Саввы сторожевского

Преподобный Савва, игумен Сторожевский, Звенигородский Чудотворец

Преподобный Савва Сторожевский Преподобный Савва Сторожевский – один из наиболее известных и почитаемых русских святых. Считается первым (по времени и положению) учеником преподобного Сергия Радонежского. Не так давно (16 декабря 2007 г. по новому стилю) отмечалось 600-летие со дня его преставления. В 2008 году (23 августа по н. стилю) отмечалось 10-летие второго обретения мощей преподобного.

Предположительно инок Савва мог быть по происхождению из именитого боярского рода великого княжества Смоленского. Дата его рождения не известна. Но известно, что большую часть своей жизни, видимо, с юности, святой Савва прожил в Троицком монастыре у преподобного Сергия. Он был избран духовником Троицкой братии, включая самого Сергия, а после кончины преподобного Сергия Радонежского (1392) стал вместо него игуменом Троицкого монастыря (из-за временного отказа от игуменства Никона Радонежского).

Преподобный Савва был духовным отцом вдовы благоверного князя Димитрия Донского – Евдокии (в монашестве – Евфросинии) и их третьего сына (второго по праву наследования) – Юрия Дмитриевича Звенигородского и Галичского (в будущем также великого князя). Спорным является предположение, что преподобный Савва мог быть игуменом Дубенского Успенского монастыря, основанного по благословению преподобного Сергия, т.к. его настоятелем в то время был другой Савва – Стромынский.

По новым сведениям, первое строительство деревянного храма Рождества Богородицы на горе Сторожи у Звенигорода было произведено еще в начале 1390-х годов по благословению Саввы и под покровительством призывавшего переехать к нему в удел князя Юрия Дмитриевича. В 1395 году (согласно летописям и другим источникам) преподобный Савва благословил князя Юрия на поход в Волжскую Булгарию (территория Орды), который завершился полной победой и взятием 14 городов, включая Великий Булгар, Джуке-Тау и Казань. Этот поход (уникальный по своей быстроте и самый дальний для русских дружин в сторону Востока) по прозорливому благословению старца помог спасти Московскую Русь от нашествия Тамерлана, грозившего полным уничтожением государства.

Сразу после похода появились средства на грандиозное строительство, которое было произведено в Звенигороде с 1396 по 1405 годы. Основание монастыря на горе Сторожи (правильное название горы с окончанием на «и») можно отнести к периоду 1396–1398 годов. Именно в разгар строительства и после кончины владыки Звенигородского Даниила, в 1398 году, преподобный Савва оставляет Троицкую обитель и по приглашению князя Звенигородского и Галичского Юрия приходит в Звенигород со Смоленской иконой Божией Матери. В это же время полным ходом идет строительство каменного Рождественского собора в Сторожевском монастыре, Успенского храма на Городке в Звенигородском кремле, а позднее (после кончины Саввы) – и Троицкого собора в Сергиевом монастыре (где и сегодня находятся мощи святого Сергия Радонежского).

Для росписи этих храмов, построенных в так называемом раннемосковском (а правильнее его ныне следует называть звенигородским) стиле, после 1395 года в Звенигород был приглашен молодой иконописец Андрей Рублев. По благословению Саввы он создал уникальный Звенигородский чин, часть которого была найдена случайно в 1918–1919 годах на Городке, включая знаменитого «Спаса Звенигородского» («Русского Спаса», ныне хранится в Третьяковской галерее). Предположительно старец Савва мог благословить преподобного Андрея Рублева на создание знаменитой иконы «Троица» для Троицкого собора в Троице-Сергиевой лавре (ныне в Третьяковке), построенном при прямом попечительстве князя Юрия Дмитриевича. Таким образом преподобный Савва сыграл важную роль в судьбе иконописца и духовно окормлял его в ранний период его творческого становления в течение нескольких лет. Покровительствовал также преподобному Андрею Рублеву и духовный сын святого Саввы князь Юрий.

Преподобный Савва благословил брак князя Юрия Дмитриевича с дочерью последнего князя Смоленского Юрия Святославича Анастасией. Тем самым возникала возможность для сына Димитрия Донского Юрия унаследовать не только великое княжество Владимирское (включая Москву), но и более западные земли. Однако пролитовская политика его старшего брата Василия (женатого на Софии – дочери великого князя Литовского Витовта), сдача им Смоленска Литве, завещание престола своему сыну Василию (в нарушение завещания Димитрия Донского), а не брату Юрию, помешали грандиозным планам обустройства Древней Руси, которые наметили князь Юрий и его духовный наставник старец Савва Сторожевский. После кончины Саввы начались разногласия между братьями по вопросу престолонаследия, закончившиеся в два последних года жизни Юрия Дмитриевича тем, что он стал великим князем Владимирским (Московским) и потому был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. Дети Юрия начали уже настоящую междоусобную войну за власть, закончившуюся в 1450 году их поражением.

Особый интерес может представлять прояснение сути возникшей в те времена новой концепции устроения на Руси «Небесного Звенигорода» – уникального града, прообраза Нового Иерусалима и града Китежа, в основе которого лежала исихастская теория «нравственного правления», или «благочестивого княжения» (данные слова принадлежат преподобному Савве Сторожевскому и отмечены в его житии), поборником которой был еще преподобный Сергий Радонежский. На двух соседних звенигородских холмах строилась уникальная цивилизация – Звенигородская Русь, образец образованной светскости и воплощение настоящего духовного подвижничества. Кремль и монастырь возводились одновременно, как и два новых каменных собора (на Городке и на горе Сторожи). Это была новая идея, особое начинание, удачное завершение которого могло бы изменить историю Руси, например, намного ранее освободить ее из под ордынского ига.

Преподобный Савва Сторожевский преставился 3 декабря (по старому стилю) 1407 года. Позднее из русских летописей тщательно вычеркивалось почти все, что было связано с преобразующей деятельностью князя Юрия Звенигородского, а значит и преподобного Саввы (это делали властвующие потомки его брата Василия). Звенигород за столетие пришел в упадок.

Однако звенигородского чудотворца почитали местно, а затем он был канонизирован по инициативе монастырской братии и митрополита Макария на Московском Соборе 1547 года.

Особое внимание оказывал монастырю на горе Сторожи царь Алексей Михайлович, 19 января 1652 года по его инициативе состоялось обретение мощей игумена. В те же годы происходит переустройство обители, внешний вид которой сохранился во многом с того времени до наших дней. Саввино-Сторожевский монастырь получил статус лавры первым в истории России.

С монастырем и именем Саввы связано множество чудес, два из которых стали историческими. Первое – это спасение старцем Саввой царя Алексея Михайловича от медведя во время охоты (важно духовное и политическое значение этого события), а второе – явление преподобного Саввы пасынку и наследнику Наполеона Бонапарта – генералу Эжену Богарне в дни захвата французами Звенигорода и Москвы в 1812 году. Последнее событие знаменито тем, что Богарне, не разорив по просьбе старца монастырь, единственным среди главных полководцев Наполеона в конце войн остался в живых (как и предсказывал Савва), а его потомки породнились затем с русской императорской семьей (сын Богарне женился на дочери Николая I) и проживали в России до 1917 года с фамилией герцогов Лейхтенбергских.

После Октябрьского переворота 1917 года Звенигородская обитель преподобного Саввы была лишена своей главной святыни и закрыта. Но вскрытые и украденные мощи уцелели, они были в наши дни переданы в Данилов монастырь, а в августе 1998 года торжественно перенесены в родную обитель, в Рождественский собор Саввино-Сторожевского монастыря, где и покоятся. Ныне, по посещаемости паломниками, Звенигородский монастырь входит в тройку наиболее известных, вместе с Троице-Сергиевой лаврой и Серафимо-Дивеевской обителью.

С именем преподобного Саввы связаны жизнь и труды многих известных людей России, среди них Пушкин (его работа над житием-биографией Саввы Сторожевского), Шишкин, Шаляпин, Пришвин, Андрей Тарковский, Рерих, Ремизов, Левитан, Солженицын, Чехов, М. Волошин, Шмелев и др. Каждый из них по-своему относился к наследию святого старца. А царский род Романовых, включая семью убиенного императора Николая II, считал его своим покровителем.

Наиболее известным и важным источником сведений о преподобном Савве Сторожевском является его житие, написанное в XVI веке агиографом и знатоком крюкового пения Маркеллом Хутынским (по прозванию Безбородый), современный перевод этого жития, основанный на строгих историко-филологических принципах изучения древнерусского (церковнославянского) языка, приводится на одной из страниц данного сайта. Краткое житие игумена Саввы переложил также в свое время на современный ему русский язык поэт Александр Пушкин.

САВВА СТОРОЖЕВСКИЙ

Преподобный Савва, игумен Сторожевский, Звенигородский чудотворец

Савва Стороже́вский (+ 1406), Звенигородский чудотворец, преподобный

Память 19 января на первое обретение мощей, 10 августа на второе обретение и перенесение мощей в 1998, 3 декабря на преставление, в Соборах Московских и Радонежских святых

Очень молодым пришел в обитель преподобного Сергия Радонежского и принял от него постриг в монашество. Он был одним из первых учеников и сподвижников преподобного Сергия.

Под руководством этого наставника преподобный Савва научился послушанию, смирению, хранению помыслов, воздержанию и целомудрию. Преподобный любил безмолвие, поэтому избегал бесед с людьми. Он никогда не был праздным; часто плакал о нищете своей души. Святой питался только растительной пищей, носил грубую одежду, спал на полу. Подвижническая жизнь преподобного Саввы снискала ему всеобщую любовь; он был поставлен во пресвитера и назначен преподобным Сергием духовником братии. Наставления преподобного Саввы были настолько назидательны, что не только иноки, но и миряне открывали ему свои души.

По благословению преподобного Сергия инок Савва стал игуменом обители Успения Божией Матери. Ее устроил на реке Дубенке великий князь Московский благоверный Димитрий Донской в благодарность за победу над Мамаем. В 1392 году, когда преемник преподобного Сергия, игумен Никон, оставил управление монастырем и затворился в своей келлии, братия Троицкого монастыря умолили преподобного Савву вернуться в их обитель и принять игуменский жезл. В течение шести лет преподобный Савва, прибегая к молитвенной помощи преподобного Сергия, пас порученное ему стадо. По примеру преподобного Сергия святой Савва во время игуменства молитвою извел источник воды за северной стеной монастыря.

Князь Юрий Дмитриевич Звенигородский, крестный сын преподобного Сергия, избрал преподобного Савву своим духовником. По его просьбе преподобный основал близ Звенигорода новую обитель. Но, стремясь к уединению, преподобный Савва ушел на пустынное место — гору Сторожевскую. Там он построил деревянный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы и малую келлию для себя. Слухи о иноческих подвигах привлекли к нему многих искавших уединения и безмолвной жизни. В 1399 году преподобный основал на Сторожевской горе монастырь и с отеческой любовью принимал всех ищущих спасения, научал их иноческому послушанию и смирению. Преподобный Савва, несмотря на преклонные годы, много потрудился при устройстве обители. Подавая пример инокам, он выполнял все необходимые работы, предостерегая всех от праздности. Преподобный выкопал себе пещеру в версте от монастыря, в которой подолгу со слезами молился и предавался Богомыслию.

За высокую добродетельную жизнь Господу угодно было прославить преподобного даром прозорливости. Перед походом князя Звенигородского Юрия Димитриевича на войну, святой старец, помолившись, благословил его и предсказал ему победу и благополучное возвращение.

Прп. Савва Сторожевский

Скончался в глубокой старости 3 декабря 1406 года. В грамоте 1539 года преподобный Савва называется чудотворцем. В середине XVI в. было составлено описание чудес. От мощей преподобного исцелялись больные и изгонялись бесы из одержимых. Несколько раз преподобный Савва Сторожевский являлся насельникам обители, молитвенно обращавшимся к нему за помощью.

Однажды преподобный Савва явился во сне игумену Сторожевской обители Дионисию, который был иконописцем. После этого видения игумен Дионисий написал первую икону святого Саввы. Общецерковное прославление святого Русской Церковью последовало на Московском Соборе в 1547 году. Было определено совершать ему память 3 декабря. Нетленные мощи его обретены 19 января 1652 года.

14 февраля 1919 года было опубликовано постановление Народного комиссариата юстиции об организованном вскрытии мощей в Советской России. Через месяц, 17 марта, были вскрыты и святые мощи прп. Саввы Сторожевского.

Долгое время считалось, что святые мощи преподобного, которые в 1920-е годы были экспонатом выставки по охране здоровья при Наркомате здравоохранения, затем были переданы на Лубянку и пропали в её подвалах. Лишь в 1980-е стало известно, что, по милости Божией, честная глава преподобного Саввы более 50 лет тайно хранилась в одной православной семье. Супруги Михаил Михайлович и Софья Дмитриевна Успенские с большим риском для себя сберегли святыню. В 1920-е годы Михаил Михайлович, тогда сотрудник Государственного исторического музея и член Комиссии по охране памятников архитектуры Московской области, был вызван на Лубянку. Сотрудник ЧК, вызвавший его, показал ему серебряное блюдо, накрытое материей, и сказал: «Возьмите это блюдо и передайте в музей, а то, что на блюде — останки Саввы Сторожевского, — поместите, куда сочтёте нужным». Вначале Михаил Михайлович хранил мощи на даче в Звенигороде. Затем решил спрятать святыню в более безопасное место: сложил мощи в чистый мешочек, положил в специально изготовленный сосуд с плотной крышкой и зарыл в землю в саду. Вскоре на даче произошёл пожар, дом выгорел дотла, но святые мощи не пострадали. После этого события он перевёз мощи преподобного в свою московскую квартиру. За три года до смерти М. М. Успенский, беспокоясь о святыне, через протоиерея Владимира Ганина, настоятеля Успенской церкви с. Жилино Люберецкого района Московской области, обратился к о. Евлогию (Смирнову) (тогда — эконому Троице-Сергиевой лавры) с вопросом, как ему поступить с мощами? О. Евлогий посоветовал передать их в Лавру. Позже, когда о. Евлогий уже был наместником Свято-Данилова монастыря, он позвонил Успенским и спросил о судьбе мощей преподобного Саввы. Михаил Михайлович к тому времени скончался, а его родственники сообщили, что они передали мощи священнику, который напутствовал М. М. Успенского перед смертью. «Пожалуйста, возьмите их, как и обещал Вам наш отец», — добавили они.

25 марта 1985 года святыня была передана в Московский Данилов монастырь, где почивала в алтаре храма Семи Вселенских Соборов.

В 1995 году началась передача Саввино-Сторожевского монастыря Русской Православной Церкви. 23 августа 1998 года состоялось перенесение мощей преподобного в его обитель. По благословению патриарха Московского и всея Руси Алексия II день 23 августа стал праздником «Второго обретения и перенесения честных мощей преподобного Саввы Сторожевского».

Молитвы

Тропарь, глас 8

Пусты́ни яви́лся еси́ до́брое прозябе́ние, преподо́бне:/ от ю́ности бо изво́лил еси́ чи́стое житие́,/ духо́вному твоему́ учи́телю после́дуя,/ и того́ уче́нием ум к Небе́сным впери́в,/ и ста́ду твоему́ прему́др наста́вник показа́лся еси́;/ тем и Христо́с я́ко пресве́тла тя свети́льника чудесы́ обогати́./ Са́вво, о́тче наш, моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак, глас 2

Госпо́дним жела́нием распали́вся,/ стра́сти плотски́я воздержа́нием оттря́с,/ Боже́ственнаго све́та незаходи́мое свети́ло яви́лся еси́,/ чуде́с луча́ми все́х просвеща́еши,/ притека́ющих к моще́м твои́м,/ Са́вво преподо́бне, о́тче наш.

Использованные материалы

  • Страница календаря портала Православие.ру:
  • Савва (Фатеев), архим., «История святых мощей преподобного Саввы Сторожевского»:
  • Страница сайта Свято-Троицкого прихода в Балтиморе (взяты тропарь и кондак):

Савва Сторожевский — звенигородский чудотворец

Буккер Игорь14.04.2019 в 23:55

Преподобный Савва Сторожевский, или Савва Звенигородский, — основатель и первый игумен Богородице-Рождественского (Саввино-Сторожевского) монастыря в Звенигороде. Звенигородский чудотворец — один из наиболее известных русских святых. Его величают Защитником Москвы. Савва считается одним из первых учеников преподобного Сергия Радонежского.

Дата рождения чудотворца неизвестна и документально никак не подтверждена. Существует несколько гипотез. Датой его рождения могут быть: годы около 1314-го, 1327-й год или 1330-е годы. Праведник родился предположительно в Смоленском княжестве. По крайней мере, такую гипотезу выдвинул и обосновал историк и писатель Константин Петрович Ковалев (Константин Ковалев-Случевский). В 1340–1350-е годы он принял постриг в Троицком монастыре, скорее всего под именем Саввы и стал «одним из первых» учеников Сергия Радонежского. Агиографы называли Савву «первым» учеником по времени его знакомства с Сергием, а не по степени его приближения к учителю или «качеству ученичества».

Известна точно в его биографии только одна дата. Старец Савва Сторожевский скончался в окружении сподвижников поутру 3 декабря (по новому стилю — 16 декабря) 1407 года. Неизвестно, к какому сословию принадлежали его родители. Хотя высказывались предположения, что он происходил из родовитой, может быть даже, боярской семьи. Но и его настоящего имени (имя Савва, видимо, дано при крещении) историки и биографы не знают. Савва в переводе с древнееврейского означает «вино», иногда его интерпретируют как «стрелец». Ответить на вопрос, в честь какого из многочисленных святых с этим именем получил свое крестильное имя Сторожевский, тоже не представляется возможным.

Главный человек русской истории. Преподобный Серафим сквозь призму времени

При жизни Савву никогда не величали Звенигородским, как справедливо замечает К. Ковалев, по той причине, что так называли правителя той земли — князя Юрия Дмитриевича. Сын Дмитрия Донского получил прозвище Юрий Звенигородский.

«В реальности впервые Савву стали называть Звенигородским, видимо, в период прославления многочисленных русских святых, перед составлением подробных Четьих- Миней митрополитом Макарием, то есть с конца XV — начала XVI века, спустя около сотни лет после его кончины, — пишет в биографии преподобного писатель К. П. Ковалев. — Это придавало деяниям Саввы еще большую значимость, так как он по прошествии столетия получил от почитателей как будто не земной, но законный и в то же время «небесный» титул бывшего княжеского рода».

По другой версии, старец Савва именовался Звенигородским, поскольку был родом из этих мест. Как это было в случае с Сергием Радонежским, которого величали по названию его родного города. По замечанию того же Ковалева, «в этом случае, надо будет признать, что имя Сторожевский указывает, что он мог быть из этих мест. То есть уходя из Троицкого монастыря в Звенигород, на гору Сторожи, Савва на самом деле не «уходил», а возвращался домой, на родину».

Одним словом, нет также точного ответа на вопрос, откуда у преподобного Саввы его прозвище: от Звенигородского холма-горы Сторожи или от протекающей тут же речки Сторожки. Не все знают, почему Савву Сторожевского называют Стражем Москвы. Или почему написанное на старославянском языке Житие Саввы переложил на современный литературный русский язык сам Александр Пушкин?

Детство Пушкина, автора «Преподобного Саввы Игумена», прошло недалеко от монастыря, в Захарове. Но разве только этим одним можно объяснить интерес русского поэта к личности игумена Саввы Сторожевского? К легенде-истории о спасении на медвежьей охоте царя Алексея Михайловича преподобным Саввой обратился в своей поэме «Избавитель» талантливый поэт Лев Александрович Мей. Замечательные миниатюры-иллюстрации к ней нарисовал художник Николай Семенович Самокиш.

Читайте также: Еще один святой из рода Романовых

Было ли — не было ли чудесное спасение отца Петра Великого от медвежьих лап, но в кремлевских палатах Алексея Михайловича насчитывалось 194 иконы с ликами преподобного Саввы Сторожевского. В трех километрах от стен Звенигородского монастыря проходила линия фронта в Великую Отечественную войну. 144-ю стрелковую дивизию вермахта остановил героизм воинов 23-го Звенигородского истребительного батальона и враг не дошел до святой обители, но поразительно другое — на территорию Савино-Сторожевской обители не упало ни одного снаряда, на стенах и зданиях не осталось даже следа от попадания шальных пуль. Притом, что золотые купола и звонница были прекрасными ориентирами для обстрела и бомбежки, а расположенный рядом Ново-Иерусалимский монастырь был почти полностью разрушен.

Но все это случилось много позже земной жизни Саввы. А в реальной жизни Савву Сторожевского избрали преемником самого Сергия Радонежского, что говорит о его высоком авторитете у монастырской братии. Некоторые исследователи называют его следующим после Сергия игуменом Троицкой обители, но это не совсем так. За полгода до своей смерти Сергий Радонежский назначил своим преемником преподобного Никона, который почти сразу после кончины Сергия неожиданно для братии отказался от игуменства. В последние месяцы своей жизни Сергий был немощен и стремился к одиночеству, поэтому фактическим главой был Никон. Теперь же Никон объявил, что желает принять обет молчания и затвориться. Савва Сторожевский стал по факту третьим руководителем Свято-Троицкого монастыря, где главенствовал около шести лет, до 1398 года.

Читайте также: Реформаторы в реалиях: Сергий Радонежский

Известно, что Савва Сторожевский был способным организатором и при этом лично совершал духовные подвиги. Он был последователем исихазма, учения, которое поддерживал его наставник Сергий Радонежский.

В переводе с греческого «исихазм» означает «безмолвие», «уединение», «покой». В основе этого учения, которое иногда называют «христианской йогой», лежала не теория, а тысячелетний опыт богоискательства, трансперсональных переживаний и общежительства православных монахов Синая и Афона. На Соборе в Константинополе середины 15 столетия исихазм был принят в качестве официальной доктрины православия. Идеологами были два Григория — Синаит и Палама. Им принадлежат концепции «умного делания» и Божественного Света, в котором святые «просветятся, как солнце». Стремящиеся к совершенству исихасты познают Бога не при помощи разума, а только глубоким погружением в молитву и достижением особого транса.

Так жизнь молчальника и аскета Саввы Сторожевского оказалась твердым орешком для последующих исследователей, несмотря на занимаемый преподобным высокий пост.

Преподобный Савва Сторожевский — и сегодня исцеления дающий

16 декабря Православная Церковь отмечает память преподобного Саввы Сторожевского.

Преподобный Савва Сторожевский

Преподобный отец наш Савва с самых юных лет возлюбил Христа и возненавидел мир. Он пришел к преподобному Сергию Радонежскому и принял от него пострижение. В иноческом образе он, стремясь к небесным благам, уготованным от Господа угодившим Ему, с особенной ревностию боролся со страстями и упражнялся в добродетелях.

Инок Савва всем казался простым и ничего не знавшим, хотя мудростию превосходил многих мнящих быть мудрыми — прежде всех входил в церковь и после всех из нея исходил, такое было у него умиление, что он не мог удерживаться от сильного плача и рыдания во время божественной службы: видя такое умиление и плач, отцы дивились и прославляли Благодетеля Бога. За высокую духовную опытность Преподобный пользовался у всех большим уважением, так что его назначили духовником братии, и также, по просьбе братии, он некоторое время исполнял обязанности игумена Троицкой обители.

Утвердившись в добродетелях, преподобный Савва стяжал себе добрую славу и уважение князей. Христолюбивый князь Георгий (Юрий) Дмитриевич пришел в обитель преподобного Сергия к блаженному Савве и упросил его создать в его вотчине на удобном месте обитель. Тогда Савва оставил обитель преподобного Сергия и поселился в пустынном месте на горе, называемой Сторожи, в верховьях Москвы реки, близ Звенигорода, верстах в пятидесяти от царствующего града Москвы; это место он избрал для будущей обители.

Преподобный Савва Сторожевский

Здесь святой Савва жил в совершенном безмолвии и уединении, терпя холод и зной. Недолго, однако, Преподобному пришлось жить одному. Молва об его подвигах и святой жизни начала быстро распространяться, и к святому Савве стали приходить отовсюду иноки и миряне с просьбами руководить ими в духовной жизни. Всех, приходивших к нему, Преподобный принимал с любовью, подавая им пример в смирении и иноческих трудах: сам черпал в реке воду, носил ее на своих плечах на высокую гору, и исполнял другие необходимые работы. Этим он хотел приучить братию к труду, чтобы они не губили своих дней в праздности, которая мать всех пороков.
После этого христолюбивый князь Георгий Дмитриевич дал Преподобному необходимые средства для сооружения храма, и Савва воздвиг храм в честь честного и славного Рождества Пречистыя Богоматери и устроил обитель, чудную и великую, для душеспасительного пребывания в ней иноков.
Преподобный был добрым пастырем собранного в этой обители стада Христова и, возведя его на духовную пажить, утвердил его во многих добродетелях.
И сама жизнь Преподобного сияла добродетелями, так что Господу угодно было еще при жизни прославить его даром предвидения.

В 1399 году князь Георгий Дмитриевич должен был, по повелению брата своего великого князя, идти на войну против болгар. Перед выступлением в поход пришел он в обитель преподобного Саввы просить у него благословения. Святый старец, помолившись о нем и благословив его крестом, пророчески изрек: «Иди, благоверный князь, и Господь да будет с тобою, помогая тебе! Врагов своих одолеешь и благодатию Христовою здрав возвратишися в свое отечество».

Приняв потом начальство над войсками великокняжескими, Георгий с благословением старца вышел против неприятелей, в продолжении трех месяцев вел сражения и во всех одержал победу. По возвращении Георгий первым делом поспешил в обитель преподобного Саввы и принес благодарение Богу, который даровал ему победу по молитвам святого старца.
Достигнув преклонных лет, святый Савва впал в болезнь, и созвав братию, довольно научил их в Божественных Писаниях, убеждая их хранить телесную чистоту и непрестанно пребывать в посте и молитвах. После сего Преподобный, поставив над ними игуменом одного из своих учеников, заповедал всем братиям пребывать у игумена в послушании и повиновении. Преподав всем мир и последнее целование, святой Савва в добром исповедании предал душу свою в руце Божии в 3-й день декабря месяца.
Весть о преставлении святого угодника быстро разнеслась по окрестностям, и все христолюбивые граждане Звенигорода, как знатные, так и простой народ, с великою любовию собрались на погребение почившего святого, неся с собой недужных и больных. Совершив над почившим надгробное пение, с честию похоронили его в созданной им церкви Рождества Пресвятой Богородицы.

Честные мощи преподобного Саввы доныне источают многие и различные исцеления всем, с верою к ним притекающим, во славу Христа Бога нашего, творящего через Своих угодников, и по преставлении их, преславные чудеса. Господу нашему слава, ныне и присно и во веки веков. Аминь

Преподобный Савва Сторожевский

Празднование святому преподобному Савве Сторожевскому было установлено в 1547 году на Московском Соборе и совершается 16 декабря.
Первое обретение святых мощей состоялось 1 февраля 1652 года.
Второе обретение — 23 августа 1998 года.
30 июля отмечается перенесение мощей преп. Саввы под вновь сооруженную сень, состоявшееся в 1887 году.

Житие Преподобного Саввы Сторожевского

Преподобный Сав­ва Зве­ни­го­род­ский был од­ним из уче­ни­ков прп. Сер­гия, Ра­до­неж­ско­го чу­до­твор­ца.
От юно­сти воз­лю­бив чи­стое и це­ло­муд­рен­ное жи­тие и от­верг­ши су­ет­ные пре­ле­сти ми­ра, Сав­ва при­шел в пу­сты­ню к прп. Сер­гию и при­нял от него ино­че­ский по­стриг. Ру­ко­во­ди­мый сво­им бо­го­нос­ным на­став­ни­ком, он пре­бы­вал в со­вер­шен­ном по­слу­ша­нии ему, на­вы­кая в Тро­иц­кой оби­те­ли по­ряд­кам ино­че­ско­го жи­тия.
Жизнь свою прп. Сав­ва про­во­дил в стро­гом воз­дер­жа­нии и непре­стан­ном бде­нии, за­бо­тясь о со­блю­де­нии чи­сто­ты ду­шев­ной и те­лес­ной, ко­то­рая есть укра­ше­ние ино­че­ско­го жи­тия. Преж­де всех при­хо­дил пре­по­доб­ный в цер­ковь на Бо­же­ствен­ную служ­бу и по­сле всех вы­хо­дил из нее. Со стра­хом Бо­жи­им сто­ял он в хра­ме на мо­лит­ве, в уми­ле­нии не мог удер­жи­вать­ся от силь­но­го пла­ча и ры­да­ния, так что удив­лял всех ино­ков оби­те­ли. Непрес­тан­но упраж­нял­ся он в цер­ков­ном пе­нии и чте­нии, а в сво­бод­ное от мо­лит­вы и цер­ков­ных служб вре­мя за­ни­мал­ся ка­ким-ли­бо ру­ко­де­ли­ем, бо­ясь празд­нос­ти – ма­те­ри по­ро­ков.
По­движ­ник лю­бил без­мол­вие и из­бе­гал бе­сед с дру­ги­ми. По­это­му он ка­зал­ся всем про­сте­цом, ни­че­го не знав­шим, а на де­ле пре­вос­хо­дил муд­ро­стью сво­ей мно­гих, счи­та­ю­щих се­бя ра­зум­ны­ми. Он ис­кал не по­каз­ной че­ло­ве­че­ской муд­ро­сти, а выс­шей, ду­хов­ной, в ко­то­рой и пре­успе­вал. Прп. Сер­гий луч­ше дру­гих ви­дел успе­хи прп. Сав­вы в ду­хов­ной жиз­ни и по­ста­вил его ду­хов­ни­ком всей бра­тии мо­на­сты­ря.
После победы над татарским ханом Мамаем князь Мос­ков­ский Ди­мит­рий Иоан­но­вич решил построить монастырь во имя Пресвятой Богородицы и устроить в нем общежитие. Преподобный Сер­гий с усер­ди­ем стал ис­пол­нять его прось­бу. Он обо­шел мно­го пу­стын­ных мест, изыс­ки­вая, где бы удоб­нее устро­ить мо­на­стырь. При­шед­ши на ре­ку, на­зы­ва­е­мую Ду­бен­кой, он на­шел там ме­сто, ко­то­рое ему весь­ма по­нра­ви­лось. Там Преподобный Сер­гий и со­здал цер­ковь, а при ней мо­на­стырь во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го Ее Успе­ния. На­сто­я­те­лем се­го мо­на­сты­ря прп. Сер­гий вы­брал из уче­ни­ков сво­их бла­жен­но­го Сав­ву, счи­тая его вполне спо­соб­ным к са­мо­сто­я­тель­но­му ру­ко­вод­ству бра­ти­ей.
25 сен­тяб­ря 1392 го­да пре­по­доб­ный Сер­гий пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду, назначив после себя своего ближайшего ученика Никона. Тот, же­лая пре­бы­вать в со­вер­шен­ном без­мол­вии, вско­ре за­тво­рил­ся в осо­бой кел­лии. Тро­иц­кие бра­тия по­сле дол­гих мо­ле­ний воз­ве­ли на игу­мен­ство прп. Сав­ву.
По про­ше­ствии ше­сти лет прп. Сав­ва, ища без­мол­вия, оста­вил управ­ле­ние оби­те­лью, по­сле че­го бра­тия Сер­ги­е­вой Лав­ры вновь воз­ве­ли на игу­мен­ство прп. Ни­ко­на. Прп. Сав­ва остал­ся под­ви­зать­ся в Тро­иц­кой Лав­ре.
Вско­ре по­сле это­го в Тро­иц­кую оби­тель при­был бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий Ди­мит­ри­е­вич. Князь Ге­ор­гий был свя­зан ду­хов­ны­ми уза­ми с Тро­иц­кой оби­те­лью. Прп. Сер­гий был его крест­ным от­цом, прп. Сав­ва – от­цом ду­хов­ным. Те­перь он об­ра­тил­ся к сво­е­му от­цу ду­хов­но­му с прось­бой по­се­тить его дом и пре­по­дать бла­го­сло­ве­ние всем до­маш­ним. Упро­шен­ный кня­зем, прп. Сав­ва от­пра­вил­ся к нему, ду­мая вско­ре же воз­вра­тить­ся в Сер­ги­е­ву оби­тель.
Но хри­сто­лю­би­вый князь стал неот­ступ­но про­сить пре­по­доб­но­го стар­ца, чтобы он ни­ко­гда не от­лу­чал­ся от него, но чтобы устро­ил мо­на­стырь в его вот­чине близ Зве­ни­го­ро­да и игу­мен­ство­вал в нем. Ви­дя доб­рое про­из­во­ле­ние кня­зя, прп. Сав­ва не от­ка­зал­ся ис­пол­нить его прось­бу. Он хо­тел ис­кать под­хо­дя­ще­го ме­ста для устро­е­ния мо­нас­ты­ря, но князь зве­ни­го­род­ский уже за­ра­нее об­лю­бо­вал и из­брал та­кое ме­сто на го­ре Сто­ро­жев­ской, в по­лу­то­ра вер­стах от са­мо­го Зве­ни­го­ро­да.
В непро­дол­жи­тель­ном вре­ме­ни он по­стро­ил здесь неболь­шую де­ре­вян­ную цер­ковь во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го и слав­но­го Рож­де­ства Ее. Неда­ле­ко от нее он со­ору­дил се­бе ма­лень­кую кел­лей­ку. От это­го вре­ме­ни пре­по­доб­ный еще боль­ше утруж­дал плоть свою пост­ни­че­ски­ми тру­да­ми и ли­ше­ни­я­ми, под­ви­за­ясь в без­мол­вии. Ско­ро слух о его свя­той жиз­ни при­вел к нему мно­гих, ис­кав­ших без­молв­но­го жи­тия, и пре­по­доб­ный всех при­ни­мал с лю­бо­вью и был для них об­раз­цом сми­ре­ния и ино­че­ских тру­дов. Ко­гда со­бра­лось до­воль­но бра­тии, прп. Сав­ва, по об­раз­цу ду­хов­но вос­пи­тав­шей его Тро­и­це-Сер­ги­е­вой оби­те­ли, устро­ил для них об­ще­жи­тие. В сво­их от­но­ше­ни­ях к бра­тии он ста­рал­ся под­ра­жать сво­е­му ве­ли­ко­му учи­те­лю прп. Сер­гию, за­ве­ты ко­то­ро­го хра­нил в серд­це сво­ем и со­блю­дал в сво­ей по­движ­ни­че­ской де­я­тель­но­сти; свои рас­по­ря­же­ния и при­ка­за­ния прп. Сав­ва под­креп­лял соб­ствен­ным при­ме­ром.
В 1399 го­ду князь Ге­ор­гий по по­ве­ле­нию бра­та сво­е­го, ве­ли­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го Ва­си­лия Ди­мит­ри­е­ви­ча, дол­жен был ид­ти вой­ною про­тив волж­ских бол­гар. Пе­ред са­мым по­хо­дом бла­го­че­сти­вый князь при­шел в Сто­ро­жев­скую оби­тель ис­про­сить бла­го­сло­ве­ния на брань у сво­е­го ду­хов­но­го от­ца. Он про­сил прп. Сав­ву по­мо­лить­ся Все­ми­ло­сти­во­му Бо­гу, да по­даст ему си­лу на су­про­тив­ных вра­гов. Свя­той по­мо­лил­ся и, взяв чест­ный крест, осе­нил им кня­зя и при этом про­ро­че­ски из­рек: «Иди, бла­го­вер­ный кня­же, и Гос­подь бу­дет с то­бою, по­мо­гая те­бе. Вра­гов сво­их ты одо­ле­ешь и бла­го­да­тью Бо­жи­ей здо­ро­вым воз­вра­тишь­ся в свое оте­че­ство».
Меж­ду тем сми­рен­но­муд­рый ста­рец пре­успе­вал в доб­ро­де­те­лях и да­ро­ва­ни­ях ду­хов­ных. Бодр­ствуя над дру­ги­ми, он еще бо­лее, непре­стан­но и неослаб­но, бодр­ст­во­вал над со­бою. Мо­на­стырь его укра­шал­ся, и имя прп. Сав­вы про­слав­ля­лось вез­де во­круг, как и имя Сто­ро­жев­ской оби­те­ли. Со всех сто­рон сте­ка­лись к нему ино­ки, ища ру­ко­вод­ства в ду­хов­ной жиз­ни и мо­на­ше­ских по­дви­гах.
Так, со дня в день усо­вер­ша­ясь в ду­хов­ной жиз­ни, прп. Сав­ва до­стиг на­ко­нец глу­бо­кой ста­ро­сти, ни­ко­гда не из­ме­нив сво­е­го устав­но­го пра­ви­ла и от­верг­шись од­на­жды ми­ра, о мир­ском и су­ет­ном уже бо­лее не за­бо­тил­ся; ни­ко­гда он не оде­вал­ся в мяг­кие одеж­ды и не ис­кал те­лес­но­го по­коя, пред­по­чи­тая тес­ный и при­скорб­ный путь про­стран­но­му. Ни­ще­ту воз­лю­бил он па­че бо­гат­ства, бес­сла­вие – па­че зем­ной сла­вы и тер­пе­ние скор­бей – па­че су­ет­ной ра­до­сти. На­ко­нец, пре­по­доб­ный впал в пред­смерт­ную бо­лезнь. Скон­чал­ся преподобный 3 де­каб­ря 1407 го­да.
****************************** Чудеса и явления *******************************
Спу­стя мно­го лет по пре­став­ле­нии прп. Сав­вы игу­мен оби­те­ли Зве­ни­го­род­ской, по име­ни Ди­о­ни­сий, окон­чив свое обыч­ное мо­лит­вен­ное пра­ви­ло, при­лег от­дох­нуть. И вот в тон­ком сне он ви­дит бла­го­об­раз­но­го, укра­шен­но­го се­ди­на­ми стар­ца-ино­ка, ко­то­рый ска­зал: «Ди­о­ни­сий! Встань ско­рее и на­пи­ши лик мой на иконе». «Кто ты, гос­по­дине, – во­про­сил в недо­уме­нии Ди­о­ни­сий, – и как твое имя?» «Я Сав­ва – на­чаль­ник оби­те­ли сей», – от­ве­чал бла­го­леп­ный ста­рец.
То­гда игу­мен про­бу­дил­ся от сна и, по­ра­жен­ный ви­де­ни­ем, при­звал од­но­го из уче­ни­ков прп. Сав­вы, стар­ца Ав­ва­ку­ма, ви­дев­ше­го в мо­ло­дых го­дах пре­по­доб­но­го жи­вым, и спра­ши­вал его о бла­жен­ном Сав­ве, ка­ков он был по ви­ду. Ав­ва­кум опи­сал на­руж­ность пре­по­доб­но­го и его воз­раст. Ди­о­ни­сий от­сю­да убе­дил­ся, что ему явил­ся сам прп. Сав­ва и по­ве­лел изо­бра­зить се­бя на иконе. А так как Ди­о­ни­сий сам был ис­кус­ный ико­но­пи­сец и муж бла­го­че­сти­вый, то он с усер­ди­ем на­пи­сал ико­ну прп. Сав­вы. С тех пор при гро­бе свя­то­го на­ча­ли со­вер­шать­ся чу­де­са.
Один из ино­ков Сто­ро­жев­ско­го мо­на­сты­ря дол­го стра­дал гла­за­ми, так что со­всем ни­че­го не мог ви­деть. Од­на­жды он при­шел ко гро­бу прп. Сав­вы, со сле­за­ми мо­лил­ся и отер гла­за свои по­кры­ва­лом, ле­жав­шим на гро­бе свя­то­го. Дру­гой мо­нах, смот­ря на это, стал из­де­вать­ся над боль­ным и с дерз­кой на­смеш­кой про­из­нес: «Ис­це­ле­ния-то не по­лу­чишь ты, а толь­ко пес­ком гла­за свои еще боль­ше за­по­ро­шишь».
И вот при­кос­нув­ший­ся с ве­рой к гро­бу пре­по­доб­но­го по­лу­чил ско­рое ис­це­ле­ние, а на­сме­хав­ший­ся над ним был вне­зап­но по­ра­жен сле­по­тою, при­чем услы­хал го­лос, го­во­ря­щий ему: «Ты об­рел, че­го ис­кал. Пусть через те­бя и дру­гие вра­зу­мят­ся не сме­ять­ся и не ху­лить чу­дес, бы­ва­ю­щих от угод­ни­ка Бо­жия».
То­гда ослеп­ший, при­шед­ши в се­бя, со стра­хом и сле­за­ми по­ка­я­ния пал у гро­ба прп. Сав­вы, умо­ляя о про­ще­нии. Пре­по­доб­ный же, щед­рый в ми­ло­стях, по­дал ис­це­ле­ние и со­гре­шив­ше­му.
Один ми­ря­нин, бла­го­го­вей­ный по­чи­та­тель прп. Сав­вы, глу­бо­ко ве­ро­вав­ший в его мо­лит­вен­ную по­мощь и пред­ста­тель­ство пред Бо­гом, по­сле усерд­ных мо­литв до трех раз был ис­це­ля­ем у гро­ба пре­по­доб­но­го от тяж­ко­го неду­га. Но лишь толь­ко воз­вра­щал­ся он до­мой, каж­дый раз воз­вра­ща­лась к нему в боль­шей сте­пе­ни его бо­лезнь. Бла­го­че­сти­вый ми­ря­нин ура­зу­мел в этом судь­бы Бо­жии о се­бе, по­нял, что пре­по­доб­ный при­зы­ва­ет его в свою оби­тель, и по­то­му по­сле тре­тье­го сво­е­го ис­це­ле­ния он уже не воз­вра­тил­ся до­мой, а остал­ся в оби­те­ли пре­по­доб­но­го и при­нял ино­че­ство. Осталь­ные го­ды сво­ей жиз­ни он про­вел в по­ка­я­нии, со сми­ре­ни­ем слу­жа бра­тии. Бо­лезнь же его бо­лее к нему не воз­вра­ща­лась.
Игу­мен Сав­ви­но­го мо­на­сты­ря Ми­са­ил впал в тяж­кую бо­лезнь, так что по­те­рял на­деж­ду на вы­здо­ров­ле­ние и был при смер­ти. В это вре­мя мо­на­стыр­ский по­но­марь Гу­рий, идя бла­го­ве­стить к утрене, близ цер­ков­ных две­рей встре­тил бла­го­леп­но­го стар­ца, ко­то­рый во­про­сил его: «Как здрав­ству­ет игу­мен ваш?» Гу­рий рас­ска­зал ему о бо­лез­ни сво­е­го на­сто­я­те­ля. Ста­рец же, вы­слу­шав, ска­зал ему: «Иди и ска­жи игу­ме­ну, да при­зо­вет в по­мощь Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу и на­чаль­ни­ка ме­ста се­го стар­ца Сав­ву – и по­лу­чит здра­вие. Мне же ото­при две­ри цер­ков­ные, чтобы вой­ти в цер­ковь». Гу­рий усо­мнил­ся и не хо­тел от­пи­рать две­рей, по­то­му что не знал явив­ше­го­ся стар­ца, и спро­сил его: «Кто ты, гос­по­дине, и как твое имя?» Но явив­ший­ся ста­рец ни­че­го не от­ве­чал, толь­ко по­шел к две­рям хра­ма – те са­ми со­бою от­во­ри­лись, и он во­шел в храм. Гу­рий в ве­ли­ком стра­хе по­звал дру­го­го по­но­ма­ря и на­чал упре­кать его, го­во­ря: «По­че­му не за­пер ты с ве­че­ра две­рей цер­ков­ных? Вот я ви­дел незна­ко­мо­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый во­шел от­вер­сты­ми вра­та­ми в цер­ковь». Но тот с клят­вой уве­рял Гу­рия, что с ве­че­ра он креп­ко за­пер цер­ковь. Оба ино­ка при­шли в сму­ще­ние, за­жгли све­чи и по­шли к церк­ви, но две­ри бы­ли за­тво­ре­ны и, как ока­за­лось, на­креп­ко за­пер­ты. По окон­ча­нии утре­ни Гу­рий по­ве­дал игу­ме­ну и бра­тии обо всем ви­ден­ном и слы­шан­ном им. То­гда все ура­зу­ме­ли, что явив­ший­ся Гу­рию бла­го­леп­ный ста­рец ни кто иной, как прп. Сав­ва. Игу­мен Ми­са­ил по­ве­лел немед­лен­но же от­не­сти се­бя ко гро­бу пре­по­доб­но­го и вско­ре за тем по­лу­чил ис­це­ле­ние.
Че­ство­ва­ние прп. Сав­вы при его гро­бе как угод­ни­ка Бо­жия на­ча­лось вско­ре по его пре­став­ле­нии, а при­чтен он Цер­ко­вью к ли­ку свя­тых в XV или в пер­вой по­ло­вине XVI сто­ле­тия. Нетлен­ные мо­щи угод­ни­ка Бо­жия бы­ли от­кры­ты спу­стя по­чти два сто­ле­тия с по­ло­ви­ной по­сле его кон­чи­ны, в цар­ство­ва­ние бла­го­чес­ти­вей­ше­го Алек­сия Ми­хай­ло­ви­ча, в 1652 го­ду. Об­ре­те­ние свя­тых и нетлен­ных мо­щей прп. Сав­вы бы­ло вы­зва­но мно­го­чис­лен­ны­ми див­ны­ми ис­це­ле­ни­я­ми и чу­до­тво­ре­ни­я­ми, со­вер­шив­ши­ми­ся при гро­бе и по его мо­лит­вен­но­му пред­ста­тель­ству.
Бли­жай­шим по­во­дом к об­ре­те­нию мо­щей прп. Сав­вы, по су­щест­ву­ю­щем в Сто­ро­жев­ском мо­на­сты­ре древ­не­му пре­да­нию, по­слу­жи­ло яв­ле­ние угод­ни­ка Бо­жия са­мо­му ца­рю Алек­сию. Алек­сий Ми­хай­ло­вич в од­но из сво­их по­се­ще­ний мо­на­сты­ря хо­дил на охо­ту в окрест­ные ле­са зве­ни­го­род­ские. Ко­гда сви­та его рас­се­я­лась по ле­су для отыс­ка­ния ло­го­ви­ща мед­ве­дя и он остал­ся один, из лес­ной ча­щи вне­зап­но вы­бе­жал мед­ведь и бро­сил­ся на него. Царь, ви­дя невоз­мож­ность за­щи­щать­ся, об­рек се­бя на вер­ную смерть. Вдруг око­ло него явил­ся ста­рец, и с его яв­ле­ни­ем зверь бе­жал от ца­ря. Спро­шен­ный об име­ни, ста­рец от­ве­чал, что его зо­вут Сав­вой и что он инок Сто­ро­жев­ской оби­те­ли.
В это вре­мя со­бра­лись к ца­рю неко­то­рые из его сви­ты, а ста­рец по­шел к мо­на­сты­рю. Вер­нув­шись в оби­тель, Алек­сий Ми­хай­ло­вич спра­ши­вал ар­хи­манд­ри­та о мо­на­хе Сав­ве, ду­мая, что это ка­кой-ни­будь еще неиз­вест­ный ему по­движ­ник, по­се­лив­ший­ся в мо­на­сты­ре. Ар­хи­манд­рит от­ве­чал ца­рю, что в мо­на­сты­ре нет ни од­но­го мо­на­ха с име­нем Сав­вы. То­гда царь, взгля­нув на об­раз пре­по­доб­но­го, ура­зу­мел, что это он сам, ве­лел от­слу­жить мо­ле­бен и осви­де­тель­ство­вать гроб для при­го­тов­ле­ния свя­тых мо­щей прп. Сав­вы к тор­же­ствен­но­му от­кры­тию.
Мно­го и дру­гих чу­дес и яв­ле­ний угод­ни­ка Бо­жия пред­ше­ство­ва­ло от­кры­тию его мо­щей.
Тор­же­ствен­ное от­кры­тие мо­щей прп. Сав­вы бы­ло со­вер­ше­но 19 ян­ва­ря 1652 г. в при­сут­ствии са­мо­го го­су­да­ря Алек­сия Ми­хай­ло­ви­ча, его су­пру­ги ца­ри­цы Ма­рии Ильи­нич­ны,
Мо­щи прп. Сав­вы об­ре­те­ны бы­ли нетлен­ны­ми по­сле 245-лет­не­го пре­бы­ва­ния в сы­рой зем­ле и по­став­ле­ны в ду­бо­вой гроб­ни­це на пра­вой сто­роне в со­бо­ре, у юж­ных врат, ве­ду­щих в ал­тарь Бо­го­ро­ди­це-Рож­де­ствен­ской церк­ви оби­те­ли.
И по от­кры­тии свя­тых нетлен­ных мо­щей прп. Сав­вы мно­го чу­дес со­вер­ша­лось при гро­бе его. Не ста­нем здесь пе­ре­чис­лять их. Ука­жем лишь на один за­ме­ча­тель­ный слу­чай за­гроб­но­го яв­ле­ния угод­ни­ка Бо­жия непри­я­те­лю зем­ли Рус­ской. Это про­изо­шло в 1812 го­ду, ко­гда на­ше Оте­че­ство бы­ло ра­зо­ре­но гро­мад­ны­ми пол­чи­ща­ми фран­цуз­ско­го им­пе­ра­то­ра На­по­лео­на Бо­на­пар­та.
В то вре­мя, как он овла­дел Моск­вой, принц Ев­ге­ний Бо­гарне, ви­це-ко­роль италь­ян­ский, с 20-ты­сяч­ным от­ря­дом по­до­шел от Моск­вы к Зве­ни­го­ро­ду. Он за­нял ком­на­ты в Сто­ро­жев­ской оби­те­ли, а его сол­да­ты рас­се­я­лись по мо­на­сты­рю и на­ча­ли гра­беж, не ща­дя да­же хра­мов и свя­тых икон. Но сам пре­по­доб­ный сво­им яв­ле­ни­ем устра­шил и вра­зу­мил дерз­ких гра­би­те­лей. Од­на­жды ве­че­ром принц Ев­ге­ний, не раз­де­ва­ясь, лег и уснул, и вот, на­яву или во сне – он сам не знал то­го – ви­дит, что в ком­на­ту вхо­дит ка­кой-то бла­го­об­раз­ный ста­рец в чер­ной длин­ной ино­че­ской одеж­де и под­хо­дит к нему так близ­ко, что он имел воз­мож­ность при лун­ном све­те рас­смот­реть чер­ты его ли­ца и гроз­ный взгляд. Явив­ший­ся ска­зал: «Не ве­ли вой­ску сво­е­му рас­хи­щать мо­на­стырь, осо­бен­но уно­сить что-ли­бо из церк­ви. Ес­ли ты ис­пол­нишь мою прось­бу, то Бог по­ми­лу­ет те­бя и ты воз­вра­тишь­ся в свое оте­че­ство це­лым и невре­ди­мым».
Устра­шен­ный ви­де­ни­ем, принц от­дал утром при­каз, чтобы от­ряд его возв­ра­тил­ся в Моск­ву, а сам по­шел в со­бор­ную цер­ковь и при гро­бе прп. Сав­вы уви­дел об­раз то­го, кто яв­лял­ся ему но­чью, и, узнав, чей это об­раз, с бла­го­го­ве­ни­ем по­кло­нил­ся мо­щам пре­по­доб­но­го и за­пи­сал о слу­чив­шем­ся в сво­ей книж­ке. По­том принц ве­лел за­пе­реть со­бор­ный храм, за­пе­ча­тал его сво­ей пе­ча­тью и при­ста­вил к две­рям хра­ма стра­жу из 30-ти че­ло­век. Нуж­но к это­му при­со­во­ку­пить, что, со­глас­но пред­ска­за­нию прп. Сав­вы, в то вре­мя, как все дру­гие глав­ные во­е­на­чаль­ни­ки На­по­лео­на кон­чи­ли небла­го­по­луч­но, принц Ев­ге­ний остал­ся цел и ни­где в сра­же­ни­ях по­сле то­го не был да­же ра­нен.