Православные люди

Люди писания кто Они?

Можно ли считать современных иудеев и христиан людьми Писания?
Вопрос: Саламуалейкум, уважаемый шейх. У меня такой вопрос: есть ли в современном мире истинные люди Писания. И вообще, можно ли их таковыми считать, если с приходом нашего пророка (с.а.в) отменяются предедущие пророчества. Баракалла. (Дагестан).

————————————
Ответ:
Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного!
Ассаламу алейкум уа рахматуллахи уа баракатух!
Несомненно, все религии кроме ислама были отменены. После того, как Аллах даровал человечеству приход пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха), единственной религией, признаваемой с того момента Аллахом, стал ислам. Аллах говорит в Коране:
إِنَّ الدِّينَ عِنْدَ اللَّهِ الْإِسْلَامُ
Воистину, единственной (признаваемой) религией у Аллаха является ислам.
(Коран, 3: 19).
В принципе, людьми Писания («Ахлюль-Китаб») именуют иудеев и христиан. Так происходит потому, что они были последователями религий, которые были ранее ниспосланы Аллахом посредством пророков и священных писаний, сформировавших основу христианства и иудаизма. Из-за священных писаний их и называют людьми Писания.
Так называли их даже во времена Пророка (мир ему и благословение Аллаха). Сам Коран подтверждает это, и можно найти немало аятов, в которых данные группы людей именуются «Ахлюль-Китаб». И это явное указание на то, что, несмотря на отмену данных религий, их приверженцев все равно называют людьми Писания.
В хадисах тоже можно найти немалое количество повествований, показывающих, что Пророк Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и его сподвижники (да будет доволен ими Аллах) называли их «Ахлюль-Китаб».
Если говорить о современных христианах, некоторые исламские теологи полагают, что большинство христиан более не могут считаться людьми Писания из-за существенных искажений, произведенных в их религии. Но другие исламские теологи полагают, что их до сих пор следует считать людьми Писания. Наши теологи придерживаются второго мнения, поскольку и во времена Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) были христиане с искаженными христианскими убеждениями, но даже их называли людьми Писания.
Если говорить о связи между людьми Писания и мусульманами, в Коране особо говорится о двух моментах, затрагивающих мусульман:
1) Вступление мусульман в брак с представительницами Ахлюль-Китаб. Об исламских нормах в данном отношении говорилось в фетве «О браке с немусульманами и браке с людьми других национальностей и культур».
2) Мясо животных, заколотых руками людьми Писания: оно дозволено только в том случае, если во время забоя было произнесено имя Аллаха. Если этого не было сделано, мясо будет запретным (харам). Аллах говорит в Коране:
وَلَا تَأْكُلُوا مِمَّا لَمْ يُذْكَرِ اسْمُ اللَّهِ عَلَيْهِ وَإِنَّهُ لَفِسْقٌ
Не ешьте из того, над чем не было произнесено имя Аллаха, ибо это (непроизнесение имени Аллаха) есть нечестие.
(Коран, 6: 121).
Во времена Пророка (мир ему и благословение Аллаха) и его сподвижников люди Писания произносили имя Аллаха во время забоя, поэтому мясо таких животных было дозволенным для мусульман. Но большинство современных представителей людей Писания очень вольно относятся к религиозным нормам, не говоря уже о том, чтобы произносить имя Аллаха во время забоя. Нет никакой гарантии, что они произнесут Его имя при закалывании животного. Кроме того, им более нельзя доверять в отношении дозволенного и запретного (халяля и харама).
Из-за неуверенности в корректности их забоя, специалисты исламского права единогласны в том, что нельзя употреблять сомнительное мясо. Мясо заколотых ими животных можно употреблять только в том случае, если есть уверенность, что люди Писания произнесли тасмию (то есть произнесли имя Аллаха) во время забоя животного.
А Аллах знает лучше.
Уассалам.
Муфтий Сухайл Тармахомед
Джамиат уль-Улама, Дар уль-Ифта

Голос монашества в современном мире

. Предисловие – 5_______ЧАСТЬ 1. ПРОСВЕТИ ТЬМУ МОЮ – 7
Предание как образ жизни – 9
Монашество и культура – 16
Современная молодежь и монашеский постриг – 29
Откровение помыслов и исповедь – 39
Тривещественный дар – 49
Покаяние как основа жизни во Христе – 52
Наше истинное и ложное «я» – 62
Юность и старость как духовные состояния – 72
Смысл и значение рассудительности – 89
▪ Взыскание воли Божией – 89
▪ Естественное, духовное и преестественное рассуждение – 91
▪ Ясное созерцание и энергия ума – 91
▪ Царский путь и побочные тропы – 92
▪ «Просвети тьму мою» – 94
▪ Подстерегающие нас опасности и необходимость в руководителе – 95
▪ Труд сердца – 97
▪ Рассудительность любви – 98
Смысл страданий в жизни человека – 100
▪ Древние греки и отцы церкви – 100
▪ Личный крест каждого и познание Бога – 102
▪ Светлый и темный кресты – 102
▪ Крест Христов в нашей жизни – 103
▪ Разрушенное единство и полнота любви – 105
▪ Подражание Страданиям Христовым – 107
▪ Мистическая сущность страданий – 109
▪ Христиане, распинающие Христа – 109
▪ Исход к Богу – 111
▪ Окончательное решение вопроса – 112
▪ От слез к славе – 113
Страсти Христовы и Богородица – 115
Притча о Страшном Суде и христианское общество – 125
▪ Меньший брат – 126
▪ Исповедники и мученики – 126
▪ Благословенные отца – 127
▪ Переворот в межличностных отношениях – 128
▪ Кто даст Царство? – 129
▪ Знамения и любовь – 130
▪ Социальная несправедливость – 130
▪ Распятие Христа христианами – 131
▪ Духовный путь – 132
▪ Внутреннее гостеприимство – 132
▪ Общность благ – 134
▪ Образец, являемый монашеской общиной – 134
▪ Мир Божественный и человеческий – 135
▪ Забытая истина – 136
▪ Дар Христов – 137
▪ Условия мира – 139
▪ Первая война – 139
▪ Корень греха – 140
▪ Самообольщение и самопознание – 141
▪ Благая война и худой мир – 142
▪ Таинство любви – 142
▪ Кроткий и Смиренный Бог – 144
▪ Что означает воплощение? – 145
▪ Мир и освящение — пример монашества – 145
Единство догматики и нравственности в православной Церкви – 147
▪ Евангелист Иоанн – 148
▪ Свет и Сущий – 149
▪ Иисус Христос, соединяющий человека с Богом и Отцом – 150
▪ Сыны в Сыне – 151
▪ Душевная связь и физическое общение – 152
▪ Дар и свобода – 153
▪ Имя Божие – 154
▪ Подражание Святой Троице – 155
▪ Личный интерес – 156
▪ Истинный человек и единство Тела Христова – 156
▪ Таинство любви – 157
▪ Путь смирения – 158
▪ Квинтэссенция христианской морали – 159
▪ Любовь и воскресение – 159
▪ Равенство – 160
▪ «Освяти их истиною Твоею» – 161
▪ Церковные догматы и догматизм – 161
Духовный и вселенский человек. (Памяти почившего в Бозе старца Паисия) – 163_______ЧАСТЬ 2. ГОЛОС МОНАШЕСТВА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ – 169

Если говорить о культуре как о возделывании, то правильное, или спасительное возделывание души и тела невозможно без Креста. Поэтому, обращаясь к первоначальному значению слова «культура», я бы предпочёл говорить о культуре как о возделывании Древа жизни – Креста. Учит ли светская культура правильно возделывать Крест? Нет. Поскольку, если и предполагает в процессе обучения труд, то самый незначительный. Культура это всегда расслабленность. Помните, как у Блока? Весёлое и лёгкое имя – Пушкин. Можно ли сказать: весёлое и лёгкое имя – Сергий Радонежский? Не получится. А если полагать в основу слова «культура» культ как поклонение, то и тут для христианина всё просто. Христианство это – культ Личности Христа.↩

Здесь уместно вспомнить основателя Сретенской семинарии – митрополита Тихона (Шевкунова). Без его участия едва ли мог быть введён этот предмет в семинарский курс.↩

По-иудаистски, — сказал бы я, поскольку стараюсь разграничить понятия «иудей» и «иудаист». Те из иудеев, которые приняли Христа Сына Божьего, стали христианами. А те из иудеев, кто отвергли Христа, стали иудаистами, исповедуя учение иудаизма. Такова, на мой взгляд, разница между иудаистом и иудеем, которых, как и евреев, давно нет на этом свете. Говорю об этом со скорбью, потому что, будь живы евреи, порядок был бы в мiре. Во всяком случае, так называемые гей-парады разбегались бы под градом камней, метаемых от иудей, потому что Бог заповедал иудеям: Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них (Лев. 20:13). Камни летели бы в ЛГБТ, если бы жили на свете евреи. Но остались только «евреи» (в кавычках). Кто они такие и чем отличаются от евреев (без кавычек), см. ↩

Интернет говорит: «Беллетристика (от фр. belles lettres – изящная словесность) – общее название художественной литературы в стихах и прозе. В настоящее время слово «беллетристика» часто употребляется в значении «массовой литературы», противостоящей «высокой литературе». Следует отметить, что это противопоставление уходит корнями в статьи литературных критиков XIX века В. Г. Белинского и Д. И. Писарева, которые иногда употребляли это слово по отношению к литературе, которая не вписывалась в рамки их социальных схем. Поскольку «беллетристика» – французское слово, упомянутые критики часто использовали его в пренебрежительном ключе, называя так литературу, которая воспевала буржуазные идеалы и не несла в себе социального подтекста, или «словесность ради словесности». Г.С.: Согласно такому пониманию беллетристики, «апостол веры в преобразующую роль культуры» Д. И. Писарев верил в исправительно-созидательную силу не той, им критикуемой беллетристики Пушкина, Лермонтова, Гоголя, но той социально-воспитующей беллетристики, какой была литература так называемого критического реализма и особенно предвосхищаемая этим художественным направлением – литература будущего соцреализма. Последняя в противовес развлекательно-пустой беллетристике загнивающего Запада, должна была воспитать из советских людей сознательных строителей коммунизма.↩

Мы бы продлили предложенный Виктором Митрофановичем ряд дореволюционных писателей, веривших в чудодейственную силу литературы, до К. Н. Леонтьева включительно. Это продление может показаться странным, потому что эстетика Леонтьева отличается от эстетики Чернышевского, как небо от земли, и, тем не менее, при противоположных взглядах вера у этих писателей была одна – литературно-художественная. Мы делаем этот вывод из слов самого Леонтьева: «Его искренность, его порывистый пафос, полный доброты, целомудрия и честности, его частые напоминания о христианстве – все это может в высшей степени благотворно действовать (и действует) на читателя; особенно на молодых русских читателей. Мы не можем, конечно, счесть, скольких юношей и сколько молодых женщин он отклонил от сухой политической злобы нигилизма и настроил ум и сердце совсем иначе; но верно, что таких очень много» (Курсив Леонтьева. – Г.С.) Это сказано Леонтьевым о Достоевском в статье «О всемiрной любви» (1880 г). Сказано, разумеется, не о человеке, но о писателе Достоевском, т.е. о умении последнего так составить слова в предложения, что они делались «в высшей степени» благотворными для читателя. По сути, это и есть вера в культуру, или вера в то, что перестановкой букв можно повлиять на душу человека и самый мiр. Эта вера является общей для Чернышевского и Леонтьева, хотя бы и разошедшихся далеко в плане идейном, но стоящих рядом в плане религиозном. Мир меняется не литературой, но духом. А какой дух водил пером Достоевского? Явно, что не Святой и далёкий от церковных догматов. Это не я говорю, это доказывает сам Константин Николаевич в упомянутой статье. И ещё одно небольшое замечание. Словам Леонтьева о творчестве Достоевского, которые мы процитировали выше, противоречат слова Острецова: «роман “Бесы” стал для многих первым шагом в революционную деятельность». Кому же верить и как подсчитать, скольких людей книги Достоевского привели в революцию, а скольких в церковь? Интернет: «В 1817 г. обозревателем журнала «Сын отечества» был проведён анализ посещаемости Петербургской публичной библиотеки и литературы, заказываемой в ней читателями в 1816 г. (см. часть 35 журнала за 1817 г.). Согласно этому исследованию, за один 1816 г. библиотеку посетили 600 человек, прочитав более 3000 книг. Кроме духовных и юридических книг, читали философов, историческую (особенно по отечественной истории) и приключенческую литературу. Больше всего читали литературу художественную – Ломоносова, Державина, Дмитриева, Озерова, Карамзина, Жуковского, Муравьёва, Крылова». http://web.snauka.ru/issues/2011/05/521 Г.С.: Чего же искали приходившие в библиотеку в 1816 году русские люди? А это были, надо полагать, наиболее подвижные и продвинутые жители Петербурга, столичный креатив, выражаясь современным языком. Чего искали они? Уверен, что не Христа и не пути к Нему, но чего-то иного, чего сами толком не знали, чего-то «разумного, доброго, вечного»… Что и обрели их потомки через 101 год.↩

Дмитрий Иванович Писарев критиковал не одни только литературные произведения. В 1862 году он написал в статье, которая по причине уничтожения подпольной типографии не вышла в свет, такие слова: «Низвержение благополучно царствующей династии Романовых и изменение политического и общественного строя составляет единственную цель и надежду всех честных граждан России. На стороне правительства стоят только негодяи…». За эту статью автор, не скажу: отсидел, чтобы не оскорбить память всех з/к советских тюрем и лагерей, скажу: отбыл 4-х летний срок в Петропавловской крепости, где ему через год после заключения была разрешена литературная деятельность. Прямо из крепости он отсылал свои статьи в «Русское слово», где их печатали. И ещё один штришок к портрету Писарева. В. И. Ленин взял с собой в ссылку в Шушенское его портрет.↩

Выражение «клубы с кофием и папироской в зубах» заставило меня вспомнить к/ф «Калина красная», где освобождённый из тюрьмы герой, приехав к своей корреспондентке, идёт с ней в такой клуб-кофейню. Википедия: «Сцены приезда Егора к Любе и их первого разговора в чайной сняты в д. Тимонихе (родина писателя В. И. Белова. – Г.С.). Здание чайной было построено специально для съемок, затем снесено». Значит, не только в моей сибирской деревне в Иркутской области, но и в более близкой к обеим столицам вологодской деревне таких чайных в середине 80-х годов прошлого века (когда фильм снимался) не существовало. К чему это я? К тому, что в «Калине красной», как сейчас помню, я был поражён увиденной культурой чае- и винопития, достигнутой в той далёкой и прекрасной деревне, которую изобразил на экране режиссёр Шукшин. И признаюсь, что, как упомянутые В. М. Острецовым военные, проговорившиеся после просмотра «Евгения Онегина», что хотели бы жить также, подумал, что хотел бы жить также, с чайной в центре деревни. Надо сказать, что в «Калине красной», в отличие от «Евгения Онегина», довольно часто появляются церкви, конечно, разрушенные и полузатопленные, а вовсе не такие, какими они были во времена «Евгения Онегина», но их вид на меня, насколько я помню, не произвёл такого сильного впечатления, как та необычайная чайная. Я бы даже сказал, что никакого впечатления они на меня не произвели, хотя, как думается, по мысли создателей фильма, должны были вызвать в зрителях покаянное чувство. Зато вот это: «выйдь на Волгу, чей павильон раздаётся? Этот павильон у нас культурой зовётся!» Это да, запомнилось.↩

Дерзнём заменить слово «национальный» словом «народный», потому как сам Виктор Митрофанович говорит, что нация это – народ без церкви. В.М. Острецов: «Как только свет религии стал гаснуть, так из мрака религиозного неведения полезли всевозможные чудища и выступил на сцену суррогат религии в виде культуры и национализма. Даже басенники марксизма-ленинизма, то есть сам Маркс и сам Ленин вдруг обнаружили, что нация появляется только с рассветом буржуазных отношений. Показательно. Пока была в силе религия, пока была самобытная национальная жизнь, “нации” почему-то не было. Хотя именно в это время господства попов, церкви и князей и было создано все, чем жила и живет любая нация в мире. Что отличает ее от других народов и дает ей право гордиться собой. В это время действительно не было нации, а была народность. Народность без Церкви и стала называться нацией (выделено мной. – Г.С.). Видимо, именно это и имели в виду творцы этого термина, которые ввели его в оборот в век просвещения самым широким образом. Появились интересы национальные, никак не связанные с интересами религиозными. Появилась светская культура, и слова “народ”, “простонародье” приобрели какой-то уничижительный смысл».↩

Мнение Церкви

Мне́ние Це́ркви — 1) понятие, используемое в рамках простонародного языка, в действительности означающее не мнение полноты Церкви, а мнение членов весомой или существенной её части; 2) свидетельство Церкви по тем или иным религиозным вопросам, основанное на ограниченных или косвенных данных Божественного Откровения, частных святоотеческих мнениях, заведомо преподносимое именно как (авторитетное, достойное внимания) мнение; 3) суждение или позиция Вселенской Церкви по текущим вопросам глобального характера по поводу церковного управления, церковной жизни; 4) мнение поместной Церкви, не нашедшее всеобщего сочувствия или признания в лице всех Поместных Церквей.

Когда мы говорим о мнении Церкви, то подразумеваем, что такое-то или такое-то суждение разделяется не отдельными членами церковной общины, а Церковью как таковой. К области мнений подпадает, к примеру, учение о Днях Творения мира. Так, Писание сообщает, что видимый мир был сотворен в течении шести Дней. Однако, какова длительность этих Дней, нам доподлинно неизвестно. Применительно к данному случаю Церковь свидетельствует, что у нас нет достаточных оснований для однозначного утверждения по этому вопросу и предлагает рассматривать его в двух возможных вариантах: а) День — сутки; б) День — неизвестный по продолжительности период. В принципе и первый, и второй варианты, рассматриваемые отдельно один от другого, отображают частные богословские мнения (см.: Теологумен). Общим же для Церкви является суждение о том, что вопрос о продолжительности творческих Дней не сегодняшний день не имеет бесспорного разрешения. Собственно это суждение и подпадает под категорию общего мнения Церкви. Допустимость в рамках вероучения обоих вариантов и невозможность безоговорочно выбрать один, отвергая другой, сводит их в единый раздел учения Православной Догматики, но не придает им догматического достоинства.

***

Официальное мнение Церкви: что это, и когда оно высказывается?

Разницу между позицией Церкви и мнением отдельного священника пояснил председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда.

«В Церкви считают…» – за этой фразой в СМИ может скрываться что угодно. Цитата из постановления Собора, заявления Патриарха, интервью председателя синодального отдела или записи блога сельского священника. Далее может следовать любое предложение: от социальной программы до отношения к фасонам одежды, от захоронения Ленина до канонизации Сталина. Возникает шум в СМИ, волна публикаций и перепостов в социальных сетях. Часто результатом оказывается скандал вокруг Церкви и обвинение ее в очередном «засилье» и «мракобесии».

Официальная позиция Церкви высказывается редко

«Официальная позиция Церкви выражается по ограниченному кругу вопросов, совершенно определенным образом и не оставляет никаких двусмысленностей. Если Патриарху нужно что-то сказать, он говорит это прямо и не использует такие косвенные формы (как заявление ВРНС – ред.)».

«Я считаю, что пасторская позиция вообще (позиция Церкви всегда пасторская) избегает обострения ситуации, которая уже разделяет людей, и в случае, когда Церковь занимает какую-то одну позицию, она может способствовать еще большему разделению».

«Моя личная позиция состоит в том, что пастырь и пастырская позиция должна учитывать наличие разных точек зрения. И в ситуации, когда какой-то шаг, когда он звучит не от имени какого-то батюшки, а от лица всей Церкви, может вызвать дальнейшее обострение и жесткое столкновение разных, то пастырская мудрость заключается в том, чтобы этого не делать».

«Христианская догматика определяет узкую сферу, несогласие с которой позволяет утверждать, что человек не христианин. Вот если завтра кто-нибудь выступит и скажет, что Иисус Христос – не Бог, то, уверяю вас, будет выражена четкая и ясная позиция Русской Православной Церкви, в которой будет сказано, что мы с этим не согласны.<…> Проблема русской политики с моей точки зрения заключается в том, что мы пытаемся решать в политической плоскости все проблемы, включая проблемы добра и зла. Пока мы будем решать в политической плоскости проблемы добра и зла, мы не консолидируем общество никогда»

Позиция Церкви – не позиция корпорации или политической силы

«У Церкви нет идеологической программы. Церковь – это место, где у Чаши встречаются люди с разными политическими позициями. Это не мешает им быть христианами»

«Позиция Церкви — не корпорации, не политической силы, которая должна обозначит свой интерес и свои взгляды на те или иные процессы — позиция Церкви заключается в том, что у нас 90 детских домов в Церкви, что мы говорим о проблемах с государством, которые у нас в этой сфере есть. Что патриарх на Рождество обратился к нашим гражданам и попросил их усыновлять детей — вот это позиция Церкви. Если бы мы были политической партией, мы бы вышли на одну из площадей, можно на какую-нибудь третью площадь, понимаете».

«Знаете, любопытный момент, вот все говорят: слушайте, у вас такой бренд, почему вы не можете мощно двинуться? Почему вы не можете всех заткнуть? Представляете? Завтра я выхожу, говорю: все молчат! Говорит только Легойда! Именно потому, что мы не корпорация, именно потому нас объединяет не позиция по поводу рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда» или там отношение к Федору Михайловичу Достоевскому, Пушкину, или Льву Николаевичу Толстому, а нечто принципиально иное».

Репутация Церкви и поведение священников

«Еще в конце IV или начале V века, Августин сказал, что поведение священников и христиан, плохое поведение, которые было, кстати сказать, и в III веке, и в IV, влияет на авторитет Церкви, но не влияет на ее истину. Вот это очень важно всем понимать – критикам церкви, ее защитникам и так далее. Я не говорю, что авторитет это неважно…»

90% сообщений в СМИ не связаны с религией

«В последнее время, вот вы говорите — много интереса к религии и так далее, я абсолютно убежден, говорю это с полной ответственностью, что 90% информационных сообщений, фильмов, чего угодно, выходящих сегодня в эфир, в самом широком смысле слова — от печатного до телевизионного, никакого отношения к содержанию религиозной жизни вообще и православной в частности, не имеют. Никакого!»

Что говорит о высказываниях священников в СМИ Патриарх?

Напомним, что в 2012 году Святейший Патриарх Кирилл неоднократно высказывался об ответственности священников за высказывания в СМИ и о разнице между мнением священника и мнением Церкви.

Так на пастырской трапезе в Храме Христа Спасителя перед молитвенным стоянием в защиту Церкви 22 апреля Предстоятель призвал священников не участвовать в ток-шоу: «То, что совершаем мы в общественном пространстве, как, впрочем, и в любом другом, мы должны основывать на молитве и сверять с опытом святых отцов, подвижников, молитвенников, с неизменяемым и одновременно вечно юным наследием Церкви. И сегодняшний наш ответ хулителям, клеветникам, лжецам — это не тот ответ, который хлестко звучит в Интернете, или на страницах прессы, или в так называемых ток-шоу, природа которых именно в том, чтобы развлекать людей… Эти обсуждения часто превращаются в обсуждение трагических судеб людей, ярмарку тщеславия, когда участники шоу соревнуются друг с другом, желая завоевать симпатии зрителей».

31 октября на закрытии фестиваля православных СМИ «Вера и слово» Патриарх также подчеркнул, что эпатирующие высказывания недопустимы для священнослужителя: «Наше дело – свидетельствовать, жизнью и словом своим, жертвенными делами. Наше дело – ходить по больницам и приютам, заниматься с бездомными, наркоманами, алкоголиками, с безбожниками нашими, которые мечутся, сами до сих пор не могут понять, где они, во что они верят и во что не верят. Наше дело — молодежь спасать… Конечно, такого рода работа приносит меньше пиара, ниже рейтинги публичности. Не нужно за этими рейтингами публичности гнаться. Это не наше дело, это все очень греховно».

И в докладе на Епархиальном собрании г. Москвы 28 декабря Святейший Патриарх также говорил об отношении Церкви и СМИ: «В современной информационной среде любая новость, связанная с Церковью, рассматривается через лупу. Любой недостойный поступок человека, связанного с Церковью, вызывает шквал негативных публикаций. Несомненно, что ряд СМИ прибегает к использованию недостоверной, заведомо ложной информации, практикует технику информационных вбросов. Эти методы, характерные для информационных войн, подчас используются и против Церкви. Церковь учит людей праведной жизни, и мы, ее члены, как я уже сказал, призваны быть примером для неверующих и маловерующих не только в словах, но и делах. Тогда мы выиграем любую информационную войну, не вступая в нее».

подготовил Арсений Загуляев

журнал «Нескучный сад»