Семафорный телеграф

Оптический телеграф Клода Шаппа

Подробности Просмотров: 282

А.Дюма, роман «Граф Монте-Кристо»: «… у меня никогда не являлось желания поближе рассмотреть этих огромных насекомых с белым брюшком и тощими чёрными лапами … Но в одно прекрасное утро я узнал, что всяким телеграфом управляет несчастный служака, созерцающий целый день не небо, как астроном, не воду, как рыболов, не пейзаж, как праздный гуляка, а такое же насекомое с белым брюшком и чёрными лапами — своего корреспондента, находящегося за четыре или пять лье от него».
В июне 1789 г. в Париж приехал некий священник Клод Шапп, и через несколько дней у заставы Этуаль он продемонстрировал свой телеграф, который был назван им «семафором». Передача на 15 км была произведена удачно. Но Парижу накануне французской буржуазной революции, было не до изобретений.
Однако, вернувшись домой, изобретатель принялся усовершенствовать свой «семафор» и через некоторое время все-таки получил разрешение на постройку трех телеграфных станций. Расстояние между станциями составляло по 3 мили.

Шапп предлагал остроумным способом писать в воздухе буквы. Простые, состоящие из прямых линий, они хорошо различались одна от другой и могли передаваться быстро и верно на большие расстояния. Это было быстрым и верным способом передачи сообщений на дальние расстояния, особенно во время войны.
Конвент Франции отпустил средства на постройку телеграфной линии Париж — Лилль длиною в 210 км, которая была готова к июлю 1794 г.

На линии было устроено 20 промежуточных станций. Каждая из них была оборудована вертикальной мачтой, напоминающей железнодорожный семафор. К концу мачты были прикреплены подвижные линейки. При помощи шнуров и блоков линейки могли принимать 196 различных положений, изображая не только все буквы, но и целые наиболее употребительные слова.

Каждая станция обслуживалась одним или двумя работниками, которые наблюдали за соседней станцией в подзорную трубу и воспроизводили на своей мачте те сигналы, какие им передавал сосед. Отсюда сигналы передавались дальше по всей линии.
Интересно, что еще римский военный писатель Вегеций Флавий описывал способ передачи известий при помощи поднимаемых и опускаемых балок.
А около середины XVII в. по приказу английского короля Якова II между морскими судами была установлена сигнализация флагами.
Шапп, взяв за основу идею оптического телеграфа Флавия, построил машину, которая точно и быстро меняла подвижные линейки на мачтах, выработал условную азбуку, лично руководил постройкой линий, и обучал обслуживающий персонал.
Так выглядела азбука, с помощью которой передавались телеграммы семафором Шаппа.

1 сентября 1794 г. в Париже получили первую депешу по новому оптическому телеграфу Шаппа. 210 км депеша прошла за 3 часа. Такая быстрота, невиданная для 18 века, произвела на Конвент огромное впечатление. В Париже было создано телеграфное управление, его главным начальником – телеграфным инженером стал Шапп.
Вот отрывок из романа Александра Дюма «Граф Монте-Кристо», появившегося в 1845 г., когда оптический телеграф доживал последние годы.
«Мне иногда приходилось в яркий день, — говорил граф Монте-Кристо, — видеть на краю дороги, на пригорке, эти вздымающиеся кверху черные коленчатые руки, похожие на лапы огромного жука, и всякий раз я глядел на них с волнением, уверяю вас, потому что я думал о том, что эти странные знаки, так четко рассекающие воздух и передающие за 300 миль неведомую волю одного человека, сидящего за столом, другому человеку, сидящему в конце линии за другим столом, вырисовываются на серых тучах или голубом небе только силой желания этого всемогущего властелина…».
Главным недостатком оптического телеграфа была его зависимость от погоды: телеграф работал только в ясные дни.
Однако телеграф Шаппа произвел переворот в средствах связи и получил быстрое распространение во многих странах: Франции, Швеции, Англии, Дании, Пруссии, Австрии.
В России аналогичную «дальноизвещающую машину» изобрёл в 1794 году И. П. Кулибин. Однако, телеграф Кулибина был незаслуженно забыт.
В 1824 году в России был построен первый небольшой оптический телеграф. Он служил для передачи сообщений между Санкт-Петербургом и Шлиссельбургом.
А в 1833 году сотрудник К. Шаппа инженер Жак Шато построил в России линию оптического телеграфа «Зимний дворец — Стрельна — Ораниенбаум — Кронштадт». Для этого на крыше здания Зимнего дворца в Санкт-Петербурге был сооружен деревянный «телеграфический домик», в котором и работал первый оптический телеграф.

Через несколько лет этот домик на крыше Зимнего дворца был заменен телеграфной башенкой с золоченым шаром наверху, которая стоит и поныне.

В настоящее время музее связи им. А. С. Попова в Санкт-Петербурге хранится модель оптического телеграфа Шато, уменьшенная в 10 раз.
Самая длинная в мире линия оптического телеграфа Зимний дворец — Варшава была открыта в 1839 году в России, ее длина составляла 1200 км. Были построены 149 двадцатиметровых башен. Сообщение из Санкт-Петербурга до Варшавы доходило за 20 минут.
Просуществовала эта линия около двадцати лет и была заменена линией электрического телеграфа Сименса.
Судьба изобретателя Клода Шаппа была трагична. Над ним смеялись, когда он работал над своим телеграфом, а когда его изобретение, наконец-то, получило признание, некоторые стали оспаривать первенство его изобретения. 23 июня 1805 г. труп Шаппа был найден в колодце. «Я решил покончить с собой, — писал Шапп, — чтобы избавиться от удручающего меня состояния духа. Я ни в чем не могу себя упрекнуть».
Оптический телеграф Шаппа существовал в Европе примерно до 40-х годов 19 века, а затем был вытеснен электрическим телеграфом.

Следующая страница «Телефон. История изобретения»
Назад в раздел «История техники — Техника в прошлом»

ОПТИЧЕСКИЙ ТЕЛЕГРАФ

езадолго до своей кончины Екатерина захотела, чтобы Кулибин занялся устройством оптического телеграфа. В реестре технических изобретений по этому поводу Кулибиным занесено:

«Сыскано мною и здесь внутреннее расположение машины телеграфа, которого сделана модель и отнесена в императорскую кунсткамеру».

Оптический телеграф Кулибина интересен тем, что изобретатель разрешил самостоятельно конструктивные задачи и выдумал код, очень важный в военном деле своего времени. В настоящее время, когда техника слабых токов получила глубокое развитие и с электрическим телеграфом все свыклись, многие думают, что иных способов передачи сообщений на расстоянии как будто и не могло быть. А на самом деле оптический телеграф — это важнейший этап развития средств связи. В свое время более полувека он считался совершеннейшим средством передачи мысли на расстоянии. Его упразднили в Европе и в Америке только в середине XIX века.

Еще у галлов и персов были рупоры, которыми с поста на пост передавали известия громким голосом. Огневую ночную передачу осуществляли китайцы вдоль Великой стены. Древние греки применяли систему зажженных костров. Посредством такой сигнализации у Эсхила Агамемнон получает известие о падении Трои. Ученые высказывают мысль, что библейская Вавилонская башня предназначалась для того же.

Русские сигнализировали соседям о приближении татар зажженными снопами, поднятыми на длинных шестах. Подобное «телеграфирование» заранее условленной мысли имеет место в истории до XVIII века. И наше время утратило отнюдь не все способы древней сигнализации. Так, остались огни маяков, флаги на железной дороге и морской службе, ракеты, рупор, семафор и т. д.

За границей оптический телеграф введен впервые во Франции братьями Шапп, работавшими в эпоху Великой буржуазной революции. Клод Шапп был аббат, любивший физику. Во время революции он решил заняться опытами по телеграфированию. В 1791 году вместе с братьями он установил в Париже модель телеграфа. Какие-то озорники похитили его аппараты. Тогда братья Шапп сконструировали новую модель телеграфа, представлявшего собою раму с отверстиями прямоугольной формы. Сигналы получались от комбинаций закрытых и открытых отверстий. Испытание этой модели проходило тогда в саду при огромном стечении народа. Кто-то заподозрил ученых в том, что они будто бы сигнализируют заключенному королю. Возбужденная толпа изломала аппараты и сожгла их на костре. Механики все же успели скрыться. Но и это не охладило творческого пыла Шаппа. Он в третий раз создал модель и устроил три телеграфных поста. Все братья руководили работой. В этой модели для передачи сигналов устроен был семафор с крыльями. Тогда же было впервые введено и слово «semaphore», что значит «носитель знаков».

Семафор был устроен так: длинная рейка в 4 метра длиною, вращаясь на оси, занимала одно из четырех положений — вертикальное, горизонтальное, наклонное в одну сторону, наклонное в другую сторону. К обоим концам длинной рейки приделаны были короткие, по метру длины. Эти могли занимать каждая одно из восьми положений по отношению к длинной рейке, образуя в совокупности 196 разных сигналов.

Не сразу признали Шаппа, несмотря на удачные опыты. Революция помогла. Депутат доказал конвенту важность изобретения Шаппа. Сами члены конвента были на постах и принимали депеши. После этого был построен телеграф от Парижа до Лилля. Аббат Шапп получил от конвента звание первого телеграфного инженера в мире.

В 1794 году, 30 августа, Карно прочитал перед конвентом переданную по оптическому телеграфу депешу с извещением о победе над австрийцами, потерявшими крепость Конде. Конвент послал приветствие северной армии и переименовал по телеграфу город Конде в «Etoil du Nord». Быстрые распоряжения на расстоянии были тогда столь необычны, что австрийцы верили, будто конвент заседает среди армии. Судьба телеграфа, таким образом, была упрочена.

В 1805 году Наполеон декретировал постройку линии Париж — Милан. Теперь во главе телеграфной администрации стояли братья Шапп, без самого изобретателя. Сам Клод не перенес клеветы завистников, нагло оспаривавших у него изобретение, и бросился в колодец.

Секретный шифр братьев Шапп заключал в себе 92 страницы под номерами, и на каждой было 92 слова, тоже занумерованных. Шифр вмещал всего 8460 слов. Семафор на телеграфе сигнализировал сперва номер страницы, потом слова на ней. Вскоре система Шаппа была введена почти во всех культурных странах Европы.

Из разбора бумаг Кулибина видно, что конструировать приборы он начал уже в 1793 году, то есть за год до выхода анонимной брошюры «Точное и подробное описание телеграфа или новоизобретенной дальноизвещающей машины», в которой описывались принципы телеграфа Шаппа. Книга вышла в 1794 году. О телеграфе Шаппа Кулибин, видимо, узнал из газет и, как человек, который хотел уметь все и больше всех понимал значение телеграфа для такой большой страны, как Россия, он тотчас же приступил к разработке чертежей. Потом он ознакомился и с телеграфом Шаппа, быстро разгадал секрет его конструкции и заимствовал у Шаппа принцип сигнализации.

Для составления комбинаций телеграфных знаков он использовал, так же как Шапп, конструкцию из трех досок: одной длинной и двух коротких. Приводная же конструкция для перемещения частей аппарата разработана Кулибиным совершенно самостоятельно, очень просто, остроумно и изящно.

Код был придуман Кулибиным самостоятельно, причем в этом отношении он шел дальше Шаппа. Передачу слов он производил по частям, разбивая их на однозначные и двузначные слоги. Способ Кулибина занимает место между «алфавитным» и «цифровым» способами; и нет сомнения, что, если бы проект телеграфа был принят, изобретатель еще больше усовершенствовал бы этот код. Да и сам телеграф на практике все более бы улучшался. Но даже и в том виде, в каком изготовлены были модели и составлен шифр, его систему можно было признать оригинальной и допустить применять в России как свою, русскую систему. И незачем было выписывать иностранца и платить ему бешеные деньги.

Но проектом кулибинского телеграфа даже никто не интересовался, и сдали его в архив как курьезную игрушку.

Один раз Павел заинтересовался телеграфом и потребовал модель к себе. Он осмотрел ее, но никто не знает, с какой целью это делал. Через сорок лет после этого изобретения, когда Кулибин лежал в могиле, морское министерство опять заинтересовалось проектом Кулибина. Однако дальше этого дело не пошло. Правительство завязало связь с иностранцем Шато, сотрудником предприятий Шаппа. Еще в 1824 году, услышав о попытках русского правительства наладить сигнализацию между Петербургом и Шлиссельбургом, Шапп-младший навязывался России со своим изобретением и в своем сочинении адресовал просьбы к русскому правительству: «Беспредельное пространство империи вашего величества должно составлять препятствия для вашего правительства, чтобы осуществлять надзор за большим числом губерний… Многие из ваших народов так удалены от вас, что вы вынуждены тратить целые месяцы на то, чтобы ваши распоряжения дошли туда, и еще долгие месяцы на то, чтобы проверить их исполнение. Расстояния, которые их разделяют, так велики, что нельзя установить сообщения между ними, и они кажутся чуждыми одно другому; но вот я укорочу расстояние и сокращу время; я вам дам способ сообщения со всеми частями вашего государства, как если бы они были сосредоточены около вас на расстоянии нескольких лье, вы можете давать распоряжения, получать сведения и полезные вам предостережения так же быстро, как если бы эта связь осуществлялась в ограде вашего дворца».

Царское правительство вняло просьбам льстивого иностранца. С Шато заключили соглашение. Это случилось в 1835 году. Тогда он соединил Петербург с Гатчиной и Царским Селом. Потом была соединена столица России с Варшавой.

За «секрет» телеграфа царское правительство заплатило изобретателю 120 тысяч рублей. И, кроме того, определило ему 6 тысяч рублей ежегодной пенсии пожизненно.

Кулибин же, который имел изобретение лучше, чем иностранное, не добился, чтобы его изобретение хотя бы рассмотрели. В архивах не сохранилось даже полного комплекта его чертежей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

ОПТИЧЕСКИЙ ТЕЛЕГРАФ КЛОДА ШАППА

В июне 1789 года в Париж приехал некий священник Клод Шапп. Через несколько дней у заставы Этуаль он продемонстрировал свой телеграф, который был им назван «семафором». Передача на 15 км была произведена удачно. Но Парижу тех дней, кануна великого взрыва французской буржуазной революции, было не до изобретателя и его телеграфа: первые опыты остались незамеченными, а принадлежности телеграфа были украдены.

Это не обескуражило Шаппа. Вернувшись с братьями, помогавшими ему производить опыты, на родину, в городок Брюлон на юге Франции, он принялся за усовершенствование своего «семафора». Но и здесь его ожидала неудача. Крестьяне видели сооружения из каких-то досок, то поднимающихся, то опускающихся, и заподозрили священника, владельца машины, в тайных сношениях с врагами революции.

Возбужденные крестьяне уничтожили телеграфные постройки, а братьям Шапп пригрозили смертью, если те вздумают повторить свои подозрительные махинации. Клод Шапп и тут не падает духом. Он снова приезжает в Париж и благодаря старшему брату Урбану Шаппу, депутату Законодательного собрания, получает разрешение на постройку трех телеграфных станций — в Менильмонте, Экуане и Сен-Мартен-дю-Тертр.

Расстояние между смежными станциями составляло 3 мили.

В числе депутатов оказался Г. Ромм, любитель физики и механики. Прочитав описание телеграфа Шаппа, он был восхищен его идеей и в своем докладе Конвенту от имени военного ведомства и комитета народного просвещения писал: «Во все времена чувствовалась необходимость в быстром и верном способе сообщения на дальних расстояниях. Особенно во время войны чрезвычайно важно как на суше, так и на море немедленно извещать о событиях, передавать приказы, давать знать о помощи осажденным городам или окруженным неприятелем отрядам. В истории не раз упоминалось об изобретенных с такой целью способах, но они большей частью были оставлены по своей неполноте и трудности исполнения. Новый изобретатель предлагает очень остроумный способ писать в воздухе, выставлять немногочисленные буквы, простые, как прямая линия, из которой они составлены, ясно различаемые одна от другой и передаваемые быстро и верно на больших расстояниях».

Конвент отпустил средства на постройку телеграфной линии Париж — Лилль длиною 210 км. Линия эта была готова к июлю 1794 года. На ней были устроены 20 промежуточных станций. Каждая из них была оборудована вертикальной мачтой, напоминающей железнодорожный семафор. К концу мачты были прикреплены подвижные линейки. При помощи шнуров и блоков линейки могли принимать 196 различных положений, изображая не только все буквы, но и целые наиболее употребительные слова. Каждая станция обслуживалась одним или двумя работниками. Они наблюдали за соседней станцией в подзорную трубу и воспроизводили на своей мачте те сигналы, какие им передавал сосед. Затем сигналы передавались дальше, и буква за буквой, слово за словом передавались депеши от одной станции к другой по всей линии.

Идея такого телеграфа не нова. Еще римский военный писатель Вегеций Флавий описывал способ передачи известий при помощи поднимаемых и опускаемых балок. Около середины XVII в. по приказу английского адмирала герцога Йоркского (впоследствии английского короля Якова II) между морскими судами была установлена сигнализация флагами.

Заслуга Шаппа, однако, заключалась в том, что, взяв за основу идею оптического телеграфа, он разработал все детали, сконструировал и построил остроумную машину, которая точно и сравнительно быстро меняла положение подвижных линеек на мачтах. Шапп выработал условную азбуку, лично руководил постройкой линий, тянувшихся на сотни километров, и обучал обслуживающий персонал. Сходство между оптическим телеграфом Клода Шаппа и семафором римлян времен Вегеция Флавия ограничивается чисто внешними признаками..

1 сентября 1794 года в Париже получили первую депешу по новому оптическому телеграфу Шаппа. Из Лилля извещали Национальный конвент: армия французской республики одержала победу над австрийцами. 210 км депеша прошла за 3 часа. Такая быстрота, невиданная для XVIII века, произвела на Конвент и на все общество огромное впечатление (впоследствии передача депеш из Бреста в Париж длилась 7 минут, из Кельна в Берлин —10 минут). Национальное правительство создало в Париже телеграфное управление, назначив его начальником Шаппа, который получил звание телеграфного инженера.

Несколько лет спустя построенными линиями телеграфа Шаппа воспользовался Наполеон. В апреле 1809 года, когда австрийцы заняли Баварию и осадили Мюнхен, в Париж было сообщено об этом по оптическому телеграфу. Наполеон быстро явился на выручку баварцам и очистил их страну от неприятеля.

О том, какое впечатление производил телеграф Шаппа на современников, свидетельствует отрывок из романа Александра Дюма «Граф Монте-Кристо», появившегося в 1845 году, когда оптический телеграф доживал последние годы.

«Мне иногда приходилось в яркий день, — говорил граф Монте-Кристо чете Вильфор, —видеть на краю дороги, на пригорке, эти вздымающиеся кверху черные коленчатые руки, похожие на лапы огромного жука, и всякий раз я глядел на них с волнением, уверяю вас, потому что я думал о том, что эти странные знаки, так четко рассекающие воздух и передающие за 300 миль неведомую волю одного человека, сидящего за столом, другому человеку, сидящему в конце линии за другим столом, вырисовываются на серых тучах или голубом небе только силой желания этого всемогущего властелина».

Телеграф Шаппа имел, конечно, много недостатков: станции приходилось строить слишком близко друг к другу, при передаче на большие расстояния текст искажался.

Но главным недостатком оптического телеграфа была его зависимость от погоды: телеграф работал только в ясные дни.

И все же, несмотря на все свои недостатки, телеграф Шаппа произвел переворот в средствах связи. Он получил быстрое распространение не только во Франции, но и в других странах. В 1795 году оптический телеграф был построен в Швеции, в 1796 — в Англии, в 1802 — в Дании, в 1832 — в Пруссии, в 1835 —в Австрии. В России телеграф Шаппа с некоторыми усовершенствованиями был введен в 1833 году и соединял Петербург с Варшавой. Эта линия работала довольно успешно. Для передачи небольшой депеши на расстояние 1 тыс. км требовался один час. Просуществовала эта линия около двадцати лет, а потом была заменена линией электрического телеграфа Сименса.

Уже через год после открытия линии Париж — Лилль в Москве появилась брошюра «Полное и подробное описание телеграфа, или новоизобретенной дальнопишущей машины». В ней высоко оценивалось «великое проворство» телеграфа Шаппа.

Оптический телеграф Шаппа существовал в Европе примерно до 40-х годов прошлого столетия. Им пользовались на первых порах и появившиеся в 30-е годы железные дороги, работа которых без быстрых сношений вдоль линии была немыслима. Да и нынешние семафоры являются упрощенной разновидностью того же оптического телеграфа Шаппа.

Когда Шапп занимался опытами, он был окружен всеобщими насмешками. Когда же его «семафор» получил наконец признание, нашлись люди, которые стали оспаривать первенство изобретения Шаппа, напоминая, что оптические сигналы применялись всеми культурными народами. Эти выпады сильно подействовали на впечатлительного Шаппа, и 23 июня 1805 года его тело было найдено в колодце. «Я решил покончить с собой, — писал Шапп, — чтобы избавиться от удручающего меня состояния духа. Я ни в чем не могу себя упрекнуть».

Оптический телеграф Шаппа просуществовал около полувека и был вытеснен электрическим телеграфом.

И. Будовниц. «Семафор Шаппа». «Техника молодёжи». № 4. 1937 год.

Поделиться в социальных сетях