

    Так и идея реинкарнации существовала лишь до Пятого Вселенского (или Второго Константинопольского) собора 553 года, созванного императором Юстинианом I, который значительно расширил территорию империи, построил храм святой Софии в Константинополе, находился под влиянием своей супруги Федоры, которая в прошлом была наездницей в цирке.

    В то время он стремился максимально распространить веру по всей империи, чтобы таким образом контролировать народы. Умер в 565 году.

    На этом соборе были осуждены Платон, Ориген, Дидим Слепой, Несторий, их сочинения, платонизм и идеализм в целом, арианство, а также некоторые сочинения близкие к учению Нестория.

    Тогда в мире преобладали взгляды, схожие с позицией Оригена, что было совсем не выгодно Юстиниану, потому что человек менее ответствен за свои поступки и менее упорен в жизни, если он знает, что у него будут еще другие жизни. Именно это заставило церковь поставить последнюю точку в спорах о перерождении.

    Получается, сугубо корыстный интерес не самого добродетельного человека в истории заставил всех нас ныне веровать в ад, рай и рождение души.

    Юстиниан обладал незаурядным умом и использовал религию для объединения масс и управления ими. Для этого он не гнушался управлением законами того же христианства.

    И вот, на Втором Константинопольском соборе, который состоялся 5 мая 553 года, где председательствовал патриарх Константинопольский и присутствовали представители церковных властей западной и восточной частей христианского мира, решался вопрос оригенизма и его преемственность для христианства.

    Некоторые считают, что на исход повлиял заговор против западных представителей, которые были наиболее подвержены теории переселения душ. И вот результат:

    Если кто уверует в немыслимое существование души до рождения и в нелепейшее перерождение после смерти, того надлежит предать анафеме.

    С тех пор реинкарнации в христианстве не стало, зато уже точно определилось существование ада и рая. Именно тогда наша непоколебимая вера рассталась с возможностью перерождения души, что было принято фактически голосованием, как на выборах.

    Почему церковь против реинкарнации

    Церквям, на самом деле, выгодно, чтобы человек старался «угодить Богу» именно сейчас. Пока он находится в «их епархии», пока он может прийти в церковь и исповедаться, помолиться, заказать требу и пр. Пока он находится в их власти.

    Ведь именно стремлением к земной власти объясняется внушаемая мысль, что только в церкви существует спасение (причём каждая конфессия учит, что только в ней), без неё никак, «кому церковь не мать, тому Бог не отец».

    Что именно своим послушанием церкви человек и спасается. Или послушанием своих близких, молящихся за его упокой в церкви же. Или стараниями самой церкви в виде молебнов-панихид.

    Это удобное для земной власти церквей положение дел будет поколеблено, если признать, что путь человека гораздо больше, чем одна краткая земная жизнь, что эта данная земная жизнь лишь малый эпизод пути, который состоит из многих периодов жизни в материи и даже более длительных периодах существования в тонких мирах, «на том свете».

    И ведь не важно, кто мы — православные, католики, протестанты, мусульмане или буддисты, если мы хорошие, добрые, чистые, любящие, справедливые люди. А достигается это не участием в земной жизни церквей, а любовью к ближним, внутренней чистотой, смирением и твердой приверженностью истине.

    А истина проста и доступна даже детям, поэтому нам и сказано «будьте как дети». Ибо только детская непосредственность не даёт погрязать в мудрствованиях, отклоняясь от простого истинного пути. А что есть истина, по-моему, можно лишь почувствовать своим сердцем и душой.

    В статье использованы материалы:

    Михаил Радуга, «Загадки человека», Весь, 2015 г./>Марк Альбрехт “Реинкарнация, Библия и ранняя церковь” г. Санкт-Петербург/>Сергей Круглов “Почему церкви против реинкарнации”

    А кому доверяете вы: учениям и писаниям или своим внутренним порывам и чувствам?

    Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по и нажать кнопку Join.

    Консультант Реинкарнационики.
    Капитан 1 и 2 курсов Института Реинкарнационики.
    Ведущая проекта и автор книги «Путешествие одной души»

    • 303поделились