Почему церковь отделена от государства?

Статьи

Отделена ли Церковь от государства в современной России?

Сегодня часто говорят о том, что Православная Церковь вмешивается в государственные дела, а светская власть влияет на позицию Церкви по различным внешним вопросам. Так ли это на самом деле? Какое правовое наполнение имеет положение об отделении Церкви от государства? Нарушает ли принцип «светскости» сотрудничество государства и Церкви в определенных областях?

Статья 14 Конституции РФ декларирует отделение религиозных объединений от государства. Это значит, что вопросы вероучения, богослужения, внутреннего управления в Церкви, в частности рукоположения священников и архиереев, перемещение с прихода на приход, с кафедры на кафедру, лежат вне компетенции государства. Государство их регулированием не занимается, в дела Церкви не вмешивается – и не имеет права вмешиваться.

Не существует также и других явлений, способных указать на «сращивание» институтов государственности и Церкви:

  • Государственного бюджетного финансирования деятельности Церкви, в том числе выплаты заработной платы священнослужителям из бюджетных средств;
  • Прямого представительства Церкви в Федеральном Собрании. В странах, где произошло или сохраняется сращивание государства и Церкви, в той или иной форме есть прямое, как правило, закрепленное законом право Церкви делегировать своих представителей в законодательные органы власти, в иные государственные органы власти и управления.

Церковь в России не является частью государственного механизма и не наделена какими-либо властными функциями

Да, при обсуждении каких-либо законодательных инноваций, при принятии важных решений государственные органы прислушиваются к мнению Церкви, учитывают его; на стадии обсуждения какого-либо закона к Церкви могут обратиться за консультациями. Но Церковь не является частью государственного механизма и не наделена какими-то властными функциями.

Если сегодня Церковь и государство никак не мешают друг другу в осуществлении своей деятельности, то откуда в умах людей взялась идея о нарушении принципа, происхождение которого сегодня забыто, а суть неясна?

Попытаемся дать ответ на этот вопрос, начав с истории.

Французский Закон о разделении церквей и государства от 9 декабря 1905 года (фр. Loi du 9 décembre 1905 concernant la séparation des Eglises et de l’Etat) стал первым законом, положившим начало процессу полного отделения церкви от государства в социально-экономических условиях, приближенных к жизни современного общества. Принятие закона и последовавшие волнения в стране вызвали отставку правительства, продержавшегося у власти лишь один год и 25 дней.

Постулаты данного закона позднее легли в основу подобных указов о секуляризации общественной жизни в СССР, Турции и других странах.

Основными положениями являлись:

  • Гарантия права на труд без указания принадлежности к той или иной конфессии;
  • Ликвидация финансирования культов из государственного бюджета;
  • Всё имущество церкви и все связанные с ним обязательства передавались различным религиозным ассоциациям верующих. Обслуживающие их священники были отправлены на пенсию за государственный счёт;

  • С поправками 1908 года, объекты «религиозного наследия» Франции (обширный список зданий, включающий около 70 храмов только в Париже), перешли в государственную собственность, а католическая церковь получила право вечного безвозмездного пользования. Это, по сути, исключение из своей же статьи 2, которая запрещает субсидирование религии (статья 19 закона прямо утверждает, что «расходы на поддержание памятников не являются субсидиями». Этот же закон установил право публики на свободное посещение зданий, перечисленных в списке.

В Советской России отделение церкви от государства было провозглашено декретом СНК РСФСР от 23 января (5 февраля) 1918 года, содержание которого, однако, было гораздо шире.

Декрет, провозглашая: 1) отделение церкви от государства (статья 1 и 2) свободу «исповедывать любую религию или не исповедывать никакой» (статья 3), в то же самое время: 3) запрещал религиозное образование «во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы», 4) лишал религиозные организации каких-либо прав собственности и прав юридического лица (статья 12 и 5) объявлял о переходе «имущества существующих в России церковных и религиозных обществ» в народное достояние (статья 13).

Действительный смысл декрета в СССР был совершенно другим, нежели во Франции. Цели и задачи, ради которых он был принят, инерционно находят приверженцев в нашей стране и сегодня.

Россия, как правопреемница СССР, усвоила формальную отчужденность от Православной Церкви. Впрочем, лишенные политизации из-за искаженного понимания принципа отделения, отношения Церкви и государства, могут и должны носить характер общности. Эти два института, которых обоих членами являются 2/3 наших граждан, призваны взаимодополнять друг друга в жизни нашего общества.

Как подчеркнул Президент РФ Владимир Владимирович Путин в своем приветственном слове участникам Архиерейского собора РПЦ 2013года: совместная работа «в деле укрепления согласия в нашем обществе, в укреплении его нравственного стержня… Это ответ на живую потребность людей в нравственной опоре, в духовном наставничестве и поддержке».

Георгий Баламцарашвили

1. Статья 14 П1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. П2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

2. Михаил Шахов. ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ: СВОБОДА ИЛИ КОНТРОЛЬ? Размышления в связи с 25-летием принятия закона «О свободе вероисповеданий»

100 лет назад в РСФСР был принят декрет об отделении церкви от государства

Вплоть до 1917 года в России церковь шла с государством рука об руку, хотя и находилась в подчиненном ему положении. Такие порядки ввел Петр I, упразднивший Патриаршество и учредивший Святейший правительствующий синод — высшую законодательную, административную и судебную инстанцию Русской православной церкви.

Реклама

При этом в личных документах подданных Российской империи указывалось их вероисповедание. Они не всегда отражали реальные религиозные убеждения людей, а беспрепятственно сменить вероисповедание можно было разве что при переходе из иного исповедания в православие. Лишь в 1905 году был издан указ «Об укреплении начал веротерпимости», несколько улучшивший ситуацию.

В июле 1917 года Временным правительством был издан закон «О свободе совести», регламентировавший свободу религиозного самоопределения человека по достижении 14 лет. Это вызвало протесты со стороны Синода.

Также с приходом к власти Временного правительства Всероссийский поместный собор обсудил вопрос о восстановлении патриаршества. Далеко не все его участники поддерживали такое решение. Однако после Октябрьской революции и прихода к власти большевиков споры прекратились и патриаршество было решено восстановить. Патриархом в ноябре 1917 года был избран святитель Тихон.

К тому времени уже начались стычки церкви и советской власти. В октябре был издан «Декрет о земле», согласно которому земля больше не являлась частной собственностью и была передана в пользование «всех трудящихся на ней». Сюда входили и все церковные и монастырские земли «со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями». В декабре Закон Божий в образовательных учреждениях был переведен из обязательных предметов в факультативные. Было прекращено финансирование духовных учебных заведений.

Наконец, все учебные заведения духовного ведомства вместе со всем имуществом были переданы в Комиссариат.

Семейное законодательство тоже претерпело изменения. В декабре 1917 года появились декреты «О расторжении брака» и «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния», лишившие церковный брак юридической силы.

В январе 1918 года были закрыты храмы придворного ведомства. Вышло постановление, упразднившее придворное духовенство. Помещения и имущество придворных храмов было конфисковано, но проводить в них богослужения дозволялось. В дальнейшем была конфискована и иная церковная собственность, в частности, типографии и армейское имущество.

В этот период патриарх Тихон издал воззвание, гласившее:

«Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей земной… Гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово, и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани».

2 февраля 1918 года был принят «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви». Он вступил в силу 5 февраля, когда был опубликован в «Газете Рабочего и Крестьянского Правительства».

«Церковь отделяется от государства», — гласил первый пункт декрета.

В остальных отмечалось, что «каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой» и запрещалось «издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан».

Религиозные воззрения больше не являлись поводом для уклонения от выполнения гражданских обязанностей. Отменялись религиозные обряды, связанные с действиями «государственных и иных публично-правовых установлений».

close

Кроме того, декрет запрещал преподавать религиозные вероучения в учебных заведениях — теперь делать это можно было лишь частно. Были запрещены и поборы в пользу церковных и религиозных сообществ. Также они теперь были лишены права собственности и не имели прав юридического лица. Все имущество церковных и религиозных сообществ было объявлено народным достоянием.

Представители церкви рассматривали происходящие реформы как «злостное покушение на весь строй жизни православной Церкви и акт открытого против нее гонения».

«Соборное постановление по поводу декрета совета народных комиссаров об отделении Церкви от государства», изданное после вступления декрета в силу, гласило: «Всякое участие как в издании сего враждебного Церкви узаконения, так и в попытках провести его в жизнь несовместимо с принадлежностью к православной Церкви и навлекает на виновных кары вплоть до отлучения от Церкви».

Патриарх Тихон призывал народ: «врагам церкви… противопоставьте силою веры вашего всенародного вопля, который остановит безумцев».

В городах устраивались крестные ходы. В целом, они проходили довольно мирно, однако несколько раз были и столкновения с властями, сопровождавшиеся кровопролитием.

Положения декрета систематически дополнялись новыми распоряжениями — например, об упразднении должностей законоучителей всех вероисповеданий. Также в феврале было издано постановление, гласившее, что «преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, состоящих в ведении Народного комиссариата по Просвещению, и исполнение каких-либо религиозных обрядов в стенах школы не допускается».

Летом было предписано закрыть все духовные учебные заведения, в том числе частные, и передать их здания местным органам власти. Впрочем, совершеннолетние граждане имели право посещать богословские курсы. Таким образом, образовательная сфера теперь полностью находилась в ведении государства.

Декрет заложил основы атеистического воспитания в СССР.

Активная конфискация церковного имущества началась почти сразу после принятия декрета. Ближе к осени Наркомюст издал дополнительные инструкции, предписывающие изъять все средства, находившиеся «в кассах местных храмов и молитвенных домов, у церковных старост, казначеев, приходских советов и коллективов, у настоятелей храмов, у благочинных, у епархиальных и уездных наблюдателей церковно-приходских школ, бывших духовных консисториях, в капиталах епархиальных архиереев, в Синоде, в Высшем церковном совете, в так называемой «патриаршей казне».

Сами храмы и реквизит для религиозных обрядов могли быть переданы в пользование религиозным общинам на основании специального договора.

В дальнейшем советское законодательство продолжило отделять атеистов от верующих. Если в 1918 году Конституция РСФСР гарантировала «свободу религиозной пропаганды», то в дальнейшем это словосочетание изменилось на «свободу вероисповеданий», а затем — просто на «свободу отправления религиозных культов».

Декрет был отменен 25 октября 1990 года. Современные положения законодательства Российской Федерации гласят, что

«Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» и «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

Также современное законодательство дает религиозным организациям возможность создания юридического лица и право собственности.

Правомерна ли экспансия Русской православной церкви в сферы общественной жизни: мнения

В последнее время в социальных сетях и блогосфере проходит много дискуссий о том, как притормозить вмешательство РПЦ в госуправление, образование, науку. А ведь ещё в 2007 году группа российских академиков в письме президенту России Владимиру Путину выступила против вмешательства Русской православной церкви в сферы общественной жизни.

ИА REX: Правы ли были учёные и не пора остановить экспансию РПЦ?

Александр Тимофеев, политолог-востоковед, руководитель аналитического отдела газеты «Служу Отечеству»:

На самом деле запретить вмешательство церкви в государственные дела невозможно. РПЦ — часть гражданского общества и имеет полное право на равноправное со всеми другими структурами участие в общественной и политической жизни. Но речь должна идти именно о равноправном участии. Россия — многонациональное государство, граждане России исповедуют разные религии, а часть вообще придерживается атеистического мировоззрения. Поэтому у всех должны быть абсолютно равные права. Если мы введем в качестве учебного курса предмет «Основы православия», то наравне с ним должны существовать и преподаваться «Основы ислама», «Основы буддизма». «Основы иудаизма» , «Основы конфуцианства» и т.д. То есть, надо вести речь о создании курса «Основы мировых религий». В советское время в вузах это называлось «Научным атеизмом». а потом почти все то же самое преподавалось в рамках курсов «Основы религий Востока», «Религиоведение» и «История мировой культуры» (поскольку мировая культура неразрывно связана с религией).

До 1917 года Россия считалась страной с православной традицией. Православие было главенствующей религией, но не единственной. В России всегда были и мусульмане, и буддисты, и католики (последние — после разделения христианской церкви). Церковь в разные времена играла разную роль в политической жизни страны, но всегда в ней участвовала. После 1917 года главенствующую роль в стране получил атеизм — и он, по сути, стал новой советской религией. Но атеизм не мог дать главного — веры. Сейчас, когда мы вернулись (вернее, начали возвращаться) к истокам, православная церковь на этом фоне впала в искушение властью. Это очень сильное искушение, которому крайне сложно не поддаться, ведь первые лица страны пропагандируют православие, а ведущие телеканалы показывают посещение президентом и премьером пасхальной службы в храме. Но посещение храма любым человеком — его личное дело, это не должно пиар-поводом ни для политиков, ни для церкви. Если Россия — светское государство, условия должны быть одинаковы для всех.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

  • 18.08.16 Церковь и Государство: все ли симфонично?
  • 31.10.13 Нынешние христианские церкви утратили способность к преображению человеческой души / Андрей Ваджра
  • 23.10.13 Они выбирают смерть: Три часа в Клубе Самоубийц / Андрей Марчуков
  • 05.07.13 Должна ли Россия быть центром мирового христианства: мнения

Впрочем, если посмотреть на Римскую католическую церковь, можно увидеть, что Ватикан активно участвует во всех мировых политических делах и очень сильно влияет на них. Ватикан — «маленький гигант большой политики», управляющий миллионами людей и способный совершать стихийные перевороты. В традиционно католических странах без одобрения Ватикана не происходит ни одного мало-мальски значимого политического события. Для католического мира слово Папы Римского стоит намного выше любого закона. И, стоит заметить. что Ватикан — государство.

Я довольно серьезно занимался вопросами роли Ватикана в мировой политике и противостоянием Римской католической церкви с Московским Патриархатом. Возможно. я сейчас озвучу весьма провокационную мысль, но она напрашивается сама собой. Чтобы снять все вопросы о вмешательстве РПЦ в политику, стоит осуществить довольно спорные и непопулярные меры. Во-первых, необходимо четко обозначить, что Россия — светское государство. Во-вторых, необходимо законодательно закрепить равенство всех религий, то есть невозможность превалирования одной религии над другой (это следует из свободы вероисповедания). В-третьих, ввести четкое законодательное определение различий между религиозными организациями, религиозными сектами и экстремистскими организациями религиозной направленности

И самое последнее, пожалуй, самое сложное предложение. Думаю, стоит задуматься над вопросом о создании нового государственного образования по подобию Ватикана. Это может быть, например, государство Валаам, во главе которого будет стоять глава Русской православной церкви. Данное образование, по своей сути, будет находиться под протекторатом России, но при этом не будет напрямую зависеть от Москвы. Это должен быть второй мировой центр христианства, и тогда можно будет вести речь о том, что главы Ватикана и Валаама могут встретиться как главы государств.

Разумеется, идея весьма спорная. Но она, на мой взгляд, заслуживает, как минимум, обсуждения.

Лариса Бельцер-Лисюткина, культуролог, кандидат философских наук (Германия):

Учёные всего лишь требуют, чтобы в государстве соблюдалась Конституция. По конституции Россия светское государство, в котором церковь от государства отделена.

Вмешательство в государственные дела со стороны церкви ведёт к расколу общества, к его клерикализации, к насаждению реакционных стереотипов в мышлении и в поведении, типа «ценностей традиционной семьи». Церковь в России полностью блокирует любую инновационную деятельность, любое инновационное мышление. Вместо установленного в законах понятия «правопорядок», церковь протаскивает в государственную идеологию и в юриспруденцию понятие «грех», который в разных религиях трактуется по-разному: в исламских странах грех — это когда женщина без платка, в США та же женщина имеет законное право появляться в публичном пространстве топлес. В России сосуществуют много религий. Это типично для любой империи. Для своего самосохранения империи не должны отдавать предпочтение или предоставлять преимущества ни одной из наличных в обществе религий. Иначе это напрямую приводит к распаду и к войнам за независимость разных конфессиональных общностей. Подмена правовых механизмов религиозным судом — это настоящая катастрофа для России. Непонятно, что хорошего сделала церковь для страны. Какие конфликты она помогла разрешить. Но вред, который она причинила, очевиден, и его придется преодолевать ещё в течение долгого времени.

Ефим Андурский, правозащитник:

Каждый имеет право на обращение к самодержцу, извините, к президенту всея Руси. Группа российских академиков это право реализовала, выступив против вмешательства РПЦ в сферы общественной жизни.

Только при чем же здесь Путин? Насколько я знаю, г-н Путин является официальным руководителем государства по имени «РФ». И нигде не сказано, что он же возглавляет российское общество, к слову сказать, не существующее в качестве самостоятельного субъекта. Может быть, академики не понимают разницы между обществом и государством, от которого, как известно, Церковь отделена. Но она не отделена от общества, о чем уважаемые подписанты, по-видимому, не подумали.

Если же они посчитали, что РПЦ нарушает закон, то обращение свое они отправили не назначению, в связи с чем должен пояснить, что надзором над действующим законодательством в РФ занимается прокуратура. Но чем же так обеспокоились ученые? Уж не тем ли, что РПЦ желает играть роль пастыря не только для нас — православных, но и для всего общества?! Быть может они, — как сказал протоиерей Всеволод Чаплин, — воспринимают демократию как максимальные возможности для себя, а народу оставляют роль послушного стада»? Так ведь Церковь «это не только люди в рясах, это и православные политики, ученые, спортсмены, журналисты, художники, офицеры и так далее». И все они, эти человеки, «имеют полное право влиять на общественные процессы».

Припоминается реплика покойного уже о. Игоря (Цветкова) из Казани. По его мнению, священнослужителям не обязательно лично участвовать в общественной жизни. Им достаточно окормлять свою паству, направляя ее на путь истинный. Трудно возразить о. Всеволоду, полагающему, что «господа, считающие себя демократами, признают право своего мировоззрения влиять на общество и государство и отвергают такое же право для мировоззрения религиозного».

Думаю, однако, что такая проблема, как свобода мировоззрения, заслуживает отдельного обсуждения. Замечу только, что творцы ныне действующей Конституции (и их зарубежные консультанты) не оставили государству права на собственную идеологию…

«Надо, наконец, развенчать химеру так называемого научного мировоззрения, — полагает о. Всеволод, — На твердые факты могут опираться лишь естественные науки в некоторых своих аспектах, а также в известной степени история. В то же самое время наука не может со стопроцентной фактологической убедительностью объяснить происхождение мира. Она теряется в догадках относительно важнейших элементов устройства Вселенной». Отец Всеволод напомнил, что философия, социология, обществознание и психология вообще являются областями, «в которых нет, и не может быть единственной и неоспоримой мировоззренческой позиции».

Будучи православным христианином, не берусь судить и, тем более осуждать РПЦ и ее полпредов. Должен, однако, напомнить, что мировоззрение не бывает правильным или неправильным. Оно может быть или не быть истинным.

Не могу не поддержать о. Всеволода, полагающего, что попытка утвердить одно из точек зрения «за счет окрика и доноса — а именно так звучит письмо убеленных сединами академиков, — это насилие над волей народа, а значит, путь в никуда».

В заключение приведу мнение своего друга Анатолия Погасий, религиоведа, недавно защитившего ученую степень доктора философских наук, которое он по моей просьбе высказал специально для ИА REX.

«Участие Церкви в политике должно сводиться к молитве за благоразумие власти, за успешное разрешение складывающейся ситуации и т. п. Остальное выходит за пределы компетенции Церкви. Не напрасно же сказано: „Царство Мое не от мира сего“ от Иоанна, 18:36.

Но в общественную (не политическую) жизнь Церковь может вмешиваться. Например, если видит грех. Делая это путем возвышения своего голоса. Например, через СМИ, в проповедях и публичных выступлениях. Не нужно только смешивать государство с обществом, политику с общественной жизнью, грех с простым недовольством, например, повышением цен на жизненно важные продукты и услуги».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal. Будьте всегда в курсе главных событий дня.