Праздник торжества православия

Чин Торжества Православия

Чин Торжества Православия совершается в первую Неделю Великого поста.

Фрагменты чина Торжества Православия, совершаемого Святейшим Патриархом Кириллом. 2009 г.

Оно было установлено в Греции в IX в., в память окончательной победы над иконоборцами. Учение о почитании икон, основанное на св. писании и утвержденное обычаем первых христиан, до VIII в. оставалось неприкосновенным. Но иконоборческая ересь, появившаяся в самой Греции, распространилась по многим странам. Церковь Божия подверглась гонению, большему чем от язычников. Более 100 лет лились слезы и невинная кровь истинно православных, которые боролись за право изображать на иконах Господа Нашего Иисуса Христа, Божию Матерь и святых, а также молиться им перед иконами. Этих православных заключали в темницы, подвергали мучениям и казням. Честные иконы и мощи святых сжигались.

Читайте также: Иконоборчество и иконопочитание

После VII Вселенского Собора (787 г.), закрепившего почитание икон, наступило ослабление гонений, но только в середине IX в. были освобождены из темниц и заточения иконопочитатели и возвращены на прежние должности, а иконоборцам предложено было или оставить свое заблуждение, или прекратить церковное служение. Христолюбивая царица Феодора объявила: «Кто не чествует изображения Господа нашего, Пресвятой Его Матери и всех святых, да будет проклят!»

Избранный Патриархом Константинопольским Мефодий, установил тогда же особое праздничное богослужение. Православие было торжественно восстановлено на службе в Софийском соборе в Константинополе в первое воскресенье Великого поста, которое пришлось в 843 г. на 19 февраля. Так появилось празднование и особый чин, называемый Торжество Православия. В XII и XIV вв. эта служба была значительно дополнена за счет включения других текстов, изображающих главные догматы христианства. Эта служба представляет собой торжество церкви над всеми когда-либо существовавшими ересями и расколами. В нем утверждается не только православное учение об иконопочитании, но и все догматы и постановления семи Вселенских Соборов. Благославляются не только иконопочитатели, но и все живущие и отошедшие ко Господу в вере и благочестии отцев. Особое место в этой службе занимает чин анафематствования. Анафема провозглашается соборно не только иконоборцам, но всем, кто совершил тяжкие прегрешения перед Церковью.

Читайте также: Анафема. История и смысл

В России чин Православия введен в XIV в. и состоял из греческого синодика этого чина с прибавлением сначала имен «новых еретиков», как например, Кассиана, архимандрита Юрьева монастыря, и др., затем прибавились новые имена: Стеньки Разина, Гришки Отрепьева, протопопа Аввакума, многих расколоучителей и др.; всех анафематствований было 20, а имен до 4 тысяч. В конце XVIII в. чин Православия был исправлен и дополнен митрополитом Новгородским и С.-Петербургским Гавриилом; из него исключены были как множество имен, которым возглашалась вечная память, так и имена многих гражданских преступников и расколоучителей. В таком виде чин Православия был напечатан в 1767 г. Чин Православия совершался в кафедральных соборах после прочтения часов или перед окончанием Литургии на середине храма перед иконами Спасителя и Божией Матери, возлежащими на аналое. Чин был существенно сокращен в 1801 г., в нем перечислялись только ереси, без упоминания имен еритиков. Чин оставался без переработки до 1869 г., когда из него были убраны имена государственных преступников.

Торжество Православия

Чин содержал в себе чтение Символа веры, произнесение анафемы и провозглашение Вечной памяти всем защитникам Православия. Двенадцать анафематствований, как они провозглашались клиром от имени церкви до 1917 года, приведены ниже.

Отрицающим бытие Божие и утверждающим, яко мир сей есть самобытен и вся в нем без промысла Божия и по случаю бывает: анафема.

Глаголющим Бога не быти дух, но плоть; или не быти Его праведна, милосерда, премудра, всеведуща и подобная хуления произносящим: анафема.

Дерзающим глаголати, яко Сын Божий не единосущный и не равночестный Отцу, такожде и Дух Святый, и исповедающим Отца, и Сына, и Святого Духа не единого быти Бога: анафема.

Безумне глаголющим, яко не нужно быти ко спасению нашему и ко очищению грехов пришествие в мир Сына Божия во плоти, и Его вольное страдание, смерть и воскресение: анафема.

Неприемлющим благодати искупления Евангелием проповеданного, яко единственного нашего ко оправданию пред Богом средства: анафема.

Дерзающим глаголати, яко Пречистая Дева Мария не бысть прежде рождества, в рождестве и по рождестве Дева: анафема.

Неверующим, яко Дух Святый умудри пророков и апостолов и чрез них возвести нам истинный путь к вечному спасению, и утверди сие чудесами, и ныне в сердцах верных и истинных христиан обитает и наставляет их на всякую истину: анафема.

Отмещущим бессмертие души, кончину века, суд будущий и воздаяние вечное за добродетели на небесех, а за грехи осуждение: анафема.

Отмещущим все таинства святая, Церковью Христовою содержимая: анафема.

Отвергающим соборы святых Отец и их предания, Божественному Откровению согласная, и Православно-Кафолическою Церковью благочестно хранимая: анафема.

Помышляющим, яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению и при помазании на царство дарования Духа Святаго к прохождению великого сего звания на них не изливаются: и тако дерзающим против их на бунт и измену: анафема.

Ругающим и хулящим святыя иконы, ихже Святая Церковь к воспоминанию дел Божиих и угодников Его, ради возбуждения взирающих на оныя ко благочестию, и ко оных подражанию приемлет, и глаголющим оныя быти идолы: анафема.

В феврале 1901 г. Св. Синод предал анафеме Льва Толстого, как проповедующего: «ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской.»

Читайте также: Анафема Льву Толстому: «Убрать мое тело без заклинаний и молитв»

В новейшей истории Русской Православной Церкви были анафематствованы: Лев Толстой как проповедующий «ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской» (Святейшим Синодом в феврале 1901); «творящие беззакония и гонители веры и Церкви Православной» (1918); несколько священников «публично похуливших Имя Божие» (1959, 1960); те, кто пролил невинную кровь ближних своих в 1993 году; те, кто разделяет учения сект, «новых религиозных движений», язычества, астрологии и т. п. (1994); монах Филарет (Денисенко) (1994); Глеб Павлович Якунин (Архиерейским Собором 1997). В 1971 году анафема была снята со старообрядцев.

Торжество Православия

В последнее десятилетие были осуждены те, кто пролил невинную кровь ближних своих в 1993 г. Слова отлучения были произнесены тем, кто разделяет учения сект, «новых религиозных движений», язычества, астрологии и т.п. (1994 г.). Был отлучен от Церкви монах Филарет (Денисенко), который дерзнул наименовать себя «патриархом Киевским и всея Руси-Украины» (1994 г.). Архиерейский Собор 1997 г., после неоднократных увещеваний и предупреждений о бесчинном ношении иерейского креста после лишения сана, постановил: «Отлучить Глеба Павловича Якунина от Церкви Христовой. Да будет он анафема пред всем народом.»

Предание анафеме не является проклятием, не является актом бесповоротно закрывающим путь к возвращению в Церковь и ко спасению. При покаянии и достаточных основаниях анафема может быть снята. Может быть она снята и после смерти. Важное значение для Русской Церкви имеет отмена анафемы старообрядцам в 1971 г.

1. Православная энциклопедия. М., 2001, т.2
2. Общедоступные беседы о Богослужении Православной церкви. М., 1898
3. Как правильно обращаться с иконами. О грехе небрежения и об истинном благочестивом отношении к иконам.
4. Миниатюры чина Православия. Из книги: Л.Б. Сукина «Рукописная книга позднего русского средневековья»

Источник материала: Храм Христа Спасителя (xxc.ru), Фото и видео — Патриархия.ру

Неделя Торжества Православия: история, смысл, чин, иконы (+видео, аудио)

Вот уже более десяти столетий в первое воскресенье Великого поста Православная Церковь молитвенно празднует Торжество Православия, торжество Церкви над всеми когда-либо существовавшими ересями и расколами. В этот день Церковь проводит четкое разделение истины и лжи.

Почитание св. икон (Торжество Православия). Греческая икона

История

Торжество Православия было установлено в Греции в IX в., в память окончательной победы над врагами православия — иконоборцами. Учение о почитании икон, основанное на Св. Писании и утвержденное обычаем первых христиан, до VIII в. оставалось неприкосновенным. Но иконоборческая ересь, появившаяся в самой Греции, распространилась по многим странам. Церковь Божия подверглась гонению большему, чем от язычников.

Более 100 лет лились слезы и невинная кровь истинно православных, которые боролись за право изображать на иконах Господа нашего Иисуса Христа, Божию Матерь и святых, а также молиться им перед иконами. Этих православных заключали в темницы, подвергали мучениям и казням. Честные иконы и мощи святых сжигались.

После VII Вселенского Собора (787 г.), закрепившего почитание икон, наступило ослабление гонений, но только в середине IX в. были освобождены из темниц и заточения иконопочитатели и возвращены на прежние должности, а иконоборцам предложено было или оставить свое заблуждение, или прекратить церковное служение. Христолюбивая царица Феодора объявила: «Кто не чествует изображения Господа нашего, Пресвятой Его Матери и всех святых, да будет проклят!»

Избранный Патриархом Константинопольским Мефодий установил тогда же особое праздничное богослужение. Православие было торжественно восстановлено на службе в Софийском соборе в Константинополе в первое воскресенье Великого поста, которое пришлось в 843 г. на 19 февраля. Так появилось празднование и особый чин, называемый Торжество Православия.

Иконы

Иконография Торжества Православия сложилась к XIV-XV векам. Самое раннее дошедшее до нас изображение, символически передающее идею Торжества Православия и почитания икон, — это византийская икона XIV века, хранящаяся в Лондоне, в Британском музее.

Читайте также: Икона иконопочитателей

Цитаты:

Святитель Игнатий (Брянчанинов):

«Православие есть истинное Богопознание и Богопочитание; Православие есть поклонение Богу Духом и Истиною; Православие есть прославление Бога истинным познанием Его и поклонением Ему; Православие есть прославление Богом человека, истинного служителя Божия, дарованием ему благодати Всесвятаго Духа. Дух есть слава христиан (Ин. 7, 39). Где нет Духа, там нет Православия».

Митрополит Антоний Сурожский:

«Мы празднуем сегодня день Торжества Православия; но мы должны помнить, что мы празднуем Божию победу, победу истины, победу Христову над всеми слабостями человеческого уразумения. Это не торжество нас, православных, над другими вероисповеданиями и другими людьми; это победа Божия над нами и, через нас, сколько ни есть в нас света, над другими».

Сергей Аверинцев:

«Икона — великая радость Православия и большой дар Бога специально русской земле. Все православные страны почитают иконы, но мы не находим в византийских житиях святых иконописцев, по крайней мере известных. Напротив, история русской святости в самом начале имеет фигуру преподобного Алипия Печерского — иконописца. Это один из самых ранних по времени и один из самых почитаемых в первый период русской святости русских религиозных деятелей. А в преподобном Андрее Рублеве мы имеем убедительное, очень редкое соединение высшего явления святости и высшего явления национальной художнической одаренности».

Проповеди:

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Торжества Православия 4 марта 2012 года в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя:

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Проповедь на Торжество Православия:

Протоиерей Димитрий Смирнов. Проповедь о преодолении ереси иконоборчества:

Встреча императрицы Феодоры с иконописцем Лазарем, пострадавшем при императоре Феофиле. Миниатюра из Хроники Иоанна Скилицы

В это воскресенье мы празднуем Торжество Православия. Оно произошло 3 марта 843 года, в первое воскресенье Великого Поста, когда царица Феодора собрала иерархов Церкви и исповедников иконопочитания, низложила иконоборческого патриарха Иоанна Грамматика и восстановила решения VII Вселенского собора, определившего почитать святые иконы. Вот как об этом говорит синаксарь Торжества Православия:

«Были восстановлены святые и досточтимые иконы через избранных святых мужей, и проповедали о благочестивых и православных, и отвергли и предали проклятью нечестивых противников, не принимающих святых икон. И тогда сии исповедники определили, чтобы этот священный праздник был ежегодным, чтобы мы не впали в такое же злочестие».

Итак, мы празднуем триумф. Но к чему он относится? Только ли к истории? Или и к окружающей нас жизни? Что касается окружающей жизни, то, на первый взгляд, впору вспоминать слова одного из классиков русской литературы: «Я взглянул окрест, и душа моя / наполнилась страданием». И, кажется, никакого особого торжества Православия в нашей жизни не видать. Ни в одной из стран мира, включая Россию.

Греция, где конституция начинается со слов «Во славу Святыя Троицы»? — В этой стране законодательно разрешены аборты, а недавно Евросоюз едва не продавил в ней частичное признание содомии. Анархизм, преступления, коррупция. Греция далеко не та, что была в шестидесятые-восьмидесятые, да и то, если почитаешь старца Паисия, и тогда она не была раем.

Сербия? — Сейчас впору говорить о Сербской Голгофе, а не о торжестве Православия.

Кипр? — Оффшорная зона, этим сказано очень многое…

Румыния? — При сильном и благочестивом монашестве — страна с серьезными экономическими и духовными проблемами, с сильной вестернизацией интеллигенции и серьезным давлением экуменизма на иерархию.

Болгария? — Кризис, бедность, ослабленная Церковь и сильнейшее давление с Запада по ее переформатированию.

Об Украине, давно страдающей от церковного раскола, и говорить нечего.

М.б., наша Россия? — Заглянешь в ЖЖ какого-нибудь «топ-блоггера» — и жить не хочется. Даже если сей блоггер все множит на десять с целью приумножить свою популярность в блогосфере, каковая есть воистину «сеть ловчая», исполненная «словес мятежных». Но и без нее виден безнаказанный порок и не видно торжествующей добродетели. Глядя на современную действительность, вспоминаются старинные немецкие стихи:

Итак, грядет последний час!
Вотще предупреждали нас
Христолюбивые пророки:
«За ваши грязные пороки,
За то, что вы презрели труд,
Вас призовут на Страшный суд!»
И все слилось в едином плаче…
А разве быть могло иначе,
Коль в наши злые времена
Спит совесть, вера казнена,
Убита честь, любовь распята,
Коль брат готов зарезать брата
И нет святого ничего?
Вокруг — сплошное воровство,
Добро и набожность в загоне…
Кто станет думать о законе,
Когда везде, и там и тут,
Все — лихоимцы, все — крадут,
Причем свершают похищенья
Почти без всякого смущенья!
Да, в наш благословенный век
Покинут Богом человек
За то, что сам забыл о Боге…

Но… это же и прекрасно! Свойство всякого живого организма — ощущать боль и дискомфорт, которого не чувствуют только камни и трупы. Мы действительно живы, если мы чувствуем боль и недовольство собой. Прежде всего — собой, а лишь затем — окружающим миром. Мне вспоминаются слова заслуженного профессора, ветерана и инвалида Великой Отечественной войны протоиерея Аркадия Иванова: «Я часто бываю очень недоволен собой». Если это благословенное чувство направлять внутрь себя и правильно его использовать, то какой это неисчерпаемый источник энергии и творчества, какой призыв ко спасению! А это уже первая ступенька к будущей Победе.

Мы жалуемся на нынешние времена. Но разве раньше было проще? Вспомним, как досталась победа иконопочитания. Вот рассказ о мученичестве святого Стефана Нового, пострадавшего во времена первого иконоборчества при Константине Копрониме:

«Тотчас же все с сильным криком быстро устремились в народную темницу и, обращаясь к страже, восклицали:

— Дайте нам Стефана Авксентианина.

Но преподобный Стефан сам вышел к ним из темницы с лицом веселым, с душою радостною.

— Я — тот, кого вы ищете, — говорил он прибежавшим. Тогда они схватили святого, как волки овцу, повергли его на землю и, разбив все оковы на нем, немилосердно повлекли его на площадь, попирая ногами и ударяя палками. Когда блаженный был извлечен за ворота темницы и был против церкви святого великомученика Феодора, то опершись руками о землю, поднял, насколько мог, свою голову и сотворил последнее поклонение святому мученику пред его церковью, исполнив, таким образом, среди лютых мук благочестивое дело. Видя это, один из кровопийц, влекущих святого, именем Филомматий, схватил большой кусок дерева и, сильно ударив им по голове святого, разбил ее. И тотчас же преподобный предал дух свой в руки Божии. А на его убийцу на том же месте внезапно напал бес, так что нечестивец, возопив страшным голосом, пал на землю и ужасно кричал, извиваясь всем телом и скрежеща зубами, причем из уст его текла пена. И он, окаянный, до тех пор был мучим бесом, доколе среди тяжких мучений не изверг душу свою.

Несмотря на это, сборище разъяренных кровопийц, влекших Стефана, не прекратило издевательства над его телом, и являло над мертвым свою зверскую лютость, влача тело преподобного по улицам и побивая его камнями. Отдельные члены преподобного по пути отрывались от святого тела и оставались лежать на улицах: так было с перстами преподобного, с руками его, а также и со внутренностями».

А вот еще показательный эпизод из страданий тех монахов, которые содержались в заключении со св. Стефаном:

«Между прочим, один из заключенных, Антоний Кипрянин, вспомнил о мученической кончине кипрского монаха Павла. Епарх Крита Феофан, прозываемый Лардотиром, положил на земле пред ним с одной стороны образ Распятия Христова, с другой же орудия пытки и сказал ему:

— Избери себе, Павел, одно из двух: или согласись попрать ногами икону Христа, чтобы быть тебе живому; или же ты подвергнешься лютой смерти, истязуемый лежащими пред тобою орудиями, — если только не захочешь исполнить повеленное тебе.

Но мужественный Павел громко возгласил:

— Не пойду я, Господи, Иисусе Христе, Единородный Сыне Божий, на то, чтобы попирать ногами святую икону Твою.

Сказав это, Павел преклонил колена и благоговейно лобызал святую икону, показывая этим, что он не боится угроз мучителя и готов умереть за Христову икону. Тогда мучитель пришел в сильный гнев и распалился яростью. Прежде всего, он повелел двумя железными досками крепко накрепко стягивать тело исповедника, потом, повесив Павла вниз головою, терзать тело его железкой и, наконец, разложить под ним костер и зажечь его. В сем страдании Павел и скончался, сожженный огнем, соделавшись благовонной жертвой Господу».

При этом убийства иконопочитателей зачастую были массовыми. Вот что рассказывал соузник св. Стефана монах Феостирикт:

«Однажды в монастыре нашем, называемом Пеликита, совершалось во святой и великий Четверг Страстной седмицы бескровное Жертвоприношение. Вдруг нападает на монастырь мучитель Лаханодракон со множеством воинов. Дерзновенно войдя в алтарь, он повелел прекратить пение и ниспроверг святые и животворящие Христовы Тайны на землю.

Затем, схватив избранных сорок двух иноков, оковал их железными цепями, — из остальных же некоторым нанес жестокие раны, истерзав тело их, другим опалил бороды и лица, предварительно обмазав их смолою, у иных, в числе которых был и я, отрезал носы. После того он поджег церковь и спалил ее вместе со всем монастырем. Тех же избранных сорок двух иноков, которые были окованы узами, мучитель заточил в Ефесской области, поместив их всех в одной ветхой бане, вход в которую был заколочен. Там все они и были уморены голодом».

Во времена Второго иконоборчества (815–843) ситуация была мягче, и все же пресвитер, будущий св. патриарх Мефодий, живым был заключен в гробницу. А вот эпизод с двумя церковными поэтами — св. Феофаном Начертанным и Феодором Начертанным, которые обличили царя в фальсификации одного места из пророчества Исаии:

«Блаженный Феофан вразумил его и пальцем показал, где через три листа найти искомое, царь уже не смог перенести его смелости и, сознавая его правоту, сбросил прежнюю маску великодушия, обнажил зверя и сказал: “Негоже царю терпеть оскорбления от таких людей”, а потом велел отвести их во внутренний сад Лавсиака, дать по двадцать ударов и на лбу у каждого по варварскому обычаю выжечь нелепые ямбы собственного сочинения. Вот они:

Стремятся все приехать в город славный тот,
Куда стопы направил всесвятые Бог
И Слово для спасенья человечества.
И эти были в месте почитаемом,
Сосуды мерзости и злого заблуждения.
В неверии своем свершали много там
Позорно-страшного, отвратно-нечестивого.
Оттуда вскоре бунтарей сих выгнали,
Которые бежали в город власти, к нам.
Не отреклись от беззаконной глупости,
И вот с клеймом на лбу, как у преступника,
Осуждены и изгоняются опять».

С этими стихами на лбу они жили оставшуюся жизнь. Так что нам есть с чем сравнивать наши «мелкие катастрофы».

Если говорить о значении Торжества Православия, то оно, безусловно, было велико. Закрывалась столетняя эпоха гонений на Церковь и на почитателей Пречистого образа Воплощенного Господа, Его Матери и святых. Раскрывалось богословское значение образа.

Бог явился не просто в неописуемой плоти, но в видимом, описуемом, осязаемом и распознаваемом естестве конкретном Человека. Для православных мыслителей в образе присутствовало не только указание на реальность, но и ее явление, а также сопричащение ей. В образе отчасти заключалось явление Воплощенного. Вспомним ямбы прп. Феодора Студита:

Но почему, безумный, о несчастный, ты
Не описуешь честно плотию Христа,
По образу Его явленье цельное?

Итак, образ становится свидетельством всецелого явления Богочеловека, подлинности Его воплощения, Его описуемости, о котором он свидетельствует с не меньшей силой, чем слово.

Мысль о равенстве слова и образа в восточнохристианском богословии начинает укореняться еще со времен каппадокийцев. Например, Василий Великий в энкомии св. мученику Варлааму, описывая его изображение, говорит: «То, что описало слово рассказа, то изображение молча показывает через подражание».

Но прп. Феодор Студит, опираясь на мысль свт. Василия Великого, идет далее: для него изображение не просто «молча показывает», оно как бы «молча вопиет»:

Сие гласит изображенье, слову равное,
Как, «честь моя и слава самовиденья,
Приведена я им к напоминанию,
Храня и просвещая всех друзей моих».

В приведенных нами ямбах Феодора Студита изображение есть то, что указывает на истинность Воплощения и как бы делает нас современниками Апостолов — «самовидцев и служителей Слова» (Лук. 1:2). Изображение носит напоминательный характер, напоминая о Воплощении, а также — просветительный, «храня и просвещая» своих друзей.

Итак, события 843 года — административный и богословский итог спора. Однако, судя по 17 гомилии св. патриарха Фотия, произнесенной в 867 году, иконоборцы еще двадцать с лишним лет злоумышляли против Церкви, в результате чего к восстановлению священных изображений смогли приступить лишь с начала 60-х годов ΙΧ в. Поэтому «вторым торжеством Православия» св. патриарх Фотий считает восстановление мозаики Пресв. Богородицы и Богомладенца Христа в 867 г.:

«Скажу без всякого преувеличения: если кто-нибудь назовет этот день днем православия и его началом, то не ошибется в должном. И хотя и коротко время, за которое увяло мнение христоборческой ереси, и правые догматы воссияли во всех пределах вселенной по божественному и царскому повелению, тем не менее, это и мое украшение. Ибо это — награда боголюбивого царства. Но тогда око вселенной, сей преславный и божественный храм, как бы лишенный глаз, был омрачен в своих Таинствах (ибо еще не было принято решение о восстановлении икон) и посылал приходящим слабые лучи видения и являл при этом лицо православия ужасным. Ныне же церковь отлагает омрачение и украшается и блистает всеми своими красотами и получает свое богатство».

Поэтому 843 год не явился полным окончанием иконоборческой эпохи.

К тому же сразу после Торжества Православия для Империи и Церкви начинается изнурительная война с павликианами — еретиками, гораздо более страшными, чем иконоборцы. Павликиане считали мир творением дьявола, а его престолом — Святую Софию. В войне с ними империя временами была на грани гибели (особенно в 868–869 гг.). Покончило с ними только прямое действие Промысла Божия — землетрясение 872 г., разрушившее их твердыню Тефрику.

К чему мы все это рассказываем? К тому, чтобы мы помнили: наши победы носят промежуточный характер. Как на войне: взяв Харьков, мы должны идти на Киев, от Киева — на Львов, от Львова — на Варшаву, от Варшавы — на Берлин. Но наш штурм Берлина в конечном счете осуществится во Втором Пришествии Христовом, где Победителем является Сам Христос. А наше дело — держать те высоты, которые Он назначил нам. Но держать упорно, до конца. Как сказано в Апокалипсисе:

«Ты Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, Имеющий ключ Давидов, Который отворяет — и никто не затворит, затворяет — и никто не отворит: знаю твои дела; вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего. …И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле. Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (Откр. 3, 8, 10).

Творение Кир Феофана

Песнь 1

Ирмос: Мо́ря Чермну́ю пучи́ну, невла́жными стопа́ми дре́вний пешеше́ствовав Изра́иль, крестообра́зныма Моисе́овыма рука́ма, Амали́кову си́лу в пусты́ни победи́л есть.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Пле́щуще с весе́лием днесь ве́рнии возопии́м: коль чу́дна дела́ Твоя́ Христе́, и вели́ка си́ла, на́ше единомы́слие и согла́сие соде́лавый!

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

День ра́достный богому́дреннии прииди́те соверши́м, ны́не не́бо и земля́ весели́тся, и А́нгелов чи́ни, и челове́ков собра́ния изря́дно пра́зднующе.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Преве́лие благодея́ние ви́дяще, рука́ми воспле́щим, разстоя́щияся у́ды Христо́вы, совоку́плены во еди́нство, и Бо́га похва́лим мир пода́вшаго.

Слава: Да́шася Це́ркви днесь победи́тельная, Богодви́жным манове́нием и сове́том, Михаи́ла же и Феодо́ры, благоче́стно ве́ру содержа́щих царе́й на́ших.

И ныне: Ору́жия злочести́вых исчезо́ша я́ве ересе́й, храм бо Твой Пречи́стая Чи́стая, во образе́х украша́емый всеблаголе́пно зря́ще, ны́не всесвяще́нно ра́дуемся.

Песнь 3

Ирмос: Весели́тся о Тебе́ Це́рковь Твоя́, Христе́, зову́щи: Ты моя́ кре́пость, Го́споди, и прибе́жище, и утвержде́ние.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Не ктому́ нечести́вых еретико́в ны́не бровь взе́млется: Бо́жия бо си́ла правосла́вие удержа́ла есть.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

О́блацы проро́честии, животворя́щую с Небесе́ днесь ро́су нам да кропя́т, на воста́ние ве́ры.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Благогла́сно та́йныя апо́столов Христо́вых трубы́, па́че естества́ да вопию́т, честны́х образо́в исправле́ние.

Слава: Воспои́м Христа́, показа́вшаго нам цари́цу благочести́вую, христолюби́вую, с Боговенча́нною о́траслию.

И ныне: Селе́ние Твое́ свяще́нное дости́гше ве́рнии, Пречи́стая, светови́дною благода́тию ны́не озари́тися, мо́лимся.

Господи, помилуй. (Трижды)

Седален, глас 1

Боже́ственный Твой зрак, во о́бразе образу́юще, Христе́, я́сно вопие́м Рождество́, чудеса́ неизглаго́ланная, во́льное распя́тие. Отону́дуже бе́сове отго́нятся стра́хом, и злосла́внии в посупле́нии рыда́ют, я́ко сих соприча́стницы.

Слава: Зра́ками проро́ков, апо́столов ви́дами, му́чеников свяще́нных, и святы́х всех ико́нами, и изображе́ньми свяще́нно красу́ется, Жениха́ же мы́сленнаго и Неве́сты украша́ется у́мными красова́ньми, Ма́ти вы́шний Сио́н.

И ныне: Любо́вию, Чи́стая, Твою́ святу́ю ико́ну почита́ющим, и Бо́жию Тя и́стинную Ма́терь согла́сно возвеща́ющим, и ве́рно покланя́ющимся Ти, храни́тельница яви́лася еси́, и держа́вное предста́тельство, отвраща́ющи вся́кое лю́тое дале́че сих, я́ко вся могу́щая.

Песнь 4

Ирмос: Вознесе́на Тя ви́девши Це́рковь на Кресте́, Со́лнце пра́ведное, ста в чи́не свое́м, досто́йно взыва́ющи: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Наи́тием Боже́ственнаго Уте́шителя, Твой храм освяти́, и прише́ствием Сего́ ерети́ческую пре́лесть отжени́, Сло́ве Бо́жий Многоми́лостиве.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Ну́жднейшаго изба́вивый злоче́стия Твоя́ лю́ди, покажи́ благоче́стия ре́вностию разжже́ны, и ве́рою взыва́ющия: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Священнообра́зными изображе́ньми, образо́в Христо́вых зря́ще и Богоро́дицы, сия́ющая Боже́ственная селе́ния, священноле́пно ра́дуемся.

Слава: Цари́ца по обоему́ укра́шена, и́стиннаго возжеле́вши Христо́ва Ца́рства, Сего́ написа́ о́браз пречи́стый, и святы́х изображе́ния.

И ныне: Воплоще́нна роди́вши Боже́ственнаго Сло́ва, Боголе́пное освяще́ние Благода́тная, Сего́ показа́ла еси́, те́мже Твой храм светови́дный обновля́ем.

Песнь 5

Ирмос: Ты, Го́споди, мой Свет, в мир прише́л еси́. Свет Святы́й, обраща́яй из мра́чна неве́дения, ве́рою воспева́ющих Тя.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Положи́, Го́споди, Твое́й Це́ркви утвержде́ние, непрекло́нней пребы́ти в век ве́ка от смяте́ний ересе́й.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Во всю зе́млю све́тлость возсия́ свы́ше, да́ннаго ве́рным весе́лия, и Боже́ственнаго заступле́ния.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Еди́не Благи́й, и Исто́чниче бла́гости, Ты возвы́си рог благове́рнаго Импера́тора на́шего, чту́щаго о́браз Твой.

Слава: Свет незаходи́мый нам благоче́стия возсия́, веле́нием Богодухнове́нным ве́рных па́стырей, и ма́нием Богому́дрым.

И ныне: Обнови́ нам дре́внее благоле́пие, Пречи́стая Богома́ти, и дом Твой сей освяти́ Твое́ю благода́тию.

Песнь 6

Ирмос: Пожру́ Ти со гла́сом хвале́ния, Го́споди, Це́рковь вопие́т Ти, от бесо́вския кро́ве очи́щшися, ра́ди ми́лости от ребр Твои́х исте́кшею Кро́вию.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Пи́шется и почита́ется ве́рно покланя́емый о́браз Влады́ки, и прие́млет па́ки Це́рковь дерзнове́ние, благоче́стно Спа́са прославля́ющи.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Обнажа́ется се́тования, и тьмы ересе́й Христо́ва Це́рковь, и но́сит ри́зу весе́лия, и Боже́ственною и светоно́сною покрыва́ется благода́тию.

Слава: Благосла́вия дре́вняго осия́ния получи́ правосла́вных собо́р, Феодо́ры манове́нием цари́цы, и ея́ сы́на благочести́ваго Михаи́ла самоде́ржца.

И ныне: Дре́вле свиде́ния повеле́вый бы́ти ски́нии, я́ко в ски́нии слове́сней, в Тебе́ живе́т Еди́н Препросла́вленный, прославля́яй храм Твой, Де́во, чудесы́.

Господи, помилуй. (Трижды) Слава, И ныне:

Кондак, глас 2

Неопи́санное Сло́во О́тчее, из Тебе́, Богоро́дице, описа́ся воплоща́емь, и оскве́рншийся о́браз в дре́внее вообрази́в, Боже́ственною добро́тою смеси́; но испове́дающе спасе́ние, де́лом и сло́вом, сие́ вообража́ем.

Икос

Сие́ смотре́ния та́инство, дре́вле проро́цы Богови́дно вдохнове́ни бы́вше, нас ра́ди в концы́ веко́в дости́гших предвозвести́ша, получи́вше сего́ сия́ния. Ра́зум у́бо Боже́ственный от него́ взе́мше, Еди́наго Го́спода Бо́га зна́ем, в трие́х Ипоста́сех покланя́емаго, и Тому́ еди́ному служа́ще, еди́ну ве́ру, и еди́но креще́ние иму́ще, во Христа́ облеко́хомся, но испове́дающе спасе́ние, де́лом и сло́вом, сие́ вообража́ем.

Песнь 7

Ирмос: В пещи́ Авраа́мстии о́троцы перси́дстей, любо́вию благоче́стия па́че, не́жели пла́менем, опаля́еми, взыва́ху: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Да сликовству́ет Церко́вней све́тлости любо́вию Боже́ственною А́нгельское во́инство, Богому́дренно воспева́ющее: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Це́рковь перворожде́нных, и торжество́ ра́дуется, зря́ще ны́не Боже́ственныя лю́ди, единому́дренно воспева́ющия: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Слава: Изба́влени пре́жде мра́чныя е́реси, ма́нием Феодо́ры достоле́пныя цари́цы, воспева́ем: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

И ныне: Па́че вы́шних ликостоя́ний, вознесла́ся еси́ Всечи́стая, еди́на бы́вши Ма́ти Вседе́теля; ра́дующеся у́бо взыва́ем: благослове́нна Ты еси́ в жена́х, Всенепоро́чная Влады́чице.

Песнь 8

Ирмос: Ру́це распросте́р Дании́л, львов зия́ния в ро́ве затче́: о́гненную же си́лу угаси́ша, доброде́телию препоя́савшеся, благоче́стия рачи́тели о́троцы, взыва́юще: благослови́те вся дела́ Госпо́дня Го́спода.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Зако́ны Це́ркве оте́ческия сохраня́юще, о́бразы пи́шем, и лобза́им усты́, и се́рдцем, и хоте́нием Христо́вы, и Его́ святы́х, зову́ще: благослови́те вся дела́ Госпо́дня Го́спода.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

На первообра́зное я́ве о́браза, по́честь и поклоне́ние вознося́ще, чтим, Богоглаго́ливых уче́нием после́дующе, и Христу́ ве́рою зове́м: благослови́те вся дела́ Госпо́дня Го́спода.

Слава: Ум озари́вши просвеще́нием Боже́ственнаго Ду́ха, честна́я цари́ца, плоды́ Богому́дренныя иму́щи, благоле́пие возлюби́ Це́ркве Христо́вы, и красоту́, благословя́щи ку́пно с ве́рными Иису́са Богочелове́ка.

И ныне: Луча́ми све́та у́мнаго, освеща́емый Боже́ственный дом Твой, осеня́ет ны́не всех о́блаком Ду́ха, и освяща́ет ве́рныя согла́сно пою́щия: благослови́те вся дела́ Госпо́дня Го́спода.

Песнь 9

Ирмос: Ка́мень нерукосе́чный от несеко́мыя горы́ Тебе́, Де́во, краеуго́льный отсече́ся, Христо́с, совокупи́вый разстоя́щаяся естества́. Тем веселя́щеся Тя, Богоро́дице, велича́ем.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Священнописа́ньми образо́в укра́шеную, зря́ще па́ки честну́ю Це́рковь, со благогове́нием вси притеце́м и Бо́гу возопии́м: Тебе́ велича́ем, Трисвяты́й.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Честь и сла́ву стяжа́вши Це́рковь, Крест Твой и честны́я ико́ны, и святы́х изображе́ния, с весе́лием, Влады́ко, и ра́достию велича́ет Тя.

Слава: Освети́ Боже́ственною Твое́ю сла́вою лю́ди на́ши, Ще́дрый, и ополче́ньми А́нгельскими, и всеору́жествы сия́ огради́, язы́ков свире́пство покаря́я им, Влады́ко.

И ныне: Взя́тся прама́тере Е́вы осужде́ние, Богоро́дице, я́ко Ты всех Влады́ку несказа́нно, Чи́стая, родила́ еси́. Его́же и ны́не подо́бие на ико́нах целу́ем.