После страшного суда

Страшный Суд

  • Страшный Суд свт. Феофан Затворник
  • Беседы о Страшном Суде свт. Иоанн (Максимович)
  • Страшный Суд митр. Иларион (Алфеев)
  • Страшный Суд Христов свщ. Артемий Владимиров
  • Страшный Суд схиархим. Иоанн (Маслов)
  • Конец времен: Православное учение мит. Иларион (Алфеев)
  • Рассказ о Страшном Суде Б.И. Гладков
  • Седьмой член Символа веры прот. Григорий Дьяченко

Стра́шный Суд – последний, всеобщий Суд Божий над миром, который состоится при втором Пришествии Господа Иисуса Христа (при этом все мертвые люди воскреснут, а живущие изменятся (1Кор.15:51-52), и каждому будет определена вечная участь по его делам (Мф.25:31-46, 2Кор.5:10), словам (Мф.12:36) и помышлениям.

Святые Отцы говорили о том, что существует некая «память сердца», запечатлевающая все, всю нашу жизнь – и внутреннюю, и внешнюю. И вот на Страшном Суде как бы раскроется эта книга, написанная в глубинах нашей души, и только тогда мы увидим какие мы есть в самом деле, а не какими нас рисовала наша воспаленная гордыня. Тогда мы увидим, сколько раз благодать Божия призывала нас ко спасению, наказывала, миловала нас, и как упорно мы сопротивлялись благодати и стремились только к греху и страстям. Даже наши добрые дела мы увидим изъеденными, как червями, лицемерием, гордыней и тайным расчетом.

В то же время суд – это не только то, что будет после смерти. Суд совершается нами каждую секунду нашей земной жизни. Страшный суд – это не судебный процесс, а лишь окончательная констатация факта. Каждый из нас в течении жизни духовно определяется по отношению к Богу.

***

Почему Страшный Суд называется Страшным?

Возвещая о Втором Пришествии Мессии и последующем за этим событием всеобщим Судом пророки и апостолы называли этот «День» Днём Господним, великим и страшным (Иоил.2:31).

Этот День называется также и Днём гнева Божия (Рим.2:5). Стало быть, название «Страшный» закрепилось за будущим Судом не потому, что Господь предстанет перед очевидцами в каком-то нарочито грозном виде. Он предстанет перед взором собравшихся в блеске Своей славы и величия, как Могущественный и Справедливый Судья. Это, конечно, вызовет у окружающих страх, у кого-то — благоговейный, а у кого-то — сильнейшую оторопь: «страшно впасть в руки Бога живаго!» (Евр.10:31).

Ужас и беспокойный трепет будут сопровождать грешников и от знания того, что на этом Суде будут вскрыты, обнародованы, взвешены все их грехи (причём не только совершённые поступки, но и оставшиеся не реализованными: тайные греховные желания, мысли и помыслы), и за каждый придётся дать ответ перед неподкупным и нелицеприятным Судьей.

Кроме того Страшный Суд будет происходить публично, перед лицом всего мира: перед сонмом ангельских воинств, перед миллиардами людей, в том числе самыми близкими, родными. На этом последнем Суде грешник уже не сможет обмануть ни свою личную совесть, ни окружающих, ни, разумеется, Всевидящего Судью удобными для него оговорками и оправданиями. Светом Божественной Правды, Светом Истины высветится всякий нераскаянный беззаконник, высветится каждое его преступление, действие или бездействие.

Наказание, которое последует в отношении грешников после Страшного Суда, будет длиться не какой-то ограниченный период, а протянется в вечность, так что сколько бы грешник ни мучился, впереди его будет ждать всё та же нескончаемая вечность. Осознание этого факта также будет сопряжено с сильным страхом (см. подробнее: Вечны ли адские муки?).

***

В некоторый город пришел корабль с невольниками, а в городе том жила одна святая дева, весьма внимавшая себе. Она, услышав, что пришел оный корабль, очень обрадовалась, ибо желала купить себе маленькую девочку, и думала: возьму и воспитаю её, как хочу, чтобы она вовсе не знала пороков мира сего. Она послала за хозяином корабля того и, призвав его к себе, узнала, что у него есть две маленькие девочки, именно такие, каких она желала, и тотчас с радостию отдала она цену за одну из них и взяла её к себе. Когда же хозяин корабля удалился из того места, где пребывала оная святая, и едва отошёл немного, встретила его одна блудница, совершенно развратная, и, увидев с ним другую девочку, захотела взять её; условившись с ним, отдала цену, взяла девочку и ушла с ней. Видите ли тайну Божию?

Видите ли суд Божий? Кто может объяснить это? Итак, святая дева взяла ту малютку, воспитала её в страхе Божием, наставляя её на всякое благое дело, обучая её иноческому житию и, кратко сказать, во всяком благоухании святых заповедей Божиих. Блудница же, взявши ту несчастную, сделала её орудием диавола. Ибо чему могла оная зараза научить её, как не погублению души своей? Итак, что мы можем сказать о страшной сей судьбе? Обе были малы, обе проданы, не зная сами, куда идут, и одна оказалась в руках Божиих, а другая впала в руки диавола. Можно ли сказать, что Бог равно взыщет как с одной, так и с другой? Как это возможно! Если обе впадут в блуд или в иной грех, можно ли сказать, что обе они подвергнутся одному суду, хотя и обе впали в одно и то же согрешение? Возможно ли это? Одна знала о суде, о царстве Божием, день и ночь поучалась в словах Божиих; другая же, несчастная, никогда не видала и не слышала ничего доброго, но всегда, напротив, всё скверное, всё диавольское: как же возможно, чтобы обе были судимы одним судом?

Итак, никакой человек не может знать судеб Божиих, но Он един ведает всё и может судить согрешение каждого, как Ему единому известно.
прп. Авва Дорофей

Мы все умрём, предстанем перед судом Божиим и узнаем о себе правду — кто-то из нас войдёт в бесконечную любовь, радость, мир и свободу Рая; для кого-то дверь, в которую он отказывался войти всю жизнь, закроется навсегда. Не потому, что Бог его не любит, а потому, что всё, что любовь может сделать по отношению к тем, кто закоснел во зле, — это положить злу предел, который самими злыми будет переживаться как мука вечная.
Сергей Худиев

***

См. АПОКАЛИПСИС, ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ГОСПОДНЕ, ВОСКРЕСЕНИЕ МЕРТВЫХ, ВЕЧНОСТЬ, КОНЕЦ СВЕТА, ГНЕВ БОЖИЙ.

Что такое судный день в православном понимании?

Земная жизнь человеческая — есть мгновение по сравнению с открывающейся вечностью за гробом. В конце всеобщей истории нас ждёт день Господень. Люди в основной массе живут так, словно этого никогда не произойдёт. Для одних этот день станет самым страшным и ужасным, для верующих — долгожданным моментом встречи с любимым Господом. Что такое судный день? Как будет происходить великое событие по свидетельству Священного Писания?

Определение понятия «судный день»

Судный день в православной традиции имеет синонимичные названия:

  • день Господень;
  • страшный суд;
  • день гнева Божия;
  • второе пришествие Христово.

Дню Господню будет предшествовать всеобщее воскресение мёртвых, которые вместе с оставшимися живыми на тот момент предстанут на суд, где Христос с ангелами определит соответствующее место каждому по делам его. Рай или ад ожидает нас в зависимости от направленности дел, мыслей, слов. Вера и добрые дела ведут в Царство Небесное, а пристанищем злых и ненавидящих Бога станет тьма кромешная. Убеждённость католической церкви в существовании пограничного состояния — чистилища, в котором души отмывают свои грехи, не находит подтверждения в Священном Писании и творениях святых отцов.

Представление о страшном суде характерно ещё для Ветхого Завета (Еккл.11: 9). Наиболее полно тема о воздаянии раскрывается именно в Новом Завете. Накануне крестной смерти Христос открывает ученикам тайну о Своём втором пришествии, когда Он придёт судить мир (Мф. 25: 31-33). Критериями, по которым будет происходить правосудие, Господь называет дела милосердия к ближним, принимаемые Богом в Свой адрес.

Потребность правосудия обусловлена нравственной ответственностью человека перед Богом и ближними. Страшный суд начинает действовать уже в земной жизни человека — при выборе в каждой конкретной ситуации сделать добро или зло. Православная церковь трактует слова Христа о посмертном возмездии как о призыве к милосердию. Бог — есть Любовь, и судить Он будет по милосердию, не выискивая в человеке, за что бы кинуть его в ад, а желая найти оправдание и спасти. Если человек закостенел во зле и не желает раскаиваться, то это его личный выбор, и Господь насильно никогда не будет спасать людей.

В православии есть также понятие частного суда, когда после смерти определяется временное пристанище души: в предвкушении рая или ада. До всеобщего воскресения мёртвых участь усопших может поменяться, благодаря молитвам Церкви и отдельного христианина за своих почивших сродников, близких, друзей, знакомых. После Судного дня судьба человека определяется на вечность и пересмотру не подлежит.

Что говорит Слово Божие об исполнении судного дня?

Священное Писание совершенно чётко говорит нам о всеобщем воскресении и Страшном Суде, о признаках кончины века, но какая именно жизнь ждёт нас за гробом, промыслом Божиим сокрыто от нас. Мы не должны пытаться домысливать, придумывать того, что ограниченный человеческий ум не способен вместить. Всё, что нам необходимо знать, написано в Слове Божием.

2 000 лет назад Сын Божий пришёл в мир, дабы не судить, а спасти падшего человека. Второй Его приход будет во славе для установления истины. Святые Отцы ввели понятие «память сердца», когда человеку во всей неприглядности откроются сотворённые им дела, тайные злые помышления, и мы увидим себя не такими, какими представляла наша воспалённая гордыня, а настоящими. А Бог знает сердце каждого, и все дела наши записаны в книге жизни, утаить на Суде ничего не удастся.

Одним из главных предвестников кончины века станет пришествие антихриста, который будет человеком хитрым. Он обольстит многих и совратит с пути праведного, а после обнаружит свою ненависть ко Христу и Его закону, устроит гонение на христиан, в результате некоторые верующие сподобятся венца мученического. Период правления антихриста по Писанию продлится около трёх лет, в течение которых он сотворит многие чудеса. Для верующих христиан это время ознаменуется проверкой на верность Христу, и не все пройдут это испытание.

Священно Писание открывает нам, что судиться будут верующие и язычники, причём христиане подвергнутся более строгому суду, потому что они просвещены Духом Истины. А неверующие будут подвержены суду совести, которая вложена Создателем в каждого человека. Вместе со Христом производить возмездие над людьми и падшими ангелами будут апостолы и святые.

Святитель Василий Великий считает, что суд — явление не внешнего, а внутреннего порядка, обличение будет происходить в уме и памяти человека, к тому же произойдёт с мгновенной быстротой.

В православном понимании Страшный Суд — это не день гнева Божия, а торжество света, истины, милосердия и любви, а ощущение мук у грешников будет происходить от неспособности принять Божественную любовь как источник блаженства в результате свободного выбора человека в пользу тёмных сил.

Как будет проходить Страшный Суд открыто Богом святому апостолу и евангелисту Иоанну Богослову в самой загадочной книге — Откровение, или Апокалипсис. Это очень сложное писание с многочисленными образными выражениями. Поэтому отрывки из него не читаются за богослужением в церкви. Откровение нужно обязательно изучать с толкованиями Святых Отцов, в противном случае не избежать извращённого понимания слов с глубоким духовным смыслом.

Из Апокалипсиса нам также известно, что последует за Страшным Судом. Богом будет создан город Новый Иерусалим, где поселятся праведники во главе со Христом и будут пребывать в вечном блаженстве.

Господь в Евангелии говорит и о том, что есть возможность избежать страшного суда для тех, кто слушает Слово Божие и живёт в соответствии с законом Его (Ин. 5: 24-29).

Отвечая на вопрос, что такое судный день, святые отцы и современное духовенство рекомендуют искать ответ в Священном Писании и его толковании, удовлетворятся только тем, что Господь Сам открыл людям, и пребывать в вере, молитве и покаянии до кончины века.

Страшный Суд и что мы о нем знаем

События, предваряющие Страшный Суд

Блаженный Августин говорит, что «время, которое лежит между смертью человека и конечным воскресением, держит души в тайных вместилищах, в соответствии с тем, чего каждая душа достойна: покоя или страдания». Следовательно, последующие за всеобщим воскресением события, равно как и само воскресение, для одних усиливают блаженство и наслаждение, для других ‒ муку и страдание.

Свой «ад» или «рай» мы созидаем своими благими или нечестивыми деяниями

При этом мы не должны забывать, что свой «ад» или «рай» мы созидаем уже в нашей земной жизни своими благими или нечестивыми деяниями, спасаясь верою во Иисуса Христа как в Сына Божия и упованием на чудо Его спасительного Воскресения.

Сказано: «Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» (Рим. 10, 9). Этими словами «Павел дает… символ, в который вы должны верить и который надо исповедовать, чтобы спастись».

Но! Общеизвестно, что «как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2, 26). Дела-то и последуют за нами в вечность, будущность которой мы и созидаем ими (добрыми или злыми), еще живя на земле. И если мы не примирились с Богом Отцом в Его Сыне Господе Иисусе Христе, то все то дурное, что мы сотворили во дни земной жизни, последует за нами в вечность. «Ибо окружили меня беды неисчислимые; постигли меня беззакония мои, так что видеть не могу: их более, нежели волос на голове моей; сердце мое оставило меня» (Пс. 39, 13).

Блаженный Иероним предлагает следующую картину предваряющих Страшный Суд событий:

«Иероним перечисляет следующие пятнадцать признаков или знамений, предшествующих Суду. В первый день все моря поднимутся на пятнадцать локтей выше гор, на второй день все воды настолько погрузятся в пучины, что едва ли будут видимы, на третий день они будут восстановлены в их прежнее состояние, на четвертый день все большие рыбы и другие твари, движущиеся в водах, соберутся вместе и, подняв свои головы над поверхностью моря, будут издавать друг на друга злобное рычание, на пятый день все птицы соберутся вместе в полях с воплями друг к другу, не прикасаясь к пище и воде, на шестой день огненные реки поднимутся к небесному своду стремительно, несясь с запада на восток, на седьмой день все небесные светила, т. е. и планеты и неподвижные звезды выкинут огненные хвосты, подобно кометам, на восьмой день произойдет великое землетрясение и все животные будут свалены, на девятый день все растения будут обрызганы как бы кровью, на десятый день все камни, малые и большие, будут разделены на четыре части, несущиеся друг на друга, на одиннадцатый день все холмы и горы и строения будут превращены в прах, на двенадцатый день все животные придут из леса и с горы на поля, рыча и не прикасаясь к еде, на тринадцатый день откроются все могилы с востока до запада, чтобы тела могли воскреснуть, на четырнадцатый день все люди покинут свои убежища, не понимая ничего и не говоря, но бросаясь туда и сюда, подобно безумным, на пятнадцатый день все умрут и воскреснут с теми, которые умерли давно перед этим. Когда придет Христос для Суда, Он явится во славе из-за той власти и силы, которые надлежат Судье. Достоинству судебной власти присуще иметь некоторые признаки или знаки, которые побуждают людей к почтению и подчинению, а поэтому пришествию Христа и Его Страшному Суду будут предшествовать многие признаки или знамения для того, чтобы сердца людей были приведены в подчинение грядущему Судии и были приготовлены к Суду, будучи предупреждены этими знамениями».

Свидетельство Иеронима интересно многоплановостью образов и символов, хотя и не всегда соответствующих библейским реалиям.

Человеческая природа перестанет быть смертной и облечется в бессмертие

Так, в отличие от Иеронима, Библия сообщает нам, что «не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся» (1 Кор. 15, 51‒52). Святитель Иоанн Златоуст, отвечая на подобное несоответствие, наставляет: «Смысл его слов таков: не все мы умрем, но все изменимся ‒ даже и те, которые не умрут, ибо и они смертны». То есть изменения коснутся всех: и некогда умерших, и живых.

Входя в Новый Мир, мы изменимся. Человеческая природа перестанет быть смертной и облечется в бессмертие – для одних благостное и блаженное, для других страстное и страдающее.

Беспечность одних и бодрствование других

Новый Завет утверждает, что в преддверии конца света и Страшного Суда сердцами одних людей завладеет беспечность, а сердца других наполнятся бодростью ожидания и беспокойством.

Сказано: «Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба..». (1 Фес. 5, 3). Святитель Иоанн Златоуст предлагает следующее объяснение: «Христос сказал это в доказательство того, что Он придет вдруг и неожиданно, когда большинство будет наслаждаться удовольствиями». То есть обольщение антихриста настолько завладеет сознанием людей, что, погруженные в гедонизм и нарциссизм, культ обогащения и вседозволенности, уверенные в своем настоящем и будущем, они совершенно не будут обращать внимания на исполняющиеся пророчества о событиях последнего времени, пребывая в иллюзии ложного мира и ложной безопасности, и «тогда внезапно постигнет их пагуба».

Читаем: «Ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, – так будет и пришествие Сына Человеческого» (Мф. 24, 38–39). Святитель Иоанн Златоуст учит: «При радостях какая может быть скорбь? Здесь разумеются удовольствия и мир, которые могут быть только у людей бесчувственных. Поэтому-то апостол и не сказал: когда будет мир, но: когда будут говорить: ‟мир и безопасность”, изображая тем их бесчувственность, подобную той, какая была у людей и во дни Ноя, когда они, несмотря на величайшие бедствия, проводили жизнь, полную удовольствий, праведные же, напротив, проводили жизнь в скорби и печали. Отсюда видно, что с пришествием антихриста между нечестивыми и отчаявшимися в спасении своем умножатся постыдные наслаждения, – тогда будет чревоугодие, объедение и пьянство. Таким образом, Христос приводит пример, совершенно подходящий к обстоятельствам дела».

В противоположность неверующим, о верующих, наблюдающих библейские знамения времени и небес, сказано: «И будут знамения в солнце и луне и звездах, а на земле уныние народов и недоумение; и море восшумит и возмутится; люди будут издыхать от страха и ожидания , грядущих на вселенную, ибо силы небесные поколеблются» (Лук. 21, 25–26).

Согласно Блаженному Августину, «к концу света будет общее гонение благих людей со стороны нечестивых, так что в одно и то же время одни будут подвергаться страху, а именно благие, а другие будут в безопасности, а именно нечестивые. Слова: ‟когда будут говорить: мир и безопасность” относятся к нечестивым, которые будут мало обращать внимания на приближение Суда, в то время как слова из Евангелия от Луки (21, 26): ‟люди будут издыхать от страха” и т. д. должны быть относимы к благим». Беспечность среди людей будет проявляться и после гибели антихриста: они воспримут ее как некую досадную случайность, а не как действие Побеждающего Христа. Поэтому, хотя народы будут испуганы обнаружением этих небесных знамений, но прежде чем они начнут появляться, нечестивые люди будут считать себя в «мире и безопасности»: даже после смерти антихриста и до пришествия Христа, видя, что мир не уничтожился сразу, как они сначала подумали. Они продолжат идти путем греха и вседозволенности до самого конца.

Сказано: «И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса» (Отк. 8, 1). Как затишье перед бурей оборачивается катастрофой, так и перед Пришествием Христа, уже после погибели антихриста, воцарится тишина раздумья – спасительная для сохранивших дар веры и напрасная для закоренелых противников Христа и Его Церкви.

Беда Достопочтенный писал: «Мы верим, что после гибели антихриста в Церкви на некоторое время воцарится мир, о чем Даниил пророчествовал так: ‟Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трехсот тридцати пяти дней” (Дан. 12, 12). О том же блаженный Иероним говорит следующим образом: “блажен тот, кто после гибели антихриста будет ждать еще тысячу двести девяносто дней, то есть три с половиной года, и еще сорок пять дней, потому что тогда придет во славе Своей Господь и Спаситель”. Почему воцарится молчание на сорок пять дней, знает лишь Бог. Если только мы не скажем со всей определенностью, что отсрочка пришествия царства святых – это испытание терпения. Обрати внимание: в шестой день обычно случаются самые тяжелые испытания для Церкви, в седьмой же наступает покой. Так и Господь, распятый в шестой день, в субботу почил, ожидая времени воскресения».

Сказано:

«Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний (Иак. 5, 7); и еще: Удерживайтесь от всякого рода зла. Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес. 5, 22–23).

Знамение Сына Человеческого

Второе Пришествие (греч. парусия) Христа Спасителя будет явным и всемирным деянием Бога.

Сказано:

«Ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы. И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» (Мф. 24, 27–30).

Святитель Иоанн Златоуст восклицает: «‟Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе”, то есть Крест, который светлее солнца, так как солнце помрачается и скрывается, а крест является. Он не явился бы, если бы не был гораздо светлее солнечных лучей. Но для чего является это знамение? Для того, чтобы совершенно посрамить бесстыдство иудеев. Христос придет на этот суд, имея величайшее оправдание – крест, показывая не только раны, но и постыдную смерть». И действительно, нет более величественного знамения Сына Человеческого и Сына Божия, чем Святой Крест, этот вечный Жертвенник нашего спасения.

Некогда и апостол Павел восклицал: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6, 14).

Сей знак нашего спасения, появившись на небе, опрокинет лжемудрования всех ругателей Креста Господня.

И далее: «А на дом Давида и на жителей Иерусалима изолью дух благодати и умиления, и они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают о единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце» (Зах. 12, 10).

Блаженный Августин пишет: «Иисус придет в человеческом облике: это увидят и нечестивые; увидят и те, кто помещен по правую руку; увидят и те, кому уделено быть по левую руку, как написано: ‟воззрят на Того, Которого пронзили” (Зах. 12, 10; Ин. 19, 37). Если увидят Того, Которого пронзили, то увидят Его тело, которое проткнуло копье; но Слово не пронзить копьем. Итак, нечестивые смогут наблюдать то, что смогли изранить». Подобно и Ипполит Римский пишет: «Тогда приведут сына погибели, то есть дьявола, вместе с демонами и служителями его. Ангелы строгие и суровые низвергнут его в огонь неугасающий, к червю неумирающему, во тьму кромешную. Еврейский же народ увидит Христа в образе человеческом именно так, как Он явился к ним во плоти от Святой Девы и как они распяли Его. И покажет Он им язвы от гвоздей на руках и на ногах, и ребро Свое, пронзенное копьем, и голову, увенчанную тернием, и честной крест. И разом увидит весь еврейский народ, и будет рыдать и плакать подобно тому, как возглашает пророк: ‟воззрят на Того, Которого пронзили” (Зах. 12, 10; Ин. 19, 37). И не будет никого, кто оказал бы им помощь или милость, потому что они не покаялись и не отвратились от пути лукавого». То есть Христос явится в том самом Теле, в Котором Он и воскрес из мертвых, с сохранением ран и язв, с каковыми Он по Воскресении, дверями затворенными явился ученикам Своим, призывая апостола Фому словами: «подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20, 27).

Этим Телом Он ныне и ходатайствует за нас пред престолом Отца Небесного! Читаем: «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1 Тим. 2, 5). То есть после Вознесения Его на небо Бог Отец взирает на этот мир чрез раны Своего Сына Возлюбленного, в которых для нас источник Его прощения, милости и оправдания!

Деяния Страшного Суда

Но во Втором Своем Пришествии Господь Иисус Христос приходит в этот мир уже не спасать его, как во дни Первого Пришествия, но судить.

В Евангелии от Матфея читаем:

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую (Мф. 25, 31–33).

Размежевание между «овцами» и «козлищами» осуществляется уже в этой земной жизни, в зависимости от того, какую иерархию ценностей мы выстраиваем. Собственно, переоценка ценностных ориентиров в земной жизни и предопределяет нашу вечную будущность. И в разные периоды жизни человек выстраивает собственные приоритеты того, что для него наиболее важно, что второстепенно, а что и совершенно непозволительно.

Тонкой разновидностью монофизитской ереси является представление о том, что в день Страшного Суда будут рассматриваться вопросы только из области догматического и сравнительного богословия, сектоведения и канонического права ‒ и совершенно будут игнорироваться вопросы, связанные с нашим отношением к ближним и дальним. Собственно говоря, только они и будут рассматриваться на Страшном Суде, страшном для тех, кто неспособен выстраивать правильные отношения с другими людьми, как своими, так и «чужими»! Христианская религия и научает нас воспринимать любого человека, с которым мы соприкасаемся во дни земной жизни, как некое поручение от Бога и даже как Самого Бога…

Далее мы читаем в Евангелии от Матфея:

«Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25, 34–40).

Епифаний Латинский наставляет:

«Так что же, возлюбленные мои? Неужели Господь наш голоден и испытывает жажду? Неужели наг Тот, Кто Сам сотворил все на небе и на земле, Кто вскармливает ангелов на Небе и всякий народ на земле, Кто не нуждается ни в чем земном, ибо сущность Его не убывает? Такое кажется невероятным. Однако легко поверить в то, в чем Он Сам сознается. Ведь Господь алчет не в Себе, но в Своих святых; Господь жаждет не в Себе, но в Своих бедняках. И наг Господь не в Себе – Он всех одевает, ‒ но в Своих рабах. И болен Господь не в Себе – Он всех больных в силах исцелить и смерть разрушить, ‒ но в Своих рабах. И странник Господь не в Себе – Ему принадлежат и небо, и земля, ‒ но в Своих рабах. И в темнице Господь не в Себе – Он в силах любого освободить от мучений, ‒ но в Своих святых. Теперь видите, возлюбленные, что святые не сами по себе: как святые претерпевают все это ради Господа, так и Господь терпит это ради святых вместе с ними».

И хотя точка зрения Епифания Латинского созвучна с другими высказываниями Христа (Мф. 10, 42), она не передает всю полноту самоуничижения Сына Божия, отождествившего Себя Самого с каждым человеком (не только со святыми), когда-либо жившим и живущим на земле. Ибо после Боговоплощения Он, в Своем Истинном Божестве Единосущный Богу Отцу по божеству, в Своем Истинном Человечестве оказался Единосущен каждому человеческому существу в человечестве (сотелесничестве)!

Читаем: «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно , искушен во всем, кроме греха (Евр. 4, 15); и еще: Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1 Пет. 2, 24).

И в этом смысле нам важно уяснить, что святость не является чем-то автономным от Бога, о Котором сказано: «Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои» (Отк. 15, 4). То есть святость — это категория и состояние только Бога! И тонкой разновидностью пелагианской ереси будет считать, что кто-то может стать святым без Бога и вне Бога.

Как Луна, не являясь источником света, отражает свет Солнца, и только в той мере, в какой он касается ее, так и подлинная святость в жизни любого святого есть свет праведности Христовой, отразившийся от него.

Но бывает и полное лунное затмение, когда свет Солнца никак не отражается от видимой нами стороны Луны. Тем более ярким и радостным оказывается его (затмения) прекращение и обретение во свете того, что было погружено некогда во мрак. Таковые «первенцы» тьмы могут оказаться и первенцами света! «Иисус говорит им: истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21, 31). Преимущество таковых людей заключается в том, что они не испытывали никаких иллюзий и «благочестивых» галлюцинаций относительно самих себя, реально и объективно оценивая себя как конченых грешников, за что, ища оправдание во Христе и со Христом, оказались праведными.

Сказано: «Ибо мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих» (2 Кор. 2, 15). То есть благоухание праведности Христа!

Следовательно, отличие «овец» от «козлищ» ‒ и в причастности ко свету и благоуханию Христовой праведности. То есть те свойства и качества, которые должны обнаружиться в нас уже во дни нашей земной жизни, по смерти, на прохождении мытарств и особенно в день Страшного Суда, позволят распознать и отличить нас от козлищ, чуждых стаду Христову.

После приговора Страшного Суда происходит окончательное и неисправимое размежевание между спасаемыми и гибнущими племенами, народами и языками.

«Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф. 25, 41–46).

Епифаний Латинский наставляет:

«Вы видите, возлюбленные, нет тому извинения. Они знали, что делать в этом мире. Однако жадность и злая воля мешали им уготовить себе сокровища в будущем вместо геенны. Они не осуждаются за злодеяния, и Господь не говорит им: ‟Идите от Меня, злодеи, ибо вы повинны в убийстве, любодействе, воровстве”. Нет, но говорит: ‟Потому что Я алкал и жаждал в рабах Моих, а вы не послужили Мне”. Если так осуждаются не сделавшие зла, то что сказать о творивших дела диавола? Не постигает ли их пророчество блаженного Давида: ‟Потому не устоят нечестивые на суде, и грешники – в собрании праведных” (Пс 1, 5)? И не то чтобы они не воскресли, но ни на суд, собрание праведных они не заслуживают войти. Они восстанут, но чтобы из наказания войти в наказание. ‟И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную”. И все это вечно: для грешников вечная мука, для праведных – вечная жизнь».

По окончании Страшного Суда и размежевания между «овцами» и «козлищами» спасенные народы воспоют пред престолом Божием «Новую Песнь» (Отк. 14, 3).

«После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих. И восклицали громким голосом, говоря: спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу! И все Ангелы стояли вокруг престола и старцев и четырех животных, и пали перед престолом на лица свои, и поклонились Богу, говоря: аминь! благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков! Аминь. И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца. За это они пребывают перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них. Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их» (Отк. 7, 9–17).

Преподобный Андрей Кесарийский пишет:

«Невещественно будут они пасомы на чистых и преобширных источниках Божественного разумения, обозначенных водою, которая, кроме этого, обозначает еще обильное излияние Божественного Духа. И Господь сказал о верующем, что ‟реки от чрева его истекут воды живой” (Ин. 7, 38); ею тогда обильно питаемые святые, приобретши по прекращении частного знания совершенное ведение и освободившись от тления и изменения, будут пребывать в бесконечном веселии и радости».

«И жизни будущего века»

Участь блаженных

Красота жизни будущего века – это неизреченная тайна, которой в этой земной жизни мы касаемся лишь отчасти, но достаточно регулярно…

Что означает уточнение: «А нам Бог открыл Духом Своим»?

Мы становимся причастниками вечных благ уже в земной жизни через церковные таинства

Духом Святым совершаются действием Христа все таинства Церкви. То есть мы становимся причастниками вечных благ уже в этой, земной жизни через те или иные церковные таинства. И вечная сладость, которая ими предваряется, реальна для нас уже сегодня и сейчас.

То есть живя на земле, через таинства Церкви и приобщение Слову Божию мы уже теперь пребываем в вечном блаженстве и радости грядущего Небесного Иерусалима!

Счастье и наслаждение вечной жизни сопряжено с постижением (созерцанием) Бога

Счастье и наслаждение вечной жизни сопряжено с постижением (созерцанием) Бога, каковая радость и будет преисполнять сердца спасенных. Возрастая в познании о Боге опытно, души более и более будут уподобляется вечно познаваемому и экзистенциально непознаваемому, пребывая в созерцательной жизни, которая будет «столь блаженна, что мы теперь сего блаженства и вообразить не можем».

Беда Достопочтенный пишет: «Так велика милость нашего Создателя, что Он даровал нам возможность знать Его и любить, как дети любят отца; было бы уже немало, если бы мы могли любить Его, лишь как преданные слуги любят хозяина, как сурового господина любят его верные наемники». Знать (познавать) Его и любить (возрастать в любви чрез познание) и составляет, в понимании Беды, суть вечной созерцательной жизни, которая еще не открылась нам. И действительно, в этой, земной жизни «мы видим как бы сквозь стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1 Кор. 13, 12).

Возрастание в любви и познании и составит суть вечного блаженства, наслаждения и радости!

«И жизни будущего века»

Участь проклятых

И, напротив, участь нечестивых – пребывание во мраке неведения и о себе, и о Боге. Замкнутые в собственных грехах и стесненные ими, нечестивые, съедаемые вожделениями и стыдом, вечно будут пребывать в состоянии застывшего реликта, безысходности и отчаяния. И хотя не все грешники понесут одинаковое наказание и муку, каждый получит казнь соответственно содеянной им вине, которая будет обусловлена его ведением или неведением относительно воли Создателя во дни земной жизни.

Читаем:

«Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лук. 12, 47–48).

То есть наказание нерадивым христианам будет более жестоко, чем наказание пребывавшим в неведении о Боге и Его законе во дни земной жизни. Подобное правило действует отчасти для верующих уже и в этой жизни.

Сказано: «Ибо невозможно – однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются » (Евр. 6, 4–6).

Феодорит Кирский пишет: «Крайне невозможное дело, говорит апостол, приступавшим ко всесвятому крещению, причастившимся благодати Духа Божия, приявшим прообраз вечных благ, снова приступить и сподобиться другого крещения. Ибо это не иное значит, как снова Сына Божия пригвождать ко кресту и снова наносить поругание, какое Ему нанесено было. Ибо как Он единожды претерпел страдание, так и нам подобает единожды приобщиться Ему в страдании».

Путь возвращения к Богу всецело закрыт для оказавшихся в аде и лишенных инструмента исправления – человеческого тела (о чем выше мы неоднократно рассуждали).

«И жизни будущего века»

Свет и мрак

Если спасенные будут объяты светом в Царствии Божием, то погибшие будут пребывать во мраке.

Сказано о мире святых и оправданных действием благодати:

«И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец. Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою» (Отк. 21, 23–24).

Древнехристианский экзегет Апрингий пишет:

«В образе света, очевидно, представляется, что Агнец есть светильник города и в свете Его ходят цари и народы. Пророк, поняв это, сказал: ‟во свете Твоем увидим свет” (Пс. 35, 10). Об этом свете сказал апостол: ‟Ночь прошла, а день приблизился” (Рим. 13, 12). В схожем ключе пишет и евангелист: ‟жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его” (Ин. 1, 4–5). Другими словами, то, что закостенела природа нашей бренности и что почернела тень нашего человечества, стало очевидно после того, как Господь воспринял плоть. И когда часть нашей плоти населил Бог – Свет, Он осветил ее всю величием славы. Поэтому им передана честь и слава царей и народов, потому что через Него все прославились, и тьма ночи не объяла верных Его, которым было светло от присутствия Агнца и Слова несказанного и нерожденного Отца».

И сами спасенные народы будут излучать свет: «тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их» (Мф. 13, 43); и еще: «И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде – как звезды, вовеки, навсегда» (Дан. 12, 3).

В противоположность спасенным, погибшие будут пребывать во мраке «тьмы кромешной». Читаем: «Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22, 13). Комментируя эти слова, святитель Григорий Великий (Двоеслов) восклицает: «Если этот огонь давал бы свет, он никак не мог быть описан как бросание во тьму кромешную».

Таким образом, сам адский пламень не будет являться источником света, и пребывающим в нем будет представляться, что они находятся в полном одиночестве.

Страшно преступление любого греха, но еще страшнее и вечное наказание за него. Несовершенны наши праведные деяния, но, в соединении с действием благодати, великое благо обретается чрез них.

День Господень

Реальность христианства такова, что в конце истории человечество ожидает Судный день. И хотя мир по большей части живёт так, словно это никогда не случится, — день этот наступит, и для одних он станет днём ужаса и содрогания, а для других — днём радости встречи с любимым Господом. Что нам известно о последнем суде? Верно ли понимаем мы те немногие сведения, что даёт нам об этом Писание?

Страшный Суд

Христианство утверждает, что человек вечен, и земная жизнь — лишь мгновение перед этой вечностью. При этом оно очень скупо говорит и о самой вечной жизни, и о том суде, который ждёт каждого. Священное Писание христиан полно рассказами о прошлом человечества от его сотворения и до основания Церкви воплощённым Сыном Божиим. Там есть пророчества о будущем, о конце истории человека, о неизбежности последнего суда — но крайне мало информации о том, какой будет загробная жизнь и каким будет суд.

В таком осторожном отношении к тайне суда и вечности есть глубокая мудрость и огромная забота о нас Автора Слова Божия. Лукавая природа грешного человека такова, что как только он узнает что-то о посмертной участи, то сразу начинает придумывать, как бы поудобней «там» устроиться. Если «там» гуляет потусторонняя дичь, то нужно взять с собой в могилу лук и стрелы. Если «там» есть дичь и есть охотники, то кто-то должен быть у них главным — значит, надо прихватить с собой жён, слуг, лошадей, золота побольше, чтобы и «там» быть главным.

Чем больше подробностей о «тамошней» жизни предлагает религия, тем легче размыть даже правильные идеи. Показательны в этом плане представления о суде у древних египтян. В их основе лежало ясное понятие о том, что каждому умершему предстоит суд, на котором за грехи накажут, а за добро вознаградят. Но египтяне настолько ясно разбирались в тонкостях процедуры суда и так хорошо представляли все опасности загробного пути на суд, что разработали огромное количество ухищрений, которые гарантировали успешное прохождение всех загробных сложностей. А значит, важен уже не столько нравственный облик умершего, сколько возможность оплатить жрецам похороны по «высшему разряду» со всеми необходимыми ритуалами, амулетами, заклинаниями.

Мне кажется, что с древних времён природа интереса к подробностям грядущего суда не изменилась — этот интерес движим всё тем же желанием получше устроиться после смерти. Если слово Божие, открыв немногое, о чём-то умолчало, это не зря. Как сказал блаженный Феодорит Кирский, «Не должно доискиваться того, о чём умолчано, надлежит же любить написанное».

***

В любом православном катехизисе можно прочесть, в том или ином варианте, следующее: «После смерти человек предстаёт на частный суд, на котором определяется его участь до всеобщего воскресения. Праведники до всеобщего воскресения в неполноте предвкушают блаженства, нераскаянные грешники до всеобщего воскресения в неполноте предвкушают мучения. После всеобщего воскресения состоится последний общий суд, после которого праведники в полноте пребудут в вечном блаженстве, нераскаянные грешники в полноте вкусят мучения». И ведь всё верно сказано, и фантазиями, сродни древнеегипетским, тут и не пахнет… Но эти сухие, словно созданные для зубрёжки безапелляционные формулировки ни в какое сравнение не идут с яркими образами Писания, с притчами, в которых Господь приоткрывал тайну вечности. Катехизис можно лишь зубрить, а в слово Божие можно с любовью долго и вдумчиво вчитываться. На литургии священник или диакон целует открытую страницу с текстом Евангелия после прочтения, и совсем невозможно представить себе, чтобы кому-то захотелось с такой же любовью целовать текст катехизиса. Но когда мы начнём с любовью, вдумчиво вчитываться в Писание, мы найдём в нём немало мест о суде, которые непросто согласовать с определением из катехизиса. Попробуем разобраться в некоторых из них.

***

Не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасён был чрез Него (Ин. 3, 17). Может показаться, что эти слова вовсе отменяют суд, но это не так, ведь апостол Павел говорит, что всем нам должно явиться пред судилище Христово (2 Кор. 5, 10). В первое Своё пришествие на землю Сын Божий явился в образе раба, в уничижении. Явился не судить, но спасти. А Его второе пришествие будет уже не в уничижении, но в славе для суда: Бог и Господь наш Иисус Христос будет судить живых и мёртвых в явление Его и Царствие Его (2 Тим. 4, 1).

Но что это будет за суд в свете любви Божией к нам? Суд — это не только приговор, суд — это, в первую очередь, установление истины. Когда обвиняемый предстаёт на суде, сначала нужно уяснить, виновен ли он в том, в чём его обвиняют. Но Богу не нужно ничего уяснять, Он знает всё. Суд станет моментом истины для нас самих. Тогда откроются все тайные помышления, и мы сами себя увидим в истинном свете такими, как есть, и сами поймём, чего мы заслуживаем. Но что ещё более поразительно, именно в этом смысле открытия истины суд не просто произойдёт в будущем — он уже начался. Господь в Евангелии от Иоанна, продолжая Свою мысль о том, что Он пришёл не судить, говорит: Суд же состоит в том, что свет пришёл в мир… ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идёт к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идёт к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны (Ин. 3, 19–21).

Сын Божий, Свет от Света-Отца, пришёл на землю и Своим явлением уже осветил мир. В Его свете уже видно, что есть зло, а что — добро. Каждый, кто приближается к Нему, уже может начать познавать истину о себе, может начать судить себя. Удивительно, но хоть Сын Божий не пришёл с Ангелами и не сел на престоле судить, однако суд уже потихоньку происходит в жизни многих христиан. Это очень характерная черта Евангелия: как Царство Небесное уже началось в жизни христиан, но ещё не настало в полную силу, так и суд уже начался, но в полноте он случится в конце истории. Мы молимся словами Господа «да приидет Царствие Твое», но Сам же Господь и сказал, что Царствие Божие уже внутрь вас есть (Лк. 17, 21). Так же и суд: Человекам положено однажды умереть, а потом суд (Евр. 9, 27), — но и свет пришёл в мир, уже пришёл, и в этом и состоит суд.

Кроме того, когда мы пытаемся понять слова Господа о том, что Он пришёл не судить мир, но спасти, нужно помнить, каким представляли себе грядущий суд слушатели Христа — иудеи. Еврейский народ с радостью ждал суда. Хотя в Писании можно найти слова о том, что на суде каждый ответит за свои личные поступки, но всё же для евреев суд представлялся скорее как долгожданный момент отмщения их обидчикам. Евреи ожидали, что на этом суде они не будут отвечать перед Богом за свои поступки, но будут истцами, обвинителями язычников и евреев-отступников. На этом суде Бог наконец защитит притеснённых иудеев, накажет язычников и подчинит их еврейскому народу. У евреев гораздо больший отклик находил пламенный призыв псалма наказать нечестивых: Боже Израилев, восстань посетить все народы, не пощади ни одного из нечестивых беззаконников (Пс. 58, 6) — чем смиренное исповедание своей нищеты перед судом Божиим: Не входи в суд с рабом Твоим, потому что не оправдается пред Тобой ни один из живущих (Пс. 142, 2).

Так, для еврея, который ждал суда как момента своего торжества над язычниками, слова Господа о том, что Он пришёл спасти мир, означали, что массового осуждения язычников не будет, Господь пришёл не судить их, но спасти.

***

Слушающий слово Моё и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешёл от смерти в жизнь (Ин. 5, 24). Из этих слов может сложиться впечатление, что далеко не всем людям нужно будет пройти через суд, причём для избежания суда достаточно верить в Бога. Современные исследователи обращают внимание, что в греческом языке слово κρίνω может означать не только «сужу», но и «осуждаю». И хоть в классическом варианте греческого языка производное от κρίνω слово κρίσις («суд») означало сам процесс суда, но в языке новозаветных авторов, для которых греческий язык, как правило, не был родным, это слово зачастую означало результат, то есть «осуждение».

С современными комментаторами согласны и святые отцы. Святитель Иоанн Златоуст, не вдаваясь в филологические тонкости, прямо говорит: «слова „на суд не приходит“ означают: не подлежит наказанию». Тогда слова «верующий на суд не приходит» означают то же, что и чуть ранее сказанное Господом: «верующий в Него не судится», и значение этих слов лучше всего передаёт их славянский перевод: веруяй в Онь несть осужден (Ин. 3, 18). И хоть окончательный суд ещё впереди, формы глаголов настоящего времени (на суд не приходит, не судится) говорят о том, что действие суда уже началось, и в каком-то смысле верующий уже не осуждён.

***

Разве не знаете, что святые будут судить мир? (1 Кор. 6, 2). Эти слова апостола могут зародить сомнение: так кто всё-таки будет судить — Бог или святые? В этом отрывке нужно обратить внимание на слова «разве не знаете». Они говорят нам о том, что апостол Павел пытался напомнить коринфянам нечто, что они уже должны были знать, а именно книгу пророка Даниила. В 7-й главе этой книги говорится, что суд дан был святым Всевышнего (Дан. 7, 22). Но если мы вчитаемся в слова пророка, то увидим, что суд как окончательное установление Царства Божия творит Бог, а святым даётся суд как атрибут власти в Царстве Божием. Если до последнего Божиего суда миром правили и мир судили богохульные и звероподобные царства, то после установления Царства Божия власть и суд будут в руках святых. Кроме того, Сам Господь в Евангелии рассказывает нам, какой будет роль святых на суде: Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы. Царица южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона (Мф. 12, 41–42). Это значит, что святые не будут судить по своему произволу других, это значит, что уже фактом своего существования, фактом своей праведности они осуждают нечестивых. Если праведники в сложных условиях сохранили веру и праведность, то нет никакого оправдания нечестивым, у которых были все возможности для жизни по заповедям Божиим. Об этом же говорится и в Послании к Евреям о праведности Ноя: Верою Ной… осудил весь мир (Евр. 11, 7). Ной жил в одно и то же время с развращённым поколением, но соблюл веру и уже этим одним осудил весь развратившийся мир.

То же самое имеет в виду Господь, когда говорит апостолам: В пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых (Мф. 19, 28). Апостолы получат власть судить в пакибытии, то есть в Царстве Божием, в противоположность этому времени, в котором судят безбожные правители. Апостолы будут судить двенадцать колен Израилевых потому, что они являют собой тот священный остаток Израиля, который не отпал от Бога, и одновременно родоначальников Нового Израиля — как двенадцать патриархов были родоначальниками ветхого Израиля. Потому самим фактом своей веры в Мессию они осудят ветхий Израиль, не признавший Мессию.

***

Суд Божий неотвратим. Он будет подобен тому, как пастух отделяет овец от козлов, как рыбак из пой­манной рыбы выбирает хорошую и выбрасывает плохую, как жнецы жнут пшеницу и сжигают плевелы. Суд застанет врасплох тех, кто ест, пьёт и веселится, забывая о Боге и о нуждах ближних. Суд станет радостной встречей с Господом для тех, кто помнит Его и бодрствует в заботе о Его рабах.

Хоть мы и мало знаем об этом суде, то немногое, что нам открыто, нужно любить и молитвенно читать — тогда и немногие слова Писания смогут изменить жизнь человека и проложить ему путь к Богу.