Стихи киплинг

«Заповедь» Редьярда Киплинга: поэтическое завещание сыну


«Заповедь» Редьярда Киплинга: поэтическое завещание сыну

Редьярд Киплинг родился в Индии, получил образование в Англии, а лучшие свои произведения написал в Америке. Жизнь научила его верить, любить и сражаться. Британец с душой индуса прекрасно усвоил все её уроки. А ещё он умел хранить верность тайне и великой красоте, которые с самого детства завладели его сердцем. Поэтическое завещание Киплинга – это его посвящение сыну, которого он вскоре после написания этого стихотворения потерял на войне.
Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех.
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них.
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.
Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив.
Равно встречай успех и поруганье,
He забывая, что их голос лжив.
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать c основ.
Умей поставить в радостной надежде,
Ha карту все, что накопил c трудом,
Bce проиграть и нищим стать как прежде
И никогда не пожалеть o том.
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: «Иди!»
Останься прост, беседуя c царями,
Будь честен, говоря c толпой.
Будь прям и тверд c врагами и друзьями.
Пусть все в свой час считаются c тобой!
Наполни смыслом каждое мгновенье
Часов и дней неуловимый бег —
Тогда весь мир ты примешь как владенье
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!
«Андрюша, ты люби меня, как я люблю тебя. Ты знаешь, это какое богатство – любовь», — так начинается письмо, которое написал своему сыну в 1974 году Евгений Леонов.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

5 стихотворений Редьярда Киплинга

Джозеф Редьярд Киплинг — английский писатель, поэт и новеллист. Его лучшими произведениями считаются «Книга джунглей» (The Jungle Book) и «Ким» (Kim), однако его поэзия не менее значима. Некоторые его стихи нам хорошо знакомы, хотя мы не всегда помним их авторство. Например, знаменитый благодаря исполнению Никиты Михалкова романс «За цыганской звездой» написан именно на текст одноименного стихотворения Киплинга.

В 1907 году Киплинг становится первым англичанином, получившим Нобелевскую премию по литературе.

Заповедь

Владей собой среди толпы смятенной,

Тебя клянущей за смятенье всех,

Верь сам в себя наперекор вселенной,

И маловерным отпусти их грех;

Пусть час не пробил, жди, не уставая,

Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;

Умей прощать и не кажись, прощая,

Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,

И мыслить, мысли не обожествив;

Равно встречай успех и поруганье,

He забывая, что их голос лжив;

Останься тих, когда твое же слово

Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,

Когда вся жизнь разрушена и снова

Ты должен все воссоздавать c основ.

Умей поставить в радостной надежде,

Ha карту все, что накопил c трудом,

Bce проиграть и нищим стать как прежде

И никогда не пожалеть o том,

Умей принудить сердце, нервы, тело

Тебе служить, когда в твоей груди

Уже давно все пусто, все сгорело

И только Воля говорит: «Иди!»

Останься прост, беседуя c царями,

Будь честен, говоря c толпой;

Будь прям и тверд c врагами и друзьями,

Пусть все в свой час считаются c тобой;

Наполни смыслом каждое мгновенье

Часов и дней неуловимый бег, —

Тогда весь мир ты примешь как владенье

Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

(Перевод М. Л. Лозинского)

Грады, троны и славы

Грады, троны и славы

Этой Земли,

Как полевые травы,

На день взросли.

Вновь цветы расцветают,

Радуя глаз,

Вновь города из руин возникают

На миг, на час.

И цветок чуть расцветший

Слышал едва ль,

Про годины прошедшей

Свет и печаль,

Но в блаженстве незнанья

Гордый цветок

Мнит в семидневное существованье

Вечным свой срок.

Смертным велит, жалея

Вечный закон

Быть цветка не умнее,

Верить, как он.

В самый час погребенья,

Идя на суд,

Тень скажет, прощаясь с тенью:

«Гляди, продолжен наш труд!»

(Перевод В. Шубинского)

Дорога в лесу

Закрыли путь через лес

Семьдесят лет назад.

Он дождем был размыт и бурей разбит,

И ничей не заметит взгляд,

Что дорога шла через лес

Там, где нынче шумит листва,

А приземный слой — лишь вереск сухой

Да пятнышки анемон.

Лишь сторож помнит едва —

Где барсук проскакал да исчез,

Где горлица яйца снесла,

Когда-то был путь через лес.

Но если ты входишь в лес

Летним вечером, в час,

Когда холод идет от стоячих вод

И выдры, не чуя нас,

Пересвистываются через лес,

В подступающей полутьме

Вдруг зазвучит перезвон копыт,

И шелест юбок, и смех,

Будто кто-то спешит

Мимо пустынных мест,

Твердо держа в уме

Забытый путь через лес.

Но нет пути через лес.

(Перевод В. Шубинского)

За цыганской звездой

Мохнатый шмель — на душистый хмель,

Мотылек — на вьюнок луговой,

А цыган идет, куда воля ведет,

За своей цыганской звездой!

А цыган идет, куда воля ведет,

Куда очи его глядят,

За звездой вослед он пройдет весь свет —

И к подруге придет назад.

От палаток таборных позади

К неизвестности впереди

(Восход нас ждет на краю земли) —

Уходи, цыган, уходи!

Полосатый змей — в расщелину скал,

Жеребец — на простор степей.

А цыганская дочь — за любимым в ночь,

По закону крови своей.

Дикий вепрь — в глушь торфяных болот,

Цапля серая — в камыши.

А цыганская дочь — за любимым в ночь,

По родству бродяжьей души.

И вдвоем по тропе, навстречу судьбе,

Не гадая, в ад или в рай.

Так и надо идти, не страшась пути,

Хоть на край земли, хоть за край!

Так вперед! — за цыганской звездой кочевой —

К синим айсбергам стылых морей,

Где искрятся суда от намерзшего льда

Под сияньем полярных огней.

Так вперед — за цыганской звездой кочевой

До ревущих южных широт,

Где свирепая буря, как Божья метла,

Океанскую пыль метет.

Так вперед — за цыганской звездой кочевой —

На закат, где дрожат паруса,

И глаза глядят с бесприютной тоской

В багровеющие небеса.

Так вперед — за цыганской звездой кочевой —

На свиданье с зарей, на восток,

Где, тиха и нежна, розовеет волна,

На рассветный вползая песок.

Дикий сокол взмывает за облака,

В дебри леса уходит лось.

А мужчина должен подругу искать —

Исстари так повелось.

Мужчина должен подругу найти —

Летите, стрелы дорог!

Восход нас ждет на краю земли,

И земля — вся у наших ног!

(Перевод Г. Кружкова)

На далекой Амазонке

На далекой Амазонке

Не бывал я никогда.

Только «Дон» и «Магдалина» —

Быстроходные суда, —

Только «Дон» и «Магдалина»

Ходят по морю туда.

Из Ливерпульской гавани

Всегда по четвергам

Суда уходят в плаванье

К далеким берегам.

Здоровское стихотворение. Оказалось, у него несколько переводов.
Р. Киплинг «Человек»
Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя наперекор Вселенной,
И маловерным отпусти их грех.
Пусть час не пробил, жди не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них.
Умей прощать, и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.
Умей мечтать, не став рабом мечтаний.
И мыслить, мысли не обожествив.
Равно встречай хвалу и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив.
Останься тих, когда твое же слово,
Калечит плут, чтоб уловить глупцов.
Когда вся жизнь разрушена и снова.
Ты должен всё воссоздать из основ.
Умей поставить в трепетной надежде.
На карту все, что накопил с трудом.
Всё проиграть и нищим стать, как прежде,
Но никогда не сожалеть о том.
Умей заставить сердце, нервы, тело,
Тебе служить, когда в твоей груди,
Давно уже все пусто, все сгорело,
И только воля говорит:»Иди!»
Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой.
Будь прям и тверд с врагами и друзьями.
Пусть все в свой час считаются с тобой.
Наполни смыслом каждое мгновенье.
Часов и дней неуловимый бег —
Тогда весь мир ты примешь как владенье.
Тогда, мой друг, ты будешь Человек!
Редьярд Киплинг
КОГДА —
Перевел Андрей Кузнецов
Когда разумен, а вокруг тебя
Рассудка нет — и ты в том обвинен,
Не бойся грязи, — смело верь в себя
И не иди к сомненью на поклон.
Когда ты сможешь неустанно ждать,
Во лжи вокруг — ей сделок не сулить,
На ненависть и гнев не отвечать
И многословьем лишним не мудрить,
Когда не будешь ты рабом мечты,
И темной мысли ты не дашь мелькнуть,
Когда триумф бесстрастно встретишь ты,
Себя им не позволив обмануть,
Когда спокоен, если дерзкий плут
Твои слова для дурней извратит,
Когда разрушен жизни долгий труд
Ты веришь — справедливость победит,
Когда ты сможешь весь свой капитал
Сложить на кон с рискованной игрой
И, убедившись в том, что проиграл
Начать все вновь и быть самим собой,
Когда ты силу сердца, нервов, жил
Сожжешь, не сможешь плыть, идти, плестись,
Когда для жизни не оставишь сил,
А воля говорит тебе: «Держись!»
Когда ты прост, гуляя с королем,
И храбр один пред тысячной толпой,
Когда ты справедлив с своим врагом,
И местью не опалишь разум свой,
Когда наполнишь смыслом каждый миг,
Пуская жизнь в неутомимый бег,
Ты знай — ты очень многого достиг;
Ты — сын Земли, мой сын. И Человек!
КОГДА…
Перевод Юрия Изотова
Когда среди раздоров и сомнений
У всех исчезла почва из-под ног,
А ты, под градом обвинений,
Единственный в себя поверить смог…
Когда сумел ты терпеливо ждать,
На злобу злобой низкой не ответил;
Когда все лгали, не посмел солгать
И восхвалять себя за добродетель;
Когда ты подчинил себе мечту,
Заставил мысли в русло повернуть,
Встречал спокойно радость и беду,
Постигнув их изменчивую суть.
Когда обман и происки плутов
Невозмутимо ты переносил,
А после краха снова был готов
За дело взяться из последних сил…
Когда удача выпала тебе
И ты, решая выигрышем рискнуть,
Всё проиграл, но не пенял судьбе,
А тотчас же пустился в новый путь;
Когда, казалось, страсти нет в душе
И сердце заболевшее замрёт,
И загореться нечему уже,
Лишь твоя воля крикнула: «Вперёд!»
Будь то король, будь то простолюдин,
Ты с уваженьем с ними говорил;
С тобой считались все, но ни один
Кумира из тебя не сотворил;
И, если созидая и творя,
Ты вечным смыслом наполнял свой век,
То, без сомненья, вся Земля — твоя
И ты, мой сын, достойный Человек!
Р. Киплинг «Человек»
Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя наперекор Вселенной,
И маловерным отпусти их грех.
Пусть час не пробил, жди не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них.
Умей прощать, и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.
Умей мечтать, не став рабом мечтаний.
И мыслить, мысли не обожествив.
Равно встречай хвалу и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив.
Останься тих, когда твое же слово,
Калечит плут, чтоб уловить глупцов.
Когда вся жизнь разрушена и снова.
Ты должен всё воссоздать из основ.
Умей поставить в трепетной надежде.
На карту все, что накопил с трудом.
Всё проиграть и нищим стать, как прежде,
Но никогда не сожалеть о том.
Умей заставить сердце, нервы, тело,
Тебе служить, когда в твоей груди,
Давно уже все пусто, все сгорело,
И только воля говорит:»Иди!»
Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой.
Будь прям и тверд с врагами и друзьями.
Пусть все в свой час считаются с тобой.
Наполни смыслом каждое мгновенье.
Часов и дней неуловимый бег —
Тогда весь мир ты примешь как владенье.
Тогда, мой друг, ты будешь Человек!

Редьярд Киплинг Joseph Rudyard Kipling
1865–1936

Сотый

Бывает друг, сказал Соломон,
Который больше, чем брат.
Но прежде, чем встретится в жизни он,
Ты ошибешься стократ.
Девяносто девять в твоей душе
Узрят лишь собственный грех.
И только сотый рядом с тобой
Встанет — один против всех.

Ни обольщением, ни мольбой
Друга не приобрести;
Девяносто девять пойдут за тобой,
Покуда им по пути,
Пока им светит слава твоя,
Твоя удача влечет.
И только сотый тебя спасти
Бросится в водоворот.

И будут для друга настежь всегда
Твой кошелек и дом,
И можно ему сказать без стыда,
О чем говорят с трудом.
Девяносто девять станут темнить,
Гадая о барыше.
И только сотый скажет, как есть,
Что у него на душе.

Вы оба знаете, как порой
Слепая верность нужна;
И друг встает за тебя горой,
Не спрашивая, чья вина.
Девяносто девять, заслыша гром,
В кусты убечь норовят.
И только сотый пойдет за тобой
На виселицу — и в ад!

За цыганской звездой

Мохнатый шмель — на душистый хмель,
Мотылек — на цветок луговой,
А цыган идет, куда воля ведет,
За своей цыганской звездой!

А цыган идет, куда воля ведет,
Куда очи его глядят,
За звездой вослед он пройдет весь свет —
И к подруге придет назад.

От палаток таборных позади
К неизвестности впереди
(Восход нас ждет на краю земли) —
Уходи, цыган, уходи!

Полосатый змей — в расщелину скал,
Жеребец — на простор степей.
А цыганская дочь — за любимым в ночь,
По закону крови своей.

Дикий вепрь — в глушь торфяных болот,
Цапля серая — в камыши.
А цыганская дочь — за любимым в ночь,
По родству бродяжьей души.

И вдвоем по тропе, навстречу судьбе,
Не гадая, в ад или в рай.
Так и надо идти, не страшась пути,
Хоть на край земли, хоть за край!

Так вперед! — за цыганской звездой кочевой —
К синим айсбергам стылых морей,
Где искрятся суда от намерзшего льда
Под сияньем полярных огней.

Так вперед — за цыганской звездой кочевой —
На закат, где дрожат паруса,
И глаза глядят с бесприютной тоской
В багровеющие небеса.

Так вперед — за цыганской звездой кочевой
До ревущих южных широт,
Где свирепая буря, как божья метла,
Океанскую пыль метет.

Так вперед — за цыганской звездой кочевой —
На свиданье с зарей, на восток,
Где, тиха и нежна, розовеет волна,
На рассветный вползая песок.

Дикий сокол взмывает за облака,
В дебри леса уходит лось.
А мужчина должен подругу искать —
Исстари так повелось.

Мужчина должен подругу найти —
Летите, стрелы дорог!
Восход нас ждет на краю земли,
И земля — вся у наших ног!

Песня варяжских жен

Разве удержит жена молодая
Близ очага и родимого края,
Если поманит Колдунья седая?

Это — старуха с холодною кровью,
Лед она стелит гостям в изголовье
В крае, где айсбергов белых гнездовье.

Нежной она не обнимет рукою —
Только оближет знобящей волною,
Выкатив тело на кромку прибоя.

Но, лишь повеет весной с небосвода,
Вздуются почки и вскроются воды,
Вам уже снятся сраженья, походы.

К морю вы сходите нетерпеливо,
Бродите молча по краю залива —
Там, где ладья ожидает прилива.

В пире и в мире уж нету вам сласти,
Мыслями всеми у ведьмы во власти,
Днище смолите и чините снасти.

И на заре ваш корабль уплывает
Вдаль, где багровая туча пылает,
Шум ваших весел стихает, стихает…

Разве удержит жена молодая
Близ очага и родимого края,
Если поманит Колдунья седая?

Если…

Если ты в обезумевшей, буйной толпе
Можешь выстоять, неколебим,
Не поддаться смятенью — и верить себе,
И простить малодушье другим;
Если выдержать можешь глухую вражду,
Как сраженью, терпенью учась,
Пощадить наглеца и забыть клевету,
Благородством своим не кичась, —

Если веришь мечте, но не станешь рабом
Даже самой прекрасной мечты,
Если примешь спокойно Триумф и Разгром,
Ибо цену им ведаешь ты;
Если зная, что плут извратил твою цель,
Правда стала добычей враля
И разрушено все, что ты строил досель,
Ты готов снова строить с нуля, —

Если, бровью не дрогнув, ты можешь опять
Достояньем добытым рискнуть,
Все поставить на карту и все проиграть,
Не жалея об этом ничуть;
Если даже уставший, разбитый в бою,
Вновь собрать ты умеешь в кулак
Силы, нервы, и сердце, и волю свою
И велеть им держаться — «Вот так!» —

Если прямо, без лести умеешь вести
Разговор с королем и с толпой,
Если дружбу и злобу встречая в пути,
Ты всегда остаешься собой;
Если правишь судьбою своей ты один,
Каждый миг проживая как век,
Значит, ты — настоящий мужчина, мой сын,
Даже больше того — Человек!