Сражение за Смоленск

Смоленск в годы Великой отечественной войны

Смоленщина испила полную чашу страданий и в самой страшной войне человечества.

По многочисленным свидетельствам очевидцев Днепр неоднократно становился кроваво-красным за время этой беспощадной бойни.

Сейчас на территории Смоленской области насчитывается несколько тысяч братских и индивидуальных захоронений советских граждан, погибших здесь в годы Великой Отечественной войны. О событиях тех лет рассказывают экспозиции десятков музеев. Сотни масштабных мемориальных комплексов и строгих монументов обозначают места важнейших, но скорбных событий тяжелейшей борьбы нашего народа за жизнь.

Летом-осенью 1941 года на Смоленской земле серьезно и фатально забуксовал знаменитый немецкий блицкриг. Сюда пришелся самый мощный удар группы армий «Центр» — основного шипа вражеского трезубца. Но план молниеносной войны с захватом Москвы до наступления холодов впервые наткнулся на упорное и организованное сопротивление, до того только отступавшей Красной Армии, опиравшейся на посильную помощь нашего народа. Фашисты были вынуждены периодически переходить к обороне и потеряли на Смоленщине два месяца. За это драгоценное время советскому командованию удалось подтянуть резервы из глубины страны и подготовить Вяземскую и Можайскую линии обороны столицы.

Самой крупной и успешной операцией нашей армии в ходе Смоленского оборонительного сражения 1941 года стало Ельнинское контрнаступление, проведенное силами 24-й, 43-й армий и Резервного фронта под командованием Жукова в конце августа начале сентября. За проявленный в ходе боев героизм несколько дивизий были удостоены звания гвардейских, что стало началом возрождения отечественной гвардии.
Именно на Смоленщине гитлеровцы впервые испытали на себе сокрушительную мощь нового советского оружия — ракетной артиллерии — легендарных «катюш».

На более чем два года область стала фронтовой и была полностью оккупирована. Это время характеризуется жесточайшими попытками фашистов насадить на захваченных территориях свой порядок. Но здесь с самых первых дней прихода врага ни на минуту не прекращалось героическое сопротивление. Активно взаимодействуя с регулярными частями Красной Армии, к весне 1942 года партизаны освободили от захватчиков в их тылу 25 из 42-х оккупированных районов, на территории которых возникли партизанские края — мощные базы для наступающей регулярной армии и партизанских соединений.

Десятки тысяч партизан и подпольщиков развернули активную диверсионную деятельность на коммуникациях фашистов, срывали подвоз вооружения, боеприпасов и другого военно-технического имущества к фронту, не давали вывозить с захваченной территории продовольствие и сырье, спасали смолян от угона на каторжные работы в Германию, проводили разведку, добывая ценнейшие сведения, отвлекали с фронта и сковывали значительные вражеские силы.

К лету 1943 года Красная Армия, разгромив немецко-фашистские войска под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге и других участках фронта, приступила к освобождению Смоленщины. В ходе кровопролитнейших боев, продолжавшихся с 7 августа по 2 октября, территория области была полностью очищена от врага. Смоленская операция 1943 года включала в себя ряд успешных операций меньшего масштаба: Спас-Деменскую, Ельнинско-Дорогобужскую, Духовщинско-Демидовскую, Смоленско-Рославльскую, проводившихся совместно с партизанскими соединениями и подпольщиками.

Сам Смоленск был освобожден 25 сентября. Эта дата сейчас ежегодно празднуется, как официальный день города.
За время боев на территории региона колоссальным разрушениям подверглась вся материально-техническая база народного хозяйства. Десятки крупных и малых населенных пунктов были стерты с лица земли. Фашисты убили, покалечили и угнали на работы в Германию сотни тысяч человек. Свою довоенную численность населения Смоленщина не восстановила и в начале XXI века.

Уже осенью 1943 года советское руководство приняло ряд неотложных мер по восстановлению Смоленской области, ставшей надежным тылом для продолжавшей наступать Красной Армии. Здесь располагались госпиталя, ремонтные базы, аэродромы и армейские склады.

За время Великой Отечественно войны более 236 смолян было удостоено звания Героя Советского Союза. Самым известным из них стал Михаил Егоров, водрузивший вместе с Мелитоном Кантарией Знамя Победы над поверженным Рейхстагом в мае 1945.

Именно Михаилу Егорову выпала честь в 1968 году зажечь Вечный огонь в смоленском Сквере Памяти Героев – главном мемориале области, посвященном погибшим в той войне, и втором в стране после московского братском захоронении у крепостной стены.

Всего в нескольких десятках метров от Вечного огня находится музей, посвященный Смоленщине в годы Великой отечественной войны. Тысячи уникальных экспонатов, ставших немыми свидетелями тех страшных лет, дают посетителям исчерпывающую картину войны во всех ее проявлениях. Во дворе музея располагаются образцы тяжелой военной техники, в том числе и трофейной.

На Смоленской земле бережно хранят священную память о погибших соотечественниках, увековечивая ее в камне и металле. Многие места кровопролитных боев отмечены вставшими на вечную боевую вахту танками, орудиями, самолетами… Над братскими захоронениями высятся строгие лаконичные монументы. Нескольких месяцев не хватит, чтобы посетить все места скорби на Смоленщине. Курган Бессмертия в Реадовском парке и мемориальный комплекс на месте концентрационного лагеря №126 в Смоленске, Богородицкое поле под Вязьмой и памятники гвардейцам в Ельне, Соловьева переправа и защитники Ярцево, застывшие в бронзе…

Но наиболее трогательным и сердечным считается смолянами памятник, изображающий Александра Твардовского и Василия Теркина, сидящих на бревне и неторопливо беседующих недалеко от гостиницы «Смоленск», над которой 25 сентября 1943 года гордо взмыло красное знамя, возвестившее об освобождении областного центра. Это единственный в России совместный памятник писателю и его литературному герою.

Накануне празднования 40-летия Победы в Великой Отечественной войне за мужество и стойкость защитников Смоленска, массовый героизм трудящихся в борьбе против немецко-фашистских захватчиков Смоленску было присвоено почетное звание «Город-Герой».

1 год, 8 месяцев и 18 дней осады Смоленска

2 июня 1611 года из Коломенской башни Смоленской крепости доносились звуки отчаянной схватки. Воевода Шеин вместе с 15 соратниками отчаянно отбивался от наседавших ландскнехтов. Разъярённые наёмники были готовы к новому приступу. Однако гетман Яков Потоцкий и ближайшие соратники воеводы убедили его сдаться в плен. Так закончилась полуторагодовалая осада неприступной твердыни на западных границах государства, золотыми буквами вписанная в историю ратных подвигов русского народа.

***

К середине 1609 года военная ситуация в России, охваченной Смутой, казалось бы, стала улучшаться. Банды Лжедмитрия II, которые не так давно могли похвастаться крупными успехами в борьбе против правительственных войск, стремительно рассеивались под ударами Михаила Скопина-Шуйского и его шведского союзника, Якоба Делагарди. Положение Василия Шуйского становилось прочнее.

Россия в период Смуты. (Pinterest)

Однако польский король, Сигизмунд III, не оставлял попыток установить контроль над Россией. Факт призыва русским царём помощи из враждебной Речи Посполитой Швеции он использовал для того, чтобы склонить польских и литовских шляхтичей на прямую военную кампанию против восточного соседа. В январе 1609 года Сигизмунд предложил возвести на русский престол своего сына, Владислава. Информация о заключении между Россией и Швецией Выборгского договора, согласно которому в обмен на территорию крепости Корела шведы предоставляли русским корпус наёмников, заставила дворянство поддержать инициативу короля.

Уже весной 1609 года смоленские разведчики фиксировали усиление войск на границе с Россией. С территории Речи Посполитой участились набеги на русские земли. Теперь литовцы и поляки стремились не только запугать и ограбить местное население, но и получить контроль над приграничными территориями для облегчения будущего похода. Кроме этого, среди крестьян Смоленщины велась агитация — бывший польский посол при дворе Лжедмитрия I Александр Госневский, активно ратовавший за открытое вмешательство Речи Посполитой во внутреннюю политику России, присылал крестьянские делегации, убеждавшие население приграничной Щуческой волости в благожелательном отношении западного соседа.

Польские крылатые гусары в атаке. (slawomirkonopa.ru)

Смоленская крепость была передовой для своего времени во всех отношениях. Построенная во время царствования Бориса Годунова известным русским зодчим Фёдором Конём, она являла собой целую систему фортификационных сооружений со значительным огневым потенциалом — по периметру было установлено 170 пушек разного калибра. Однако гарнизон крепости на 1609 год оставлял желать лучшего — большая часть бойцов либо находилась в союзном отряде Скопина-Шуйского, либо составляла часть московского гарнизона. В городе оставалось лишь около сотни «детей боярских», а также 500 стрельцов и пушкарей. Смоленский воевода Михаил Шеин, за плечами которого уже был опыт побед над силами восставшего И. Болотникова, был вынужден спешно собирать подкрепление из числа крестьян.

Смоленская крепость — современный вид. (architectureguru.ru)

Уже к осени 1609 года смоленскому воеводе удалось собрать значительные силы — почти 5,5 тысяч человек. Они были разделены на несколько групп, которым ставились свои задачи, будь то непосредственно оборона крепости или вылазки за её пределы. Для облегчения обороны Шеин приказал сжечь жилые постройки вне крепостных стен. Около 6 тысяч домов было предано огню, а их жители ушли под защиту гарнизона.

Однако король Сигизмунд и польская шляхта имели несколько вариантов продвижения к Москве — одним из них, помимо прямого, смоленского, пути, являлся маршрут через северную Украину, опробованный до этого силами Лжедмитрия I. Коронный гетман С. Жолкевский в «Записках о Московской войне» так оценивал перспективы возможной осады: «Смоленск, имея древнюю крепость, которая укреплена больше Борисом, если бы не сдалась добровольно, то остановила в затруднении короля. Такое мероприятие, т. е. взятие Смоленска, требовало бы много пехоты и большого наряда». Однако сообщения уже упоминавшегося Госневского о том, что население города готово сдать крепость, а лучшие силы были направлены на помощь Скопину-Шуйскому, склонило Сигизмунда к тому, что Смоленск необходимо взять. Тем более, что это сулило большие политические выгоды: успокоение общественного мнения в самой Речи Посполитой, где не все поддерживали поход на Москву.

К концу августа королевские силы собрались в Орше. Они насчитывали 12,5 тысяч человек и 30 орудий, их которых осадных было только 4. Видимо, Сигизмунд надеялся на отсутствие сопротивления со стороны защитников Смоленска и скорую сдачу крепости. Польский король отправил воззвание смолянам с призывом сложить оружие и признать русским царём своего сына, королевича Владислава. На это воевода Шеин, посоветовавшись с ближайшими соратниками, ответил, что жителями был «дан обет в храме Пречистой Богоматери, чтобы всем нам за истинную христиан Веру и за святые Божий церкви и за Государя, Царя и Великого князя и за Царское крестное целование умереть, а Литовскому королю и его панам не поклониться».

Штурм Смоленска был назначен на ночь 25 сентября. Заложив мины под ворота, войска короля (в основном это была венгерская и немецкая пехота) смогли даже ворваться в крепость, но были быстро выбиты ополчением. Потеряв 10 человек убитыми и около 70 раненными, интервенты отошли не солоно хлебавши. Отдав должное защитникам крепости, стоит также признать, что первый штурм не был тщательно спланирован — поляки надеялись на натиск, а также на то, что всё же крепость сдастся сама при первых же серьёзных трудностях.

Станислав Гордеев «Оборона Смоленска». (visitsmolensk.ru)

Недостаток в осадной артиллерии давал о себе знать — лёгкие пушки польской армии не могли пробить мощные крепостные стены. А вот смоленские артиллеристы показывали себя намного лучше — упреждающие бомбардировки батарей срывали планы интервентов по подготовке нового штурма, смоляне даже достреливали до королевской резиденции.

В этих условиях Сигизмунд, предварительно заказав новые осадные орудия в Риге, отказался от плана штурма и перешёл к минной войне, которая заключалась в подрыве крепостных стен путём подземных подкопов и установки зарядов.

И здесь защитники Смоленска проявили себя с самой лучшей стороны. Система «прослушки», организованная непосредственно Шеиным, позволяла легко обнаруживать места, где поляки производили работы, и организовывать упреждающие меры. Более того, гарнизон нередко проводил вылазки на осаждающие польские силы, в большинстве случаев они заканчивались успехом. Например, 15 октября защитники смогли захватить укреплённые позиции полка Стадницкого, одного из польских шляхтичей, и унести оттуда знамя.

Воевода Шеин также организовал партизанское движение в тылу осаждавших войск, послав на организацию крестьян около 30 профессиональных ратников. Поляки несли потери от нападений на фуражные караваны. Несмотря на тяжёлое положение внутри крепости — осаждённые терпели лишения от недоедания и болезней — вести из России, где триумфально добивал остатки сил «Тушинского вора» Михаил Скопин-Шуйский, позволяли смолянам рассчитывать на скорую помощь из столицы.

Однако внезапная смерть молодого полководца и поражение правительственных сил в битве при Клушине 24 июня 1610 года, посланных на помощь осаждённым, фактически похоронило все надежды гарнизона на благоприятный для них исход осады. 17 июля бояре свергли Василия Шуйского, а через месяц «Семибоярщина» присягнула на верность королевичу Владиславу и впустила польские войска в столицу России.

Владислав IV. В 1610 году — наследник польского престола. (slawomirkonopa.ru)

К маю 1610 года под стены крепости стали прибывать рижские осадные орудия. В июле польские войска начали систематические штурмы, которые, хоть и не приводили к значимым результатам, но серьёзно подрывали ресурсы защитников крепости. Кроме этого, летом 1610 года среди гарнизона начала распространяться цинга. Воевода Шеин надеялся, что избрание Владислава на русский трон позволит прекратить осаду и сохранит жизни защитникам. Однако Сигизмунд планировал захватить Смоленск и присоединить его к Речи Посполитой. В сентябре начались переговоры между поляками и смолянами. Осаждённые выдвинули условия сдачи города на имя королевича и вывода польских войск из России. Встречи представителей не привели к положительным итогам. В этой ситуации Сигизмунд перешёл фактически к тактике запугивания гарнизона: в ультимативной форме король потребовал сдать крепость в течение трёх дней, угрожая жестокой расправой и конфискацией имущества. В ответ гарнизон провёл подкоп под осадные пушки, только что привезённые из Риги, и взорвал их.

Гравюра, посвящённая осаде польскими войсками Смоленска. (imha.ru)

Новый этап переговоров состоялся уже в октябре-ноябре 1610 года. Позиции сторон были прямо противоположными, для Сигизмунда взятие города было делом чести, и он не желал капитуляции гарнизона на имя своего сына. 1 декабря поляки организовали новый штурм крепости, который также был неудачным для интервентов.

В конце 1610 года в России начинает организовываться Первое Земское ополчение. Во многом на успех его сбора повлияла стойкость защитников Смоленска. Это влияние имело и обратный эффект — к зиме 1610/1611 гг. положение защитников оставляло желать лучшего. Народ даже изъявлял недовольство воеводой Шеиным, некоторые прямо винили его в нежелании сдать крепость, из-за чего в городе свирепствовал голод и болезни. Некоторая часть дворянства также роптала — занятие престола королевичем Владиславом по сути прекращало состояние войны, однако Шеин держал гарнизон в полной боевой готовности. Именно разочарование дворянства в политике «Семибоярщины» и королевиче Владислава и организация Ополчения помогли Смоленску преодолеть внутренний кризис.

Осада ополченцами Москвы не оставила Сигизмунду выбора — Смоленск нужно было брать штурмом. Последняя атака состоялась 2 июня. К этому времени в гарнизоне, фактически уничтоженном голодом и болезнями, оставалось всего лишь 200−300 боеспособных ратников. Атаки проходили с четырёх сторон, полякам удалось растянуть силы гарнизона и прорвать их в наиболее уязвимых местах. Интервентам в результате удалось овладеть крепостью, а воевода Шеин был взят в плен.

Апсит А. П. Воевода Шеин при защите Смоленска. (artpoisk.info)

Оборона Смоленска имела важнейшее значение. Королевская армия на протяжении полутора лет была скована под стенами крепости. Защитники настолько вымотали силы интервентов, что те не смогли после сдачи города продолжать поход на Москву и отошли в Литву для переформирования. Смоленские дворяне, вынужденные покинуть родные края, стали основной уже формировавшегося осенью 1611 года Второго Земского Ополчения, которому было суждено освободить Москву от польских захватчиков.

Черные копатели обнаружили оружейный клад: немецкий блиндаж копали весь день ❘ фото + видео

По первому сигналу металлоискателя черные копатели достали из земли Шмайсер. Сталкерам повезло наткнуться на оружейный склад таких размеров, что копать пришлось день напролет.

Эту местность поисковики выбрали не просто так. Предварительно собрали данные и выяснили, что в 1943 году здесь, неподалеку от глухих деревень на самой окраине Ленинградской области немцы оборудовали линию защитных дотов.
Укрепления старались строить на совесть. К тому времени Красная Армия уже повернула ход войны и немцы пытались всеми силами удержать позиции. Вот и окапывались в песок и глину, забивая тяжелые сваи даже в болото.
Обычная структура таких небольших укрепрайонов состояла из одного офицерского блиндажа и двух-трех солдатских. Судя по найденным в воде каскам, первым черные копатели начали открывать дот рядовых.
Достали великолепно сохранившийся штык-нож, почему-то чешский. Возможно, один из трофеев. Там же обнаружилась и немецкая трубка, тоже солдатская.
Принялись копать дальше. У стен блиндажа нашлась и другая солдатская утварь, стальные чашки, пряжки от ремней. Дальше пошли более серьезные находки — достали даже детонатор, судя по всему сработавший.

Прокопаться глубже в первый день старателям не удалось. По смятым в лепешки немецким трофеям предположили, что уже после боевых действий по дотам прошлась тяжелая техника. Что ж, скорее всего раскопкам местности придется посвятить еще день-другой.

Откуда возникло название города

Однозначного ответа историки дать не могут. Наиболее распространенная версия знакома многим: в древности местные ремесленники смолили лодки торговцев, плавающих по Днепру по пути «из варяг в греки». За это и прозвали город «Смольенском».

Другая версия гласит, что название города определила река «Смольня» («Смольянка», «Смольники»), когда-то пересекавшая город. Предположительно она могла протекать по дну Георгиевского оврага за собором. Позже мы опубликуем собственное мини-исследование в пользу существовавшей когда-то полноводной Смольни.

Есть и более романтичная версия. В губернском архиве сохранилось историческое описание неизвестного автора, датированное 1780 годом, в котором написано: «…одни производят название оное от Смолигова колодезя(колодца); другие от предводителя Смолига, который и город населил».

Действительно, на Смоленщине ходила легенда о предводителе одного из славянских племен – Смолиге, который вырыл колодец с «волшебной» водой. По преданию, она обладала целебными свойствами, поэтому люди из этого древнего племени отличались завидным здоровьем и долголетием. Легенда — легендой, но название «Смолигов колодец» использовалось жителями нынешней улицы Парижской Коммуны вплоть до 19-го века. Увы, более достоверные упоминания о Смолиге на сегодняшний день отсутствуют, в связи с чем историки относятся к этой версии как к народной легенде.