Православный коммунизм

Коммунизм и христианство не совместимы

Благословенные Им наследуют землю,

а проклятые Им истребятся (Пс. 36: 22).

Буду ходить пешком, назло кондуктору.

В начале XXI века в русском обществе снова идет дискуссия о совместимости христианства и коммунизма, как и в начале ХХ века. Чем она кончилась тогда — мы знаем. Выучили мы историю или она сегодня повторит свой урок?

Иисус Христос учит любви. Христианство говорит: все мое — твое. Коммунизм говорит: все твое — мое. Молодое поколение не понимает, что такое коммунизм. Теперь уже никто не читает ни Ленина, ни резолюций съездов партии, где говорится о борьбе с религией, в первую очередь — с Православной Церковью. Роль Православной Церкви в России огромна. Ленин взывал к ее полному уничтожению. Когда он говорил о религии, его лексика становилась подлинно богоборческой и переходила все мыслимые границы: он был одержим богохульством и не мог говорить о вере в Бога без проклятий. Религия для него — «поповщина», «заигрывание с боженькой», «самая гнусная из вещей», «труположество»… «Всякая религиозная идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимейшая мерзость… самая опасная мерзость, самая гнусная зараза», — так писал Ленин А.М.Горькому еще в 1913 году. Ранее, в 1909 году, он писал: «Религия есть опиум народа, — это изречение Маркса есть краеугольный камень всего миросозерцания марксизма в вопросе о религии» («Об отношении рабочей партии к религии»).

Ленин — настоящий и законченный богоборец. Но Ленин — навечно вождь коммунистов, поэтому нельзя отделить коммунизм от богоборчества Ленина.

До победы революции Ленин допускал, однако, членство в партии верующих рабочих, но это был только лишь тактический ход, который для него допустим, пока идет борьба за власть. В 1905 году он писал: «мы основали свой союз, РСДРП, между прочим, именно для такой борьбы против всякого религиозного одурачения рабочих… Для нас же идейная борьба не частное, а общепартийное, общепролетарское дело… Отчего мы не заявляем в своей программе, что мы атеисты? отчего мы не запрещаем христианам и верующим в бога поступать в нашу партию?.. Единство этой действительно революционной борьбы угнетенного класса за создание рая на земле важнее для нас, чем единство мнений пролетариев о рае на небе…». — И далее: «Вот почему мы не заявляем и не должны заявлять в нашей программе о нашем атеизме; вот почему мы не запрещаем и не должны запрещать пролетариям, сохранившим те или иные остатки старых предрассудков, сближение с нашей партией» («Социализм и религия»).

Однако сразу же после захвата власти в октябре 1917 года большевики издают ряд декретов, направленных против Церкви в духе воинствующего атеизма. В ответ на это Патриарх Тихон предал власть коммунистов анафеме: «Анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению принадлежите к Церкви православной». Поместный Собор 1917 г. подтверждает анафему советской власти, постановлением, в котором «с любовью приветствует» это послание, называет его «духовным мечом». По смыслу послания, анафема распространяется на всех, кто ведет и поддерживает любые разрушительные действия против Церкви. По учению Церкви, это означает, что такие лица неминуемо получают возмездие от Бога, если только не принесут покаяние. Вместе с тем, анафема заранее возвещает, что действия врагов Церкви обречены на конечную неудачу. Эта анафема сохраняет свою силу навсегда.

Многие люди состояли в партии, не участвуя активно в гонениях на Церковь. Распространяется ли анафема на них? Одно дело — сознательная поддержка коммунистической политики, направленной против Церкви, другое дело — бессознательное следование ей. Значительная часть коммунистов плохо представляли, что делала компартия. Но, тем не менее, они содействовали ее борьбе против религии и вместе с тем — против справедливости. Анафема, безусловно, распространяется на всех, кто так или иначе способствовал коммунистической диктатуре. Что касается тех лиц, которые, зная об ужасах гонений на Церковь, все равно поддерживали партию, их ответственность гораздо больше. Каков будет окончательный суд Божий, знает только сам Бог.

Приведем еще несколько цитат из документов и писем «вождя мировой революции». В письме Дзержинскому: от 1 мая 1919 г.: «…необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады». Из Приказа от 25 декабря 1919 года: «Мириться с «Николой» глупо, надо поставить на ноги все чека, чтобы расстреливать не явившихся на работу из-за «Николы» (т.е. пропустивших субботник при погрузке дров в вагоны в день Николая Чудотворца 19 декабря)».

В ныне широко известном письме В.М. Молотову для членов Политбюро от 19 марта 1922 г. в связи с протестами населения в Шуе: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления… Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

Количество подобных цитат можно умножать и умножать, но этому мешает размер нашей публикации. Надеемся, сказанного достаточно.

С самого начала своего прихода к власти коммунисты развязали неслыханный по жестокости «красный террор». О котором и говорят приведенные цитаты. Несмотря на то, что этот террор осуществлялся на глазах у всех, Ленин с неслыханной наглостью отрицает его и называет клеветой: «Нас всегда обвиняли в терроризме. Это ходячее обвинение, которое не сходит со страниц печати. Это обвинение в том, что мы ввели терроризм в принцип. Мы отвечаем на это: «Вы сами не верите в такую клевету» (ПСС, т.39, стр. 404).

Сегодня коммунисты нигде не говорят о принципах ленинской политики, и все, кто рассуждает о возможности доверия коммунистам, не имеют понятия об этих принципах. Многие современные люди наивно не верят в то, что коммунисты до сих пор одержимы духом атеизма, а напрасно, потому что, как показывают приведенные мысли и указания Ленина, история ХХ в. может повториться в XXI в. Памятник Ленину в Уфе, совсем недавно — минувшей осенью — вновь поставленный усилиями партии, ясно говорит о намерении оживить дела Ленина в вернуть в полном масштабе его политическую практику.

Идеологическая борьба компартии с христианством шла всегда, непримиримость коммунизма и христианства подтверждалась постоянно. Мы не знаем ни одного документа, где она отказывалась бы от этой борьбы. Поэтому мы не можем доверять партии коммунистов, пока она последовательно и доказательно не отказалась от своего антихристианского учения, чего, конечно, никогда не будет. Поэтому верить предвыборным обещаниям коммунистов просто не умно, нужно верить делам. Нужно рассматривать ситуацию в совокупности — историю, программу, платформу, реальные дела. Если коммунисты продолжают исповедовать идеологию Ленина, то они будут делать все то, чему учил их вождь. С его точки зрения религию нужно уничтожить полностью. Отсюда следует, что они ни перед чем не остановятся, если они вернутся на утраченный ими трон: террор будет непременно развязан, если коммунисты вновь получат власть.

Дело не только в том, что они творили все это, а значит, готовы снова заниматься терроризмом, а еще более в том, что они последовательно борются с религией, стремясь убить не только тело, но и душу. Коммунисты с самого начала объявили Церкви смертельную борьбу. Ведут ли они сейчас эту войну? У коммунистов сейчас нет возможностей, которые им предоставляло обладание властью. Но они готовы возобновить борьбу с Церковью. При появлении такой возможности

Сегодня компартия, внешне ведет себя мирно, они вновь молчат о своем атеизме, как скрывали свое богоборчество в 1905 году, даже якобы сочувствует христианству, вплоть до поклонения господином Зюгановым Поясу Пресвятой Богородицы — впрочем, наряду с поклонением Ленину. Религиозные акции г-на Зюганова не говорят ли о том, что коммунисты стали «хорошими»? Нет, не говорят, поскольку невозможно поклоняться двум богам. Как мы видели, Ленин считал, что в борьбе за власть можно принимать верующих в партию и возможно их сближение с партией. Именно такова современная тактика коммунистической партии, которая пытается сблизиться с верующими, и следует признать, она действует довольно успешно. Пролетариев нет, но современная мудрая интеллигенция, не читавшая Ленина и не желающая знать историю, так же охотно принимает предвыборные лозунги компартии, как и пролетарии 100 лет назад. Однако, пока г-н Зюганов не принес публичного покаяния в радикальных ошибках компартии, не отрекся от культа личности Ленина, что означает его «поклонение» Поясу Богородицы? Не похоже ли это на притворное намерение Ирода поклониться Младенцу Христу: «И когда найдёте Его, сообщите мне, чтобы я тоже мог пойти и поклониться Ему» (Мф. 2: 8)? Надо быть честными. Нельзя пить из Чаши Христовой и чаши бесовской! Что общего у Христа с Велиаром?

Голосовать за коммунистов — это грех. Некоторые считают, что увеличивается количество голосующих за коммунистов. Социологи говорят, что это результат протестного голосования против современного нам беззакония. Но ведь коммунисты совершили неизмеримо больше преступлений, чем наша «элита». Почему же народ им верит? Действительно, большую роль в этом играет протестное голосование, которое является следствием отчаяния. Люди голосуют так единственно, чтобы досадить Путину. Если люди не обдумывают свои поступки, значит, люди ведут себя крайне наивно, по-детски: «Буду ходить пешком, назло кондуктору». Это очень характерно для русского народа, это говорит о чистоте народа, но и о его беззащитности. Он легко становится жертвой обманщиков.

Народ должен хорошо узнать принципы, приемы этой партии. Но самое главное, чтобы народ молился.

Церковь никому зла не желает, она никого не преследует, она не борется с коммунистами силовыми методами. Наша война не против плоти и крови, а потов духов злобы поднебесной. Церковь борется против злого духа — призрака коммунизма, бродящего по Европе, против всякого злого духа насилия, жестокости, и гонений.

Протоиерей Александр Салтыков, историк Церкви, декан факультета Церковных художеств ПСТГУ, настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах

Православие и коммунизм.

Да,жалко молодежь.Какой хлам и бред им это власть впаривает…
Игорь,не читайте Резуна. Я проштудировал Резуна ещё три года назад и меня убедили его доставерные сведения что виновником нападения Германии является подготовка нападения СССР на Греманию о чем она была проинформирована через агентурные сети.Получается 60 млн россиян погибли из-за коммунистических планов захвата мира Империей Зла.
«23 декабря 1940 года в Москве открылось совещание высшего командного состава РККА. Оно продолжалось 9 дней без выходных и завершилось вечером 31 декабря.
На совещании присутствовали руководители Наркомата обороны и Генерального штаба, начальники Центральных и Главных управлений, командующие и начальники штабов военных округов и армий, генерал-инспекторы родов войск, начальники всех военных академий, командиры некоторых корпусов и дивизий. Всего 276 маршалов, генералов и адмиралов.
Как и предусматривалось, на совещании присутствовал Сталин и весь состав Политбюро.
Совещание было собрано в обстановке строгой секретности. Генералы прибывали в Москву в закрытых вагонах или на военных самолетах. Их встречали в укромных местах и в закрытых машинах доставляли во внутренний двор гостиницы «Москва». Генералам, которые прибыли в Москву из других мест, выход на улицы столицы был запрещен. Газеты Дальневосточного фронта и военных округов продолжали печатать портреты своих командующих и репортажи об их повседневной деятельности, создавая впечатление, что они находятся не в Москве, а на своих боевых постах. Перед началом заседаний во внутреннем дворе гостиницы генералов сажали в закрытые автобусы и доставляли в Генеральный штаб. Таким же порядком после завершения заседаний возвращали в гостиницу. Понятно, сама гостиница была «очищена от постороннего элемента» и находилась под особой охраной и наблюдением.
Пока существовал Советский Союз, материалы совещания были закрыты грифом «Совершенно Секретно». Если бы Советский Союз не сгнил и не рухнул, то сейчас об этом совещании мы бы знали только то, что рассказал Жуков.
<…>>
Ни о каком нападении Германии на Советский Союз речь не шла. Речь шла о нападении на Германию. Вот потому материалы совещания и оставались совершенно секретными до тех пор, пока не рухнул Советский Союз.
Сам Жуков говорил на том совещании о новых приемах нападения. Внезапного нападения. И все выступающие говорили только об этом. Например, начальник штаба Прибалтийского особого военного округа генерал-лейтенант П. С. Кленов, который выступал первым после Жукова, говорил не о простых наступательных операциях, но об операциях особого рода: «Это будут операции начального периода, когда армии противника не закончили еще сосредоточение и не готовы для развертывания. Это операции вторжения для решения целого ряда особых зада… Это воздействие крупными авиационными и, может быть, механизированными силами, пока противник не подготовился к решительным действиям… Механизированные части придется использовать самостоятельно, даже несмотря на наличие крупных инженерных сооружений, и они будут решать задачи вторжения на территорию противника». (Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940″. Москва. Терра. 1993. Стр. 153-154)
После распада Советского Союза стенограмма совещания была опубликована отдельным томом. Но в наши головы давно вбиты фантастические рассказы Жукова о том, что якобы накануне войны советские генералы обсуждали вопросы отражения германской агрессии. Потому мы не ищем новых материалов о начале войны: и так все ясно. Потому книгу о совещании высшего командного состава мало кто заметил.
О характере этого совещания можно судить по короткому обмену репликами. Генерал-лейтенант Ф. Н. Ремизов, командующий войсками Орловского военного округа, начинает свое выступление обращением к народному комиссару обороны Маршалу Советского Союза С. К. Тимошенко:
«Товарищ Народный комиссар обороны, современную оборону мы понимаем прежде всего…
С. К. Тимошенко: Мы говорим не об обороне.» (Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940″. Москва. Терра. 1993. Стр. 170)
После войны была выдумана теория: мы готовились остановить противника не обороной, а нанесением контрударов. Так вот, ни о каких контрударах на том совещании речь не шла. Наоборот, целесообразность нанесения контрударов активно отрицалась. Выступает командующий войсками Уральского военного округа генерал-лейтенант Ф. А. Ершаков: «Я не согласен с контратакой и с контрударом». (Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940″. Стр. 334)
О контрударах говорили только тогда, когда речь заходила о противнике: мы наступаем, противник стоит в глухой обороне и наносит контрудары. Обсуждались вопросы, не как нам наносить контрудары, а как отбивать контрудары противника.
Первым и центральным докладом был доклад Жукова о способах внезапного нападения на противника. Тема второго доклада — «Военно-Воздушные Силы в наступательной операции и в борьбе за господство в воздухе». Докладчик — начальник Главного управления ВВС Красной Армии генерал-лейтенант авиации П. В. Рычагов. Жуков пишет: «Это было очень содержательное выступление». («Воспоминания и размышления. Стр. 191) Больше Жуков ничего не сказал. Пришлось ждать еще четверть века, пока не развалился Советский Союз и не была опубликована стенограмма совещания. Суть „очень содержательного выступления“ Рычагова сводилась к тому, что „лучшим способом поражения авиации на земле является одновременный удар по большому количеству аэродромов возможного базирования авиации противника“. (Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940». Стр. 177)
Еще доклад: «Использование механизированных соединений в современной наступательной операции и ввод механизированного корпуса в прорыв». Докладчик — командующий войсками Западного особого военного округа генерал-полковник танковых войск Д. Г. Павлов. Вот только один пассаж из его доклада: «Польша перестала существовать через 17 суток. Операция в Бельгии и Голландии закончилась через 15 суток. Операция во Франции, до ее капитуляции, закончилась через 17 суток. Три очень характерные цифры, которые не могут меня не заставить принять их за некое возможное число при расчетах нашей наступательной операции». (Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940″. Стр. 255)
В те времена по советским уставам полоса обороны дивизии — 8-12 километров. Выступающие на совещании единогласно выступают за расширение полосы обороны. Уж слишком высокая плотность войск в обороне получается. Зачем так много войск ставить в оборону, обрекая их на бездеятельность? Дать дивизии полосу обороны в 30 километров! Дать ей 40! А высвободившиеся войска бросить в наступление!
Рассматривались другие возможности: концентрировать все силы на тех направлениях, где мы будем наносить внезапные удары по Германии, а на второстепенных направлениях не обороняться вообще — на тех направлениях надо просто оголять границу! Выступает начальник штаба Ленинградского военного округа генерал-майор П. Г. Понеделин и, ссылаясь на опыт Гражданской войны, призывает смело снимать войска там, где мы наступать не намерены, чтобы сконцентрировать огромные силы там, где будем наступать: «Вы помните, наши руководители не боялись, идя на оголение целых больших пространств с тем, чтобы собрать нужные войска на нужном направлении фронта.» (Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940″. Стр. 321) Генерал-майор Понеделин не зря говорит о каких-то безымянных руководителях.
Советская военная мысль до декабря 1940 года этим вопросами обороны не занималась. И после декабря — тоже. Ибо Тюленев тут же и доложил, что такая теория нам не нужна. Будем обороняться, но только в редких случаях, только на отдельных второстепенных направлениях. Цель обороны не в том, чтобы защитить страну от агрессора. Цель другая: мы будем проводить грандиозные внезапные наступательные операции на территории противника, для этого требуется собирать огромные силы на узких участках. Чтобы такие силы собрать, мы будем снимать почти все с второстепенных направлений, и вот там, на оголенных направлениях, мы и будем иногда обороняться. Тюленев выразил мысль, с которой никто не спорил: «Оборона будет составной частью общего наступления. Оборона является необходимой формой боевых действий на отдельных второстепенных направлениях в силу экономии общих сил для наступательных действий и изготовления для удара». (Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940″. Стр.210)
Советское наступление в Европу готовилось не корпусами, не армиями и даже не фронтами. Народный комиссар обороны Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко в заключительном слове призвал присутствующих иметь в виду «возможность одновременного проведения на театре войны двух, а то и трех наступательных операций различных фронтов с намерением стратегически, как можно шире, потрясти всю обороноспособность противника». (Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940″. Стр.350)
<…>
В своих мемуарах Жуков назвал тему доклада на совещании, но текст почему-то не опубликовал и подробностей не сообщил. Вот они: «Всего на площади 30 на 30 км будет сосредоточено 200000 людей, 1500-2000 орудий, масса танков, громадное количество автотранспорта и других средств».
Это Жуков говорил о концентрации сил одной из советских армий вторжения перед наступлением, добавляя, что таких армий будет много. Все, что написал полковник Баграмян, Жуков предложил Сталину, членам Политбюро и высшему командному составу Красной Армии. Эти предложения были приняты и осуществлены. Смотрите немецкую хронику, листайте немецкие журналы 1941 года, вы увидите все то, о чем говорил Жуков: «масса танков, громадное количество автотранспорта и других средств». Все это было собрано у границ. И все сгорело. Немецким летчикам не надо было даже искать цели. Такую цель нельзя не заметить. Не надо было даже целиться. Тут не промахнешься.
У Жукова много рекомендаций в докладе: раненых не надо вывозить далеко в тыл, стратегические запасы надо сосредоточить у самых границ, «надо создать базы на грунте в 15-20 км от переднего края». Все было осуществлено. У самых границ германская армия захватила сотни тысяч тонн боеприпасов, горюче-смазочных материалов, продовольствия и прочего, а Красная Армия осталась без снарядов, патронов, без бензина и хлеба.
Эти рекомендации тоже были приняты. Но потом, весной 1941 года, Жуков настоял на том, чтобы аэродромы придвинули к границе еще ближе, — истребительной авиации на 20-30 километров, бомбардировочной — на 50-70.
Продолжим чтение доклада Жукова: «Господство в воздухе — основа успеха операции. Это господство достигается смелым и внезапным мощным ударом всех ВВС по авиации противника в районах ее базирования». Для этого: «Авиация располагается на аэродромах на удалении: истребительная 30-50 км, бомбардировочная — 75-100 км от переднего края».
Генерал-полковник Л. М. Сандалов свидетельствует: «Штурмовой полк перебазировался на полевой аэродром в 8 км от границы.» («ВИЖ», 1971, № 7, стр. 21) Это — 74-й штурмовой авиационный полк 10-й авиационной дивизии 4-й армии Западного фронта. Перебазирование — 20 июня 1941 года по приказу начальника Генерального штаба РККА генерала армии Г. К. Жукова.<…>Жуков с высокой трибуны совещания говорил совсем другие слова: «Необходимо воспитывать нашу армию в духе величайшей активности, подготовлять ее к завершению задач революции путем энергичных, решительно и смело проводимых наступательных операций». (Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940. Москва. Терра. 1993. Стр. 151)»
(Виктор Суворов/Тень победы)

Христианский коммунизм

Серп и молот как символ христианского коммунизма: молот стилизован под латинский крест

Коммунизм

Теория и практика

  • Коммунистическое общество
  • Коммуна (социум)
  • Коммуна (модель управления)
  • Антикапитализм
  • Безгосударственное общество
  • Классовая борьба
  • Коллективизм
  • Мировая революция
  • Наёмное рабство
  • Общественная собственность
  • От каждого по способностям, 
    каждому по потребностям
  • Плановая экономика
  • Пролетарский интернационализм
  • Рабочее движение
  • Рабочее самоуправление
  • Социальная революция
  • Экономика дара
  • Бесклассовое общество
  • Классовое сознание (англ.)
  • Коллективное руководство
  • Свободная ассоциация

Варианты

  • Домарксистский (Утопический социализм)
  • Анархический
  • Марксизм
    • Либертарный (англ.)
    • Ленинизм
  • Мировой
  • Национальный
  • Военный
  • Религиозный
    • Христианский
  • Коммунистические идеологии
  • Первобытный

Портал:Коммунизм

Часть серии статей о христианстве

Социальное христианство

Основные представители

  • Франциск Ассизский
  • Святой Антонин
  • Томас Мор
  • Томмазо Кампанелла
  • Вильгельм Эммануил фон Кеттелер
  • Лев XIII
  • Адольф Кольпинг
  • Эдвард Беллами
  • Маргарет Бенн
  • Филлип Берриман
  • Джеймс Хал Коун
  • Дороти Дэй
  • Лев Толстой
  • Камило Торрес
  • Густаво Гутиеррес
  • Оскар Ромеро
  • Эрнесто Карденаль
  • Элдер Камара
  • Абрахам Кёйпер
  • Даниель Берриган
  • Филип Берриган
  • Мартин Лютер Кинг
  • Вальтер Раушенбуш
  • Десмонд Туту
  • Томми Дуглас

Организации

  • Конфедерация христианских профсоюзов
  • Католическое рабочее движение

Ключевые концепции

  • Христианский анархизм
  • Христианский гуманизм
  • Христианский социализм
  • Христианский коммунизм
  • Марксизм
  • Школа праксиса
  • Теология освобождения
  • Субсидиарность
  • Человеческое достоинство
  • Социально-ориентированная рыночная экономика
  • Коммунитаризм
  • Дистрибутизм
  • Католическое социальное учение
  • Неокальвинизм
  • Неотомизм
  • Коммунализм
  • Закон посвящения
  • Объединённый Орден Еноха
  • Хранилище епископа

Ключевые документы

  • Rerum Novarum (1891)
  • Princeton Stone Lectures (1898)
  • Populorum Progressio (1967)
  • Centesimus Annus (1991)
  • Caritas in Veritate (2009)

Портал:Христианство

Христианский коммунизм — политическое движение, разновидность религиозного коммунизма, основанная на христианской религии; политическая и теологическая теория, согласно которой основы коммунизма представлял ещё Иисус Христос, проповедуя своё учение как устройство идеального мира. Несмотря на то, что единой даты образования так называемого христианского коммунизма никто не называет, многие последователи этого движения убеждены, что его корни были заложены ещё во времена первых христиан и описаны в Деяниях святых апостолов. Отсюда следует, по мнению христианских коммунистов, что Апостолы были проповедниками не только самого христианства, но и христианского коммунизма.

Христианский коммунизм может расцениваться как радикальная форма христианского социализма: христианские коммунисты могут не соглашаться со многими положениями марксизма, в том числе и с антирелигиозными точками зрения многих марксистов, однако при этом они поддерживают экономические и экзистенциальные аспекты марксистской теории (в том числе и теорию об эксплуатации рабочего класса капиталистами, извлечении добавочной стоимости в форме прибыли и использовании наёмного труда как инструмента для человеческого отчуждения, что в совокупности способствует усилению произвола властей). Христианский коммунизм выступает за борьбу против капитализма и насаждаемых ими жадности, эгоизма и слепых амбиций, призывая человечество вернуться к таким ценностям, как милосердие, доброта и справедливость.

Христианские коммунисты разделяют некоторые из политических целей марксистов, в том числе и главную — установление социализма как пятого строя после капиталистического. Однако у них другой взгляд на способ организации нового общества. В целом христианский коммунизм развивается независимо от марксизма, совпадая с ним больше в выводах, но не предпосылках.