Старцы православные

Кто такие старцы

Старцы – это те, которые сами себя никогда не считали старцами… Потому что никогда не думали о себе и по-детски не видели в себе какого-то совершенства, но весь внутренний взор их, всё сердце устремлены к Богу.

Представить своим слабым рассудком всю глубину внутренней жизни старца невозможно. Потому что это совсем иная сфера, не понятная для ума плотского и эгоистичного, каковой обычно у всех нас. «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия <…> и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может» (1 Кор. 2: 14 – 15).

Старцы – это те, рядом с которыми твой вопрос разрешается сам собой, потому что сам образ их, чистый от страстей лик, и благодать Христа, сияющая сквозь доброту глаз, разрешают все недоумения, всё расставляют внутри тебя по местам. И ты выходишь после общения со старцем внутренне обновленным.

Старчество измеряется не количеством прожитых лет, хотя зачастую Бог наделяет старцев весьма почтенным возрастом, – старчество измеряется мерой духовного возраста, зрелости, совершенства жизни во Христе.

Для меня отец Кирилл – живой образ преподобного Сергия Радонежского. Простая безыскусная жизнь, отсутствие малейших притязаний на что-либо, скромность во всем, непрестанная молитва и невыразимое словами смирение. Он не показывал никому своей духовной жизни, каких-то своих подвигов. Описать его аскетическое делание невозможно. Но как свидетельствовал митрополит Архангельский Даниил (Доровских), который долгое время был в Лавре благочинным и жил через тонкую стенку рядом с кельей батюшки, отец Кирилл часто молился всю ночь. После принятия многочисленных исповедей он становился на молитву в ночь.

Если бы любому из нас дать такую нагрузку, когда непрестанно идут вереницы людей с горем, бедой, унынием, выслушивать столько, сколько слышал батюшка на этих исповедях, то у нас просто надорвется нервная система. И только чистая от всего сердца любовь, любовь во Христе не даст внутренне выгореть. Владыка Даниил рассказывал, как однажды около полуночи, чтобы дать батюшке отдохнуть, вывел на улицу народ, сидевший в коридоре и дожидавшийся своей очереди к исповеди, а после этого отец Кирилл кротко сказал ему: «Они ушли, а у меня это всё на сердце, я спать не смогу».

Любовь, какую являл апостол Иоанн Богослов, она так явно чувствовалась в батюшке, что ты сам просто не мог уже оставаться прежним. Это и есть то главное, что отличало батюшку отца Кирилла – его какая-то удивительная способность вместить каждого в свое сердце. Рядом с ним ты просто погружался в атмосферу любви, любви неземной. Когда ты попадал к нему, то он весь вниманием обращен был только к тебе. Любовь, доброта, смирение – вот что исходило от батюшки, то, что невозможно сыграть, сымитировать, и это либо есть в тебе, либо нет. И ты каким-то внутренним чувством явно ощущал, что с батюшкой – Сам Господь, и пока ты сам с батюшкой, то и с тобой тоже рядом Господь.

Старец имеет обычные душевные чувства, свои огорчения и свои радости. Отец Кирилл огорчался, что многие люди идут к нему, заранее приняв решение, подходят к батюшке с одной единственной просьбой: «Благословите меня на это. Благословите». Отец Кирилл кротко спрашивал: «Ну ты хоть расскажи про себя». Пришедший продолжал настойчиво требовать своего, батюшка смиренно благословлял, и посетитель радостно уходил, считая, что получил гарантию будущего счастья, вытребовав благословение и не спросив простого совета. А отец Кирилл и в этом смирялся.

Благодатные дары старца проявляются тихо и скромно, не на показ. Рассказывал один лаврский монах, как увлекся он книгой оккультного содержания. Он полагал, что делает это с целью апологетики, чтобы знать, как опровергнуть ложное знание. Ночью его постигло страхование – сквозь сон он услышал, как дверь кельи открылась, кто-то страшный вошел и приблизился к нему. Монах прочитал молитву, перекрестился – устрашающее видение исчезло. Вечером на Всенощной он рассказал на исповеди отцу Кириллу про видение. Батюшка накрыл его голову епитрахилью, возложил руки, чтобы прочитать разрешительную молитву, но на минуту задержался, помолчал, а потом наклонился и ласково спросил: «А ты не читал книги оккультного содержания?» Монах признался, раскаялся, и после этого батюшка произнес разрешительную молитву. Подобных ночных страхований больше не повторялось.

Отец Кирилл никогда не искал сверхъестественных дарований. Целью всей его жизни было – жить со Христом. А будучи со Христом, он получал от Христа благодатные дарования, причем и сам не считал, что обладает этим, а только ради духовных нужд людей проявлялось это само собой, без вычурности, просто и безыскусно.

Люди идут к старцу, чтобы получить чудесное исцеление. Но смысл старчества не в том, чтобы снять с человека возложенный на него Богом крест, а чтобы вселить духовные силы к несению этого креста, помочь обрести радость и смысл там, где человек даже не мог помыслить.

Сколько людей переломало себе судьбу только лишь потому, что в критической ситуации приняло неправильное решение, обрушило ранее сделанное и ушло неизвестно куда. Слово старца способно вовремя отрезвить, остановить, уберечь от неправильного решения. Ведь самое главное – чтобы в решении не было влияния никакой страсти, чтобы решение исходило из спокойной и незамутненной души, и потому недостаточно нам опираться лишь на себя, важен опытный духовник, тот, кто сам не замутнен страстями.

В моей жизни был такой случай. Я поступал в Московскую духовную семинарию в августе 1993 года, конкурс составлял четыре человека на место, если не больше, и я был принят только кандидатом на место. Это означало, что учиться нельзя, но вроде как через год будет больше возможностей поступить (так нам, кандидатам, сказали). Можно было остаться трудиться, чтобы жить уже при семинарии. Поначалу я уехал, однако дома ясно почувствовал, что моя душа уже в Лавре, дома себя не нахожу, и, хотя мне предлагали поступить куда-нибудь в светский ВУЗ, я поехал в Лавру, в семинарию. Основное послушание дали на второй проходной, это хозяйственные ворота, через которые ездят машины на территорию академии. Нам запрещалось пропускать через ворота кого-либо из студентов, но так как эти ворота значительно сокращали путь от учебного корпуса семинарии к столовой, то нас, дежурных, частенько просили через ворота пропустить. Являя, как казалось, братскую любовь и понимание, я не уставал бегать с ключами от своей будки к воротам, пропуская довольных семинаристов. А потом меня вызвал проректор-архимандрит и твердым решительным голосом сказал: «У вас там на второй проходной постоянно ходит народ. Это ворота хозяйственные, через них машины ездят, и ходить кому-либо там не положено. Сколько раз мы уже говорили, и всё как об стенку горох. Так что хотите уезжайте, хотите оставайтесь, только в семинарию Вас мы уже не возьмем». На тот момент это звучало как смертный приговор, как диагноз врача, который сказал о неизлечимой болезни со скорым летальным исходом. Я пришел в страшное смятение, поначалу даже думал готовиться к отъезду, но затем поспешил к батюшке отцу Кириллу.

В келье батюшки, как всегда, было ощущение чего-то неотмирного, неземного, ты словно окунался в изобилие благодати, соприкасался с Раем, и уходили все страсти, тревоги, переживания. Батюшка говорил мирно, спокойно, он очень просто сказал, что уезжать никуда не нужно, всё будет хорошо. Не знаю, какие духовные законы включились, но после этого всё душевное смятение как рукой сняло. Всего несколько простых слов, но сказанные духовным человеком, и всё внутри поменялось. Я спокойно трудился дальше, твердо заявляя семинаристам, что не могу их пропускать. Молился и верил, что слово батюшки исполнится. Через месяц, в ноябре, меня зачислили в семинарию, и это было просто какое-то чудо, которое определило весь мой дальнейший жизненный путь.

Был еще такой случай. Через год меня вызвали в местный военкомат, по пути я смог зайти к батюшке. Каждый день перед братским обедом в келье батюшки вычитывалось монашеское молитвенное правило, на которое могли приходить и учащиеся семинарии. Мне удалось задать свой вопрос, и батюшка ласково и вместе решительно сказал, что ничего подписывать не надо и ни на что не соглашаться. Вот вышло так, что сам батюшка прошел Вторую мировую войну, имел ордена и медали, а мне не благословил идти в армию. В сергиевопосадском военкомате, надо сказать, на меня оказали немалое психологическое давление, одна сотрудница кричала так, что можно было уши закрывать, грозились выслать из города в 24 часа и т.д., но поскольку я попал к ним прямо от батюшки, то внутри у меня было абсолютное спокойствие, чего я сам от себя никак не ожидал. Я выполнил, как мне было сказано, ничего не подписал, у меня, правда, забрали приписное свидетельство, но последствий никаких не было. А через несколько месяцев началась война в Чечне.

Смирение старца не поддается описанию

Надо сказать, что батюшка не давал типовых благословений. Кому надо было идти в армию, того благословлял, кому не надо, тому давал другое благословение. Но тех, кто прошел через горячие точки, он всегда встречал с особой любовью. Так, Николай Кравченко, офицер-снайпер, участвовавший как разведчик в штурме Грозного в Первую чеченскую войну, с благословения батюшки стал священником. Отец Николай рассказывал о прозорливости батюшки, что часто сам старец тщательно прикрывал.

Смирение старца не поддается описанию. За всю мою жизнь мне не встретилось более смиренного человека, чем батюшка, отец Кирилл. Помню, как одна знакомая делилась, что пришла к батюшке и спрашивала: «Как мне поступить вот в такой ситуации?» А батюшка, ласково глядя на нее, смиренно ответил: «Не знаю». Она настаивала на своем: «Батюшка, как это так? Вы не можете не знать. Ну скажите, как мне поступить». А батюшка кротко улыбался и также смиренно отвечал: «Не знаю. Молись Богу».

Иногда Богу угодно, чтобы мы не знали быстрых и точных ответов, чтобы научились молиться, искать волю Божию, очищать себя и прислушиваться к голосу своей совести. Нам не всегда полезно быстро получать нужный ответ, потому что тогда разучимся и молиться.

Батюшка был невероятно смирен, но не считал себя смиренным, имел неизреченную любовь, но никогда не говорил об этом, а просто любил. Он просто жил смирением, кротостью, любовью, и потому к нему тянулись люди. Лаврские монахи говорят, что те, кто жил в обители вместе с батюшкой отцом Кириллом и окормлялись у него, те получили огромный духовный опыт, потому что видели наглядный пример. Те, кто пришли чуть позже, застали учеников старца, а самого батюшку в Переделкино и на одре болезни, они тоже получили многое, хотя и не в такой степени, а те, кто пришли после, уже не имели этого драгоценного опыта и не видели наглядно, кто же есть подлинный старец.

Старец не ранит своей прозорливостью приходящих людей, не повергнет их в прах и пепел своим «чудодействием». Старец не скажет молодоженам: «Тебе – в один монастырь, а тебе – в другой», – не даст непосильного благословения, не наступит на личную волю человека, он по примеру Самого Христа «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Мф. 12: 20).

Когда мы говорим о старчестве и пытаемся это понять, то самое главное, наверное, заключается в том, что старец вмещает каждого пришедшего в свое сердце. И потому внутренне мертвые, угнетенные, задавленные люди выходили из кельи батюшки духовно воскресшими, напоенными неземной чистотой, свободой и радостью. Я видел это сам, да и со мной самим происходило это.

Один монах послан был на некоторое подворье, где жизнь с настоятелем складывалась крайне тяжело. Конфликты и общее нагнетание атмосферы измотало ему нервы, так что он готов был уже всё обрушить и просто уйти. Когда нести искушение казалось уже невозможным, перед тем, как всё обрушить, он позвонил в Лавру, и его соединили по телефону с кельей батюшки. Отец Кирилл стал мирно задавать самые простые житейские вопросы: какая на подворье погода, как там в целом идут дела и т.д. Но по мере самой простой и вроде бы бытовой беседы монах почувствовал, как в душе у него уходит накал страстей, отпадают переживания, и необдуманное решение рассеялось само собой. После беседы с батюшкой он вышел обновленным, и тут как раз навстречу ему шел настоятель. Встретившись глазами с монахом, настоятель испытующе посмотрел, как бы спрашивая: ну что, всё обрушишь и уйдёшь? Но увидев его мирные глаза, очистившийся от эмоций лик, настоятель словно сам преобразился, молча отошёл, и с этого момента конфликт был исчерпан.

Старчество – это не многоученая проповедь, не высокомудрое наставление, не психотерапия и даже не урок по аскетике, а старчество – это многолетний опыт жизни во Христе. Это навык жизни по воле Божией, так что старец уже не может иначе, не может не любить, не сострадать, не молиться. К нему тянутся так, как тянутся к свету солнца, потому что оно светит и согревает. То, что казалось скорбью или безвыходной ситуацией, перестает пугать и угнетать, потому что уходит отчаяние. Ты вдруг видишь, что случившиеся беды – это как некая временная пелена, туман, за которым есть продолжение жизни. Всеми твоими скорбями в конечном итоге руководит Сам Господь, воспитывая тебя и пытаясь образовать из тебя христианина.

Господь не дал мне той внешней близости к батюшке отцу Кириллу, которой я очень желал. И до сих пор помню, как дверь монастырской проходной захлопнулась перед носом, поскольку я, еще совсем юный тогда студент семинарии, вовремя не успел проскочить за вереницей следовавших за отцом Кириллом после службы людей. Монастырское руководство вынуждено было ограничивать бесконечный поток людей, так как физически всех принять было просто невозможно. Но Господь дал мне за редкие минуты близости к батюшке почувствовать тишину и мир его души, безмолвие страстей, радость во Христе, благодать, святость и неземную любовь, которую он нес в себе.

Когда батюшка отошел ко Господу, то на прощание с ним я приехал всей своей многодетной семьей. Приехали мы ночью. Возле Лавры, как на Пасху, шли люди в храм. Успенский собор весь был заполнен. Встретилось много близких священнослужителей и мирян, увидел тех, кого не видел уже лет двадцать, а может, и больше. Но самое главное, что чувствовалось в храме – внутренняя близость собравшихся и какое-то пасхальное чувство торжества Жизни над смертью. Нас объединила батюшкина любовь, его искреннее благочестие и жертвенное предстояние пред Богом на протяжении многих лет дарованной ему Господом жизни.

Значение слова старец

Примеры употребления слова старец в литературе.

Почему-то, слушая разговоры Мака, агара Хэмба и других знающих людей, странник представлял себе меднокожих жителей Конта Силангут подобными американским индейцам, но этот старец ничем особенным не отличался от смуглых сухощавых бхиотов.

Троицкий старец Курачов писал, что слышал от Артемия неприличные речи об Иисусове каноне и акафисте богородичном.

Море минийцы уже кораблем пагасейским браздили, Скудную старость свою влачащий в темени вечной, Встречен был ими Финей, и младые сыны Аквилона Птиц-полудев от лица злополучного старца прогнали.

Девица, лица которой за кучей съестных припасов я рассмотреть не мог, хотя ее запах и показался мне странно знакомым, не дойдя пару ступенек до старцев, уже жадно протянувших руки к еде, аккуратненько поставила ногу точно в пустоту, мимо верхней ступени.

И что же, над ними лежит камень Алатырь, змей огненный сидит в медном доме и бодрствуют старцы, не скованные и не связанные?

А вот о том, что он ничего не вызнал о Пэрсте-Капсуле, просто забыл спросить о нем у эксКолюни-Убогого, старца, не скованного и не связанного, одного из тех, кому, по легенде, доверено сторожить камень Алатырь, Шеврикука теперь досадовал.

Там, о, как часто мое благородное сердце алкает, Брачный союз совершив, с непорочной супругою милой 400 В жизнь насладиться стяжаний, старцем Пелеем стяжанных.

Генерал Аносов, тучный, высокий, серебряный старец, тяжело слезал с подножки, держась одной рукой за поручни козел, а другой — за задок экипажа.

Был даже выписан из скитов старец Анфим, который отчитывал Серафиму по какой-то старинной книге, но и это не помогло.

Михей Зотыч продолжал ворчать, а старец Анфим только встряхивал головой и вздыхал.

Старец Анфим внимательно осмотрел дымившуюся паром лошадь и только покачал головой.

Вернувшись на постоялый двор, старец Анфим заявил: — Ну, Михей Зотыч, поедем-ка мы назад в скиты.

Старец Анфим молчал всю дорогу, не желая поддаваться бесовскому смущению, а тут накинулся на Михея Зотыча: — Што это ты дребезжишь, как худой горшок?

Лишь только гарпии, преследуемые бореадами, улетели, как аргонавты приготовила новую трапезу Финею, и старец мог, наконец, утолить свой страшный голод.

Со вниманием слушали вещего старца аргонавты, стараясь запомнить все, что сказал он им.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Современные старцы Горы Афон

Предисловие к первому изданию на русском языке

Об авторе и его книге

Предисловие

Старец Иоаким из скита Праведной Анны Первое путешествие и служение Корни Призвание Божие Миссионерские труды В уделе Богородицы В Кавсокаливию В скиту Праведной Анны Крест послушания Его богообщение Богопросвещенный наставник духовной жизни. Его аккуратность и благородство души Его борода Диагноз врача Его вера Последние годы жизни Еще большее испытание На одре страданий В вечность Эпилог Старец Афанасий из Григориатской обители Призвание к монашеству Детские годы Глас Господень Дерзновение Приключение на море Неожиданное препятствие Афонский монах Новое поприще Послушник Постриг На подворье в Карее Нектар духовный «На свещнице» Святый алтарь Встреча Нашествие саранчи Игумен Пастырь добрый Брошенная метла Покров святых Видение монаха Уход на покой Свет духовный Его духовное величие Благодать Божия Божественные литургии Благодать Святого Духа Прозорливость Милостивое сердце Его слава Светлый закат В келейной тиши Милостыня духовная Небесные откровения. Мирный исход Старец Каллиник Исихаст Благочестивое стремление к Богу Ранние годы Иверский монастырь Пустынь Катонакии Жизнь в пустыне Отец Даниил Дух пустыни Лишения и трудности Резьба по Дереву Бесценное наследство Возрастание в аскетизме Прилежание к учению Радость уединения Учитель воздержания Смирение и доброта В затворе Житие исихаста Духовные сыновья отца Каллиника Духовный наставник Богодухновенные наставления Два новых отшельника Спущенный полицейский Исправление монаха Научение примерами На вершине горы Фавор Божественный свет Красен добротою Борьба против ереси Учитель умной молитвы Посещение слепым монахом Прозорливость Духовные сокровища Его сияние Блаженное упокоение Старец Даниил Катонакский От Смирны до Афона Поиск Иго послушания Монах Даниил Испытания Ватопед Сорок литургий «Ликуй, о пустынь!» Жизнь в пустыни Благословения и искушения «Свет во тьме» Светоносный Дар духовного рассуждения Старца Прельщение отца Каллистрата Ангел мира и любви Духовное родство Духовный отец Старица Кечровунио Мораитидис Святитель Нектарий Пентапольскнй и старец Даниил Попечения святых Плодотворение и урожай Письменные труды Старца Вышедшее из-под его пера Трудное покаяние Костиса Мармара В Обитель Небесную Духовная брань Монашеская жизнь Высоты духовные Грех подозрительности Православие и ересь Касаясь экклесиологических вопросов Разное Старец Исаак из монастыря Дионисиат Предисловие Начало пути Юные годы К Горе Господней В святом монастыре Дионисиат Просиявшие образы благочестия В обители «Зачем ты пришел, брате?» Послушания Многотерпение и аскетизм К вершинам добродетели Небесные мгновения Теплица духовная Благодатная жизнь Чудесное избавление Словно Адам до грехопадения Дивен Бог во святых Его Слезная молитва Добрая кончина Старец Савва Чада пустыни Пример для подражания Старец Иларион Ивериец В поисках Бога Жизнь в пустыни Между Небом и землей Расставание Восхождение К свету Община отца Саввы Духовное насыщение Живой столп добродетели Дар прозорливости Прославленный духовник «Всем бых вся» (1 Кор.9:22) Изобретательность любви Целительные средства Преображения Паломничество Радости и горести Сиона Св. Савва Освященный Лавра св. Саввы Птицы пустыни Паломничество к Иордану Брань с бесами Божия благодать в борьбе с бесами Магическая книга Странные камнепады Ложный ангел «Сказал ми еси пути живота» (Деян.2:28) У источника жизни «Помяни, Господи» Помощник и наставник Многоценное письмо Пасха Небесная Старец Игнатий Духовное становление Жертвоприношение Богу Научение нестяжанию Аскетическая брань Тайна послушания Послушание и священство Духовные отцы и чада Великий Старец Слово о посте Первый ученик отца Игнатия Второй ученик Гавань спасения Наука управлять души «Сын утешения» Искушение отшельника Неугасимая лампада Странная болезнь Монах, впавший в одержимость чрез гордость свою Свет благодати Благоухающий крин Прозорливость Ангелоподобный Совершая Божественные литургии К свету Старец Кодрат из монастыря Каракалл Место покаяния и подвижничества Святой монастырь Каракалл Происхождение и монашеское призвание Славно, когда братия подвизаются вместе Во славу Божию Пример трудолюбия Истинный игумен Добрый пастырь Богопочитание: его жизнь Пастырь Самоотвержение, постничество и милосердие Добрый духовник Духовный целитель В часовне св. Гедеона Спасение отчаявшегося Духовное наследство «Добре, раб благий и верный» (Мф. 25″ 21) Испытания Свидетельства благодати «Течение скончах» (2 Тим.4:7) Старец Филарет из монастыря Костамонит «Коль возлюбленна селения Твоя Господи сил!» (Пс.83:2) Святой монастырь Костамонит Нетленная чистота Жажда познания Христа Три чудотворные святые иконы «Закон Твой поуучение мое есть» (Пс.118:174) Мученическое послушание Литургическое служение «Яко аз раб Твой есмь» (Пс.142:12) «Болий в вас, да будет яко мений и старей, яко служай» (Лк.22:26) «Царствие Небесное нудится (с нуждею восприемлится)» (Мф. 2:12). Дар прозорливости Преданность Старца Богородице «Явление словес Твоих просвещает и вразумляет младенцы» (Пс.118:130) «Блажени кротции, яко тии наследят землю» (Мф.5:5) Простота и чистота Старца «Судьбы Твоя не забых» (Пс.118:30) Проницательный духовник Милосердие отца Филарета Христианская кончина живота Старец Герасим (Менагиас) От рождения до возрождения «Мое Сокровище» Рождение и детство Защитник материализма В сетях спиритизма Возрождение Паломничество на Святую Землю «Благословенна жизнь подвизающихся в пустыне, ибо возлтают они на крыл ах Божественной любви» В пустыни Катонакии В «козьих жилищах» у свят. Василия Аскетическая брань «На свещнице» Милосердие Броня терпения Занесенный снегом Святопавловский монастырь «Праведницы же наследят землю, и веселятся в век века на ней» (Пс.36:29) Святая кончина

Предисловие к первому изданию на русском языке

Классическое произведение современной духовной литературы «Современные старцы Горы Афон» знакомит читателей с истинными подвижниками святой жизни нашего времени. Отец Херувим рассказывает о тех богатырях духа, которые сформировали нынешний духовный климат Святой Горы. Эта чудная книга представляет собой замечательное введение к богатой литературе об афонском подвижничестве и духовной жизни.

Издание выходит в двух книгах; первоначально же выходило серией из десяти книг на греческом языке в течение десяти лет. Во вторую книгу войдут жизнеописания старцев Саввы, Игнатия, Кодрата из монастыря Каракалл, Филарета из монастыря Костамонит и Герасима (Менагиаса).

Труд отца Херувима обращен в первую очередь к молодежи с целью показать, что Православие еще живо, живо монашеское подвижничество. В настоящее время большинство из двадцати монастырей на полуострове, известном как Гора Афон, переживают период стабильного роста. С конца 1960-х годов многие обители вернулись к здоровому общежительному уставу; здания ремонтируются и перестраиваются, старые фрески засияли в первозданной своей красе, бережно сохраняются бесценные книги, столь важные для духовной жизни о Боге. И молодые люди, жаждущие богообщения, находят на Афоне желаемое.

Афон знает многих святых, имеет их и сейчас Гора эта не зря и сегодня называется Святой. Когда, с 1965 года, монашеские устои на Афоне были поколеблены, отец Херувим принялся за бесценный труд свой, желая показать, какой должна быть жизнь о Боге. Начал он с жизнеописания своего собственного Старца и духовного собрата – отца Иоакима, с которым подвизался в скиту Праведной Анны. Следующие семь глав повествуют о старцах, ставших уже всеобще известными и чтимыми к тому времени, когда отец Херувим прибыл на Гору Афон. Жития старцев Филарета и Герасима составлены отцом Иоанникием, учеником и продолжателем трудов отца Херувима, написаны после смерти последнего (в 1979 году).

Из этой книги читатель сможет узнать лишь о немногих богоносных старцах. Нам, знающим из современных афонских подвижников лишь старцев Силуана, Савву Нового и Феодосия Карульского, может показаться что святые – это редкие исключения из множества исповедующих Православие. Но каждый из нас призван ко спасению, к святости. И на Афоне было и есть множество старцев святой жизни, подобных отцам Силуану, Савве Новому, Феодосию Карульскому. Мало кто знает в миру о других современных подвижниках Святой Горы, чьи жизнеописания еще ждут публикации. Назовем сейчас лишь некоторых из них: Святые Двенадцать, старец Георгий Хиландарский († 1972), старец Аввакум из Лавры († 1978), праведники Румынских скитов, слепой старец Михаил из скита Праведной Анны (I 1952), старец Иосиф Пещерник († 1959).

Духовные чада старца Иосифа Пещерника увеличились числом своим, и сейчас наполняют собой монастыри Дионисиат, Ксиропотам, Филофей, Костамонит и – с 1988 года – Ватопед.

В последние двадцать лет некоторые монастыри переживают время подъема благодаря притоку на Гору на послушание некоторых православных братств извне и духовному руководству нынешних игуменов. Ввиду очевидного увеличения числа монашествующих и улучшения состояния сооружений необходимо отдать должное тем людям, которые послужили своими талантами этому. Архимандрит Херувим принадлежит к этим бытописателям многовекового афонского подвижничества.

Но, кажется, что стоит упомянуть и о том, что вопрос об общем современном духовном здоровье Афона остается трудным и закрытым. Упомянуть ввиду спорных вопросов, которые могут быть известны некоторым ревнителям традиционного Православия, могут быть подняты современными исповедниками, если таковые найдутся. В частности, можно слышать критические высказывания о введении и использовании телефонов на Святой Горе, о нетвердости, проявляемой порой при навязывании нового календаря, о прокладке новых дорог и использовании больших грузовиков, тогда как прежним подвижникам достаточно было и мулов, об изгнаниях и преследованиях исповедников, о расчистке и вырубке лесов, о молчаливом непротивлении нововведениям Вселенского Патриарха, об использовании электричества и пестицидов. Попираются устои монашеской жизни, основанные первоначально на отвержении мирского образа мышления, на которых возросли многие святые. Эти устои становятся столь хрупкими, когда есть угроза прерывания традиций таких отцов, о которых рассказывает и эта книга отца Херувима. Сегодня жизненно необходимо знать, ценить и благоговейно преклоняться пред чистыми и простыми старцами Святого Афона.

Отец Херувим рассказываетоб их духовной жизни, но опускает многое негативное, чтобы сохранить у читателей возвышенное настроение. Но, думается, что православным сейчас необходимо знать и о плохом, чтобы выжить. Богоборческий дух века сего проникает и на Святую Гору. Описывая лишь то, что прямо касается исповедничества афонских старцев пред обновленческими иерархами и священниками, озабоченными своими успехами в мирской жизни, отец Херувим недоговаривает многое. Факт ссылки отца Иоакима на остров Скопелос в конце 30-х годов, события, в результате которых архимандрит Афанасий был отправлен на покой в 20-х годах, письмо старца Даниила о церковной реформе, выдающееся положение старцев Каллиника и Игнатия в движении исповедников в 20-е годы, жестокие гонения на афонские монастыри со стороны Вселенского Патриарха-экумениста в годы жизни отца Саввы во время русско-турецких столкновений и раскол в общинах исповеднйков – это все события, которых отец Херувим предпочел лишь слегка коснуться. Описывая жития рабов Истинного Бога, автор, возможно, считал эти события болезненными ранами, шрамы от которых еще слишком свежи, чтобы касаться их, или же посчитал их просто рябью, затуманивающей зеркальную поверхность воды в гавани Православной веры, и он предпочел вместо разговора об этом направить наши взоры к Богу, Который творит чудеса в святых Своих.

Первоначально написанная на греческом языке, книга эта впервые выходит на русском. Она имеет большое значение для пробуждающегося чувства прекрасного среди верных Богу сегодня. Есть внутренняя красота и доброта в этих простых Старцах, бывших сокрытыми в течение многих лет от русских православных. В них есть глубина духовного знания, неведомая светским авторам. Это не пустые, злобные и развращенные герои современной мирской литературы, но могучие современные герои, люди с прекрасными душами, которые через двадцать веков христианства все еще остро воспринимают смысл жизни в спасении Иисусом Христом. Автор не размышляет сухо о вере и разуме, напротив, теоретическое знание о духовной жизни ярко иллюстрируется им повседневной жизнью этих людей. Самые трудные духовные научения об аскетизме и ведении Бога рассматриваются практически, примерами жизни этих новых светочей.

«Современные старцы Горы Афон». Эта книга будет существовать в русской литературе как книга, внушающая любовь к Святой Горе. Многие другие книги предлагают богатую и редкую информацию, но эта рассказывает о ежедневных делах и событиях жизней афонских подвижников. Различные путеводители предлагают информацию, иллюстрирующую, как живут монашеские общины, но они не в состоянии передать нам, чем живут монахи, что такое монашеский подвиг.

Большой ценностью этой книги является то, что она говорит о рас, раскрытомдля всех людей, о любящем Боге, призывающем чад Своих, возвращающихся к Нему в этот одиннадцатый час И вот пожелание издателей книги архимандрита Херувима (Карамбела- са) «Современные старцы Горы Афон»: войти в Чертог Брачный, прежде чем затворятся двери, чтобы никогда уже не открыться.

Иеромонах Герасим (Ильин)

Об авторе и его книге

Автор книги «Современные старцы Горы Афон», архимандрит Херувим (Карамбелас) родился в 1920 году и был крещен с именем Георгий. Еще до его рождения отец его погиб на греко-турецкой войне в Малой Азии, и место отца в его жизни занял дядя. Дядя дал строгое, даже суровое воспитание. Мальчику было четырнадцать лет, когда в душе созрело желание монашеской жизни – и именно на Афоне, благодаря жизнеописаниям двух афонских монахов – отцов Паисия и Хрисанфа. Несмотря на неодобрение и всяческие препятствия со стороны мамы и дяди, зерно вдохновения, уже посаженное, проросло через несколько лет созрело твердое решение провести оставшуюся часть жизни монахом на Святой Горе Афон.

С этим намерением в августе 1938 года восемнадцатилетний Георгий втайне от всех сел на корабль, который по пути в Фессалоники должен был сделать остановку в Дафне – в порту Святой Горы. Прибыв, наконец, на святой полуостров, он совершил паломничества по разным местам: побывал в Карее – столице Афона, в скиту Праведной Анны, в Кавсокаливии, в румынском скиту св. Иоанна Предтечи, в Лавре и в монастыре Дионисиат. Хотя Дионисиат, и особенно один из его добродетельных монахов – старец Лазарь, очень его привлекал, он все же решил вступить в каливу Рождества Богородицы скита Праведной Анны. Строгий, но любвеобильный старец этой каливы, отец Георгий, и братия (жизнь одного из которых, старца Иоакима, описывается в первой главе книги «Современные старцы Горы Афон») жили в той атмосфере духовной, которую искала юная душа: строгие требования в сочетании с большим вниманием к его духовному развитию, и постоянные примеры святости.

Настоящее издание книги «Современные старцы Горы Афон» – перевод с английского перевода Братства преп. Гурмана Аляскинского и Валаамского Общества Америки. Следует сказать, что стиль языка отца Херувима – возвышенный и трогательный, и, вместе с тем, по-детски простой, трудно поддается дословному переводу. Посему при редактировании главным было желание не столько передать букву, сколько дух этого творения.

Как показывает эта книга, чистая душа Георгия запечатлела живые, неискаженные образы подвижников, встречаемых им, жизнь их, наблюдавшуюся им, и это осталось навсегда в душе его, и его талант писательский позволил столь ярко передать все другим.

Георгий пробыл послушником в скиту Праведной Анны более двух лет, затем был пострижен в великую схиму и наречен отцом Херувимом в благоговейную память Исихаста в скиту св. Василия, которого он почитал. Постриг был совершен в пещере св. Афанасия 14 октября 1940 года.

Несмотря на желание всю жизнь прожить на Афоне, отец Херувим вынужден был из-за тяжелой болезни покинуть Святую Гору в октябре 1942 года и обосноваться в Афинах. Ему суждено было лишь раз еще побывать на Афоне, несколькими годами спустя, чтобы навестить отца Иоакима на смертном одре Он основал святой монастырь Параклет (Святого Духа – Утешителя) в Оропосе, вблизи Афин и ввел в нем строгий афонский устав.

Был он игуменом этого монастыря до самой своей смерти 22 августа 1979 года. Монастырь этот издает православную литературу, что сегодня в Греции – из самых душеполезных, доступных и вдохновляющих (некоторые из них – суть переводы на греческий классических произведений русской духовной литературы). Книги эти пропитаны истинной православной духовностью: цветы, возросшие из семян афонского монашества, упавшие на добрую почву души отца Херувима во время его относительно короткого пребывания на Святой Горе.

Душа его во всю жизнь стремилась на Афон, который он так ясно и с такой любовью помнил, но несомненно, что жизнь его прошла согласно определению Божию – к нашей большой пользе, – что он оставался там, где удобно мог другим поведать о своих идеалах афонского монашества, в монастыре, им основанном – через напечатание трудов своих. Мы уповаем, что труд отца Херувима, выходящий сейчас на русском языке, принесет плод, достойный заложенного в него.

Предисловие

Гора Афон – это особая земля, на полпути между Небом и землей. За последние 1300 лет она заняла особенное положение среди всех других стран на земле, образ жизни на Афоне не подчинен мирским законам. Афон населен мужами, которых не удовлетворяет ничего, что может предложить мир; они стремятся к большему, чем материальные блага и земные красоты. В поисках этого большего они и отправились на Гору Афон, где кончается земля и начинается Небо. Благодаря многотерпению и ежедневным подвигам, они находят искомое и живут так, имея величайшее сокровище И сокровище это – этот кусочек Неба – сохраняют до конца земной жизни.

На Святой Горе мужи те ведут новую жизнь – жизнь, дающую им предощущение будущего блаженства. Души их вдохновляются мыслью о вечности, которая, словно вечная весна, ободряет и утешает, когда становится по-зимнему тяжело. Вдохновленный чудом подвижнической жизни на Горе Афон, автор стремится разделить свое вдохновение с теми людьми, у кого не было возможности лично встретить Старцев святой жизни.

Книга «Современные старцы Горы Афон» написана с целью показать духовных подвижников, подвизавшихся на Святой Горе в первой половине XX века. Некоторые из них пребыли на Афоне до конца жизни, другие, после многих трудов там, продолжали свое служение за пределами Афона. Жизни их свидетельствуют о том, что и в наши апосгасийные времена есть истинные подвижники, ведущие великую духовную брань.

Вместе с тем, книга эта должна рассматриваться как плод глубокой благодарности автора тем святым и смиренным Отцам, давшим ему и продолжающим давать бесценные дары. Сейчас, когда выходит книга, лишь их любимые и незабвенные лики придают ему силу и даруют утешение, хотя сами они так далеко..

Архимандрит Херувим, июнь, 1968 г

Великие русские старцы

Жизнеописания, чудеса, духовные наставления.

Издание второе, исправленное и дополненное.

От издательства

Преподобный Нил Сорский (1433–1508) Духовные наставления Преподобный Паисий Величковский (1722–1794) Из духовных наставлений Преподобный Феодор Санаксанрский (1718–1791) Духовные наставления Архимандрит Феофан Новоезерский (1752–1832) Духовные наставления Иеромонах Филарет (в схиме Феодор) Новоспасский (1758–1841) Преподобный Серафим Саровский (1759–1833) Духовные наставления Беседа преподобного Серафима с Богдановым Из беседы преподобного Серафима с Н. А. Мотовиловым о цели христианской жизни Преподобный Марк Саровский (1733–1817) Иеромонах Иларион (1770–1841) Духовные наставления Преподобный Назарий Валаамский (1735–1809) Духовные наставления Игумен Дамаскин (1795–1881) Духовные наставления Преподобный Герман Аляскинский (1757–1837) Из духовных наставлений Схигумен Иоанн (1873–1958) Духовные наставления Иеросхимонах Михаил (1877–1962) Духовные наставления Преподобный Старец Досифей, Киево-Печерский затворник (1721–1776) Преподобный Феофил Киевский (1788–1852) Духовные наставления Преподобный Парфений Киево-Печерский (1790–1855) Духовные наставления Старец Вонифатий (Виноградский) (1785–1871) Ответы на вопросы от разных лиц Преподобный Алексий Голосеевский (1840–1917) Духовные наставления Старец Николай (Цариковский), духовник Киево-Печерской лавры (1829–1899) Духовные беседы Преподобный Иона Киевский (около 1802–1902) Рассказы о преподобном Схиархимандрит Феофил (Россоха) (1929–1996) Духовные наставления Преподобный Антоний (1792–1877) Из писем преподобного к Е. И. М. Иеросхимонах Александр, затворник Гефсиманского скита (1810–1878) Духовные наставления Преподобный Варнава Гефсиманский (1831–1906) Духовные наставления Схиархимандрит Захария (1850–1936) Духовные наставления Преподобный Зосима (Верховский) (1767–1833) Духовные наставления Старец Агапит Задонский (1750–1825) Духовные наставления Архимандрит Агапит Нило-Столобенский (1805–1860) Духовные наставления Иеромонах Адриан Югской Дорофеевой пустыни (1800–1853 Духовные наставления Иеромонах Амфилохий Ростовский (1748–1824) Духовные наставления Иеромонах Арсений (Минин) (1823–1879) Духовные наставления Преподобный Аристоклий (1838–1918) Воспоминания о преподобном Аристоклии Схиархимандрит Кирик Духовные наставления Преподобный Силуан (1866–1938) Духовные наставления Старец Феофан (1744–1819) Духовные поучения Иеросхимонах Иероним (1765–1847) Духовные наставления Старец Наум (1777–1853) Духовные поучения Преподобный Георгий, Задонский Затворник (1789–1836) Духовные наставления Преподобный Иларион Троекуровский (1774–1863) Духовные наставления Преподобный Иоанн, Затворник Сезеновский (1791–1839) Духовные наставления Преподобный Стефан Вятский (1830–1890) Духовные наставления Преподобный Гавриил (Зырянов) Седмиозерный (1844–1915) Духовные наставления Преподобный Моисей (1782–1868) Духовные наставления Преподобный Лев (1768–1841) Духовные наставления Преподобный Макарий (1788–1860) Духовные наставления Преподобный Амвросий (1812–1891) Духовные наставления Преподобный Антоний (1795–1865) Духовные наставления Преподобный Иларион (1805–1873) Духовные наставления Преподобный Анатолий (Зерцалов) (1824–1892) Духовные наставления Преподобный Исаакий (1809–1894) Преподобный Иосиф (1837–1911) Духовные наставления Преподобный Анатолий (Потапов) (1855–1922) Духовные наставления Преподобный Варсонофий (1845–1913) Духовные наставления Преподобный Нектарий (1857–1928) Духовные наставления Преподобный Никон (1888–1931) Духовные наставления Преподобный Филарет (1777–1841) Духовные наставления Преподобный Иоанникий, в схиме Илиодор (1795–1879) Духовные наставления Преподобный Архипп (1835–1896) Духовные наставления Преподобный Серафим (Амелин) (1874–1958) Преподобный Андроник (1889–1973) Духовные наставления Преподобный Серафим (Романцев) (1885–1976) Духовные наставления Преподобный Герман (1844–1923) Духовные наставления Преподобный Алексий (1846–1928) Духовные наставления Святой Праведный Иоанн Кронштадтский (1829–1908) Воспоминания игумения таисии Святой Праведный Алексий Московский (Мечёв) (1859–1923) Духовные наставления Святой Праведный Иона (1855–1924) Преподобный Кукша (1875–1964) Преподобный Серафим Вырицкий (1866–1949) Духовные наставления Преподобный Севастиан Карагандинский (1884–1966) Духовные наставления Преподобный Лаврентий Черниговский (1868–1950) Воспоминания духовных детей старца Преподобный Симеон (Желнин) (1869–1960) Духовные наставления Старец Афиноген (в схиме Агапий) (1881–1979) Духовные наставления Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) (1910–2006) Духовные наставления Архимандрит Геннадий (в схиме Григорий) (1911–1987) Духовные наставления Схиархимандрит Серафим (Тяпочкин) (1894–1982) Духовные наставления Архимандрит Павел (Груздев) (1910–1996) Духовные наставления Схиархимандрит Зосима (Сокур) (1944–2001) Духовные наставления Протоиерей Николай Гурьянов (1909–2002) Духовные наставления Библиография

Книга охватывает двухсотлетнюю историю русского старчества – от преподобных Нила Сорского и Паисия (Величковского) до наших современников – архимандрита Иоанна (Крестьянкина) и протоиерея Николая Гурьянова.

В поучениях великих старцев указан не только путь ко спасению, но и отражен духовный опыт русского народа, церковные обычаи и предания. Любой из нас найдет здесь ответ на волнующий вопрос, получит совет, как жить, как верить, как поступать православному христианину в том или ином случае.

Это поистине бесценное сокровище.

От издательства

Дорогой читатель, удивительная книга, которую вы держите в руках, изданная многими тиражами, стала настольной книгой десятков тысяч православных христиан. В ней впервые собраны жития, чудеса и духовные наставления великих русских старцев – от первого известного нам русского старца, преподобного Нила Сорского, до великих старцев двадцатого и начала двадцать первого века.

Вам предстоит встреча с теми, кто уже двести лет окормляет любовью Христовой, духовно просвещает, укрепляет и поддерживает Святую Русь. К этим великим старцам шли мудрецы и простецы, шли простые крестьяне и русские императоры, шли все, кто стремился узнать волю Божию, кто нуждался в помощи и совете. Особое значение приобрело старчество в годы богоборчества, в годы потрясения основ русской народной жизни.

«Старец – один из старших монахов, прошедший тяжелый путь самоотречения и взявший под свое духовное руководство молодых монахов и мирян, – писал исследователь старчества И. К. Смолич. – Свою задачу он видит прежде всего в руководстве и заботе о душе, воспитании воли тех, кто не имеет большого духовного опыта, стремясь провести их через все искушения и горести этой жизни. По собственной жизни и опыту он знает о разнообразии темных путей, на которых поджидает нас искуситель. Незнакомым, пришедшим извне, он дает советы, чтобы уберечь их от ошибок.

Старец есть воля к религиозному и общественному совершенству этих верующих сердец; люди, которые предали себя его руководству, совершенно отказываются от собственной воли.

В монастыре старец обычно не занимает никакой должности; он духовный вождь и советник. Вокруг него группируются в монастыре его ученики, и он смиренно и ответственно берет на себя эту тяжелую обязанность.

Ученик сам избирает того старца, которого хочет. И часто случается так, что человек, желавший поговорить со старцем только по одному вопросу, остается под его руководством на всю жизнь и даже принимает монашество.

Чистосердечие и послушание, смирение и готовность к исполнению воли отца со стороны духовного сына, сердечность и справедливая строгость со стороны руководящего старца образуют содержание двусторонних отношений, озаренных Божественной любовью, в которой живут оба. Так достигает ищущая душа сладости внутренней молитвы, всепобеждающей силы любви и полной благодатности жизни в Боге, с воскресшим Христом. В этом заключается очень коротко сущность старчества».

Старцы появились уже в IV веке в монастырях Египта, Палестины, Сирии. Первый известный русский старец – преподобный Нил Сорский. На Святой горе он учился у афонских старцев аскетической жизни, умной молитве, хранению сердца и трезвению ума. Вернувшись на Русь, преподобный Нил основал скит с уставом, в котором выразились многие его представления о духовном делании.

С середины XVI века начинается медленный распад древнерусского монастырского жития. Строгий аскет уже не находил в монастыре покоя, не мог удалиться от мира. Теперь аскеты стали убегать в новые «пустыни», прятаться в сибирских лесах, на берегу Белого моря.

Отпадение староверов в конце XVII века и церковные реформы Петра I в начале XVIII века нанесли религиозной жизни еще более глубокие раны.

Возрождение старчества началось в России в конце XVIII века. Толчок к этому дал митрополит Новгородский и Петербургский Гавриил, опиравшийся на учеников преподобного старца Паисия (Величковского).

К этому времени на Руси были почти забыты не только многие из древних аскетов, таких, как Макарий Египетский, Нил Синайский, Ефрем Сирин, но и сами творения преподобного Нила Сорского. Всю свою жизнь посвятил преподобный Паисий восстановлению того, что грозило быть утраченным. Преподобный Паисий создал школу духовной жизни, зажег сердца многих любовью к духовной жизни, возбудил стремление к внутреннему монашескому подвигу, к духовному деланию.

В Россию вышло много учеников преподобного Паисия, и под их воздействием начался подъем духовной жизни – возросли интересы и любовь к чтению и изучению книг, появились старцы и настоятели монастырей, хранившие заветы старца Паисия.

Традиционно русское старчество делится на три главных течения: северное, центральное и южное.

Старцы Севера подвизались в Соловецком монастыре, на Валааме, в Александро-Невской лавре и Александро-Свирском монастыре.

Старчество центральных районов сосредоточилось, главным образом, в Москве, во Владимирской губернии, в Оптиной пустыни, в Брянском монастыре, в Орловской губернии, в Рославльских лесах Смоленской епархии, в Белобережском монастыре.

Южные старцы подвизались в Площанской пустыни Орловской епархии, в Глинской пустыни Курской епархии.

Но в этой схеме указываются только наиболее заметные или начальные пункты движения старчества, которое на самом деле охватывало сотни русских монастырей – ведь старцы переходили из обители в обитель, оставляя в них своих учеников и последователей.

К сожалению, наставления многих старцев не были записаны в свое время или же были утрачены. Так, ничего не известно о духовных наставлениях дивного старца Клеопы, Рославльских старцев, старца Нила, подвизавшегося в Нило-Сорской пустыни, и многих, многих других.

Но то, что сохранилось и вошло в эту книгу, составленную по идее священника Владимира Котова, – это бесценное духовное сокровище, теперь доступное каждому благочестивому читателю.

Значение этой книги трудно переоценить еще и потому, что, как говорили сами старцы, во времена отступления от веры Христовой, на Руси оскудевает и нива духовного руководства, и тогда творения святых отцов и подвижников благочестия заменят христианам их духовных водителей. Именно потому данное издание можно причислить к тем книгам, где «недоуменный ум – алчущая душа» православного человека найдут ответ и утешение в различных жизненных обстоятельствах.

Кто такие старцы в Православии?

Кто такие старцы?

Среди православных верующих часто можно услышать советы «надо съездить к старцу», «посоветуйтесь со старцем», «с этим вопросом идите к старцу». Кто же такие старцы?

Когда кто-то говорит о старце в православии, речь обычно идет не только о почтенном возрасте и богатом жизненном опыте. Гораздо важнее — опыт духовный и особое предназначение тех, о ком Сам Господь в Писании говорил не как о рабах, но как о друзьях. И, хотя быть рабом Божьим — это тоже избрание, есть и те, кто достиг особой духовной чистоты и близости к Создателю. Те, кто день и ночь молится за все человечество.

О старцах часто говорят, что на их молитвах держится мир. Это правда уже потому, что именно за этим старцы удаляются от мира. Многие не просто живут в монастырях, но совершают особые аскетические подвиги. Возмущение, что тот или иной старец не принимает паломников, не учитывает, что старцы появились не для того, чтобы обслуживать духовные потребности людей, хотя человеколюбие часто не позволяет им отказывать помочь в духовной немощи просящего. Старцы обращаются к Господу словами особой чистой молитвы за всех людей. И тех, кто приходит к ним и тех, кто по каким-то причинам не приходит.

Старцы православные

О явлении старчества мы узнали благодаря известной книге И.М. Концевича «Оптина пустынь и ее время». О старцах там написано следующее:

«Апостол Павел, независимо от иерархии, перечисляет три служения в Церкви: апостольское, пророческое и учительское…

…Пророческое служение, связанное с личной святостью, процветало с подъемом жизни Церкви и оскудевало в упадочные периоды. Ярче всего оно проявилось в монастырском старчестве.

Влияние старчества далеко распространялось за пределами стен монастыря. Старцы окормляли не только иноков, но и мирян. Обладая даром прозорливости, они всех назидали, увещали и утешали, исцеляли от болезней духовных и телесных, предостерегали от опасностей, указывали путь жизни, открывая волю Божию».

  • Старец по определению Конацевича:
  • Свободен от земных страстей и искушений — он бесстрастен;
  • Имеет богатый опыт поста и молитвы;
  • Видеть зарождение зла, как врач видит болезнь;
  • Врачевать эту болезнь.

В православии старцы часто обладали духовными дарами: прозорливостью, даром исцеления, чудотворения. Но главным чудом, конечно становился сам факт существования людей, которые своей духовной жизнью смогли достичь такой близости с Богом.

В отличие от разных званий в церковной иерархии, старчество не являлось наградой за труды на благо Церкви и совершенно не зависело от того, насколько высоким было положение человека в Церкви. Дар старчества становился, скорее, наградой духовной. Даром из иного мира.

Многие известные на Руси старцы стали почитаться в лике святых, как, например, святитель Лука (Войно-Ясенецкий).

Современные старцы

Современное старчество часто подвергается критике. Многие верующие говорят о том, что в нашем мире уже не осталось старцев а те, кого почитают старцами просто выдают себя за них. Это связано с появлением многочисленных мошенников, выдающих себя за православных старцев и практикующих исцеления за материальные блага и другие обманные манипуляции, которые не имеют никакого отношения к настоящим православным старцам и их чудесах, творимых во славу Божию.

Среди старцев, которые стали нашими современниками:

  • Отец Герман из Троице-Сергиевой Лавры, обладающий даром прозорливости и умением изгонять злых духов.
  • Отец Власий, прозорливый, в Пафнутьев-Боровском монастыре.
  • Схиархимандрит Илий, духовник Патриарха Кирилла.

  • Отец Адриан в Псково-Печерском монастыре.

Святые наших дней

Паломничества к старцам иногда подвергаются критике со стороны самого духовенства. Люди часто приезжают к старцам за чудом, как к магам и кудесникам. Но основой для чуда должна быть вера, опыт молитвы и принятия воли Бога самого человека. Неверным было бы считать роль старца в Православии, как роль некого фокусника, который заставит поверить усомнившихся (хотя, бывали и такие случаи). Но не стоит ехать к старцам только за этим.

Старчество переживает определенный кризис еще и потому, что сформировался определенный образ старца, как мудрого, тихого и смиренного человека, к которому можно в любой момент обратиться, чтобы он помог решить проблемы, иногда житейские, которые не относятся к «профилю» духовных. Старцы же могут быть людьми совершенно разными по характеру и темпераменту. Не исключено, что среди них есть те, кто впоследствии будет канонизирован! Но на земле никто не совершенен и ждать от старца непременной святости при жизни все же не стоит.

Наиболее точно о старчестве сказал И.М. Концевич:

Непосредственно за апостолами стоят пророки. Их служение состоит главным образом в назидании, увещании и утешении (1Кор. 14:3). С этой именно целью, а также для указания или предостережения, пророками предсказываются будущие события.

Через пророка непосредственно открывается воля Божия, а потому авторитет его безграничен.

Пророческое служение – особый благодатный дар Духа Святого (харизма). Пророк обладает особым духовным зрением – прозорливостью. Для него как бы раздвигаются границы пространства и времени, своим духовным взором он видит не только совершающиеся события, но и грядущие, видит душу человека, его прошлое и будущее.

Такое высокое призвание не может не быть сопряжено с высоким нравственным уровнем, с чистотою сердца, с личной святостью…

Пророческое служение, связанное с личной святостью, процветало с подъемом жизни Церкви и оскудевало в упадочные периоды. Ярче всего оно проявилось в монастырском старчестве.

Влияние старчества далеко распространялось за пределами стен монастыря. Старцы окормляли не только иноков, но и мирян. Обладая даром прозорливости, они всех назидали, увещали и утешали, исцеляли от болезней духовных и телесных, предостерегали от опасностей, указывали путь жизни, открывая волю Божию. <…>

Предавшие себя всецело водительству истинного старца испытывают особое чувство радости и свободы о Господе. Это лично на себе испытал пишущий эти строки. Старец – непосредственный проводник воли Божией. Общение же с Богом всегда сопряжено с чувством духовной свободы, радости, неописуемого мира в душе. Напротив того, лжестарец заменяет собою Бога, ставя на место воли Божией свою волю, что сопряжено с чувством рабства, угнетенности и, почти всегда, уныния… Истинное отношение старца к ученику именуется в аскетике духовным таинством, оно находится под водительством Духа Святого. <…>

Как попасть к старцу?

  1. Чтобы попасть к старцу, надо выбрать, куда именно и за каким советом, наставлением или благословением вы хотите отправиться. Почитайте труды старцев, проповеди, определитесь, что ближе вашей душе, к чему она стремиться.
  2. Старец живет в монастыре, а, значит, надо узнать, как осуществить паломничество. При каждом монастыре есть паломническая служба. Свяжитесь с ней.
  3. Не стоит скрывать цель своего визита, обычно в паломнической службе уже знают, что многие приезжают ради общения с прозорливым и мудрым старцем.
  4. Если старец по каким-то причинам не принимает, что часто случается, не стоит отчаиваться, доказывать необходимость аудиенции именно с вами. Поверьте, многие приезжают к старцам со своей нуждой, и у каждого есть для этого очень важная причина. Но Господь знает, о чем вы хотите попросить прежде, чем вы попросите и старец — не единственный путь быть услышанным.
  5. Постарайтесь проявить терпение, если старец не примет вас в назначенный день. Старец — это человек, который ближе к Богу, чем другие, он не работает «по часам» и не является государственной организацией. Возможно, вы ждете Святого наших дней, а это стоит любого, даже самого долгого, времени ожидания.

Святость и святые

О чем спрашивать старца

Вы можете обращаться к старцу с любым вопросом, который требует решения, а вы не можете его найти. Старцев называют врачами, которые лечат духовные болезни. Прозорливые старцы могут знать, о чем вы хотите их спросить еще до того, как вы обратились. Такой эпизод мы можем увидеть в художественном фильме «Остров», где очень ярко показана жизнь современного старца: молодая женщина едет к старцу, чтобы просить у него благословения, но даже не успевает сказать на что, прежде чем старец отказывает ей. Она поражена: старец без слов понял, что она идет просить благословение на аборт, убийство своего дитя. Старец говорит, что делать этого не стоит, у нее родится сын, который будет для нее утешением.

Этот яркий эпизод показывает способность старцев видеть то, зачем мы приехали прежде, чем мы об этом скажем. Не все старцы при этом обладают даром прозорливости, к некоторым старцам едут, зная силу их молитвы или в надежде получить мудрое наставление, помочь принять непростое решение в жизни или справиться с властью греха, отравляющего душу человека.

Не стоит удивляться, если старец в качестве духовных упражнений дает достаточно странные послушания. Известны случаи, когда человеку приходилось носить воду в решете. В гневе человек начинал выполнять необычное задание, не понимая, как это поможет ему решить возникшую в жизни проблему. Но постепенно место гордыни занимало послушание и смирение, а решение приходило само собой.

О духовном законе визита к старцу писал старец Софроний (Сахаров): «Если человек, который приходит к духовнику, постоянно колеблется, нигде не стоит, то духовник не может найти для него слова, которое бы устранило раз и навсегда какое бы то ни было колебание. Духовник говорит то, что в данный момент может помочь человеку».

Опасаться стоит лишь «лжестарчества». Настоящий старец никогда:

  • Не установит определенный «тариф» на свои «услуги», потому что дар Божий не может быть услугой. Добровольное пожертвование допускается, но «прейскурант» за возможность поговорить со старцем — пугающий «симптом».
  • Старцы живут в монастыре и невозможно представить ситуацию, в который «известный старец» гастролирует по стране, постоянно собирает подаяния в электричках или грозятся «наслать порчу» на случайных прохожих. «Насылать порчу» — это совсем не про старцев.
  • Старец не будет просить вас сделать что-то, противоречащее Писанию. Если «старец» просит вас убить или украсть ради него, то это не старец.
  • Старец не обещает невыполнимого и не берет на себя функции Господа.

Если у человека есть внутренняя потребность в духовном отце, в наставнике, в старце, ему стоит молиться о том, чтобы Бог послал ему такую помощь. Но лучше не увлекаться поиском старца, который поможет укрепиться в вере, явив чудо даже, если известно, что некий старец неоднократно являл чудеса. Главное чудо для верующих можно наблюдать в храме во время Таинства Евхаристии и вера во Христа — это вера в главное чудо, чудо Пасхи.