Сергей романов князь

Содержание

Елизавета Федоровна и Сергей Александрович Романовы: история любви, история лжи

Принято считать, что великая княгиня и великий князь состояли в «белом браке» (т. е. жили как брат с сестрой). Это неправда: они мечтали о детях, особенно Сергей Александрович. Принято считать, что Елизавета Федоровна была кротким и тихим ангелом. И это неправда. Ее волевой характер и деловые качества давали о себе знать с детства. Говорили, что великий князь порочен и имеет нетрадиционные наклонности, — снова неправда. Даже всесильная английская разведка не нашла в его поведении ничего более «предосудительного», чем чрезмерная религиозность.

Сегодня личность великого князя Сергея Александровича Романова или остается в тени его великой жены — преподобномученицы Елизаветы Федоровны, или опошляется — как, например, в фильме «Статский советник», где генерал-губернатор Москвы предстает очень неприятным типом. А между тем во многом именно благодаря великому князю Елизавета Федоровна стала той, какой мы ее знаем: «великой Матушкой», «ангелом-хранителем Москвы».

Оклеветанный при жизни, почти позабытый после смерти, Сергей Александрович заслуживает того, чтобы быть открытым заново. Человек, усилиями которого появилась Русская Палестина, а Москва стала образцовым городом; человек, всю жизнь несший крест неизлечимой болезни и крест бесконечной клеветы; и христианин, который причащался до трех раз в неделю — при всеобщей практике делать это раз в год на Пасху, для которого вера во Христа была стержнем жизни. «Дай мне Бог быть достойной водительства такого супруга, как Сергий», — писала Елизавета Федоровна после его убийства…

Об истории великой любви Елизаветы Федоровны и Сергея Александровича, а также об истории лжи о них — наш рассказ.

Имя великого князя Сергея Александровича Романова произносится сегодня, как правило, только в связи с именем его жены, преподобномученицы Елизаветы Федоровны. Она действительно была выдающейся женщиной с необыкновенной судьбой, но князь Сергей, оставшийся в ее тени, оказывается, как раз играл в этой семье первую скрипку. Их брак не раз пытались очернить, назвать безжизненным или фиктивным, в конце концов, несчастным, или, наоборот, идеализировали. Но эти попытки неубедительны. После гибели мужа Елизавета Федоровна сожгла свои дневники, но сохранились дневники и письма Сергея Александровича, они и позволяют нам заглянуть в жизнь этой исключительной семьи, тщательно оберегаемую от посторонних взглядов.

Не такая простая невеста

Решение о женитьбе было принято в нелегкое для великого князя Сергея Александровича время: летом 1880 года скончалась его мать, Мария Александровна, которую он обожал, а меньше чем через год, бомба народовольца Игнатия Гриневицкого оборвала жизнь его отца, императора Александра II. Пришло время ему вспомнить слова воспитательницы, фрейлины Анны Тютчевой, которая писала молодому князю: «По вашей натуре Вам надо быть женатым, Вы страдаете в одиночестве». У Сергея Александровича действительно было несчастное свойство углубляться в себя, заниматься самоедством. Ему нужен был близкий человек… И он такого человека нашел.

Великий князь Сергей Александрович. 1861

1884 год. Элла — одна из красивейших невест Европы. Сергей — один из самых завидных женихов, пятый сын императора Александра II Освободителя. Судя по дневникам, впервые они встретились, когда великая герцогиня Гессенская и Рейнская Алиса-Мод-Мэри, супруга Людвига IV, была на последних месяцах беременности будущей супругой великого князя. Сохранилась фотография, где она сидит вместе с заехавшей в Дармштадт российской императрицей Марией Александровной и ее семилетним сыном Сергеем. Когда российское венценосное семейство возвращалось в Россию из своего путешествия по Европе, они снова заехали к родственникам в Дармштадт, и маленькому великому князю позволили присутствовать при купании новорожденной Эллы — его будущей жены.

Почему Сергей сделал выбор именно в пользу Елизаветы, ускользнуло от внимания его родных и воспитателей. Но выбор был сделан! И хотя Элла и Сергей оба испытывали сомнения, в конце концов, в 1883 году миру было объявлено об их помолвке. «Я дал своё согласие не колеблясь, — сказал тогда отец Эллы, великий герцог Людвиг IV. — Я знаю Сергея с детского возраста; вижу его милые, приятные манеры и уверен, что он сделает мою дочь счастливой».

Принцесса Гессенская и Великобританская Элла. Начало
1870-х гг.

Сын российского императора взял в жены провинциальную немецкую герцогиню! Вот привычный взгляд на эту блестящую пару — и тоже миф. Не так просты были Дармштадтские герцогини. Елизавета и Александра (ставшая последней российской императрицей) — родные внучки по матери королевы Виктории, с 18 лет и до кончины в старости — бессменной правительницы Великобритании (императрицы Индии с 1876 года!), человека строгой морали и железной хватки, при которой Британия достигла своего расцвета. Официальный титул Елизаветы Федоровны, перешедший всем гессенским принцессам, — герцогиня Великобританская и Рейнская: они принадлежали, ни больше ни меньше, к роду, правившему на тот момент третьей частью суши. И этот титул — по всем правилам этикета — унаследовали от матери, императрицы Александры Федоровны дочери последнего российского императора Николая II.

Таким образом, с британской короной Романовы породнились благодаря Алисе Гессенской — как и ее мать Виктория, необыкновенно сильной женщине: выйдя замуж за немецкого герцога, Алиса вынуждена была столкнуться с привередливостью немцев, не очень охотно принимавших английскую принцессу. Тем не менее однажды она на протяжении девяти месяцев возглавляла парламент; развернула широкую благотворительную деятельность — основанные ею богадельни действуют в Германии по сей день. Ее хватку унаследовала и Элла, и впоследствии ее характер даст о себе знать.
А пока Елизавета Дармштадтская, хоть и чрезвычайно благородная и образованная, но несколько ветреная и впечатлительная молодая особа, обсуждает магазины и красивые безделушки. Подготовка к их с Сергеем Александровичем свадьбе держалась в строжайшей тайне, и вот летом 1884 года девятнадцатилетняя гессенская принцесса прибыла в украшенном цветами поезде в столицу Российской империи.

«Он часто относился к ней, как школьный учитель…»

На публике Елизавета Федоровна и Сергей Александрович были, в первую очередь, высокопоставленными особами, возглавляли общества и комитеты, а их человеческие отношения, их взаимная любовь и привязанность держались в тайне. Сергей Александрович прилагал все усилия к тому, чтобы внутренняя жизнь семьи не становилась достоянием общественности: у него было множество недоброжелателей. Из писем мы знаем больше, чем могли знать современники Романовых.

«Он рассказывал мне о своей жене, восхищался ей, хвалил ее. Он ежечасно благодарит Бога за свое счастье», — вспоминает князь Константин Константинович, его родственник и близкий друг. Великий князь действительно обожал свою жену — он любил дарить ей необыкновенные драгоценности, делать ей маленькие подарки по поводу и без. Обходясь с ней временами строго, в ее отсутствие он не мог нахвалиться Елизаветой. Как вспоминает одна из его племянниц (в будущем — королева Румынии Мария), «дядя часто был резок с ней, как и со всеми другими, но поклонялся ее красоте. Он часто относился к ней, как школьный учитель. Я видела восхитительную краску стыда, которая заливала ее лицо, когда он бранил ее. „Но, Серж…“ — восклицала она тогда, и выражение ее лица было подобно лицу ученицы, уличенной в какой-нибудь ошибке».

«Я чувствовала, как Сергей желал этого момента; и я знала много раз, что он страдал от этого. Он был настоящим ангелом доброты. Как часто он мог бы, коснувшись моего сердца привести меня к перемене религии, чтобы сделать себя счастливым; и никогда, никогда он не жаловался… Пусть люди кричат обо мне, но только никогда не говори и слова против моего Сергея. Стань на его сторону перед ними и скажи им, что я обожаю его, а также и мою новую страну и что таким образом научилась любить и их религию…»

Из письма Елизаветы Федоровны брату Эрнесту о перемене религии

Вопреки распускаемым тогда слухам, это был по-настоящему счастливый брак. В день десятилетия супружеской жизни, которое пришлось на разгар Русско-японской войны, князь записал в дневнике: «С утра я в церкви, жена — на складе*. Господи, за что мне такое счастье?» (Склад пожертвований в пользу воинов, организованный при содействии Елизаветы Федоровны: там шили одежду, заготавливали бинты, собирали посылки, формировали походные церкви. — Ред.)

Их жизнь действительно была служением с максимальной отдачей всех сил и способностей, но об этом мы еще успеем сказать.
Что же она? В письме к брату Эрнесту Элла называет мужа «настоящим ангелом доброты».

Великокняжеская чета в гостях у дармштадтских родственников. Великая княгиня Елизавета Федоровна — вторая справа; вторая слева — принцесса Алиса, будущая императрица Александра Федоровна

Великий князь стал во многом учителем своей супруги, очень мягким и ненавязчивым. Будучи на 7 лет старше, он действительно в большой степени занимается ее образованием, учит русскому языку и культуре, знакомит с Парижем, показывает ей Италию и берет ее в поездку на Святую землю. И, судя по дневникам, великий князь не переставал молиться, надеясь, что когда-нибудь жена разделит с ним главное в его жизни — его веру и Таинства Православной Церкви, к которой он принадлежал всей душой.

«После 7 долгих лет счастливой нашей супружеской жизни <…> мы должны начать совершенно новую жизнь и оставить нашу уютную семейную жизнь в городе. Мы должны будем так много сделать для людей там, и в действительности мы будем там играть роль правящего князя, что будет очень трудным для нас, так как вместо того, чтобы играть такую роль, мы горим желанием вести тихую личную жизнь».

Из письма Елизаветы Федоровны отцу, великому герцогу Гессенскому, о назначении супруга на пост генерал-губернатора Москвы

Необыкновенная религиозность — черта, отличавшая великого князя с детства. Когда семилетнего Сергея привезли в Москву и спросили: чего бы тебе хотелось? — он ответил, что самое его заветное желание — попасть на архиерейскую службу в Успенский собор Кремля.

Сергей Александрович и Елизавета Федоровна на Святой земле. Гефсимания, храм святой Марии Магдалины, 1888

Впоследствии, когда взрослым молодым человеком он встречался во время поездки по Италии с Папой Римским Львом XIII, тот поражался знанию великим князем церковной истории — и даже велел поднять архивы, чтобы проверить озвученные Сергеем Александровичем факты. Записи в его дневниках всегда начинались и заканчивались словами: «Господи, помилуй», «Господи, благослови». Он сам решал, чтó из церковной утвари следует привезти на освящение храма святой Марии Магдалины в Гефсимании (тоже его детище) — блестяще зная как богослужение, так и всю его атрибутику! И, кстати, Сергей Александрович был первым и единственным из великих князей дома Романовых, кто за свою жизнь трижды совершил паломничество на Святую землю. Причем первое отважился проделать через Бейрут, что было крайне трудно и далеко не безопасно. А во второе взял с собой жену, в то время еще протестантку…

«Быть одной веры с супругом — правильно»

В их родовом имении Ильинском, где Сергей Александрович и Елизавета Федоровна провели счастливейшие дни своей жизни, начиная с медового месяца, сохранился храм, теперь он снова действует. По преданию, именно здесь присутствовала на своем первом православном богослужении тогда еще протестантка Элла.

Елизавете Федоровне по статусу было необязательно менять вероисповедание. Пройдет 7 лет после замужества, прежде чем она напишет: «Мое сердце принадлежит Православию». Злые языки говорили, что к принятию новой веры Елизавету Федоровну активно подталкивал ее супруг, под чьим безусловным влиянием она находилась всегда. Но, как писала отцу сама великая княгиня, муж «никогда не старался принудить меня никакими средствами, предоставляя все это совершенно одной моей совести». Все, что он делал, — мягко и деликатно знакомил ее со своей верой. И сама княгиня очень серьезно подошла к этому вопросу, изучая Православие, присматриваясь к нему очень внимательно.

Великая княгиня Елизавета Федоровна за занятиями живописью.
Конец 1880-х гг

Лазарет Елизаветы Федоровны в Ильинском. 1906

Дворец в Ильинском. 1900-е гг.

Приняв, наконец, решение, Элла первым делом пишет своей влиятельной бабушке королеве Виктории — они всегда были в добрых отношениях. Мудрая бабушка отвечает: «Быть со своим супругом одной веры — это правильно». Совсем не столь благосклонно принял решение Елизаветы Федоровны ее отец, хотя трудно придумать более ласковый и тактичный тон и более искренние слова, какими Элла умоляла «дорогого Папу» о благословении на решение перейти в Православие:

» … Я все время думала и читала и молилась Богу — указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом оставаться так, как я теперь — принадлежать к одной Церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж ‹…› Я так сильно желаю на Пасху причаститься Св. Тайн вместе с моим мужем…»

Герцог Людвиг IV не ответил дочери, но против своей совести она пойти не смогла, хотя признавалась: «Я знаю, что будет много неприятных моментов, так как никто не поймет этого шага». Так, к неописуемому счастью супруга, пришел день, когда они смогли вместе причаститься. И третье, последнее в его жизни, путешествие на Святую землю уже совершили вместе — во всех смыслах.

90 обществ великого князя

Великий князь был одним из инициаторов создания и до самой гибели — председателем Императорского Православного Палестинского общества, без которого сегодня невозможно представить себе историю русского паломничества на Святую землю! Став во главе Общества в 1880-х годах, он умудрился открыть в Палестине 8 подворий Русской Православной Церкви, 100 школ, где арабских детей обучали русскому языку и знакомили с Православием, построить в честь матери храм Марии Магдалины — вот неполный перечень его дел, причем осуществлялось все это довольно тонко и хитро. Так, иногда князь выделял деньги на строительство, не дожидаясь оформления разрешительной документации, так или иначе обходил множество препятствий. Существует даже предположение, что его назначение в 1891 году генерал-губернатором Москвы — хитроумная политическая интрига, придуманная разведками недовольных Англии и Франции, — кому понравится «хозяйничание» России на территории их колоний? — и имевшая своей целью отстранение князя от дел на Святой земле. Как бы то ни было, расчеты эти не оправдались: князь, кажется, только удвоил свои усилия!

Трудно представить, насколько деятельными людьми были супруги, сколько они успели сделать за свою, в общем, недолгую жизнь! Он возглавлял или был попечителем около 90 обществ, комитетов и других организаций, причем находил время принимать участие в жизни каждого из них. Вот лишь некоторые: Московское архитектурное общество, Дамское попечительство о бедных в Москве, Московское филармоническое общество, Комитет по устройству при Московском университете Музея изящных искусств имени императора Александра III, Московское археологическое общество. Он состоял почетным членом Академии наук, Академии художеств, Общества художников исторической живописи, Московского и Петербургского университетов, Общества сельского хозяйства, Общества любителей естествознания, Русского музыкального общества, Археологического музея в Константинополе и Исторического музея в Москве, Московской духовной академии, Православного миссионерского общества, Отдела распространения духовно-нравственных книг.

С 1896 года Сергей Александрович — командующий Московским военным округом. Он же — председатель Императорского Российского Исторического музея. По его инициативе был создан Музей изобразительных искусств на Волхонке — в основу его экспозиции великий князь заложил шесть собственных коллекций.

«Отчего я всегда чувствую глубоко? Отчего я не таков, как все другие, не весел, как все? Я до глупости углубляюсь во все и вижу иначе — мне самому совестно, что я до того старообразен и не могу быть, как вся „золотая молодежь“, весел и беспечен».

Из дневника великого князя Сергея Александровича

Став в 1891 году генерал-губернатором Москвы — а это означало попечение не только о Москве, но и о десяти прилегающих к ней губерниях — он развернул невероятную деятельность, задавшись целью сделать город равным европейским столицам. Москва при нем стала образцовой: чистая, аккуратная брусчатка, городовые, выставленные в зоне видимости друг друга, все коммунальные службы работают идеально, порядок везде и во всем. При нем налажено электрическое освещение улиц — построена центральная городская электростанция, возведен ГУМ, отреставрированы башни Кремля, построено новое здание Консерватории; при нем по первопрестольной стал ходить первый трамвай, открылся первый общедоступный театр, а центр города был приведен в идеальный порядок.

Благотворительность, которой занимались Сергей Александрович и Елизавета Федоровна, не была ни показной, ни поверхностной. «Правитель должен быть благословением своего народа», — часто повторял отец Эллы, и он сам, и его жена, Алиса Гессенская, этому принципу старались следовать. Их дети с малолетства были приучены помогать людям, невзирая на ранги — к примеру, каждую неделю ходили в больницу, где дарили цветы тяжелобольным, ободряли их. Это вошло в их кровь и плоть, точно так же воспитывали своих детей Романовы.

Даже отдыхая в своем подмосковном имении Ильинском, Сергей Александрович и Елизавета Федоровна продолжали принимать просьбы о помощи, об устройстве на работу, о пожертвовании на воспитание сирот — все это сохранилось в переписке управляющего двором великого князя с разными людьми. Однажды пришло письмо от девушек-наборщиц частной типографии, осмелившихся просить позволить им спеть на Литургии в Ильинском в присутствии великого князя и княгини. И эта просьба была исполнена.

В 1893 году, когда в Центральной России бушевала холера, в Ильинском открылся временный медпункт, где осматривали и при необходимости срочно оперировали всех нуждающихся в помощи, где крестьяне могли остаться в специальной «избе для изоляции» — как в стационаре. Медпункт просуществовал с июля по октябрь. Это — классический пример того служения, которым всю жизнь занимались супруги.

«Белый брак», которого не было

Принято считать, что Сергей и Елизавета намеренно вступили в так называемый «белый брак»: решились не иметь детей, а посвятить себя служению Богу и людям. Воспоминания близких и дневники свидетельствуют о другом.

«Как бы я хотел иметь детей! Для меня не было бы большего рая на земле, будь у меня собственные дети», — пишет в письмах Сергей Александрович. Сохранилось письмо императора Александра III жене, императрице Марии Федоровне, где он пишет: «Как жаль, что Элла и Сергей не могут иметь детей». «Из всех дядьев мы более всего боялись дядю Сергея, но, несмотря на это, он был нашим фаворитом, — вспоминает в дневниках племянница князя Мария. — Он был строг, держал нас в благоговейном страхе, но он любил детей… Если имел возможность, приходил, чтобы проследить за купанием детей, укрыть одеялом и поцеловать на ночь…»

Супруги великий князь Сергей Александрович и великая княгиня Елизавета Федоровна. 1884

Великому князю было дано воспитать детей — но не своих, а брата Павла, после трагической гибели при преждевременных родах его жены, греческой принцессы Александры Георгиевны*. Непосредственными свидетелями шестидневной агонии несчастной женщины были хозяева имения Сергей и Елизавета. Убитый горем Павел Александрович несколько месяцев после трагедии был не в состоянии ухаживать за своими детьми — малолетней Марией и новорожденным Дмитрием, и эту заботу целиком и полностью взял на себя великий князь Сергей Александрович. Он отменил все планы и поездки и остался в Ильинском, участвовал в купании новорожденного — который, кстати, и выжить-то не должен был по единогласному мнению врачей, — сам обкладывал его ватой, не спал ночами, заботясь о маленьком князе. Интересно, что в дневник Сергей Александрович записывал все важные события из жизни своего подопечного: первый прорезавшийся зуб, первое слово, первый шаг. А после того как брат Павел вопреки воле императора вступил в брак с женщиной, не принадлежавшей к аристократическому роду, и был изгнан из России, его детей, Дмитрия и Марию, окончательно взяли на попечение Сергей и Елизавета.

Почему Господь не дал супругам собственных детей — Его тайна. Исследователи предполагают, что бездетность великокняжеской пары могла быть следствием тяжелой болезни Сергея, которую он тщательно скрывал от окружающих. Это еще одна малоизвестная страница жизни князя, которая совершенно меняет привычные для многих представления о нем.

Зачем ему корсет?

Холодность характера, замкнутость, закрытость — обычный список обвинений против великого князя.

К этому еще добавляют: гордец! — из-за его чересчур прямой осанки, придававшей ему надменный вид. Если бы знали обвинители князя, что «виновник» гордой осанки — корсет, которым он вынужден был поддерживать свой позвоночник всю свою жизнь. Князь был тяжело и неизлечимо болен, как и его мать, как и его брат Николай Александрович, который должен был стать российским императором, но скончался от страшного недуга. Свой диагноз — костный туберкулез, приводящий к дисфункции всех суставов, — великий князь Сергей Александрович умел от всех скрывать. Только жена знала, чего это ему стоит.

«Сергей очень страдает. Ему снова нездоровится. Очень нужны соли, горячие ванны, без них он не может обходиться», — пишет Елизавета близким родственникам. «Вместо того чтобы отправиться на прием, великий князь принимал ванну», — ёрничала газета «Московские ведомости» уже в предреволюционное время. Горячая ванна — чуть ли единственное средство, снимающее боли (суставные, зубные), которые мучили Сергея Александровича. Он не мог ездить верхом, не мог обходиться без корсета. В Ильинском еще при жизни его матери была устроена кумысная ферма для лечебных целей, но болезнь с годами прогрессировала. И если бы не бомба студента Ивана Каляева, очень возможно, генерал-губернатор Москвы все равно не прожил бы долго…

Закрыт, немногословен и замкнут великий князь был с детства. А можно ли было ожидать другого от ребенка, чьи родители фактически находились в разводе, который тем не менее не мог состояться? Мария Александровна жила на втором этаже Зимнего дворца, не имея уже супружеского общения с мужем и терпя присутствие фаворитки государя — княжны Долгоруковой (она стала его женой после смерти Марии Александровны, но пробыла в этом статусе меньше года, до гибели Александра II). Крах родительской семьи, глубокая привязанность к матери, кротко терпевшей это унижение, — факторы, которые во многом определили формирование характера маленького князя.

Они же — поводы для клеветы, слухов и злословия в его адрес. «Не в меру религиозен, замкнут, очень часто бывает в храме, причащается до трех раз в неделю», — это самое «подозрительное» из того, что сумела выяснить о князе английская разведка перед его вступлением в брак с Елизаветой, как-никак —внучкой английской королевы. Репутация почти безупречная, и тем не менее еще при жизни на великого князя выливались потоки клеветы и нелицеприятных обвинений…

«Терпи — ты на поле брани»

Поговаривали о распутном образе жизни генерал-губернатора Москвы, по первопрестольной распускались слухи о его нетрадиционной сексуальной ориентации, о том, что Елизавета Федоровна очень несчастлива в браке с ним — все это еще при жизни князя звучало даже в английских газетах. Сергей Александрович поначалу терялся и недоумевал, это видно из его дневниковых записей и писем, где он ставит один вопрос: «Почему? Откуда все это?!»
«Терпи всю эту прижизненную клевету, терпи — ты на поле брани», — писал ему великий князь Константин Константинович.

Нападок, обвинений в надменности и равнодушии не удалось избежать и Елизавете Федоровне. Безусловно, основания для того были: несмотря на широчайшую благотворительную деятельность, она всегда держала дистанцию, зная цену своему статусу великой княгини — принадлежность к императорскому дому едва ли предполагает панибратство. И характер ее, проявившийся с детства, давал повод для таких обвинений.

В наших глазах образ великой княгини, надо признать, несколько елейный: нежная, кроткая женщина со смиренным взглядом. Этот образ сложился, конечно, не без оснований. «Ее чистота была абсолютна, от нее невозможно было оторвать взгляд, проведя с ней вечер, каждый ожидал часа, когда сможет увидеть ее на следующий день», — восхищается тетей Эллой ее племянница Мария. И в то же время нельзя не заметить, что великая княгиня Елизавета обладала волевым характером. Мать признавала, что Элла — прямая противоположность старшей послушной сестре Виктории: очень сильная и отнюдь не тихая. Известно, что Елизавета очень жестко отзывалась о Григории Распутине, считая, что его смерть была бы лучшим выходом из сложившейся при дворе катастрофической и нелепой ситуации.

Описание беседы Елизаветы Федоровны с убийцей мужа из книги о. М. Польского «Новые мученики Российские»

Как сказали бы сегодня, великая княгиня была первоклассным управленцем, филигранно умеющим организовать дело, распределить обязанности и следить за их исполнением. Да, она держалась несколько отстраненно, но вместе с тем не игнорировала малейших просьб и нужд тех, кто к ней обращался. Известен случай во время Первой мировой войны, когда раненый офицер, которому грозила ампутация ноги, подал просьбу пересмотреть это решение. Ходатайство попало великой княгине и было удовлетворено. Офицер поправился и впоследствии, во время Второй мировой войны, занимал должность министра легкой промышленности.

Безусловно, жизнь Елизаветы Федоровны кардинально изменилась после страшного события — убийства любимого мужа… Фотография развороченной взрывом кареты тогда была напечатана во всех московских газетах. Взрыв был такой силы, что сердце убитого нашли только на третий день на крыше дома. А ведь останки Сергея великая княгиня собирала собственными руками. Ее жизнь, ее судьба, ее характер — все изменилось, но, конечно, вся предыдущая, полная самоотдачи и деятельности жизнь была подготовкой к этому.

«Казалось, — вспоминала графиня Алек­сан­дра Андреевна Олсуфьева, — что с этого времени она пристально всматривается в образ иного мира <…>, <она> посвятила себя поиску совершенства».

«Мы с тобой знаем, что он святой»

«Господи, сподобиться бы такой кончины!» — писал в своем дневнике Сергей Александрович после гибели от бомбы кого-то из государственных деятелей — за месяц до собственной смерти. Он получал письма с угрозами, но игнорировал их. Единственное, что князь предпринял: перестал брать с собой в поездки детей — Дмитрия Павловича и Марию Павловну — и своего адьютанта Джунковского.
Великий князь предчувствовал не только свою смерть, но и трагедию, которая захлестнет Россию через десятилетие. Он писал Николаю II, умоляя его быть более решительным и жестким, действовать, принимать меры. И сам такие меры предпринимал: в 1905 году, когда восстание разгорелось в студенческой среде, он отправил студентов на бессрочные каникулы, по домам, не дав разгореться пожару. «Услышь меня!» — пишет и пишет он в последние годы государю императору. Но государь не услышал…

Остатки кареты великого князя Сергея Александровича после взрыва

4 февраля 1905 года Сергей Александрович выезжает из Кремля через Никольские ворота. За 65 метров до Никольской башни раздается взрыв страшной силы. Кучер смертельно ранен, а Сергей Александрович разорван на части: от него осталась голова, рука и ноги — так князя и похоронили, соорудив специальную «куклу», в Чудовом монастыре, в усыпальнице. На месте взрыва нашли его личные вещи, которые Сергей всегда носил с собой: образки, крест, подаренный матерью, маленькое Евангелие.

Великий князь Сергей Александрович незадолго до гибели

После трагедии все, что не успел сделать Сергей, все, во что он вложил свой ум и неуемную энергию, Елизавета Федоровна считала своим долгом продолжить. «Я хочу быть достойна водительства такого супруга, как Сергий», — писала она вскоре после его смерти Зинаиде Юсуповой. И, вероятно, движимая этими мыслями, отправилась в тюрьму к убийце супруга со словами прощения и призывом к покаянию. Она работала до изнеможения и, как пишет графиня Олсуфьева, «всегда спокойная и смиренная, находила силы и время, получая удовлетворение от этой бесконечной работы».
О том, чем стала для столицы основанная великой княгиней Марфо-Мариинская обитель милосердия, существующая и поныне, трудно сказать в нескольких словах. «Господь отмерил мне так мало времени, — пишет она З. Юсуповой. — Надо еще очень многое успеть сделать»…

Великая княгиня Елизавета Федоровна — настоятельница Марфо-Мариинской обители милосердия. 1910-е гг.

***
5 июля 1918 года Елизавета Федоровна, ее келейница Варвара (Яковлева), племянник Владимир Павлович Палей, сыновья князя Константина Константиновича — Игорь, Иоанн и Константин, и управляющий делами князя Сергея Михайловича Федор Михайлович Ремез были живыми сброшены в шахту под Алапаевском.

Мощи великой княгини покоятся в храме, который построил ее муж, — храме святой Марии Магдалины в Гефсимании, а останки великого князя перенесены в 1998 году в Новоспасский монастырь Москвы. Она канонизирована в 1990-е годы, а он… Похоже, святость бывает очень разная, и великий — действительно великий — князь Сергей Александрович вновь остался в тени своей великой жены. Сегодня комиссия по его канонизации возобновила работу. «Мы ведь с тобой знаем, что он святой», — говорила в переписке Елизавета Федоровна после смерти мужа. Она знала его лучше всех.

Журнал «Фома» благодарит Фонд содействия возрождению традиций милосердия и благо­творительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» и лично Людмилу Владимировну Шумскую за помощь в подготовке материала и за предоставленные фотографии.

ЕЛИЗАВЕТА ФЕДОРОВНА И СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ РОМАНОВЫ 

РАДИОЭФИРЫ И ТЕЛЕПЕРЕДАЧИ

Белый брак это что такое и почему пары решаются на него?

Причин для решения белого брака много, и они различаются для каждой пары. Одним из них является асексуализм одного или обоих партнера. Такие люди не ощущают сексуальной потребности, но некоторым не чужды некоторые формы близости, такие как обнимание. Это не означает, что они не способны к любовным ласкам — они могут создавать отношения, основанные исключительно на эмоциональной близости. Однако, это возможно только тогда, когда оно создано двумя асексуальными людьми. В другом случае, секс может быть источником ссор между партнерами и вызывать как психический, так и физический дискомфорт. Белые браки могут также быть вызваны латентной гомосексуальностью одного из партнеров.

Иногда отказ от секса ассоциируется с религиозным аспектом. Однако, в соответствии с принципами католической церкви это уже не является правильным подходом жизни, потому что одна из целей брака заключается в том, чтобы иметь детей. Отношения без секса также часты среди верующих разведенных, которые несмотря на развод, согласно церковным традициям все еще остаются в браке. Белая семейная связь часто встречается среди пожилых людей.

Отказ от полового акта также связан со страхом незапланированной беременности, что обусловлено отсутствием доверия к популярным методам контрацепции. Некоторые супружеские пары, в свою очередь, считают, что современный мир не подходит для воспитания детей, и поэтому сами ограничивают себя в сексе, не зависимо в браке или вне брака.

Из-за белых отношений у большинства людей появляются проблемы со здоровьем. У женщин, согласившихся на белый брак это проблемы гормонального характера, но она излечиваются без особых проблем. Мужчины также сталкиваются с гормональными проблемами, которые уменьшают сексуальный влечение. Чаще всего это нарушение работы гипофиза или повышение уровня пролактина. Такие факторы, как диабет, курение сигарет и употребление алкоголя, также подвержены влиянию мужской импотенции.

Есть ли у белых браков шанс выжить?

Смотря как на это посмотреть. Есть много белых браков в мире, где партнеры счастливы, но большинство из этих пар, где два человека не испытывают желания сексуальной близости. Это случай, например, для 2 людей асексуалов. В противном случае такие отношения, в которых только один человек не хочет сближения, заставляя своего партнера воздерживаться, ни к чему хорошему не приведут. Если это условие сохраняется в течение длительного периода времени, то будет отрицательно сказываться на здоровье другого человека. Он может вызвать гнев и разочарование, а также он может пойти на предательство.

На сегодняшний день белый брак это редкое явление, но оно имеет место в нашей жизни. Кроме того, некоторые пары могут быть счастливы остаться в этом типе отношений. Ключ к счастью в этом случае заключается в том, чтобы обо партнера были морально и физически готовы для этого образа жизни.

Екатерина Павловна Романова: Дочь Павла I — немецкая королева

Ежегодно в конце сентября — начале октября в немецком Штутгарте проходит народный праздник Cannstatter Volksfest, он же Wasen. Много лет он конкурирует со знаменитым баварским пивным фестивалем «Октоберфест», лишь немного уступая ему в количестве посетителей.


Этим праздником многочисленные любители пива, доброго немецкого вина и вкусных закусок обязаны Екатерине Павловне Романовой (1788-1819) — дочери российского императора Павла I, супруге вюртембергского короля Вильгельма I.

Русский феномен

Впервые праздник состоялся осенью 1818 года, когда измученному многомесячным голодом королевству природа даровала изобильный урожай. В честь этого Катарина (так называли её в Европе) предложила супругу устроить для его подданных «праздник живота». Народ был в восторге.

Молодая вдова

Красивая, умная, честолюбивая и энергичная, Екатерина была заметной персоной на европейской политической сцене. Особенно она заблистала после изгнания Наполеона из России на фоне победоносного заграничного похода русской армии 1813-1815 годов. Кстати, напомним, что в 1808 году Наполеон сватался к ней, но ему было отказано.
Великая княжна не раз наезжала в войска к брату, императору Александру I: во время войны с Наполеоном она горячо поддерживала мысль о созыве народного ополчения и из своих удельных крестьян сформировала Егерский великой княгини Екатерины Павловны батальон, участвовавший почти во всех главных сражениях той эпохи. Брат-император учитывал её мнение во время совещаний Венского конгресса.
Выезды Екатерины в Европу были и своего рода смотринами: молодая женщина к тому времени уже успела стать вдовой. Её первый муж, принц Георг Ольденбургский, заразился сыпным тифом во время посещения одного из лазаретов в Твери и 15 декабря 1812 года умер.

Королева Вюртемберга

Наконец выбор был сделан, и в 1816 году молодая вдова вступила в брак с наследным принцем Вюртембергским — Вильгельмом. Екатерина Павловна пробыла королевой Вюртемберга менее 3 лет, но за это время совершила немало добрых дел. После того как в 1816 году на королевство накатилась волна голода, она организовала Благотворительное общество помощи, в которое вложила и немалые личные средства.
В 1817 году королева Катарина приняла на себя обязательства попечительницы Общества поощрения и распространения сельского домоводства и промышленности. С ней связано и основание существующих до сих пор городских госпиталя и гимназии, нынешнего Баден-Вюртембергского банка и Гогенгеймского университета — старейшего университета Штутгарта. Во многом под её влиянием супруг отменил в королевстве крепостную зависимость и даровал стране конституцию.

Неожиданная кончина

Увы, прожила она недолго. В новогодние дни 1819 года королевская чета праздновала вместе со всем народом годовщину провозглашения Вюртемберга королевством. 1 января королева присутствовала на праздничном обеде, 2 января вместе с мужем была на конном заводе, а 3 января — на представлении придворного театра. Кто тогда мог предполагать, что Екатерине оставалось жить всего шесть дней…
9 января 1819 года в возрасте 30 лет королева скончалась. К тому времени она была матерью четырёх детей и носила под сердцем пятого. Официально причиной смерти называлось рожистое воспаление лица: инфекция проникла в организм через удалённый незадолго до этого прыщик. Однако во дворе шептались, что кончина королевы была связана с сильнейшей простудой, полученной в результате поездки верхом в непогоду по следам неверного мужа, отправившегося на тайное свидание к очередной пассии. «Её величество так промочила ноги, что невозможно было снять с неё кожаные сапоги, и их пришлось разрезать ножом» — именно так было написано в дневнике очевидца событий. Заметим, что Вильгельм действительно был любвеобильным мужчиной, считая своей королевской обязанностью уделять внимание прекрасным дамам.
Вскрытие показало, что смерть Катарины наступила в результате апоплексического удара. К трагическому итогу привели простуда и её нестабильное общее состояние: частые геморроидальные кровотечения и судороги, сопровождавшиеся потерей сознания, преследовали её с момента смерти первого мужа.
Королева Катарина была похоронена в православной погребальной часовне Грабкапелла на высоком холме Ротенберг — это одно из самых красивых мест в окрестностях Штутгарта. На надгробии высечена надпись: «Любовь не умирает».

Красная роза

Спустя 27 лет, в 1846 году, за вюртембергского наследного принца, ставшего впоследствии королём Карлом I, вышла замуж дочь российского императора Николая I, великая княгиня Ольга Николаевна (1822-1892). Необыкновенно привлекательная, прекрасно образованная, пианистка, певица и одарённый художник, Ольга была одной из самых завидных невест Европы. О ней писали: «Невозможно представить себе более милого лица, на котором выражались бы в такой степени кротость, доброта и снисходительность. Она очень стройна, с прозрачным цветом лица, и в глазах тот необыкновенный блеск, который поэты и влюблённые называют небесным».
Вместе с богатым приданым Ольга Николаевна привезла в Штутгарт светский блеск петербургских салонов. Как и её предшественница Екатерина Павловна, она оставила о себе в Штутгарте добрую память благодаря неустанным трудам в деле благотворительности и милосердия. Княгиня собрала богатую коллекцию редких минералов и передала в образованный при её участии Музей естествознания. В честь этого события путешественник-геолог Фердинанд Миллер назвал одну из областей Австралии Olgas, а французский селекционер Жильбер Набоннанд посвятил королеве Ольге специально выращенный ароматный сорт красной розы — Reine Olga de Wurtenberg.
Ольга Николаевна, «уважаемая и любимая всем народом» королева Вюртемберга, скончалась 30 октября 1892 года на 71-м году жизни. Впоследствии её канонизировали, присвоив статус святой равноапостольной княгини Ольги.

Герцогиня Вера

Ольгаштрассе в Штутгарте переходит в Вераштрассе — улицу, названную в честь ещё одной представительницы рода Романовых — великой княгини Веры Константиновны (1854-1912). Она приходилась племянницей королеве Ольге Николаевне, она с Карлом I удочерили Веру, когда та была совсем ещё ребёнком. Девочка страдала нервным заболеванием, сейчас это, возможно, назвали бы аутентизмом. При этом Вера была умна и сообразительна. Благодаря уходу и вниманию новых родителей девочка практически выздоровела. Впоследствии она стала супругой Евгения Августа Георга, герцога Вюртембергского, и родила ему троих детей.
Вера Константиновна также занималась благотворительностью, особенно уделяя внимание женщинам. Она учредила несколько приютов, получивших название «Вера хаус». В целом она поддерживала свыше 30 благотворительных учреждений и общественных организаций, много сделала для строительства православной церкви Святого Николая в Штутгарте. Как и для Ольги Николаевны, в 1877 году селекционер Жильбер Набоннанд вывел для неё специальный сорт чайной белой розы Princesse Vera.
Русская княжна и немецкая герцогиня Вера скончалась в Вюртемберге весной 1912 года в возрасте 58 лет. С её кончиной оборвалась последняя связь русского царского двора с вюртембергским.

Она пленяла всех

Первая русская женщина-дипломат, графиня Дарья Ливен так писала о королеве Катарине: «Мне никогда не приходилось встречать женщины, которая бы до такой степени была одержима потребностью двигаться, действовать, играть роль и затмевать других… Поразительно свежий цвет лица, блестящие глаза и великолепные волосы пленяли всех… Она говорила кратко, но красноречиво, её тон был повелительным». О неординарности этой женщины говорит и то, что ей посвящали свои стихи Державин и Жуковский.

Святая Ольга

До сих пор существуют Больница Ольги и Гимназия княгини Ольги, в её честь названы улица Ольгаштрассе и станция метро, в Штутгарте есть отель Olgaeck, а также Дом королевы Ольги на главной улице Штутгарта Кёнигштрассе. В пригороде Штутгарта сохранился и фасад резиденции Ольги — Виллы Берг.

Журнал: Все загадки мира №24, 25 декабря 2019 года
Рубрика: Русский феномен
Александр Попов

Метки: Александр I, Павел I, эпоха Романовых, биография, Германия, жена, судьба, герцог, Все загадки мира, Екатерина Павловна

Казань на «Императорском маршруте»: жизнь великой княгини Елизаветы Федоровны

Детство и замужество княгини, единственной из семьи Николая II, побывавшей в Казанском крае. Часть 1.

Фото: statearchive.ru

На днях Казань включили в список городов туристического «Императорского маршрута», проходящего по местам пребывания семьи царя Николая II. Сам последний император в нашем городе никогда не был. Однако в Казани была великая княгиня Елизавета Федоровна. Краевед и колумнист «Реального времени» Лев Жаржевский сегодняшнюю авторскую колонку, написанную для нашей интернет-газеты, посвятил именно этой августейшей особе.

История накопила громадный массив сведений о русских монархах. Эти сведения заставляют автора сомневаться в полезности института монархии для нынешней России: ни во что, кроме как в пародию, это вылиться не может — политический балаган вокруг имени последнего русского монарха подтверждает это суждение. Автор понимает, разумеется, что уместней было бы писать о российских монархах: русского в этническом смысле в них был минимум миниморум. Инфицирована монархизмом стала и туристическая отрасль: ленинские маршруты заменяются николаевскими. Казани в этом отношении не повезло: Николай Александрович, титулярный царь Казанский и князь Болгарский, в Казани так и не успел побывать.

Единственной личностью из семейства последнего самодержца, побывавшей в нашем городе и о которой стоит вспомнить, была сестра императрицы великая княгиня Елизавета Федоровна. Неоднократное пребывание ее в наших краях в подробностях изучено А.М. Елдашевым, видным церковным историком, доцентом Казанской православной духовной семинарии, лауреатом Макариевской премии. Пребывание особы царствующего дома весьма полно освещалось в прессе того времени, поэтому недостатка в источниках исследователь не испытывал.

Принимая во внимание сказанное выше, автор заметок решил сосредоточиться не на краеведческих деталях, а на самой личности Елизаветы, гессенской принцессы, ставшей святой преподобномученицей.

Замок Кранихштайн

Детство и юность. Кранихштайн и Осборн-хаус. Гессенские Людвиги

1 ноября 1864 года в замке Кранихштайн в семье гессенского принца Людвига родилась третья дочь, нареченная Елизаветой. Полное ее имя с титулом в оригинале выглядело так: Elisabeth Alexandra Luise Alice Prinzessin von Hessen und bei Rhein. Матерью Елизаветы была дочь королевы Виктории Алиса, жизнь которой оказалась недолгой и трагической. Вскоре умирает отец принца Людвига Карл Гессенский, а затем и великий герцог Гессенский Людвиг III. На гессенский трон 13 июня 1877 года восходит очередной Людвиг, теперь уже Четвертый, — отец Елизаветы — становится великим герцогом Гессенским и Прирейнским.

Елизавета Гессенская — ребенок

В ноябре 1878 года гессенский двор поразила эпидемия дифтерии. Первой заболела старшая дочь Людвига и Алисы — Виктория: вечером 5 ноября она пожаловалась на скованность мышц шеи; дифтерию диагностировали на следующее утро, и вскоре болезнь распространилась на остальных детей герцогской четы, за исключением Елизаветы, которую, как только выяснилось, что она здорова, Алиса отослала во дворец матери Людвига. Вскоре стало ясно, что и сам Людвиг тоже заразился. 15 ноября серьезно заболела и умерла младшая дочь герцогской четы Мария. Людвиг все еще был очень слаб и находился в постели, когда Алиса сообщила ему о смерти дочери. Еще один удар ждал герцога, когда 13 декабря Алиса почувствовала себя плохо и слегла в постель. Ночью стало понятно, что она умирает от дифтерии. Утром 14 декабря ее не стало.

Великий герцог-вдовец вступил в морганатический брак, а Елизавета и Аликс, ее младшая сестра и будущая русская императрица, воспитывались в основном у королевы Виктории в поместье Осборн-хаус на острове Уайт.

На снимке: отец великой княгини Елизаветы Федоровны с детьми у своей тещи, королевы Виктории, в феврале 1879 г. вскоре после смерти своей жены. Слева направо: принцесса Виктория, наследник великий герцог Эрнест Людвиг, великий герцог Гессенский Людвиг IV, королева Виктория, принцесса Аликс — будущая российская императрица, принцесса Елизавета, у ног королевы Виктории сидит принцесса Ирина

Небольшое отступление. Имя Елизавета принцессе было дано неслучайно. Елизавета Тюрингская (она же Венгерская) — весьма почитаемая в католическом мире святая. Одна из дочерей Елизаветы, София, жена Генриха II, герцога Брабантского, была матерью Генриха I, родоначальника Гессенского ландграфского дома. Великая княгиня Елизавета Федоровна, принадлежавшая к дому герцогов Гессен-Дармштадтских, являлась, таким образом, прямым потомком св. Елизаветы Тюрингской. Этот факт отмечается биографами Елизаветы Федоровны как весьма важный в становлении ее личности. Сама же юная принцесса именовала себя Эллой, так ее звали и все близкие.

Колоссальное мозаичное изображение св. Елизаветы Тюрингской в венской церкви св. Франциска Ассизкого

Немного об Осборн-хаусе, ставшем на несколько лет домом для сестер Елизаветы и Аликс — будущих русских святых. Осборн-хаус — дворец, выстроенный королевой Викторией и ее супругом Альбертом в качестве летней приморской резиденции в городке Ист-Каус на северном побережье острова Уайт в 1845—1851 годах. В проектировании дворца наряду со знаменитым архитектором и строителем Томасом Кубиттом, чья компания перестроила главный фасад Букингемского дворца, принимал участие и принц Альберт. За великолепную меблировку нового здания королевской чете пришлось заплатить продажей своей старой резиденции «Павильон» в Брайтоне.

Предназначенные для частного, домашнего использования помещения были сделаны максимально уютно. И королева Виктория, и принц Альберт были полны решимости воспитывать своих детей в естественной и благоприятной среде. Они позволяли королевским детям часто посещать комнаты своих родителей. Этой возможности были лишены жившие в детских своих родителей дети из других аристократических семейств. Они могли присоединиться к королевским детям, но не в королевских покоях, а в общих, публичных помещениях дворца.

Осборн-хаус состоял из нескольких соединенных между собой корпусов с множеством залов и комнат, делившихся на личные покои королевы и принца-консорта и помещения для гостивших у королевы членов других европейских королевских домов, династически связанных с королевой Викторией. Здесь все было очень комфортно, но сдержанно: королевские спальни, столовая, бильярдная (здесь, кстати, стояла подаренная царем массивная фарфоровая ваза), гардеробная принца Альберта, рисовальный зал.

Публичные помещения для официальных приемов и исполнения иных королевских обязанностей, напротив, поражали великолепием. Это видно на примерах зала заседаний Тайного совета и особого помещения, напоминавшего о статусе Виктории как императрицы Индии. Помещение это было спроектировано отцом знаменитого писателя и поэта Редьярда Киплинга и называлось «Дарбар-рум».

Дворец в Осборне

Замужество

Однажды младший брат Александра III Сергей посетил Дармштадт — родину своей матери и там встретился с принцессой Елизаветой, жившей у себя на родине в Гессене после пребывания в Осборн-хаусе. Принцесса Гессенская размышляла больше года, прежде чем принять предложение великого князя Сергея Александровича, знакомого ей с детства. Князь тоже вел себя нерешительно, и все же в сентябре 1883-го Элизабет и Сергей Александрович наконец обручились. Отец невесты сказал Александру III: «Я дал свое согласие не колеблясь. Я знаю Сергея с детского возраста; вижу его милые, приятные манеры и уверен, что он сделает мою дочь счастливой».

Прошло несколько месяцев, и в «Правительственном вестнике» появилось сообщение, перепечатанное практически всеми газетами империи. По своей склонности к документальности, автор этих заметок терпеливо набил сообщение практически без сокращений. Вот этот текст:

«В воскресенье, 3 июля, согласно высочайшему утвержденному и опубликованному церемониалу, совершилось бракосочетание Его Императорского Высочества Государя великого князя Сергея Александровича с ее великогерцогским высочеством принцессою Елизаветою Гессенскою.

В исходе первого часа пополудни собрались в Зимний дворец лица, значащиеся в церемониале. Между дипломатическим корпусом и свитою иностранных принцев находилась группа английских морских офицеров с королевской яхты «Осборн». В соборной церкви находились высшие представители других христианских исповеданий.

В час дня в церковь были принесены два образа — Спасителя и Божией Матери, которыми благословляли перед венцом высоконареченных жениха и невесту. В 1 час и 20 минут последовал высочайший выход из внутренних покоев через залы, поименованные в церемониале, в церковь, где Их Величества и Их Высочества были встречены высокопреосвященным митрополитом Исидором с членами святейшего синода и придворным духовенством со св. крестом и водою. Затем началось бракосочетание, которое совершал протопресвитер Янышев при участии придворного духовенства. Венцы над августейшим женихом и невестою держали: Государь Наследник Цесаревич, наследный великий герцог Гессенский, великие князья Алексей и Павел Александровичи, Дмитрий Константинович, Петр Николаевич и Михаил и Георгий Михайловичи. Шлейф мантии августейшей невесты держали камергеры: Васильчиков, князь Дондуков-Корсаков, Грейг и Тулубьев; конец шлейфа держал заведывающий двором великого князя Сергея Александровича полковник граф Стенбок. На голове августейшей невесты, кроме бриллиантовой диадемы, была бриллиантовая корона.

Венчание в церкви Зимнего дворца

По совершении венчания высокобракосочетавшиеся приблизились к Их Императорским Величествам, а затем к августейшему родителю высокобракосочетавшейся и принесли благодарение. После принятия поздравлений великий князь Сергей Александрович и супруга его великая княгиня Елизавета Федоровна, в порядке церемониального шествия перешли в Александровскую залу, где был устроен алтарь, перед которым пастор церкви св. Анны Фрефельт, совершил богослужение по евангелическо-лютеранскому обряду. Концерт и псалмы пели на церковно-славянском языке певчие придворной капеллы.

По окончании богослужения Их Величества и их высочества вернулись во внутренние покои. Вскоре после этого великому князю Сергею Александровичу представилась депутация от 38-го пехотного тобольского имени Его Высочества полка, которая, принося поздравления, поднесла своему шефу святую икону Христа Спасителя.

Великий князь Сергей Александрович вручил депутации для передачи в полк свой поясной портрет, писанный масляными красками.

В шестом часу пополудни начался обед, сервированный в Николаевской зале, для обоего пола особ первых трех классов. Высочайший стол был накрыт поперек залы; от него во всю длину залы тянулись четыре линии столов. Главное место за высочайшим столом занимали высокобракосочетавшиеся. По правую сторону великого князя Сергея Александровича изволила сидеть Ее Императорское Величество Государыня Императрица, далее: король эллинов, великая княгиня Мария Александровна герцогиня Эдинбургская, Государь Наследник Цесаревич Николай Александрович, великая княгиня Александра Иосифовна, великий князь Георгий Александрович, великая княгиня Ольга Федоровна, великий князь Алексей Александрович, принцесса Ирина Гессенская, герцог Иоанн-Альберт Мекленбург-Шверинский, принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская, великие князья: Дмитрий Константинович, Николай Николаевич старший, Петр Николаевич, Михаил и Александр Михайловичи.

По левую руку высокобракосочетавшейся великой княгини Елизаветы Федоровны изволил сидеть Его Императорское Величество Государь Император, ее величество королева эллинов, его королевское высочество великий герцог Гессенский, великая княгиня Мария Павловна, наследный великий герцог Гессенский, великая княгиня Елизавета Маврикиевна, великий князь Владимир Александрович, принц Баттенбергский, великий князь Павел Александрович, великая княгиня Екатерина Михайловна, великий князь Константин Константинович, герцогиня Елена Георгиевна Мекленбург-Стрелицкая, великий князь Николай Николаевич младший, великие князья Михаил Николаевич, Георгий и Сергей Михайловичи, князь романовский герцог Лейхтенбергский Георгий Максимилианович, принцы Александр Петрович и Петр Александрович Ольденбургские и герцог Георгий Георгиевич Мекленбург-Стрелицкий. Против высокобракочетавшихся, за отсутствием министра Императорского двора, сидел командующий Императорскою главною квартирою генерал-адъютант Рихтер, подле него с одной стороны — митрополит Исидор, а с другой — германский посол генерал Швейниц. За этим же столом размещались архиепископы: Савва и Ионафан, епископ Палладий, протопресвитер Янышев, английский посол сэр Торнтон, генерал-адъютант императора германского Вердер, греческий поверенный в делах, статс-дамы: княгини Вяземская и Кочубей и графиня Толстая и члены Государственного совета: Титов, князь Долгоруков, граф Шувалов 1-й, граф Толстой, Абаза, Делянов, граф Валуев, граф Баранов, князь Долгорукий, Гоейг, Сольский, Гирс, граф Игнатьев, Любощинский, Набоков и другие.

Рисунок обеденного стола принадлежит академику Зичи. Наверху его изображена летящая из-за моря группа амуров, несущая фамильный герб великих герцогов Гессенских и порфиру, подбитую горностаем, и приближающуюся к зданию, которое напоминает боярские хоромы. В этой части рисунка помещен вензель великого князя Сергея Александровича.

В продолжение обеда на хорах Николаевской залы играл оркестр и пел хор Императорской русской оперы под управлением капельмейстера Направника и при участии артистов той же оперы: г-ж Славиной, Сионицкой и гг. Орлова, Мельникова, Стравинского, Михайлова, Корякина, Майбороды и Васильева 2-го.

Когда обер-шенки граф Потоцкий и Грот подали Их Императорским Величествам заздравные кубки — все стали и пили за здравие Их Императорских Величеств, причем оркестр и хоры исполнили народный гимн, а с Петропавловской крепости загремели пушечные выстрелы.

Здоровье высокобракосочетавшихся было встречено тушем и пальбою.

Здоровье августейшего родителя высокобракосочетавшихся, его королевского высочества герцога Гессенского было встречено германским национальным гимном.

После обеда Их Императорские Величества и Их Императорские Высочества с августейшими гостями проследовали во внутренние покои. Около 9 часов вечера в Георгиевском зале был бал, открывшийся польским под звуки бального оркестра придворного музыкального хора.

Первый тур изволили шествовать Государь Император с высокобракочетавшеюся великою княгинею Елизаветою Федоровною, а Государыня Императрица с великим князем Сергеем Александровичем, затем августейший родитель высокобракосочавшейся с королевою эллинов и король эллинов с великой княгинею Мариею Александровною герцогиней Эдинбургскою. Во втором туре в первой паре шли высокобракосочетавшиеся.

После бала Их Величества и Их Высочества удалились во внутренние покои, откуда вскоре, согласно церемониалу, последовал торжественный отъезд высокобракосочетавшихся в собственный великого князя Сергея Александровича дворец, что на Невском проспекте у Аничкова моста.

Их Императорские Величества следовали из Зимнего дворца вместе с высокобракосочетавшимися в четырехместной золоченой карете, увенчанной Императорскою короною.

На всем блестяще иллюминованном гремело неумолкаемое восторженное «ура» несметных масс народа.

У дворца Его Высочества был выставлен караул от лейб-гвардии 2-го стрелкового батальона, шефом которого состоит великий князь Сергей Александрович. В карауле находилась рота имени его высочества с хором музыки.

Их Императорские Величества вместе с высокобракосочетавшимися изволили вступить во дворец Его Высочества в 10 часов 45 минут вечера. Поднявшись на площадку парадной лестницы, высокобракосочетавшиеся были встречены Их Императорскими Высочествами великим князем Владимиром Александровичем и великою княгинею Мариею Павловною — по русскому обычаю — с образом и хлебом-солью.

Затем в зале высокобракосочетавшиеся приняли гг. офицеров лейб-гвардии 2-го стрелкового батальона, которые приветствовали своего шефа и поднесли Их Императорским Высочествам хлеб-соль на серебряном блюде, на котором изображены георгиевский крест и Андреевская звезда, украшающая головной гвардейский убор, а посредине их вензеля из Императорских Высочеств. Кроме того, на блюде находится надпись:»Августейшим новобрачным, 1884 года, 3-го июня, лейб-гвардии 2-й стрелковый батальон». В 12-м часу был сервирован фамильный ужин из 36 кувертов».

Наутро был опубликован Высочайший манифест:

«Божией милостью, Мы, Александр Третий объявляем всем верным нашим подданным: любезнейший брат наш, Его Императорское Высочество государь великий князь Сергей Александрович, с согласия нашего, вступил в брак с дочерью владетельного великого герцога Гессенского, принцессою Елизаветою, и в 3-й день сего июня торжественно совершено в нашем присутствии бракосочетание их в соборной церкви Зимнего дворца по уставам нашей православной церкви. Возвещая о сем радостном для сердца нашего событии и повелевая супругу великого князя Сергея Александровича именовать великою княгинею Елизаветою Федоровною с титулом Императорского Высочества, мы вполне убеждены, что верные подданные наши соединят теплые мольбы их с нашими ко всемогущему и всемилостивейшему Богу о даровании постоянного, незыблемого благоденствия любезным сердцу нашему новобрачным.

Дан в С.-Петербурге в 3-й день июня, в лето от Рождества Христова тысяча-восемьсот-восемьдесят-четвертое, царствования же нашего в четвертое.

На подлинном собственною Его Императорского Величества рукою подписано:

«АЛЕКСАНДР»

Для молодой, неполных двадцати лет, принцессы из скромного Гессен-Дармштадтского дома начиналась новая жизнь, об обстоятельствах которой речь пойдет во второй части заметок.

Продолжение следует

Лев Жаржевский ОбществоИстория

Князь-мученик

День мученической кончины: 4/17 февраля 1905 года

Великий князь Сергей Александрович Великий князь Сергей Александрович – сын Царя-Освободителя Александра II, брат Царя-Миротворца Александра III, дядя Царя-Мученика Николая II. Один из самых трагических персонажей кануна русской катастрофы, человек сложной, драматической судьбы, непонятый и даже оболганный как при жизни, так и посмертно. Подвижник Православной Церкви и первый из мучеников Императорского Дома в XX веке. Около 14 лет он занимал пост Московского генерал-губернатора. Великий князь являлся покровителем, главой или почетным членом многих общественных, благотворительных, научных и культурных учреждений, поддерживая многочисленные начинания, направленные на упрочение и развитие в Москве нравственности, духовности, просветительства. Он был Председателем Государственного Исторического музея, руководителем Комитета по созданию Музея изящных искусств (ныне – Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина), возглавлял Императорское Палестинское Общество.

Думается, в скором времени должна восстановиться справедливость – и историческая, и небесная. Имя Великого князя должно встать в нашей Церкви рядом с именем его святой жены – княгини Елизаветы Федоровны. Этой публикацией мы хотим отдать долг памяти Великому князю и его жизненному подвигу, послужить тому, чтобы приблизить момент его прославления.

История России последних веков непостижимым образом связана с таинственным апостольским словом об удерживающем теперь: Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. 2, 7). Эти слова – о России, о православном русском народе. И о его великих православных самодержцах, которые первые принимали на себя направленный против веры и Отечества удар. Они и удерживали. Удерживать беззаконие, не допустить его разгула в мире век от века становилось все труднее. Только Россия, с ее православным укладом жизни, с ее материальной мощью и геополитическим положением, одна была тогда в силах «удерживать».

Обет

Рождению Великого князя предшествовало необычное событие. В сентябре 1856 года, после своей коронации, его отец Александр II с супругой Марией Александровной посетили Троице-Сергиеву лавру и независимо друг от друга тайно обещали перед мощами преподобного Сергия: если у них родится мальчик, назвать его Сергеем.

Мальчик появился на свет на следующий год.

В честь этого события московский митрополит Филарет (Дроздов) произнес особую проповедь. Святитель говорил, что рождение Великого князя – «знамение во благо», знак благословения Божия для только что начавшегося царствования. Сергей Александрович был уже седьмым ребенком в семье, но он первый рождался порфирородным – после воцарения отца. Судьба такого «обетного» царственного ребенка обещала быть необычной.

Воспитанием мальчика сначала занималась фрейлина А.Ф.Тютчева (дочь великого поэта, супруга славянофила И.С. Аксакова). «Широко просвещенная, обладавшая огненным словом, она рано научила любить русскую землю, православную веру и церковь… Она не скрывала от царских детей, что они не свободны от терний жизни, от скорбей и горя и должны готовиться к мужественной их встрече», – писал один из биографов Великого князя.

Когда мальчику исполнилось семь лет, его воспитателем назначили капитан-лейтенанта Д.С. Арсеньева. «Сергий Александрович был доброе, чрезвычайно сердечное и симпатичное дитя, нежно привязанное к родителям и особенно к матери, к своей сестре и младшему брату; он очень много и интересно играл и, благодаря своему живому воображению, игры его были умные», – вспоминал Д.С. Арсеньев.

Великий князь Сергей с ранних лет хорошо усвоил такие понятия, как долг, честь, верность

Великий князь Сергей появился на свет 29 апреля 1857 года и уже с ранних лет хорошо усвоил такие понятия, как долг, честь, верность. И еще с самого начала он через всю жизнь пронес чувство ответственности за данное ему имя, имя преподобного Сергия, полученное царевичем по обету его родителей, как знак их надежды на заступничество Радонежского чудотворца на пороге нового исторического пути России.

Вместе с этой дорогой начался и жизненный путь самого Сергея Александровича. И постепенно шествуя по нему, всегда и везде – в годы учебы и нравственного роста, на фронте Русско-турецкой войны, где он проявил себя настоящим героем и был удостоен Георгиевского креста, во время командования лейб-гвардии Преображенским полком – он не переставал сверяться с теми ценностными ориентирами, что составляли его кредо. Российское самодержавие виделось ему одним из догматов веры русского человека, отступление от которого приравнивалось к святотатству. Честное служение, законопослушание, богопочитание и любовь к Родине – вот слагаемые русской государственности, понимаемые Великим князем как Божественное соизволение.

Основа мировоззрения Сергея – Православие. Глубокую искреннюю веру, заложенную в нем с детства, он сохранял на протяжении всей жизни, являя пример христианского смирения, благочестия и верности Русской Церкви.

Родители

Великий князь был убежден, что либерализм тесно связан с повреждением нравственности

Великий князь был твердо убежден, что либерализм в политике тесно связан с повреждением нравственности. Доказательство этому он видел в семье родителей. Его отец, инициатор великих реформ и, по представлениям Сергея Александровича, западник и либерал, был неверен жене. В течение 14 лет он изменял ей с другой женщиной – фрейлиной Екатериной Долгорукой, родившей ему троих детей. Неприятие действий отца особенно обострилось после тяжелой, воистину мученической кончины Марии Александровны. Императрица страдала тяжелой формой туберкулеза. Через 45 дней после ее смерти Александр II женился на Долгорукой…

Трудно передать, кем была Мария Александровна (до перехода в Православие – принцесса Максимилиана-Вильгельмина-Августа) для Сергея Александровича и других младших детей – Марии и Павла. От мамы Сергей унаследовал любовь к музыке, живописи, поэзии. Она воспитала в нем сострадательность и доброту. Научила молиться.

Когда в 1865-м году восьмилетний Сергей вместе с мамой приехал в Москву для отдыха и лечения, он удивил всех тем, что попросил вместо развлечений показать ему архиерейское богослужение в Кремле и выстоял всю службу в Алексеевском храме Чудова монастыря.

«Кто подходил к Ней, – говорил о Марии Александровне высоко ее почитавший К.П. Победоносцев, – чувствовал присутствие чистоты, ума, доброты и сам становился при Ней чище, светлее, сдержаннее».

Когда ее не стало, Сергей Александрович пережил тяжелейшее потрясение.

Отцовскую измену Сергей Александрович объяснял увлеченностью чуждыми России западными (либеральными) идеями. Западническое воспитание, казалось, подтолкнуло императора Александра II и к проведению либеральных реформ, и к супружеской неверности. Злополучное венчание с Долгорукой (о котором Сергей узнал только от адмирала Арсеньева и почти через полгода) произошло тогда же, когда у царя окончательно созрело намерение ввести в России конституцию. Все это вместе – по убеждению Великого князя – и привело отца к трагической гибели! 1 марта 1881 года Государь был убит.

Под влиянием всего перенесенного в 1880-м году у Сергея Александровича сложилось твердое убеждение в том, что спасти от нравственной и политической гибели – и отдельно взятого человека, и страну – может только приверженность исторической и духовной традиции, верность Православию и самодержавию.

Естественно, что из-за подобных взглядов Сергей Александрович нажил себе множество врагов в «передовом» русском обществе, охваченном либеральными и даже революционными настроениями.

Суженая

В соединении Сергея Александровича с Елизаветой Федоровной – принцессой из Гессен-Дармштадта, будущей русской святой – есть что-то предопределенное. Они как будто заранее были суждены – сужены – друг другу. Сергей Александрович знал Эллу с рождения. И… даже раньше.

Летом 1864 года семилетний Сережа посетил Дармштадт вместе с матерью, дочерью гессенского герцога Людвига II. Неожиданный визит внес сначала переполох в герцогское семейство, но сердечность и обаяние русских родственников быстро заставили забыть о волнении. Особенно поразил всех маленький Сергей. Он вел себя необычайно учтиво и галантно – особенно с беременной женой наследника Алисой…

Через несколько месяцев дочь Алисы увидит свет и будет наречена Елизаветой (уменьшительно Эллой). Через год Сергей Александрович впервые увидит ее. Впоследствии он еще не раз будет в Дармштадте, и Элла проникнется искренней симпатией к нему. Его благородство и рыцарственность, искренний и правдивый характер всерьез очаруют и увлекут ее. Когда в 1883-м году стеснительный Сергей решится все же сделать ей предложение, она будет по-настоящему счастлива. На двадцатом году принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича. До этого все претенденты на ее руку получали отказ. Еще с ранней юности она отдала свое сердце Великому князю, когда он приезжал к ним и гостил месяцами со своей матерью, Императрицей Марией Александровной. Сергей и Элла необычайно подходили друг другу. У них были схожие интересы. Расставание хотя бы на один день было для обоих тяжким наказанием. Их объединяло живое христианское чувство, стремление помочь ближнему. То сочувствие, деятельное участие в жизни ближнего, которые Елизавета Федоровна видела в своей семье, то, чему учила их с сестрами мать Алиса – все нашло поддержку и развитие в новой среде, среди Романовых.

Уже в подмосковном имении Ильинском (завещанном Сергею матерью), где молодые провели медовый месяц, они вместе устроили родильный приют. Как могли, старались улучшить крестьянскую жизнь. И были восприемниками множества крестьянских младенцев.

Видя высокую духовную настроенность Сергея Александровича, Елизавета Федоровна в 1891-м году приняла решение перейти из лютеранства в Православие. Мог ли знать Великий князь, что воспитает для Православной Церкви новую святую? «Это было бы грехом, – писала она отцу, – оставаться так, как я теперь – принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж… Моя душа принадлежит полностью религии здесь… Я так сильно желаю на Пасху причаститься Святых Тайн вместе с моим мужем. Возможно, что это покажется Вам внезапным, но я думала об этом уже так долго, и теперь, наконец, я не могу откладывать этого. Моя совесть мне этого не позволяет».

Признание в Гефсиманском саду

За три года до этого письма Елизавета Федоровна посетила вместе с мужем Святую Землю. Сам Сергей Александрович первое паломничество на Святую Землю совершил после гибели отца, в 1881-м году. Та поездка произвела на него глубокое впечатление. Он навсегда полюбил Палестину. Узнав о бедственном положении русских паломников, о том, сколько им приходится претерпевать неприятностей от местных жителей и турецких властей, великий князь Сергей задался целью им помочь и в 1882-м году основал Православное Палестинское (с 1889 года – Императорское) общество. Благодаря содействию этого общества Святую Землю беспрепятственно смогли посещать тысячи русских людей самых разных сословий. Поездка обходилась в 38 руб. (туда и обратно) и стала доступна даже крестьянам. Кроме того, «Палестинское общество в Палестине стало строить, восстанавливать и поддерживать православные храмы. Оно открывало поликлиники, школы, амбулатории и больницы. Амбулатории в Иерусалиме, Назарете и Вифлееме принимали ежегодно до 60 тыс. больных; снабжали бесплатным лекарством», – пишет современный исследователь, священник Афанасий Гумеров.

В 1883-м году при содействии Великого князя начались археологические раскопки в Иерусалиме. Они подтвердили историческую подлинность местоположения Голгофы. Были открыты остатки древних городских стен и ворот времен земной жизни Спасителя. Знаменитый русский археолог А.С. Уваров называл Сергея Александровича «Великим князем от археологии».

В 1888-м году великокняжеская чета приехала в Палестину на освящение храма Марии Магдалины в Гефсиманском саду. Этот храм возводился на средства Александра III и братьев в память об их матери Марии Александровне. После церемонии освящения Елизавета Федоровна призналась, что хотела бы быть похороненной здесь. В 1918-м году Господь исполнит это ее желание.

Милосердная чета

Ряд исследователей считают, что брак Сергея и Эллы был исключительно духовным. По взаимному согласию они сохранили в браке свое девство. Одна из возможных причин такого решения – близкая степень родства: Елизавета Федоровна приходилась двоюродной племянницей Сергею Александровичу.

Но их духовное единение в таком случае представляется вдвойне удивительным. Особым образом единодушие супругов проявилось в осуществлении дел милосердия во время нахождения Сергея Александровича на посту генерал-губернатора.

Сразу после вступления в новую должность в 1891-м году Великий князь Сергей обратил внимание московского митрополита Иоанникия на то, как много в столице детей, оставшихся без попечения родителей. В апреле следующего года в генерал-губернаторском доме на Тверской было открыто Елизаветинское общество попечения о детях. При 11 городских благочиниях стали действовать 220 комитетов общества, повсюду организовывались ясли и детские приюты. Уже в конце апреля в приходе Рождества Богородицы в Столешниках открылись первые ясли на 15 детей грудного возраста, взятые под особое покровительство Великого князя Сергея. Оба супруга помогали всем новым яслям и садам. Для беднейших детей устанавливались именные стипендии. При своем вступлении в должность генерал-губернатора Сергей Александрович пожертвовал на пользу бедняков столицы огромную по тем временам сумму – пять тысяч рублей.

Он продолжает помогать также в сооружении памятников и музеев. Особого упоминания заслуживает его меценатская деятельность. Когда в Москве, на Волхонке, стал создаваться музей изобразительных искусств (нынешний музей им. Пушкина), Великий князь не только возглавил комитет по его устройству, но и вместе с братом своим Павлом Александровичем принял на себя расходы по строительству зала Парфенона. Современники «отдали должный восторг этому залу дорического стиля, – писал в 1908-м г., когда Сергея Александровича уже не было в живых, основатель музея И. В. Цветаев. – Это вышел хороший памятник почившему благодетелю музея». Основателю музея вторит его дочь, великая поэтесса Марина Ивановна Цветаева. «Слово ‟музей” мы, дети, слышали неизменно в окружении имен: Великий князь Сергей Александрович, Нечаев-Мальцев… Первое понятно, ибо Великий князь был покровителем искусств», – находим в ее автобиографической прозе.

«Проклятый» вопроc

Он прилагал все старания для улучшения жизни рабочих

Сергей Александрович задался целью разрешить «проклятый» для тогдашней России рабочий вопрос. Он прилагал все старания для улучшения жизни рабочих, видя необходимость в первую очередь в организации обществ взаимопомощи. Рабочие получали возможность законным образом направлять свои претензии работодателям. А в случае неисполнения их требований – послать свой протест непосредственно в государственные органы. Ни много ни мало – в полицию! Это было удивительное время. Полицейские чины под руководством С.В. Зубатова, ближайшего помощника Великого князя, рассматривали рабочие жалобы, а фабриканты скрепя сердце спешили их удовлетворять. Крупный московский заводчик Юлий Гужон, не желавший выполнять справедливые требования своих работников, получил полицейское предписание в течение 48 часов покинуть пределы России и удалиться в родную Францию.

Общества рабочей взаимопомощи создавались при непременном участии священников и обращались к идеалам Евангелия. Это были своего рода христианские профсоюзы.

Подобная политика возбуждала злобу как революционеров, так и капиталистов. Последним при помощи тогда еще всесильного министра финансов Витте удалось добиться удаления Зубатова из Москвы и свертывания рабочих организаций (спрашивается, кого в такой ситуации называть «реакционером» и «ретроградом»?).

Не участвовавший в начинаниях Великого князя Сергея и, в общем-то, скептически к нему относившийся профессор Московского университета М.М. Богословский в своих воспоминаниях вынужден был признать, что Сергей Александрович все-таки «преисполнен был самых благих намерений», а его «неоткрытость и неприветливость», может быть, «происходили только от застенчивости». Кроме того, профессор замечал: «Приходилось слышать, что он окончательно уничтожил последние остатки прежнего мордобойства, привычного в московских войсках, строго преследуя всякую кулачную расправу с солдатами».

Ходынская катастрофа

В очень затруднительное положение его поставила Ходынская катастрофа. Но какова в действительности была вина Сергея Александровича? Важно отметить, что устройство народного гуляния на Ходынском поле было поручено Министерству двора, а из ведения московского генерал-губернатора оно было изъято. Это же министерство взяло на себя ответственность и за поддержание порядка на месте гуляния. Но порядок отнюдь не был обеспечен: при раздаче царских подарков произошла страшная давка, в которой одних только погибших оказалось свыше тысячи человек.

Напомним, что после трагедии пострадавших навещали в больницах Николай II и Александра Федоровна, а также, отдельно от них, Мария Федоровна. Большинство из раненых говорили, что только они сами «во всем виноваты», и просили прощения за то, что «испортили праздник».

По воспоминаниям толстовца В. Краснова, люди накануне злополучного праздника будоражили себя слухами о том, что на следующий день прямо из земли будут бить фонтаны вина и пива, появятся диковинные животные и прочие чудеса. К утру общее настроение неожиданно переменилось на «озлобленное», по выражению Краснова, даже «зверское». Народ устремился к подаркам, чтобы скорее попасть домой, и произошла смертоубийственная давка.

Последние дни

1 января 1905 года Сергей Александрович ушел в отставку, но продолжал командовать Московским военным округом и оставался опасным для революционеров. На него открыли настоящую охоту. Каждый день Сергей Александрович получал записки угрожающего содержания. Никому не показывая, он рвал их в клочки. Во время жизни в Москве Великий князь Сергей и Елизавета Федоровна любили останавливаться в Нескучном дворце. По устоявшейся в их семье традиции в ночь с 31 декабря на 1 января 1905 года, в день памяти Василия Великого, здесь была отслужена всенощная и литургия. Все причастились Святых Христовых Тайн. Вечером 9 января великокняжеская чета была вынуждена перебраться в Кремль, откуда Сергей Александрович каждый день неизменно отправлялся в генерал-губернаторский дом. Зная о том, что готовится покушение, он перестал брать с собой адъютанта, а полицейскому сопровождению велел держаться на безопасном расстоянии от своего экипажа. 4 февраля в обычное время Великий князь выехал в карете из ворот Никольской башни Кремля – и был разорван «адской машиной», брошенной террористом Иваном Каляевым.

Зная, что готовится покушение, он перестал брать с собой адъютанта

Носилки, на которые обезумевшая от горя Елизавета Федоровна своими руками собрала останки мужа, были принесены в Алексеевский храм Чудова монастыря. Именно здесь маленький Сергей отстоял когда-то архиерейскую службу.

Молясь у растерзанного тела Великого князя, Елизавета Федоровна почувствовала, что Сергей будто чего-то ждет от нее. Тогда, собравшись с духом, она отправилась в тюрьму, где был заключен Каляев, и принесла ему прощение от имени мужа, оставив заключенному Евангелие.

В 1905-м г., после того как Сергей Александрович трагически погиб, разорванный бомбой террориста Каляева, пост Председателя ИППО согласилась занять его супруга, Великая княгиня Елизавета Федоровна.

18 июля 1918 г. Елизавета Федоровна была сброшена в шахту под Алапаевском. В 1992-м г. причислена к лику святых Русской Православной Церковью. В настоящее время мощи преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны покоятся в храме Марии Магдалины в Иерусалиме.

2 апреля 1908 года на месте гибели Великого князя Сергея Александровича был установлен памятник – крест, сооруженный на доброхотные пожертвования 5-го гренадерского полка, шефом которого при жизни был покойный. Крест был сделан по проекту художника В. Васнецова, на кресте по предложению Елизаветы Федоровны запечатлена была Евангельская строфа: Отче, отпусти им, не ведят бо что творят (Лк. 23, 34). После революции крест был разрушен, причем 1 мая 1918 года его во время субботника собственноручно сбросил веревкой с постамента Ленин. Сейчас копия этого креста установлена в Новоспасском мужском монастыре, куда в 1995-м году были торжественно перенесены останки Великого князя Сергея. Надгробие князя Сергея находится в нижнем храме – во имя св. Романа Сладкопевца.

Известно, что в монастыре уже начали записывать случаи исцелений, связанных с именем Сергея Александровича. Например, женщина, в течение 15-ти лет страдавшая экземой на руках, свидетельствовала, что получила исцеление, когда разбирала личные вещи Великого князя, обретенные на месте его захоронения.

Наместник Новоспасского монастыря архиепископ Орехово-Зуевский Алексий отмечает, что «Великий князь был убит за то, что верно служил России». Он не исключил вероятности того, что «Сергей Романов будет прославлен в лике святых». Русская Зарубежная Церковь уже канонизировала этого выдающегося государственного и общественного деятеля.