Старец нектарий оптинский

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения Exlibris «…И бомбой не разорвет»

Пишет Сергей Нилус о том, что сказал ему старец Иоанн Оптинский

Сергей Александрович Нилус с женой Еленой Александровной пришли к Оптинскому Старцу отцу Иоанну (Салову).
«Старец принял со свойственной ему в отношении к нам с женой радостной лаской.
— Берите табуретку, — сказал он, обнимая меня, — садитесь рядом со мною.
— Какие вы псалмы читаете? — предложил он мне вопрос. Я смутился: обычно на коротеньком своем, чисто мирском, не правиле даже, а правильце, я никаких псалмов не читал.
— Знаю, — ответил я, — «Живый в помощи», «Помилуй мя, Боже»…
— А еще какие!
— Да я, батюшка, все псалмы читал и, хоть не наизусть, а все знаю; но правильце мое маленькое…
Старец перебил мое самооправдание:
— Не о том я хочу вас спросить, какое правило ваше, а о том, читаете ли вы еще псалом 26-й — «Господь просвещение мое?
— Нет, батюшка, не читаю.
— Ну, так вот что я вам скажу! Вы как-то раз говорили мне, что на вас враг пускает стрелы свои. Не бойтесь! ни одна вас не коснется, никакой дряни не опасайтесь: дрянь дрянью и останется. Только возьмите мой совет за правило, послушайтесь: читайте утром и вечером перед вашей молитвой оба эти псалма — 26-й и 90-й, а перед ними великое Архангельское обрадование — «Богородице Дево, радуйся». Будете так делать, ни огонь вас не возьмет, ни вода не потопит…
При этих словах старец встал со своего кресла, обнял меня и с какой-то особой силой, раскатисто-звонко, не сказал даже, а выкрикнул:
— Больше вам скажу: бомбой не разорвет! Я поцеловал обнимавшую меня руку старца. А он опять, прижавшись к самому моему уху, опять громко воскликнул:
— И бомба не разорвет!* А на всякую дрянь вы и внимания не обращайте: что вам дрянь сделать может?… Вот, об этом-то я и хотел побеседовать с вами. Ну, а теперь идите с Господом!
И с этими словами старец отпустил нас с миром.
Я знал того человека, точнее говоря — женщину, на которую намекал старец, называя ее дрянью: к Оптинскому благолепнолиственному древу она прилепилась, как лишай, и долго ложной своей святостью и именем старцев морочила Оптинских богомольцев. Я ее понял, и она мне за то мстила, где могла. Бог с ней!..»
«И бомба не разорвет!..» Предсказание о. Иоанна (Салова) в точности исполнилось во время гражданской войны. По воспоминаниям М. В. Смирновой-Орловой, Елена Александровна рассказывала ей, что однажды, когда они с мужем ехали под обстрелом в тарантасе, рядом с ними разорвалась бомба, но их совершенно не задела.
Архангельское приветствие ко Пресвятой Богородице

Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою; благословена Ты в женах и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.
Псалом 26

(говорящий о стойкости верующего в гонениях и о утешении его покровительством Господа)
Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся? Внегда приближатися на мя злобующым, еже снести плоти моя, оскорбляющии мя и врази мои, тии изнемогоша и падоша. Аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое; аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю. Едино просих от Господа, то взыщу: еже жити ми в дому Господни вся дни живота моего, зрети ми красоту Господню и посещати храм святый Его. Яко скры мя в селении Своем в день зол моих, покры мя в тайне селения Своего, на камень вознесе мя. И ныне се, вознесе главу мою на враги моя: обыдох и пожрох в селении Его жертву хваления и воскликновения; пою и воспою Господеви. Услыши, Господи, глас мой, имже воззвах, помилуй мя и услыши мя. Тебе рече сердце мое: Господа взыщу, взыска Тебе лице мое, лица Твоего, Господи, взыщу. Не отврати лица Твоего от мене и не уклонися гневом от раба Твоего: помощник мой буди, не отрини мене и не остави мене. Боже, Спасителю мой. Яко отец мой и мати моя остависта мя. Господь же восприят мя. Законоположи ми, Господи, в пути Твоем, и настави мя на стезю правую враг моих ради. Не предаждь мене в душы стужающих ми: яко восташа на мя свидетеле неправеднии, и солга неправда себе. Верую видети благая Господня на земли живых. Потерпи Господа, мужайся, и да крепится сердце твое, и потерпи Господа.

Псалом 90

1 Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. 2 Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое. Бог мой, и уповаю на Него. 3 Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна, 4 плещма Своима осенит тя, и под криле Его надеешися: оружием обыдет тя истина Его. 5 Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы летящия во дни, 6 от вещи во тме преходящия, от сряща, и беса полуденнаго. 7 Падет от страны твоея тысяща, и тма одесную тебе, к тебе же не приближится, 8 обаче очима твоима смотриши, и воздаяние грешников узриши. 9 Яко Ты, Господи, упование мое, Вышняго положил еси прибежище твое. 10 Не приидет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему, 11 яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. 12 На руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою, 13 на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия. 14 Яко на Мя упова, и избавлю и: покрыю и, яко позна имя Мое. 15 Воззовет ко Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его, и прославлю его, 16 долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое.
Молитва ко Кресту Господню

Огради мя, Господи, силою Честнаго и Животворящаго Твоего Креста, и сохрани мя от всякаго зла.

navy_s

Не решался написать. Думаю, разрешится дело до конца – тогда обязательно… В общем, такое искушение…

Ну, о том, что есть у меня определенные способности, мне еще несколько лет назад сказали. Люди, которые давно этим занимаются. Но когда позапрошлой зимой поехал я со своими сомнениями к отцу Нектарию и поделился с ним. Думаю, сейчас скажет про полную чушь, про дьявольщину и, что много на себя беру, гордыню развиваю.

Что я тогда знал об о.Нектарии? Только, что очень сильный старец, до своего поставления во главе Оранского мужского монастыря был настоятелем Радонежского Подворья Троице-Сергиевой Лавры. Ну и слухи всякие, что видит людей насквозь, лечит всякие заболевания, в том числе и психические. А еще, что один из малого количества священников во всей Патриархии, кто имеет Патриаршее благословение на лечение бесноватых. К нему и сейчас в Оранки со всей страны приезжают, чтобы избавиться от беса. Видел я эту картину потом. И не раз. Но об этом позже.

Пригласил меня мой будущий шеф, которого старец взял к себе в духовные чада: поехали, говорит, побеседуешь. Да и сам Отче зовет тебя.

Я сначала посмотрел о нем информацию в интернете. Да, все так и есть. Отец Нектарий (Марченко), игумен Оранского монастыря, давно известен своими проповедями, за которыми едут со всех концов России. Раньше в Радонеж, теперь вот к нам, сюда. Проповеди очень сильные, в которых нет ни одного слова без глубокого смысла. Слушать их нужно очень внимательно, потому что батюшка вкладывает в них огромную силу.

Думаю – будь что будет. Скажет мне, что дурь у меня в голове, да и избавит меня от нее. Легче жить станет.

В первый приезд разминулись. Проехали почти сотню километров, но батюшку в этот день в Нижний вызвали. Ну, и хорошо. Может и я не готов был. Отстоял службу в храме, воздухом монастырским подышал, особую намоленную атмосферу в себя впустил, искупался в источнике святом. Не встретились – ну, и ладно. Страшно ведь было, пусть страх еще во мне побудет, а сегодня отлегло.

На обратном пути встретилась машина, промелькнула. Шеф говорит: батюшка…. Может, вернемся?

Я отвечаю: Не стоит. Примета. Да и.. (расслабился).

Вечером звонок от шефа: Батюшка звонил, говорит, что видел нашу машину навстречу. Ругался, что не дождались. Велел в следующее воскресение обязательно приехать.

В следующий выходной опять в шесть утра на ногах, опять за сто километров.

Приехали на службу. Стою, трясет. Не пойму – почему. То ли волнуюсь, то ли холодно. На улице -19, а в храме толком еще отопление не сделали.

Заканчивается служба… Народу много в храме и большинство потянулись к правой стороне, благословения испрашивать. Стою в сторонке. Я никого не знаю. Меня никто не знает.

Проходит Он через толпу. Молча, благословляет по пути, равняется со мной и поверх толпы, бросая на меня взгляд, тихо так произносит: «А с тобой нам надо поговорить…. Потом».

У меня как кол сверху донизу… Он же не знает меня, не видел никогда.

Как сомнамбула пошел в его покои.

Сначала трапеза. Покушали, а потом пригласил в свою келью. Мило так… По стенам клетки. Птицы: канарейки, попугайчики. Щебечут все. И вот говорит: «Давай, рассказывай».

А у меня и в горле пересохло. Еле ворочая языком начинаю…

«Вот, батюшка.. Сомнения у меня. Странные какие-то вещи со мной. Чувствую в себе энергию какую-то. Есть способность забирать у людей отрицательную энергию. И от этого люди вылечиваются. А мне тяжело становится. Не знаю, что потом делать. Говорили мне, что нужно земле отдавать, воде. А не очень хорошо это получается. Вот и приходится порой выть диким зверем».

Все, думаю, сейчас начнется. Будет бесов гнать.

А он подумал и спрашивает: «Говорил с кем об этом?»

— Да, отвечаю, с отцом Геннадием в Выксе, благочинным. Он мне сказал, от дьявола все, молитвы читать с утра до вечера нужно.

Батюшка, немного подумав, говорит мне: » Ну, молитва никогда и никому еще не мешала. Тут дело в другом. Не от дьявола у тебя это, а совсем с другой стороны. И должен ты людям помогать. Да, есть дар, делись им с другими, со страждущими. А избавляться…. Вот ты мою рясу потрогай. Чувствуешь, что она мокрая насквозь? А в храме то холодно было. Такая вот молитва. Да не забывай, что я в алтаре земные поклоны бью. Вот ты говоришь, что отрицательная энергия, от которой ты людей избавляешь, остается в тебе? Так ведь любую энергию можно физическими упражнениями сжечь. Ты вот спортом занимаешься, но как я понимаю, не очень регулярно. Тогда помоги себе – вместо пустых приседаний сделай пару сотен земных поклонов. Со временем поймешь их смысл, а пока, смотри на них как на физическую нагрузку. И о Боге при этом подумай. Увидишь – легче станет».

Почти час мы разговаривали. И много о чем, но именно эта часть разговора была для меня самой важной.

Думал, что в смятении буду уезжать. А получилось все наоборот, возвращался окрыленный. И стал с тех пор ездить в Оранки, правда, в основном по праздникам. Потом чаще. Как то особенно стало заметно, что батюшка отмечает как-то меня. То во время крестного хода окликнет меня, стоящего в толпе и справится о моем здоровье, то просто посмотрит внимательным взглядом во время проповеди, то позовет исповедаться именно у него. Не говоря уж о том, что каждый раз во время службы получал в руки от его келейника, Сергея, большую просвиру, знак того, что приглашен на послебогослужебную трапезу у батюшки, где он и усаживал меня недалеко от себя. Ближе были только главные благодетели. Сейчас я уже понимаю, что это, видимо, означало включение в число духовных чад. А, следовательно, послушание, смиренность, и беспрекословное подчинение.

Так продолжалось почти полтора года. До того момента, пока я не решил видоизменить свою жидкую бороденку, которая до этого момента имела вид испанской скобки, но с длиной пятидневной небритости. История у этой бороды старая… И завел я ее только для того, чтобы немного нивелировать припухлость, появившуюся на скулах после операции на лице. А тут еще добавил небольшую деталь – чуть более отросшие волоски под нижней губой, как продолжение этой «испанки».

Вот эта деталь и привлекла внимание батюшки. На Сретенье, во время елеепомазания он пристально посмотрел на меня и после обычной процедуры с кисточкой, смоченной в елее, что-то пробормотал и как то тщательно стал намазывать и именно этот участок под моей нижней губой.

После службы, как обычно пошли в трапезную. Стол достаточно большой, за ним собираются около сорока человек. Все стоят, ждут, пока батюшка пройдет, покажет всем места и благословит каждого.

Стою и я, жду. Идет батюшка. Я тоже сложил руки пирожком, правую ладонь на левую: Благословите, Батюшка!

Остановился, фыркнул и махнул рукой! Все выдохнули: не благословил!!!

Чувствую себя изгоем. Аж в пот бросило. Но место показал, почти напротив себя, у основания перекладины буквы «Т», в форме которой стоял стол.

Сижу, а кусок в рот не лезет, чувствую на себе колючий взгляд старца. Его взгляд не выдерживают люди на расстоянии, а тут в полуметре вообще становится не по себе. Поворачиваю голову, спрашиваю: «Что, Батюшка, что-то случилось?».

— Ты мне скажи, что вот за борода у тебя такая?

— Да разве, батюшка, это борода? Так, косметическая деталь, скрывающая дефект лица.

— Нет, нехорошая у тебя борода, нехристианская какая-то.

— Да у меня, батюшка, и лицо-то нехристианское. Столько всего намешано.

— Нет, неправильная. Не надо такую носить.

— А у меня другая не растет!

— Я тебе говорю, лучше сбрить и вообще не носить никакую.

— Да, я…

И вот тут я заметил, что все люди за столом давно перестали жевать и в каком-то напряженном молчании следят за происходящим. Даже Сергей, келейник, перестал своим гнусавым запинающимся голосом читать Жития святых. Все смотрят с испугом на меня. А после этого началось….

Зашипели на меня со всех сторон: Ты что!!!! Надо было испросить у батюшки благословения на ношение бороды, все его ученики и духовные чада так делают. А еще, ты с ума сошел – батюшке перечить!!!

Я говорю в оправдание, что носил бороду еще за 10 лет до знакомства со старцем. И про себя: да я не собирался к нему в ученики, у меня есть уже духовник, другой священник, не из монашествующих.

Все закончилось как-то скомкано, и домой я поехал с тяжелым сердцем. Не хотел такого окончания. Мне казалось, что я не пререкался без повода. Не было ни малейшего желания перечить. Человек ведь, бывает, не задумываясь, говорит многие вещи. Здесь тоже, от души какой-то протест шел. Точнее, можно воспринимать как протест, а можно – как простой человеческий разговор, обмен мнениями. Но, как оказалось, в монастыре, у игумена, тем более ТАКОГО игумена, как о.Нектарий, не может быть «обмена мнениями». Нет мнений. Есть пастырское слово. Надо привыкать.

Через пару дней побрился. В следующий раз поехал в монастырь на Вербное. И, как оказалось, все не так то и просто. Случай не прошел бесследно. Впервые мне не вручили просвирку от батюшки – приглашение на трапезу. Ну и ладно. Купил я банку козьего молока, иду с ней через вестибюль батюшкиного корпуса, собираюсь домой. Навстречу Он. И никого больше! Стоим в коридоре друг против друга. Неловкое молчание.

— Ты чего тут?

— Да вот молока взял, батюшка…

— Ладно, иди за стол.

Иду, понурившись, в руках авоська с трехлитровой банкой болтается. Прохожу в трапезную, а все места за столом уже заняты. Один стул свободен в самом конце стола, на углу. Думаю, и хорошо, далеко, никто меня не видит.

Отобедали. Батюшка первый выходит, мимо всех, на выходе задержался около меня и говорит: «Вот и подумай, чем ты провинился, что на таком месте сидишь…»

Я только улыбнулся в ответ.

Через неделю, на Пасху, поехал снова туда, но ощущение было, что в последний раз. Не знаю, но не покидало такое.

Отстоял, пропуск на трапезу не получил, но пошел и сам просто сел за стол. Думаю, что ж, последний – так последний. Чувствовал на себе пристальные взгляды. А через три дня шеф объявил, что нам с ним придется расстаться и ушел я из генеральных директоров. Закончилась наша 11 летняя дружба. И не покидала меня мысль, что во всей этой истории неслучайно все.

Через месяц попросил поговорить со мной о.Владимира, которого я своим духовником считаю. Пришел, как блудный сын покаяться, но и вопросов у меня навалом. Спрашиваю, как же так, где в этом суть?

Выслушал он меня и говорит: «Да, Саша…. Натворил ты делов. Я, конечно против, когда люди выбирают себе духовников их монашествующих. Что они могут подсказать мирским в повседневных проблемах? Семьи не было, на воспитание детей тоже специфически смотрят. Монахи как никто стремятся ужесточить требования. И не просто требуют послушания, но не терпят другого мнения. Трудно им вникнуть в мирское. А тут еще ТАКОЙ человек, как о.Нектарий! Да к нему со всей страны едет и готовы без вопросов подчинится, но и рады, когда на них послушание накладывают. А ты такую строптивость показал. Да, храм – это дом Божий, но игумен – он наместник бога в монастыре. Да и разговаривали вы уже и не в храме, а в трапезной у него.. В его доме. Ошибка твоя серьезная. И реакция его понятна. И неизвестно, чем тебе все это выльется. Молись. Не знаю, что тебе еще посоветовать. И еще, исповедуйся и причащайся почаще.»

То, что с того момента у меня все из рук валилось год почти – это ничего и не сказать. Все как то разваливается. Мысли про все происшедшее так с апреля прошлого года и не покидали. И вот, в этом году, за пару недель до Пасхи, пригласила меня моя старая знакомая в Оранки съездить. Провожатым что ли.

И история получила продолжение. Более серьезное.

Россия будет богата духом К дню памяти преподобного Нектария старца Оптинского

Преп. Нектарий Оптинский

Дни памяти: 12 мая, 16 июля (обретение мощей), 24 октября (Собор преподобных Оптинских старцев)

В 2019 году – 30 лет обретения святых мощей старца Нектария Оптинского

Среди великих оптинских старцев в их блистательной плеяде особой любовью пользовался преподобный Нектарий (1853-1928, Тихонов), последний соборно избранный старец, духовник обители, наделённый Богом редкостным даром пророчества и прозорливости грехов, а также даром чудесных исцелений по его молитвам. Но по своему смирению эти высокие духовные дарования отец Нектарий скрывал под внешним юродством. На юродство он имел благословение старцев.

Оптинские старцы часто прикрывали своё духовное величие юродством – шутками, чудачеством, неожиданными резкостями или непривычной простотой в обращении со знатными и заносчивыми посетителями.

Полвека старец Нектарий провёл в Иоанно-Предтеческом скиту Оптиной пустыни, из них двадцать – в затворе.

Живой ум, многосторонние интересы старца Нектария позволяли ему быстро находить общий язык с интеллигенцией, ему доверяли, к нему прислушивались многие образованные люди того времени. Часто люди просто не могли поверить в то, что у старца нет не только университетского, нет никакого образования. На недоумения он отвечал обычно: «Вся наша образованность от Писания».

Ставший современником революционного переворота, как и многие его великие современники: святитель Феофан Затворник, святой праведный Иоанн Кронштадтский, – он предупреждал о грядущих испытаниях для России, призывая хранить веру предков.

При всех земных невзгодах, и даже после ареста чекистами повторял:
«Господи, верю, что терплю должное и получаю то, что я заслужил, но Ты, Господи, по милосердию Твоему, прости и помилуй меня».

Многие его пророчества сбывались и продолжают сбываться.

* * *

В 1873 году 20-летний Николай Тихонов пришёл в Оптину пустынь из Ельца, где родился в бедной семье и в юном возрасте остался сиротой. В котомке за плечами он нёс одно лишь Евангелие.

«Господи! – вспоминал преподобный о своём первом впечатлении от Оптиной. – Какая красота здесь, солнышко ведь тут с самой зари, и какие цветы! Словно в раю!».

Николая принял сам старец Амвросий. Беседа с этим великим прозорливцем произвела на юношу такое впечатление, что он навсегда остался в Оптиной. Его духовными руководителями стали старцы Анатолий (Зерцалов) и Амвросий.

О духовном окормлении старцев и советах преподобного Амвросия вспоминал позднее так:
«… я питал к нему великую любовь и веру. Бывало, придёшь к нему, и он после нескольких слов моих обнаружит всю мою сердечную глубину, разрешит все недоумения, умиротворит и утешит. Попечительность и любовь ко мне, недостойному, со стороны старцев нередко изумляли меня, ибо я сознавал, что их недостоин.

На мой вопрос об этом духовный отец мой, иеромонах Анатолий, отвечал, что причина сему – моя вера и любовь к старцу, и что если он относится к другим не с такой любовью, как ко мне, то это происходит от недостатка в них веры и любви. Как человек относится к старцу, так точно и старец относится к нему».

Дверь кельи послушника Николая в Иоанно-Предтеченском скиту выходила прямо в сторону храма. По ночам постоянно виднелся у него свет – послушник молился или читал. А утром должен был первым, до прихода братии, прийти в храм, подготовить алтарь к богослужению.

Утреня в скиту начиналась около часа ночи и продолжалась до половины четвёртого утра. Нелегко было мирскому юноше привыкать к строгому уставу святой обители.

Простояв на молитве ночь, Николай нередко опаздывал на богослужения и приходил в храм с красными, опухшими, словно заспанными глазами.

Братья жаловались на него старцу Амвросию, а тот отвечал, как у него было в обычае, в рифму: «Подождите, Николка проспится – всем пригодится».

Так преподобный Амвросий предсказывал его будущее старческое служение.

14 марта 1887 года Николай был пострижен в мантию. При монашеском постриге ему было дано имя Нектарий в честь преподобного Нектария Киево-Печерского.

19 января 1894 года был посвящён в иеродиакона, а ещё через четыре года Калужский архиепископ Макарий рукоположил его в иеромонахи.

«Когда владыка Макарий посвящал меня в иеромонахи, – вспоминал преподобный Нектарий, – то, прозревая мое духовное неустройство, после рукоположения он сказал мне краткое и сильное слово. И это слово было настолько сильно, что я до сих пор его помню, – сколько же уже лет прошло, – и до конца дней моих не забуду. И много ли сказал мне? Он подозвал к себе в алтарь и говорит: «Нектарий, когда ты будешь скорбен и уныл и когда найдет на тебя тяжкое искушение, ты тверди только одно: «Господи! Пощади, спаси и помилуй меня раба Твоего»». Только всего и сказал мне владыка! Но этот совет спасал меня много раз и доселе спасает, ибо был сказан с властью».

…Чтобы не возгордиться, отец Нектарий начал понемногу юродствовать. Например, поверх подрясника он одевал цветные кофты. Кушанья, подаваемые в трапезной, он сливал в один котелок, всё вместе – и кислое, и сладкое, и солёное. По скиту ходил с валенком на одной ноге, а башмаком на другой. В юродстве старца содержались пророчества, смысл которых открывался нередко лишь по прошествии времени.

До прихода в Оптину Николай Тихонов смог окончить только несколько классов сельской церковно-приходской школы. И уже будучи в затворе, отец Нектарий по благословению старцев много читал и занимался самообразованием. В те годы в Оптиной была большая библиотека, в которой насчитывалось более тридцати тысяч книг.

Сначала познакомился с творениями святых отцов: аввы Дорофея, преподобных Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Макария Великого, святителей Тихона Задонского и Димитрия Ростовского.

А через десять лет старцы благословили его читать не только духовную литературу, но и научную. Он серьёзно занимался математикой, историей, географией, русской и иностранной классической литературой, изучал латынь и французский. Постоянное чтение дало ему такие разносторонние познания, что он мог свободно беседовать на общекультурные и специальные темы, а не только духовные.

Посещавшие его паломники, среди которых были люди известные, рассказывали, как отец Нектарий свободно беседовал с ними о Пушкине и Шекспире, Мильтоне и Крылове, Шпенглере и Хаггарде, Данте и Достоевском.

Пушкина, Державина мог читать наизусть. В час отдыха после обеда он просил читать ему вслух какие-нибудь народные сказки – русские или братьев Гримм.

Старец Нектарий отвечал на многочисленные письма. Причём делал это, не вскрывая конвертов. По воспоминаниям очевидцев, он перебирал письма и «видел их содержание», некоторые благословлял, некоторые целовал, некоторые откладывал, говоря, что «отвечать на них не надо, поскольку они благодарственные». А ответы его всегда оказывались удивительно точны и прозорливы.

Высказывался старец об увлечениях спиритизмом, широко распространённой среди общественности российской империи:
«Спиритизм – это ужасное и гибельное увлечение. На спиритических сеансах, выдавая себя за душу какого-нибудь умершего, человеку является сам сатана. Своей лестью древнего змия он заводит человека в такие ухабы и дебри, из которых нет не только сил выбраться, но и даже понять, что ты находишься в огромной опасности.

Через это, Богом проклятое занятие, дьявол настолько овладевает человеческим умом и сердцем, что те дела, которые всеми здравомыслящими объявляются преступлением, человек, отравленный ядом спиритизма, воспринимает как вполне нормальные и естественные.

Если внимательно всмотреться в человека, занимающегося спиритизмом, то непременно заметишь на нем особый отпечаток, по которому так и явствует, что он разговаривает со столами. Спириты страдают страшной сатанинской гордыней и озлобляются против всех, кто противоречит им.

Занимаясь спиритизмом, человек постепенно, сам того не замечая, отходит от Бога и от Церкви. А чтобы он не увидел грозящей ему опасности, дух тьмы через своих бесов посылает его в храмы Божии служить панихиды, молебны, акафисты, приобщаться Святых Христовых Таин и т.д. Однако параллельно с этим сатана все настойчивее внушает ему, что все эти добрые дела он мог бы совершать сам в своей домашней обстановке, – и даже с большим усердием и продуктивностью.

И по мере того, как наивный человек все больше и больше запутывается в сложных лабиринтах духа тьмы, от него отступает Божие благословение. Тогда его начинают преследовать неудачи, расшатывается благосостояние.

Если бы спирит не был так сильно опутан сатаной, то он должен был бы увидеть свою беду и прибегнуть к Божией помощи, к святым Божиим угодникам, к святой Апостольской Церкви, к священнослужителям, и они бы помогли ему своими святыми советами и молитвами. Но вместо этого спирит со своими скорбями обращается к тем же бесам, а эти еще больше запутывают его и засасывают в тину проклятия.

И, в конце концов, от спирита совершенно отходит Божие благословение. Гангрена греха распространяется на всю его семью, и у него начинается необычный, ничем не мотивируемый, развал семьи. Отходят от него даже самые близкие и дорогие ему люди!

Наконец, когда несчастный человек по стараниям сатаны дойдет до последней степени обольщения, он или совсем теряет рассудок и становится невменяемым, или же кончает с собой. И хотя спириты утверждают, что среди них нет самоубийств, но это неправда. Первый вызыватель духов – царь Саул покончил жизнь самоубийством. Это потому, что он «не соблюл слова Господня и обратился к волшебнице».

Словом, с людьми, вызывающими духов, – которые пророчествуют именем Божиим, в то время, как Господь не посылает его, – совершается то, что пророк Иеремия предсказывал: «Мечом и голодом будут истреблены эти пророки; и народ, которому они пророчествуют, разбросан будет по улицам города от голода и меча… И Я изолью на них зло их» (Иер. 14, 15-17)».

В 1913 году оптинская братия собралась, чтобы избрать нового старца. Сначала старчество предложили архимандриту Агапиту, жившему в Оптиной на покое. Это был человек обширных познаний и высокого духа, автор прекрасного жизнеописания старца Амвросия, который решительно уклонялся от архиерейства, не раз ему предлагаемого. От старчества он тоже наотрез отказался. Отец Агапит держал лишь нескольких близких учеников. Одним из них был иеромонах Нектарий.

Когда братия стала просить отца Агапита указать на достойного кандидата, он назвал отца Нектария. Тот же по своему смирению даже не присутствовал на собрании. Братия заочно избрала отца Нектария в старцы и послала за ним отца Аверкия. Тот приходит и говорит: «Батюшка, вас просят на собрание». А отец Нектарий отказывается: «Они и без меня выберут кого надо». «Отец архимандрит послал меня за вами и просит вас прийти», – настаивал отец Аверкий.

Тогда отец Нектарий покорно надел рясу и как был – одна нога в туфле, другая в валенке – пошёл на собрание.

«Батюшка, вас избрали духовником нашей обители и старцем», – встречают его. «Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не смогу», – возражает отец Нектарий. Но архимандрит говорит ему решительно: «Отец Нектарий, прими послушание». И тогда он подчинился.

Позднее одна его духовная дочь вспоминала:
«…батюшка сказал мне: «Я уже тогда, когда избирали меня, предвидел и разгром Оптиной, и тюрьму, и высылку, и все мои теперешние страдания – и не хотел брать этого всего…» Он часто говорил: «Как могу я быть наследником прежних старцев? Я слаб и немощен. У них благодать была целыми караваями, а у меня – ломтик». Про старца Амвросия говорил: «Это был небесный человек или земной ангел, а я едва лишь поддерживаю славу старчества»».

…Принимал старец Нектарий посетителей в «хибарке» прежних старцев. На столе в его приёмной обычно лежала какая-нибудь книга, раскрытая на определенной странице.

Посетитель в долгом ожидании начинал читать эту книгу, не подозревая, что это является одним из приёмов отца Нектария давать через открытую книгу предупреждение, указание или ответ на задаваемый вопрос, чтобы скрыть свою прозорливость. А преподобный Нектарий по своему смирению замечал, что они приходят к преподобному старцу Амвросию, и сама келья говорит за него.

Известны многочисленные случаи, когда старец Нектарий исцелял смертельно больных людей.

Однажды приехала в Оптину мать, дочь которой страдала неизлечимой болезнью. От больной отказались все врачи. Мать дожидалась старца в приёмной и вместе с другими богомольцами благословилась у него. Она ещё не успела сказать ему ни слова, как старец обратился к ней сам:
«Ты пришла молиться о больной дочери? Она будет здорова».

Он дал матери семь пряников и велел:
«Пусть каждый день дочь съедает по одному и почаще причащается, будет здорова».

Когда мать вернулась домой, дочка с верой приняла пряники, после седьмого причастилась и выздоровела. Болезнь к ней больше не возвращалась.

Круг его общения был необычайно разнообразен.

Советы старца Нектария передавали Патриарху Тихону, и многие вопросы тот решал в соответствии с мнением великого старца.

Общался старец со знаменитым мыслителем Константином Леонтьевым, который, живя в Оптиной, читал ему в рукописи свои произведения.

У академика Болотова, принявшего монашество, старец Нектарий учился живописи, интересовался новейшими течениями в искусстве и делал эскизы икон. Например, эскиз Благовещения он сделал в последний год своей жизни в Оптиной.

Живопись, к которой старец Нектарий имел способность, была ему особенно близка.

«Теперь живописное искусство в упадке, – говорил он. – Раньше художник готовился к написанию картины – и внутренне, и внешне. Прежде чем сесть за работу, он приготавливал все необходимое: холст, краски, кисти и т.д., а картину писал не несколько дней, а годы, иногда всю жизнь, как например, художник Иванов свое «Явление Христа народу». И тогда создавались великие произведения. А сейчас художники пишут второпях, не продумав, не прочувствовав … Например, когда пишешь духовную картину, нужно, чтобы свет не на Ангела падал, а из него струился».

Старцу очень хотелось, чтобы была создана картина Рождества Христова.

«Нужно, чтобы мир вспоминал об этом величайшем событии, ведь оно произошло только один раз в истории! … Пастухи в коротких, изодранных по краям одеждах стоят лицом к свету, спиной к зрителю. А свет не белый, а слегка золотистый, без всяких теней и не лучами или снопами, а сплошь, только в самом дальнем краю картины слегка сумрак, чтобы напомнить, что это ночь. Свет весь из ангельских очертаний, нежных, едва уловимых, и чтобы ясно было, что это красота не земная – небесная, чтобы не человеческое это было!» – прибавил отец Нектарий с особой силой.

Предвидел старец и перемены в судьбе России. Известно довольно много случаев прозорливости и пророчеств преподобного Нектария, Ещё задолго до революции и гражданской войны рассказывал духовным детям, что государь и вся семья будут убиты, замучены, а их монастырь закроют и разорят, рассказывал об обысках, арестах.

Так, некоторые паломники недоумевали и смеялись над тем, как старец Нектарий внезапно зажигал электрический фонарик и с самым серьёзным видом ходил с ним по своей келье, осматривая все углы и шкафы.

А после 1917 года вспомнили это «чудачество» совсем иначе: именно так, во тьме, при свете фонариков, большевики обыскивали кельи монахов, в том числе и келью старца Нектария.

За полгода до революции старец стал ходить с красным бантом на груди – так он предсказывал наступающие события. Или насобирает всякого хлама, сложит в шкафчик и всем показывает: «Это мой музей».

И действительно, после закрытия Оптиной в скиту был музей.

В их обители был послушник, у которого обнаружилась неуместная для инока страсть к собиранию книг, а старец Нектарий, сменивший к тому времени отца Варсонофия, к смущению многих, это поощрял. Потом, между февральской и октябрьской революциями 1917 года старец Нектарий предсказывал:
«Вот теперь я скажу, что скоро будет духовный книжный голод. Не достанешь духовной книги».

Он видел грядущие беды и скорби людей, молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере.

С революцией для старца Нектария начался период тяжёлых испытаний. Старец разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании.

В Вербное воскресенье 1923 года преподобного Нектария арестовали. После недолгого следствия – во время допросов старец молчал! – его приговорили к расстрелу.

Но духовная дочь преподобного Нектария, поэтесса Н.А. Павлович, поехала в Москву к Н.К. Крупской, с которой была знакома по службе, с просьбой спасти её «дедушку», старика-монаха, которого хотят расстрелять.

В итоге старец был освобождён. По выходе из тюрьмы власти потребовали, чтобы монах Нектарий покинул Калужскую область. И отца Нектария отправили в ссылку в село Холмищи Брянской области, где он провёл свои последние годы.

После высылки старца Нектария из Оптиной, большевики привели в его келию некоего оккультиста для того, чтобы найти, как они надеялись, скрытые здесь сокровища.

Была ночь, в келье старца горела керосиновая лампа. Колдун-оккультист начал свои чародейства, и, хотя лампа продолжала гореть, в комнате наступила мгла.

В соседнем помещении находилась одна монахиня. Она взяла четки отца Нектария и ими начертала крестное знамение в сторону кельи старца, где сразу стало светло, а чародей бился на полу кельи в конвульсиях эпилептического припадка.

Он и в ссылке продолжал принимать страждущих. В Холмищи, где поселился старец потянулся поток верующих со всех концов России.

И это, несмотря на то, что добираться до села, особенно весной, из-за разлива рек, было трудно, даже сообщение на лошадях прекращалось.

Порой приходилось идти пешком в обход до семидесяти пяти вёрст мимо леса, где было много волков. Они часто выходили на дорогу и выли, но, по святым молитвам старца, никого не трогали.

Большевицкие власти строго настрого приказали старцу не принимать духовных чад и вообще никаких посетителей. Но, явившиеся ему в тонком сне, усопшие Оптинские старцы сказали: «Если хочешь быть там, где и мы, не прекращай духовно окормлять людей». Это он и делал до конца жизни: старец Нектарий смирился с возложенным на него крестом.

Однажды в 1924 году к старцу Нектарию обратились с вопросом о положении в стране как о «кончине мира», на что он ответил так:
«…людям не полезно знать время второго пришествия. «Бдите и молитесь», – сказал Спаситель, значит, не надо предугадывать событий, а в свое время верным будет все открыто.

Скоро все оставят закон Божий и отпадут от веры, а потом опять станут приходить в чувство и обратятся, и будут жить по‑христиански, – предсказывал старец Нектарий, – Вы вините простой народ, а я виню, прежде всего, себя и других слуг Церкви. Не нас отстранили от мiра, мы сами добровольно отстранились от него. Не надо было ждать или искать чудесных откровений на небесах или в Писании.

У нас одно чудо: Божественная литургия. Это самое величайшее чудо, к нему нужно приникать. Мы ждали, когда к нам придёт мiр, после бунта, в состоянии смиренного покаяния, — и он пришёл, но не так, как мы ждали. Нам нужно было самим идти в мiр. Пассивное ожидание принесло нам погибель. И каждый из слуг Божиих несёт на себе печать ответственности за всё, что происходит сейчас в России, ибо своими неразумными действиями ослабили тело Церкви Христовой.

Когда пришёл искуситель, мы не смогли найти нужных слов, и ничего не смогли противопоставить ему. Пагубное смирение погубило нас и за это мы в ответе перед Господом. Он оставил нам пасти своё стадо, а мы оказались нерадивыми пастухами».

Старец Нектарий пророчествовал о грядущей «холодной» войне:
«Минует лет три десятка или более, и воздвигнем мы стены высокие, и будет слышен за этими стенами скрежет зубовный, и будет вражда тихая, но преопасная…».

Преподобный Нектарий скончался 12 мая 1928 года в селе Холмищи Брянской области. Пророчества старца продолжали сбываться и после его смерти.

Так, преподобный благословил своих духовных чад похоронить его не возле храма, а на сельском кладбище, при этом добавил, что и храм, и могилы возле него осквернят.

И в самом деле: из храма коммунисты сделали сельский клуб, где на месте алтаря проходили танцы. Но, и спустя многие годы, память о старце Нектарии сохранилась у верующих людей.

В 1989 году братия возрождающейся Оптиной пустыни прибыла на место погребения старца и начала копать. Сначала на глубине полтора метра нашли гроб схимонахини Нектарии (Концевич) – матери владыки Нектария Сеаттлийского и послушницы старца Нектария.

Потом ниже и чуть в стороне – гроб с честными останками старца Нектария, почитаемыми ныне как его святые мощи. Когда открыли гроб старца, все ощутили благоухание.

…В воскресенье 16 июля 1989 года, в день памяти митрополита Московского Филиппа, было совершено торжественное перенесение честных останков старца Нектария с кладбища села Холмищи в Оптину.

Когда торжественная процессия двигалась по обители, от них вновь и вновь исходило чудное благоухание: мантия старца оказалась нетленной, мощи были янтарного цвета. Старец радовался возвращению домой, в родную обитель. А многочисленные богомольцы радовались, что стали свидетелями этого чуда.

И, как-будто антиминс на престоле, честные останки – святые мощи были положены в основание поднимавшейся из руин обители. По Промыслу Божиему это случилось ещё прежде, чем были восстановлены храмы Оптиной, и внешний вид обители утратил признаки разорения.

Преп. Нектарий в лике оптинских святых. Фрагмент фрески в Введенском Соборе Оптиной пустыни

В 1996 году старец Нектарий был причислен к лику местночтимых святых Оптиной пустыни, а 13-16 августа 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви был прославлен для общецерковного почитания.

Так начало исполняться одно из самых утешительных предсказаний старца Нектария:
«Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще 7 светильников, 7 столпов».

И сейчас к раке с мощами преподобного Нектария в Введенском соборе Оптиной пустыни за духовным советом, исцелением приезжают паломники не только из разных регионов России, но и из-за рубежа.

Преподобне отче Нектарие, моли Бога о нас!

Наука спасаться (беседа с архимандритом Нектарием Марченко)

Беседа с настоятелем Оранского Богородицкого мужского монастыря архимандритом Нектарием (Марченко).

– Что сегодня мешает изменить образ жизни человеку, осознавшему свою греховность?

– Это сложный вопрос. Дело в том, что у нас не стало собранности в мыслях, чувствах, мы перестали внимательно следить за этим. Апостол Павел говорит, чтобы человек удалялся от беспорядочных и лукавых людей (2 Фес. 3:2). Беспорядок – страшное зло. Болезнь современного общества заключается в том, что все делается несвоевременно: неправильное питание, неправильный отдых. У людей нет постоянства, и это порождает многие беды. А ведь постоянство было заповедано еще во времена Ветхого Завета, когда Бог говорит Иисусу Навину быть мужественным и твердым, исполнять заповеди Божии. Только благодаря постоянству изучения заповедей человек может покаяться и понять, из-за чего происходит грех. Грех связывает ум. От множества беззаконий человек теряет любовь – любовь к Богу и людям, его сердце становится жестоким, начинается самооправдание. Мы привыкли обвинять кого-то, но не себя. А всякое оправдание – это грех, и мы, занимаясь самооправданием на исповеди, совершаем грех. Когда человек оправдывается, он обязательно говорит неправду и этим прогневляет Бога. Господь говорит: «О, род неверный и развращенный! Доколе буду с вами? Доколе буду терпеть вас»? (Мф. 17:17).

– То есть первым шагом на пути к Богу является покаяние?

– Да, основа основ – это покаяние. Оно примиряет с Богом и возрождает, пробуждает, оживляет разум и ум просветляет. Господь же сказал: «ходите, пока есть свет» (Ин. 12:35), а мы же во тьме тьмущей, и эта тьма так ослепила наш разум, что у нас наступило какое-то самоуспокоение. Теперь гордыня настолько нас обезобразила, настолько выросло самолюбие, что мы забыли слова Амвросия Оптинского: «Кто прощает, тот больше приобретает», – и Евангельские слова: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7:1). У человека постоянно срабатывает себялюбие. Он сразу же идет на конфликт, на противостояние. У нас потеряны дар терпения, смирения, а о рассудительности даже и не приходится вести разговор!

– Как приобрести молитвенный настрой? И как расположить себя к покаянию и изменению своей жизни?

– К святым местам сейчас большинство приезжает туристами, а не паломниками. Приехали, посмотрели: красиво или не красиво. Об этом Господь говорит: «люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мк. 7:6). Мы перестаем внимательно следить за движениями своей души, за своим сердцем, теряем рассудительность, кичимся своей образованностью, а должна быть рассудительность! У нас столько дипломированных, но потерянных, безнравственных людей. Это значит без совести, а ведь совесть – это голос Самого Бога! Апостол Павел говорит: «Знание надмевает, а любовь назидает» (1 Кор. 8:1).
Мы потеряли ревность познания Бога, потеряли ношение Бога в разуме. Если человек усвоит, что когда он грешит, он гневит Бога, то появится страх Божий. Тогда появится и покаяние. А пока только безразличие и самооправдание.
Еще со времен Иоанна Крестителя говорится: «Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него» (Лк. 16:16). Без усилий, без понуждения никогда ничего не бывает. Нужно сравнивать, рассуждать, стремиться приобрести разум. Из-за греховности, расслабленности ум человека тупеет, он сам становится медлительным и потерянным.

Сейчас мы все куда-то торопимся, стали меньше молиться, меньше рассуждать, отсюда появилась суетность ума и мыслей, которая притупляет разум. Терпение у людей убавилось и появилась поспешность и нетерпеливость. А в Евангелии говорится: «Терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21:19).

– Изменить себя очень трудно. Всем ли это под силу?

– Благодать Божия немощных врачует и оскудевающих восполняет. Человек сам себе преграждает путь к достижению благодати. А все потому, что не имеет ни постоянства, ни принуждения, ни воздержания. Савва Иерусалимский сказал, что больше всего бес боится воздержания. Если бы человек был воздержаннее во всем, то он становился бы совершеннее. У нас должна быть мера общения, мера слова, мера еды, мера сна. А сон зависит от правильного питания. Когда ты съел лишнее – дольше будешь спать. Сейчас везде вечерние чаепития, а когда ты больше выпил, опять же трудный подъем, вялость, лень.
Апостол Павел пишет: «Лихоимцы Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:10). Насколько сейчас лень одолела человека! В современном мире на нас большое влияние оказывает техника. Люди забывают слова апостола Павла: «все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6:12). Теперь уже интернет в телефоне. И куда лезут? Туда, где разврат. Но это же блудная страсть! Хотя ее называют свободной любовью. Но это не любовь! Это всего-навсего чувственность, которая так человека разоряет, что сердце становится опустошенным, разум расслабленным, и отсюда все беды – и общественные и государственные.
Приведу простой пример. Во время трапезы бывает много интересных чтений, а проведи опрос – никто ничего не вспомнит. Настолько память расслаблена, что ничего не запоминается. Это еще одна беда нашего времени. Если бы люди знали Евангелие, то помнили бы, что Иисус Христос сказал: «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой — виноградарь. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода» (Ин. 15:1–2). А потом успокаивает и вдохновляет: «Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам» (Ин. 15:3). Когда человек читает Евангелие, Псалтирь, Деяния апостольские – книги Священного Писания, то они, как носители благодати, очищают ум и сердце, память становится крепче, все вмещает и удерживает, отсюда и запоминание.

– Что в первую очередь делать тем, кто раскаялся? С чего начать?

– Надо не себе угождать, а Богу, славить Его чистым сердцем, славить своими делами. Мы всей жизнью должны показывать принадлежность Богу. Теперь же многие лицемерят: красиво говорят, а дела никакого. Апостол Иаков пишет: «Покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих», – и «Вера без дел мертва» (Иак. 2:18, 20). Все, что мы совершаем ради Бога, во славу Его, дает нам самое главное: делает внимательными, пробуждает совесть, очищает от грехов. Но важно не забывать о внимании. Внимание в любом деле, а особенно в молитве – это стержень. Позже появится и умиление в сердце, и покаяние, и надежда, и понимание того, что Господь именно Милующий, Терпеливый, Всеблагой, и Он ожидает нашего исправления. Это нас утешит, поможет не отчаиваться.
У Бога все важно. Господь говорит: «В малом ты был верен, над многим тебя поставлю» (Мф. 25:21). А мы сейчас теплохладные, нас заботят только наши насущные проблемы. Мы потеряли ревность познания Бога, ревность исполнения послушания. Сейчас никто не хочет принимать участие в делах Церкви: батюшка купит, построит, устроит, найдет спонсоров. Многие люди не понимают, что Церковь – это не батюшкина Церковь, это Божия Церковь, Божий дом. Какое бы доброе дело человек ни совершал, он должен осознавать, что делает это для очищения и спасения своей души, для победы над грехом.

– Когда человек хочет укрепиться в вере, кто и что ему в этом поможет?

– Вера – дар Божий! Приобрести веру можно только благодаря слову Божиему, Причастию и Таинствам. Господь говорит: «…они видя не видят и слыша не разумеют» (Лк. 8:10). Почему? Мы не стали иметь Бога в разуме, наше сердце стало плотоугодным. Сегодня у нас одна цель – одеть себя, нарядить, хорошо покушать и что-то сказать, чтобы как-то выделиться, показать себя. Все построено на тщеславии, а тщеславие – опустошает душу. А еще мы себя успокаиваем: «Тот грешит, этот грешит, ну и я буду». Так Господь сказал: «…возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16:24). Именно свой крест нужно нести, не оглядываясь на других. Каждому Господь дает свой крест, и каждому – по силе его.

– Как человеку понять, какой крест его?

– Поймет. Тот, кто может, имеет возможность и не делает – это грех. А у нас теперь так – только пальчиком указательным работаем: «Это он сделает, это – другой, а это сделает третий». А на себя пальчиком не указываем. В этом вся наша беда. Крестоношение – это исполнение всех заповедей Божиих. Правда, при отсутствии опыта жизни по заповедям достичь понимания своего креста трудно. Просто потому, что человек не находит главного – воздаяния. Только у человека, который делает богоугодное дело, после этого появляется внутреннее довольство, радование. Это и есть воздаяние. А у нас что? Какое бы дело ни было, легкое или трудное, мы постоянно сомневаемся: делать ли, а надо ли. Напротив, должно быть что-то вроде бартерной системы – обменять временный мир на вечность. Человек внимательный знает, от какого дела он получает большее воздаяние, и делает его.

– Бывает, что, человек делает свое дело, но при этом у него возникают отчаяние, озлобленность… Почему?

– Озлобленность у человека происходит от непостоянства: человек, то возгревает свою душу, то она у него остывает, а также от чревоугодия и сластолюбия. Мы всего боимся. А труд – телу честь и душе спасение! Когда человек начнет вникать в эту значимость трудовой деятельности (в монастыре это именуется послушанием), то это станет для него исполнением слов: «Да будет Царство Твое, да будет воля Твоя». Приходит понимание, что это Его воля, а не чья-то еще.
Мы нашу работу на кого-то перекладываем, и получается, не можем порой ее понять, а ведь надо развиваться. Скажем, институт или любое учебное заведение – это же всего-навсего зачисление. А обучение начинается тогда, когда студент выполняет практические задания, сдает зачеты и экзамены. Эта постепенность формирует у человека определенный уровень сознания, дает какой-то навык. А если навыков нет, сделали кое-как, то приходится стоять над душой, все контролировать. Иначе нет доверия. А должно быть только продвижение, рост, принципиальная требовательность к самому себе. Каждый день должен происходить самоанализ: «Что я сделал, а что не сделал? Почему я не сделал?» У нас этого нет. Не стало борения с самим собой, не стало осмысленности.

– В современном мире не сразу приходит осознание, что цель нашей жизни – спасение.

– Да, к этому приходят не сразу. Люди начинают задумываться: образование, работа, устроенность, материальная обеспеченность, дети, внуки… А что дальше? Дальше – смерть. Наша жизнь всего-навсего подготовка к вечности, потому как Евангелие показывает, что человек от своих мыслей, слов, дел и даже намерений будет или оправдан, или осужден. Какая задача из этого вытекает? Развивать благочестие. Только Церковь еще как-то пытается бороться за развитие благочестия.

Сейчас в Москве огромное количество самоубийств, из окон выбрасываются даже дети. Люди заканчивают свою жизнь, даже не осмыслив происходящего. Впадают в крайности, отчаиваются, потому что нет веры. А на кого воззрит Господь? На кроткого и смиренного сердцем. И вот если бы наше сердце было не озлобленным, то оно бы отличало добро от зла.

Сейчас малейшие трудности вызывают у людей отчаяние, безысходность. А Господь обязательно всех испытывает, но после этого дает вознаграждение!

– Многих, приходящих в Церковь, пугает, что без испытаний спастись невозможно.

– Главный момент нашей жизни заключается в том, чтобы не гнушаться искушений, ибо они дают опытность. И за все ниспосланное надо благодарить Бога. В этом случае у человека сразу исчезают помыслы: «То не сказал, того не договорил…», – а рождается мирный дух. Божий мир в душе выше всякого ума! Человек должен быть убедительным и спокойным. Эмоции – это страсти. Говорят: «Этот человек эмоциональный». Нет, это страстный человек! Это в нем страсти кипят.
Все оттого, что мы не умеем себя останавливать. В этом поможет только постоянное мирное устроение духа и молитвенный настрой. Тогда дается и скорость мыслительная, и человек как бы переключается на другую волну, не дает волю своему языку. А сейчас у большинства язык опережает разум. Сначала говорим, а потом думаем.

Надо уметь довольствоваться малым. Господь все даст! А еще из евангельских слов мы слышим: «Претерпевший до конца спасется» (Мф. 24:13). Надо уметь обладать собой, надо уметь заставлять себя, надо уметь ограничивать себя, надо уметь довольствоваться посланным, и тогда все будет!

Ежемесячное издание «Покров»