Талабские острова

Будьте всегда радостны!

24 августа мы чтим память великого старца – протоиерея Николая Гурьянова (1909–2002). Более 40 лет старец служил в храме святителя Николая Чудотворца на острове Талабск (Залит) Псковской епархии. Будучи сам великим старцем, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил о протоиерее Николае Гурьянове, что он является «единственным по-настоящему прозорливым старцем на территории бывшего СССР».

Протоиерей Николай Гурьянов. Фото: архимандрит Тихон (Шевкунов)

Старец Николай Гурьянов советовал:

“Человек рожден для того, чтобы беседовать с Богом”

«Будьте всегда радостны и в самые тяжелые дни вашей жизни не забывайте благодарить Бога: благодарное сердце ни в чем не нуждается».

«Не огорчайтесь за посещение неприятностей: это спутники жизни в наших оздоровлениях».

«Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает. Любвеобильно!»

«Человек рожден для того, чтобы беседовать с Богом».

«Надо жалеть неверующих людей и всегда молиться: “Господи, избави их от этого вражеского помрачения”».

«Ведь это мы сейчас в гостях, а потом все пойдем домой. Но только, мои драгоценные, горе будет нам дома, если мы в гостях были да что-то нехорошее делали».

«Жить так, словно ты завтра умрешь».

«Идите и делайте добро. Всякая любовь покрывает множество грехов».

Старец в воспоминаниях современников

Протоиерей Николай Гурьянов Игумения Пюхтицкого монастыря Варвара (Трофимова) вспоминала о старце Николае (Гурьянове): «К отцу Николаю, как к своему духовному отцу, ездили мы с матушкой Георгией (ныне игумения Горненской Иерусалимской обители) на остров ежегодно. Обычно мы ехали через Псково-Печерский монастырь. Я очень люблю эту древнюю обитель и особенно батюшку отца Иоанна (Крестьянкина). Они с отцом Николаем были очень похожи друг на друга: и почти ровесники, и говорили почти одно и то же. Разница была лишь в том, что отец Иоанн говорил прямо, а отец Николай в разговоре немного юродствовал, часто давал ответ духовной песней. Бегая славы человеческой, он ходил иногда в беретике, в маминой кофточке, в калошиках. Это мои любимые старцы!

Простота и любовь к людям, животным, растениям, ко всему, что сотворено Богом, выделяли его среди других… Когда отец Николай приехал на остров, около его домика было пустое место, напротив – кладбище с разбитой оградой и ни одного деревца. А ему так хотелось всё украсить! И он из Киева, Почаева, Вильнюса, Пюхтиц собирал растения, корни кустов и цветов и сажал на острове. Батюшка с любовью ухаживал за деревцами. Тогда еще там не было водопровода, и воду батюшка носил с озера, по 100–200 ведер. Всё сам поливал: и кусты, и цветы, и будущие деревья. Рядом с домом батюшка посадил хризантемы, георгины, гладиолусы. Теперь мы видим плоды его трудов: повсюду зазеленели туи, пихты, лиственницы. А где зелень, там и птицы. Сколько их наполнило своими голосами ранее пустой остров! Для них, для пташек Божиих, отец Николай устроил “столовую под открытым небом”. Чистой своей душою батюшка был близок всему, что сотворено десницей Божией.

Отец Николай был целибат. У нас в Вильнюсе его все знали и поминали в записочках как священноинока Николая. Я у матушки игумении Нины (Баташевой; в схиме – Варвары) спрашивала об этом, и вот что она мне рассказала. Отец Николай говорил, что, если будет угодно Господу, он примет постриг в монашество. У матушки Нины даже хранилась одежда, которую сестры сшили для пострига отца Николая. Но в войну, когда женский монастырь сильно бомбили, у матушки игумении всё сгорело, в том числе и эта одежда. Отец Николай рассудил, что на его монашество нет Божией воли, и пострига не принимал».

Всё творение было батюшке по сердцу. Он всегда внимательно смотрел, чтобы ни цветок, ни деревце не повредили

Протоиерей Иоанн Миронов, которого связывала со старцем Николаем полувековая духовная дружба, рассказывал: «Двор скромного батюшкиного домика-келлии был словно иллюстрацией к первым главам Книги Бытия: каштаны, кипарисы и другие деревья, множество голубей на ветвях и крыше сидят плотно, как куры на насесте. Тут же воробьи и прочие мелкие пташки. А рядом с курами мирно прогуливаются кошки и собачка. И всех батюшка старался приголубить, угостить. У батюшки 28 лет прожила кошечка Липушка, совсем очеловечилась. Однажды ворону кто-то подбил камнем, так батюшка ее выходил, вылечил, и она стала совсем ручной. Каждое утро потом встречала батюшку, каркала, хлопала крыльями – здоровалась. И всё кругом – и деревца, и цветы – всё на острове жило батюшкиной заботой. Пчелки, мошки, жучки – всё ему было не чужим. Комара даже не обидит. Всё творение было батюшке по сердцу. Он всегда внимательно смотрел, чтобы ни цветок, ни деревце не повредили».

Владыка Павел (Пономарев; ныне митрополит Минский и Заславский, Патриарший экзарх всея Беларуси; в 1988–1992 годах – наместник Псково-Печерского монастыря) рассказывал такую историю: «Приехала к нам в Печоры матушка Георгия (Щукина). Оказывается, у нее был разговор со Святейшим Патриархом о возможном направлении ее в Иерусалим. И ей нужно было посоветоваться с духовником – отцом Николаем, известным старцем на острове Залит. Но попасть на остров ей не удалось: пароходы уже не ходят, а лед еще не встал… А эконом меня спрашивает: “Так благословите на вертолет?”… Позвонили в аэропорт – оказалось, вполне доступно. Через 40 минут вертолет уже был в монастыре. Прилетели – а там и приземляться-то некуда. Только что выпал снег хороший. Сели куда-то в огород. Видим: сам отец Николай идет. И матушки бегут, что-то шумят. Оказывается, после службы и трапезы все по кельям разошлись – и вдруг отец Николай стал всех звать. “Выходите, – кличет. – Матушки, к нам гости едут: матушка игумения Иерусалимская, отец-наместник с братией монастыря”. Они говорят: “Батюшка, ты в своем уме? Кто к нам едет? Пароходы не ходят. Ложись, отдыхай”. И вдруг – вертолет, шум. А ведь тогда не то что мобильников, вообще связи с островом не было. И ведь называл уже отец Николай матушку игуменией Иерусалимской, хотя о ее будущем совсем никто не знал…»

Меня удивляла его прозорливость. Он предвидел многое

Протоиерей Олег Тэор рассказывал о старце: «Батюшку я оценил с первой же встречи и очень почитал его всегда. Меня удивляла его прозорливость. Он предвидел многое и, если нужно было, говорил то, что потом сбывалось. Например, был такой случай. Отец Николай всегда помнил о смерти, о своей к ней подготовке, часто говорил на эту тему и наказывал, в чем его хоронить. Однажды он обещал одной своей духовной дочери, что она будет на его похоронах. Другая, по имени Антонина, тут же заявила: “И я буду, батюшка. Обязательно приеду”. А он так прикровенно и говорит: “Да нет, ты дома будешь”. И оказалось, что эта Антонина умерла. А та, которой было обещано присутствовать на похоронах, действительно там была. И мне батюшка говорил, что я его похороню. Так и вышло.

Сейчас я также чувствую его молитвенную поддержку. Бывает, что, когда его поминаю, мне идет помощь. Отец Николай имел и дар исцелений. Молитва его была очень действенной. Одна его духовная дочь так тяжело заболела, врачи признали рак. Она себя чувствовала очень слабо, лицо ее было бледное, прозрачное. Работала она на тяжелой работе, где ей приходилось иметь дело с вредными для ее здоровья химикатами. Врачи рекомендовали ей перейти на другую работу. Но отец Николай не благословил. Больная послушалась. Прошло уже много лет, а она, по молитвам батюшки, поправилась и живет до сих пор. Когда я сильно заболел, отец Николай тоже очень убежденно уверил меня, что Господь исцелит. И действительно, я исцелился.

Отец Николай старался привить своим чадам память о смерти

Отец Николай старался привить своим чадам память о смерти. Говорил, что если бы люди знали, что им уготовано, то они вели бы себя по-другому. Часто он для вразумления и наглядности показывал гостям икону Страшного суда, объясняя ее и напоминая о возмездии за грехи. Наставлял очень убежденно, евангельскими словами и примерами. Указывал на изображении, где и за какой грех человеку предстоит мучиться. Это многих отрезвляло и заставляло задуматься и помнить всегда о смертном часе».

Отец Николай (Гурьянов). Художник: Ирина Гайдук Архимандрит Амвросий (Юрасов) вспоминал: «Были со мной еще два человека. Одного старец легонько ударил по щеке, а потом сказал: “Батюшка, благослови”. – “Да я не батюшка!” – “Не батюшка? Да?” Прошли годы. Теперь тот человек игумен. Девушке, которая приехала с нами, вынес нотную бумагу. Она удивилась: зачем это? Она же художник. Не поет. Нот не знает. А ныне она регент в монастыре».

Протоиерей Георгий Ушаков делился: «Часто я видел, что, даже когда батюшка говорил с человеком, у него в перерыве между фразами шевелились губы. Думаю, что он был непрестанный молитвенник. Отсюда происходили и его прозорливость, и открытость к горнему миру. Во время молитвы Господь открывал ему душу человека и Свою волю о нем».

Протоиерей Владимир Степанов рассказывал: «Я жил тогда в Пскове и служил диаконом в Троицком кафедральном соборе. Рядом с собором стоит колокольня, в которой в 1970-е годы жила монахиня Архелая. Захожу однажды навестить матушку. Речь зашла об отце Николае. Она мне рассказывает, что ей было очень тяжело, и она молитвенно обращалась к батюшке: “Отец Николай! Помоги мне! Отец Николай! Помоги мне…” И так несколько раз. Утром следующего дня батюшка приезжает в Псков, приходит к матушке Архелае и с порога говорит ей: “Ну что ты меня просишь: отец Николай, помоги мне, отец Николай, помоги мне…”

Господь наградил батюшку живой верой и непрестанной молитвой. Часто было заметно, что он творит Иисусову молитву. Силу его молитвы я испытал на себе, и не раз. Один из примеров: у меня была серьезная проблема, и я зимой пешком от большака пришел по озеру к старцу. Он меня выслушал, затем встал и говорит: “Давай помолимся”. Батюшка становится на колени на своей крохотной кухоньке, я за ним тоже. Несколько минут молитвы. Встаем с колен. Отец Николай меня благословляет, и я ясно в душе ощущаю, что моей проблемы больше нет. Слава Богу!»

Священник Алексий Лихачёв вспоминал: «Батюшка мне показался немного наивным: он всё уговаривал меня ежедневно читать утренние и вечерние молитвы. А я был таким усердным студентом, что для меня странным казалось не то что молитвы не прочесть – я и Псалтирь читал неукоснительно. “Разве он не знает, что я и без всяких уговоров это делаю?” Но потом в академии я оказался в кружке молодых людей, знатоков и приверженцев греческой традиции, которые, вышучивая наше российское благочестие, иронизировали: “Без вычитки этого правила вам никак не спастись”. Так батюшка заранее меня укрепил, чтобы не поддаться. И еще: теперь, через десять лет, я настолько оказался обременен строительством храма, а также семейными трудностями и бытовыми неурядицами, что засыпаю иногда, не раздеваясь. Но слова отца Николая звучат сегодня – как укор.

Батюшкин язык надо было еще уметь понять. Он открывал людям такие глубокие вещи, да еще в нескольких словах, что их приходилось облекать в форму образов или символов, которые прояснялись постепенно, по прошествии времени, наполняясь новыми духовными смыслами и поворотами судьбы. Некая послушница, приехавшая вместе со мной на остров, стала рассказывать батюшке о нестроениях в монастыре. Он ласково прикоснулся к ее шее: “А ты крестик-то носишь?” Она вынула крестик с груди. “Вот и носи”. (У нее через год открылось душевное расстройство.)

А девушке Вале, интересовавшейся у него, можно ли ей заниматься конным спортом и танцами, отец Николай с лаской и улыбочкой говорит: “А дай-ка я тебе красочки-то добавлю”, – и берет седую прядь со своих волос и будто перекладывает ей. Она, знай, смеется. А ведь он ей намекал на горе до седины».

Благословение о.Николая

Врач Владимир Алексеевич Непомнящих рассказывал о старце: «Внешне он казался отрешенным от всего земного. Чувствовалось, что между нами, грешными, и старцем было громадное расстояние. Многим, подходившим под благословение, батюшка уже не отвечал на вопросы, а только молча крестообразно елеем помазывал лоб. При этом люди чувствовали, как необходимость в расспросах исчезала. Однако с теми, у кого действительно была нужда, отец Николай беседовал, отвечал им на вопросы и даже приглашал людей к себе в домик. Он отвечал не на все вопросы, а выборочно… Несомненно, старец Николай знал волю Божию и открывал ее в той мере, в какой считал необходимым».

Отец Николай благословил меня большим крестом и сказал: “Не будешь ни пить, ни курить до конца жизни твоей”. Так и вышло

Андрей Лукин вспоминал: «От юности моей я пристрастился к алкоголю, и к 26 годам понял, что без него не могу долго обходиться. Я начал искать выход, пробовал закодироваться – не помогло, только хуже стало… Стал брать обеты. Обещался пред Богом, на кресте и Евангелии, в присутствии священника о воздержании от алкоголя, сначала на полгода, потом на год и полтора. Так продолжалось шесть лет, но беда в том, что, как только наступал конец срока обета, буквально в тот же день я начинал снова пить, так как страсть подступала и невозможно было бороться с ней. И вот в 1999 году, в августе месяце, я приехал на остров Залит к отцу Николаю Гурьянову. Я подошел к нему и говорю: “Батюшка, благословите меня не пить три года и не курить год (взять обеты)”. Отец Николай благословил меня большим крестом и сказал: “Не будешь ни пить, ни курить до конца жизни твоей”. С тех пор прошло семь лет, и за это время у меня даже помысла не возникало (слава Богу!) ни выпить, ни покурить. А ведь я курил больше 20 лет.

А за два года до этого чудного события моя жена вместе со старшей дочерью ездила к отцу Николаю с вопросом о том, уходить ли мне с мирской работы и трудиться всецело в церкви или нет. Батюшка, не зная моего имени, сказал жене: “Низкий поклон Андрюшеньке, и прошу ваших молитв”. Какое у батюшки смирение – как он назвал меня, алкаша… А жене ответил: “С мирской работы уходить не надо, а регентом пусть поработает”. Так и вышло: “поработал”, через полгода, меньше, пришлось мне из регентов уйти. Еще жена спрашивала про дочь: учиться ли ей дальше, так как успехи в учебе были неважные, на что старец сказал: “Учись, учись и учись. Тройка и четверка тоже хорошие отметки”. Дочь окончила школу, среднее специальное заведение, сейчас учится в высшем, на четвертом курсе. При поступлении за основной предмет получила пять, за остальные четыре. А ведь в школе училась на тройки!»

Старец Николай и Ольга Кормухина

Ольга Кормухина, известная певица, делилась: «Надо сказать, что в это время у меня были две серьезные проблемы: курение (я никак не могла бросить курить, хотя и очень хотела этого) и еще мне нравились вкусные спиртные напитки. Я, можно сказать, “кайфовала” от изысканных ликеров, ромов, вин и ничего не могла с собой сделать… Вот подходим мы к домику, видим: люди вокруг старца кучками собрались; мы к ним присоединились. А он бегает между людьми и спрашивает: “Пьешь, куришь? Пьешь, куришь? Пьешь, куришь?” А меня не спрашивает. Я думаю: “Ведь это моя проблема. А меня он не спрашивает”. Я хочу сказать, а не могу. Чувствую, что бес мне рот заткнул. Просто натурально это чувствую. У меня вены на шее надулись, а я не могу ни слова сказать. Но чувствую, что если я сейчас не скажу, то мне конец. Просто конец. И всё! Я напряглась из последних сил и взмолилась: “Господи! Помоги мне!” И тут же закричала: “Батюшка! Я пью, курю! Ненавижу себя за это!” А он как будто ждал этого, подбежал ко мне, перекрестил рот и говорит: “Всё. Больше не будешь”. И действительно, это было 19 июля 1997 года, с тех пор я не принимаю ни спиртного, ни сигарет.

Один профессор математики, русский, приехал со своим английским другом, тоже профессором математики, совершенно неверующим. И русский очень молился, чтобы тот уверовал. А англичанин имел помысел: “Если покажет мне этот старец чудо, тогда уверую”. Приехали, батюшка их встретил, завел в келью и сразу же, с первых слов говорит: “Какое же чудо тебе, сынок, показать?” Подошел к выключателю и начал щелкать: “Вот есть свет, а вот нету света. Вот есть свет, а вот нету света. Ха-ха-ха”. Посмеялись, и отец Николай отправил их домой: “Езжайте, сынки, с Богом, пока тихонько”. Англичанин тоже посмеялся: мол, какие могут быть чудеса? Ведь ученый человек. Приехали они с острова обратно на материк, а там толпа народа, милиция, рабочие какие-то провода тащат. “А что случилось-то?” – “Так три дня уже на островах света нет”. И ученый наш тут же развернул лодку обратно».

Анна Ивановна Трусова вспоминала: «Я приехала на остров вместе с моим племянником. Он защищал одного человека, на которого напали хулиганы. В результате на него пало несправедливое обвинение. Следователь давал ему две статьи. Мы поехали к старцу Николаю просить его святых молитв. Батюшка не стал спрашивать, за что, почему, только я вдруг увидела, как изменились его глаза – таких глаз я не видела ни у кого в жизни. Он ушел далеко, он не присутствовал здесь, среди нас. Я прямо-таки затрепетала от этого батюшкиного взгляда. Не знаю, сколько он так молился. Пять минут или больше, но только потом он глубоко вздохнул и сказал: “Не осудят. Оправдают”. Так за какие-то несколько минут старец вымолил человека».

“Батюшка, в такую стужу!.. Зачем?” – испугались матушки. “Зовут”, – тихо сказал старец

Людмила Иванова, церковный фотограф, вспоминала об одном случае: «Собрался однажды отец Николай поздним зимним вечером в сильную пургу куда-то идти. “Батюшка, в такую стужу!.. Зачем?” – испугались матушки. “Зовут”, – тихо сказал старец. И, несмотря на уговоры женщин, ушел в ночную тьму. Ветер выл лютым зверем, метель не стихала. Батюшка долго не возвращался. Бежать, искать – куда? Оставалось молиться, уповая на волю Божию. Вернулся батюшка не один. Мужика замерзшего привел. Тот заблудился в пургу, стал силы терять и даже о смерти думать. От страха взмолился угоднику Божию Николаю Чудотворцу, хотя и считал себя неверующим. Отец Николай услышал».

Игумен Роман (Загребнев) рассказывал, как они с другом приехали к старцу на остров. Друг, не имевший опыта общения со старцами, растерялся и ни о чем не спросил батюшку. И вот, когда они уже собрались уходить, отец Николай сам остановил молодого человека: «Скажи мне, разве это дело? Дома писал-писал хартию с вопросами, положил в карман и, не разрешив ни одного вопроса, уезжаешь! Разве это дело? Сейчас сядешь в “Ракету” и поплывешь, а вопросы в кармане. Ну-ка, доставай сейчас же. А то ведь поплывешь до Пскова, руку случайно сунешь в карман, сердечко-то так и екнет. Чтобы оно было спокойно, и нужда есть разрешить вопросы. Понял?!» «Упал к батюшке в ноги мой попутчик, слезы побежали из глаз, прося прощения и терпения на разрешение написанных вопросов».

Емилиан Лашин вспоминал: «Человек, с которым мне пришлось отправиться на остров Залита, недавно вышел из тюрьмы. Он рано потерял мать, а мачеха плохо обращалась с ним и его сестрой, и оба они начали воровать, и так продолжалось, пока его не посадили. Сидел он два или три раза и когда вышел, уже был очень болен туберкулезом. У него не было ни работы, ни денег, ни прописки, ни жилья, а в больницу было не устроиться. Тогда решили поехать к отцу Николаю. Это было в сентябре, в конце месяца – тяжелое для чахоточников время. Помню, в тот день у батюшки было много самого разнообразного народа… А мой “подопечный” стоял за воротами у большого камня и не решался (или уже не был в силах) войти. Батюшка едва взглянул на него и сразу окликнул по имени, сам вышел за калитку и долго-долго о чем-то разговаривал с этим человеком. А потом благословил его трижды и сказал громко: “Всё будет хорошо”. Надо ли говорить, что сразу по нашем возвращении этого человека взяли в самую лучшую клинику, будто внезапно забыв обо всех препонах и доводах, которые те же самые люди находили всего несколько дней тому назад. В этой клинике он пролежал более полугода, совершенно излечившись от страшного недуга. За это время оформили и прописку, и постоянно какимто чудным образом находились средства на лекарства, стоившие немалых денег».

Старец Николай Гурьянов

Алексей Белов, известный музыкант, рассказывал: «Мы были свидетелями такого случая. Однажды на острове поднялась страшная буря и вдруг мгновенно затихла. А когда мы подошли к келье батюшки, то его келейница сказала, что шел смерч, батюшка вышел, перекрестил, и всё рассыпалось. А потом оказалось, что он мальчика от смерти спас. Этот мальчик вышел рыбачить на большой лодке, и во время смерча он мог бы погибнуть, разбиться на этой лодке.

Батюшка вообще спасал людей от смерти не один раз. Так было с нашей дочкой. В младенчестве она очень тяжело переносила высокую температуру, у нее начинались судороги. И вот однажды судороги были такие сильные, что у нее запал язык и началась асфиксия, она уже синеть начала. Тогда я про себя закричал: “Отец Николай, помоги!” И язык вернулся на место, она задышала ровно.

У монахов, с которыми мы встретились на Афоне, были фотографии старца. Все его очень почитали. Когда мы были на вечерней службе в Хиландаре, в сербском монастыре, духовник принимал у меня исповедь. Я решил ему подарить фото отца Николая, так как взял с собой целую пачку, чтобы дарить людям. Он взял фотографию, посмотрел и сказал: “Отец Николай!” Потом я узнал, что духовники некоторых афонских монастырей, в том числе отец Тихон из Хиландара, приезжали на остров к батюшке Николаю. Для меня это было поразительно. Ведь Святая Гора – центр сосредоточения монашеского опыта более тысячи лет. Можно сказать, что это “институт старчества”, здесь возросло много старцев, в том числе современных. И вот с Афона монахи ехали на какой-то далекий остров в России, чтобы увидеть святого».

Иеромонах (ныне игумен) Нестор (Кумыш), духовное чадо старца, делился: «Диаконство мое было им тоже предсказано. Перед поступлением в семинарию я, как обычно, приехал на остров, ибо тогда уже ездил регулярно, не мог уже без этого. Побеседовал со старцем, всё, что нужно было, решил. На прощание он мне говорит: “Скоро диаконом будешь”. “Когда?” – спрашиваю. “Следующим летом”, – ответил старец. С тем и уехал. Но в душе недоумение: какое диаконство, когда я еще не поступил даже в семинарию? Пошутил, может, батюшка? На деле же вышло всё по его слову. Меня, как окончившего вуз, зачислили в семинарию сразу во второй класс… По окончании второго класса мне предложили перейти в четвертый, минуя третий. Не дав никакого ответа, я уехал за город к родственникам до сентября следующего учебного года. А в начале июля неожиданно позвонили из епархиального управления с требованием немедленно явиться в город для сдачи ставленнических экзаменов и прохождения исповеди перед хиротонией.

На полном ходу у меня заклинило двигатель, и машина стала неуправляемой

Для успешного хода реставрационных работ по храму, где я служил, благотворитель, совершавший его восстановление, подарил мне машину. “Немедленно продай ее”, – категорично потребовал от меня старец, когда я поведал ему об этом. Но я не послушался и решил это сделать по окончании реставрационных работ… На полном ходу у меня заклинило двигатель, и машина стала неуправляемой. Через две-три ужасных минуты я оказался в кювете всеми четырьмя колесами вверх. По милости Божией всё обошлось благополучно, и я отделался испугом. Но с тех пор не решался нарушать или как-то переиначивать слово, сказанное старцем.

Был у меня один грех, причинявший мне немало огорчений и переживаний. Периодически я страдал рецидивами мрачной раздражительности и вспыльчивости. Трудно жить с этим христианину, так как ничто столько не отравляет существование окружающим и ничто так не унижает человеческого достоинства, как потеря самообладания. Но и борьба с этим распространенным недугом непроста. И вот однажды по приезде на остров я обратился к старцу с довольно глупым вопросом, не лишенным к тому же затаенного тщеславия. Я спросил отца Николая, что бы мне этакое особенное делать для вящего благоугождения Богу. Не глядя на меня, старец ответил: “Не скандальте”. Ух, как больно мне стало от этого слова! Я отскочил от батюшки, как будто меня обдали крутым кипятком. Его слова попали в самую точку и глубоко уязвили мое самолюбие. Но что делать? Для нашего излечения иногда нужны не сладкие пилюльки, а горькие лекарства, и отец Николай решительно употреблял их там, где это требовалось. Впоследствии – как я полагаю, не без молитвы батюшки – я обнаружил главную причину терзавшего меня недуга и освободился от него».

Старец Николай Гурьянов и протоиерей Валериан Кречетов

Протоиерей Валериан Кречетов делился: «Батюшка всё время повторял: “Всё хорошо, да, всё хорошо. Какие мы счастливые, что мы в Церкви, что мы причащаемся…” Старца спрашивали о России, а он отвечал: “Россия не умирала. Ох, как хорошо у нас. Слава Тебе, Господи. Господь не оставляет нас”».

Священник Алексий Лихачев вспоминал о последних днях жизни старца и о последней встрече с ним: «И вот я у самого дорогого человека. Снова, как в первую встречу, сижу подле ног. Только батюшка… был уже другим. Он умалился, как когда-то Господь. Он был совсем как ребеночек. Поцеловал мне руку: ты, мол, священник, а я – уже никто. Когда отдавал ему в подарок скромные святыньки, батюшка по-детски спрашивал: “А это что? Крестик?” И умиленно плакал. Я ему привез ваточку, обмакнутую в миро с иконы Царя-мученика. Он раза три переспрашивал, что это за ваточка. Попросил его поставить крестик на книге с его стихами. “Вот здесь? Здесь?” – спрашивал, пока я не показал пальцем. В послушание мне батюшка минут пять старался своей немощной рукой начертить этот крестик, рука дрожала… Я тоже стал плакать. Всего того душевного, что я знал и чего ждал, уже не было. Не было НАВСЕГДА. Явно почувствовалось, что человеческое в батюшке уже уходит. Внешне об этом говорила противоестественная бледность лица: ни кровиночки! Его плоть держалась только Духом – ради нас, по его любви и милости Божией. И только на вопросы все старец ответил. Отвечал, закрывая глаза и молясь, – и только в эти секунды я узнавал “своего батюшку”. Даже тон его становился твердым и властным».

Протоиерей Борис Николаев вспоминал: «Когда батюшка лежал в гробу, правая рука у него была настолько теплая и живая, что у меня закралась в голову мысль, не живого ли мы хороним. Дело в том, что отец Николай был близок к горнему миру. Праведники в особые минуты, особенно после Причащения Святых Христовых Таин, перестают чувствовать разницу между миром горним и миром видимым, могут временно переходить в иной мир. Отец Валериан часто в последние годы причащал батюшку и несколько раз замечал, что старец словно умирал. Дыхание останавливалось, но пульс продолжал биться. Через некоторое время отец Николай выходил из своей келейки к встревоженному отцу Валериану, келейницам и с улыбкой спрашивал: “Ну, что вы тут?”».

“Не плачьте! Теперь отец Николай у Престола Небесного за нас молится”

Иерей (ныне протоиерей) Алексий Николин вспоминал о похоронах старца: «Было 40 служащих священников, два владыки: архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий и Никон, епископ Екатеринбургский на покое… Вначале прощалось священство, потом пошли миряне. Прибыли монахи Псково-Печерского монастыря, архимандрит Тихон (Шевкунов)… приехал со своим хором. Хор Сретенского монастыря пел отпевание… Когда закончилось отпевание, подняли гроб, обнесли вокруг храма с каноном “Волною морскою” и понесли на кладбище».

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) утешал скорбящих: «Не плачьте! Теперь отец Николай у Престола Небесного за нас молится».

Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас!

«Есть в озере Псковском три острова чудных», или вояж на Талабские острова (часть 1)

«Есть в озере Псковском три острова чудных» — эти строки древней летописи посвящены островам Талабского архипелага. Культурная, историческая и духовная ценность этих островов неоспорима.

Про Талабские острова я узнала совершенно случайно. Услышала как-то краем уха, что рядом со Псковом есть острова, но попасть туда затруднительно. Услышала и забыла. В прошлом году я услышала, что есть экскурсии на Талабские острова. Вот тут я начала искать информацию как туда попасть. Уж очень мне хотелось. Видимо мироздание услышала мою просьбу, и в этом году я всё таки туда попала. Чуток истории.

Талабские острова находятся в юго-восточной части Псковского озера, в 25 км к северо-западу от Пскова. В состав Талабского архипелага входят три острова — Залита (Талабск), Талабенец и остров Белова (Верхний)). Это небольшие острова, каждый из который уникален по-своему.

Добираться до них и сложно, и не сложно. Один из вариантов: на машине нужно доехать до деревни Большая Толба, оттуда на маршрутном катере до островов. У катера имеется расписание и ходит он не каждый день.. Можно договориться с местными жителями, но тут цены кусучие. Могут запросить до 1000 рублей.

Самый простой вариант — это поехать в составе экскурсии. Нашей группе достался замечательный катер. Выбирала я его по цвету:))) В итоге оказалось, что он самый быстрый

Причала как такового нет((( Экскурсоводы и жители мечтают о нём, но пока нужно подняться по трапу. Капитан помогает. Около пристани множество лодок и катеров. Есть очень интересные экземпляры. Я как мать рыбака — любителя не могла пройти мимо:)))

Отчаливаем от берега. Наш капитан.

Несколько минут захватывающих виражей на катере по извилистому устью реки Толбы – и вы на бескрайней глади Псковского озера. Чем быстроходнее катер, тем круче виражи. Поверьте на слово — это так здорово! Если катер открытый, то не лишним будет плащ, тем кто сидит сзади. При сильном ветре вас может здорово окатить водой.

Подходим к самому дальнему острову Верхнему, или острову им. Белова. Тут следует уточнить про названия островов. Островов три: им. Залита (Талабск), им. Белова (Верхний) и Талабенец (Талабец). В скобках первоначальные названия островов.Но после Октябрьской революции, острова поменяли свое название. Ян Залит был организатором революционного Совета на островах, как и Иван Белов. Вместе с другими товарищами они были казнены отрядом белогвардейцев Булак-Булаховича в 1918 году. После того, как на островах Советская власть окончательно установилась, было решено переименовать остров Талабск в честь Я.Залита, а остров Верхний, в честь И.Белова.

Прежде чем причалить к острову Белова, проходим мимо одного из островов Талабского архипелага — острова Талабенец. Он из них самый маленький, и в отличие от его более крупных соседей, Талабенец — необитаемый, хотя до Великой Отечественной войны он был заселен. Во время войны острова были оккупированы. В 1943 году немцы угнали всех жителей на принудительные работы в Европу, а постройки на островах были сожжены дотла. И когда после войны люди стали возвращаться и заново отстраивать свои деревни, то на Талабенец жить никто не вернулся. Сейчас добраться туда можно на лодке, или пешком по песчаной косе, которая как правило появляется летом и связывает Талабенец с островом Залита. У Талабенца тоже есть своя особенность — там гнездятся много разных птиц, там есть прекрасный пляж и оттуда открываются прекрасные панорамные виды на соседние острова Белова и Залита.

Итак, сходим по трапу на остров Верхний — это название мне больше нравится. Здесь хороший песчаный берег. В сезон можно искупаться (есть кабинка для переодевания), так что можно захватить с собой купальник.

У меня купальника не было, поэтому я сразу нацелилась на местные достопримечательности. Когда-то на острове был совхоз миллионер. Добывали тонны рыбы и перерабатывали. Сейчас осталось только здание рыбоперерабатывающего завода(((

Сохранился старинный купеческий дом.

Остатки старины:)))

Мы подходим к Петропавловской церкви. Ворота с росписями.

По преданию в стародавние времена остров Белова, который изначально назывался Верхний, был весь покрыт непроходимыми лесами. Он служил пристанищем для разбойников и беглых каторжников, которые между делом промышляли грабежом проходящих мимо судов.

Но в 1470 году сюда пришел Досифей Верхнеостровский и основал на острове монастырь во имя апостолов Петра и Павла, где стал игуменом. Историки не исключают даже, что первые насельники монастыря были из числа разбойников.В 1584 году Верхнеостровская обитель была приписана к Псково-Печерскому монастырю, а в 1703 году во время Северной войны была сожжена шведами. Однако монастырь очень быстро восстановили. Уже в 1710 году был освещен новый каменный Петропавловский храм. В 1764 году монастырь упразднен, в Петропавловская церковь стала приходской. Петропавловский храм был закрыт в 20-е годы ХХ века.

Храм официально передан церкви в 1990 году. Начало восстановлению было положено в 1994 году, когда на остров высадился десант из казаков. Именно этот «стройотряд» и начал поднимать храм из руин. На освящение храма приехал с соседнего острова старец Николай Гурьянов, который освятил храм веточкой сирени, приговаривая: «Святое место, святое место…Сейчас в храме служит отец Сергий. Его дом рядом с храмом. Он всегда рад гостям всё расскажет и покажет.

Во время работ по расчистке храма под алтарем была найдена маленькая пещерная церковь, в которой предположительно и покоятся мощи Досифея Верхнеостровского. Хотя это спорный вопрос. До настоящего времени не установлено точное место захоронения святого и мощи его пока не обретены.

В пещерной церкви было несколько входов. Один из церкви, один с улицы (откуда сейчас можно спуститься в храм) и бытует мнение, что ещё один вёл в подземный ход. Местные экскурсоводы рассказывают, что подземные ходы вели на берег озера. Скорее всего по ним ходили разбойники, грабившие корабли.

Пещерный храм был завален мусором. Мусор убрали, расчистили стены. Исследование показало, что кирпичи в стенах 15 века. Богослужения в пещерном храме проходят только при свечах.Несколько ступенек вниз, потом еще 6 ступенек в полной темноте и вы в подземной церкви.

Освещение свечами. Сделан небольшой алтарь. Фотографировать сложно. Темно, помещение маленькое, желающих посмотреть много. Но если вы будете на острове обязательно спуститесь в храм. Это того стоит. Обычно он закрыт, но попросить всегда можно, чтобы открыли.

Части стен храма покрыты современными фресковыми росписями на евангелеевские сюжеты.Фотография с просторов интернета. Алтарная часть.

Выходим их храма. Идём гулять по заповедным тропам. Остров Белова (Верхний) — настоящий рай дикой природы. Ведь на острове встречается большое разнообразие птиц, в том числе занесённые в Красную книгу: певчие дрозды и серые цапли. За последнее время цапель становиться всё больше. Они сделали себе гнезда в лесу. Местные называют эту часть леса тайгой. По другому и не скажешь:))) Где то там можно увидеть гнёзда цапель.

Но пока наш путь лежит к берегу Псковского озера, которое местные жители за его просторы называют морем. Выходим на песчаную косу.

Чуть в сторонке от дюны на Досифеевой горке стоит поклонный крест. Когда-то здесь располагался скит. В скиту был Успенский храм и келья Преподобного Досифея.

Слов нет… Дышите полной грудью, от этого чистого воздуха голова идёт кругом:))) Идём по высокому скалистому берегу, который прилично возвышается над озером и виды оттуда открываются потрясающие!

Дальше наш путь лежит в заповедный лес.

Выходим на поле. Экскурсовод поведала, что здесь «аномальная зона» — сколько не пробовали сажать, ничего не растёт. По мне так просто на поле совсем нет плодородного слоя земли, один песок. Солнце и ветер на песчаной почве, вот и не растёт:))) Хотя я не агроном.

Возвращаемся в деревню. Люблю такие домики украшенные с любовью.Спортивная площадка.

Без Бабы Яги тоже не обошлось)))

Остров небольшой. Куда бы ты не шёл, все дороги выводят назад к храму. От храма рукой подать до пристани.

Так жалко уезжать. Сейчас здесь есть гостевой дом. Себе на заметку, ну и вдруг кому надо. Домик вполне современный.

Хотела написать всё в один пост, но не получилось. Не умею я коротенько. Всё у меня нужное и важное, всем хочется поделиться. Так что продолжение следует — вторая часть Остров Талабск.

оз. Вселуг о. Божье дело.

О Новосоловецком островном монастыре

существовавшем в XVIII — начале XX века в Тверской губернии.

Соловецкий монастырь известен во всем мире. Но мало кто знает, что на Верхневолжских озерах есть остров Малосоловецкий, на котором 300 лет назад был основан монастырь. Приписанная к Ниловой пустыни Новосоловецкая пустынь.

1701 году иноком Иоилем. Ища уединения, Иоиль (в миру Иоанн) построил на острове хижину. Остров в те времена принадлежал князю Ивану Шаховскому.

Иван Шаховскоой Герб Шаховских Иоиль

Сначала князь приказал согнать монаха, но после личной встречи с ним позволил жить на острове. Вскоре Иоиль оказал князю услугу, благодаря которой в поместье прекратилась заразительная болезнь скота и людей, за что получил остров в совершенное владение.

Название острову «Божье дело» дано было основателем и затем усвоено народом. Основав на острове монастырь, Иоиль стал его первым настоятелем

Первый храм, построенный на острове, был деревянным и скоро пришел в негодность. В 1728 году Иоиль подает прошение о разрешении ему построить вместо прежней обветшавшей деревянной церкви каменную во имя Святой Живоначальной Троицы с приделами Покрову Пресвятой Богородицы и Св. Зосиме и Савватию Соловецким Чудотворцам.

Зосим и Савватий

Разрешение получено 23 марта 1728 года. И с этого момента и вплоть до 1730 года Иоиль с братиею заготовляют камень. Приготовить кирпич и другие припасы для строительства, а также нанять работников у них еще не было средств.

В 1730 году на престол вступила Анна Иоановна. Иоиль с братиею обратился к ней с просьбой о помощи в построении в их монастыре каменной церкви

Анна Иоановна Иоиль

Было ли удовлетворено прошение не известно, но строительство придела во имя Покрова Пресвятой Богородицы было начато и завершилось в 1738 году. Освящение состоялось 2 декабря 1738 года. (До революции в алтаре храма хранился деревянный крест, на котором было свидетельство об этом событии.)


1740 году Иоиль умер. Тогда перед смертью он принял схиму под именем Иона и впоследствии был погребен под алтарем храма Святой Живоначальной Троицы с приделами во имя святых Зосимы и Савватия и Покрова Пресвятой Богородицы.

Придел во имя Святых Зосима и Савватия Соловецких был освящен в 1748 году. Главный каменный храм монастыря освящен в 1753 году 6 февраля.

Над западным входом храма была колокольня, а над западной стороной левого придела — каменная просфорня. В 1797 году на церкви и приделах меняют кровлю, теперь она из листового железа. В 1799 году вокруг монастыря появилась каменная ограда (вместо прежней деревянной).
 В 1801 году полы в церкви и приделах выстланы чугунными плитами, привезенными неизвестными благотворителями из Санкт-Петербурга.
 (суждено ему было простоять 194 года, до 1947-го, когда он был взорван большевиками).

От истока Волги по озеру до острова примерно 30 километров. Открывается он не сразу: только выйдя на простор самого большого из верхневолжских озер — Вселуга, замечаешь среди воды далекую полоску леса.

исток Волги о. «Божье Дело» И.Ф. тюменев

В 1894 году здесь путешествовал историк и писатель И. Ф. Тюменев: «Картина была очень живописна. Вдали на островке каменная церковь и колокольня Новосоловецкой виднелись  пустыни, более известной в окрестности под именем «Божье дело». По поводу происхождения столь необычного названия известный естествоиспытатель академик Н. Я. Озерецкий в начале XIX века писал: «Названию сему подал повод некто отставной солдат, а другие приписывают какому-то монаху, который вздумал построить на сем пустом острове церковь и, не имея денег на уплату работникам, на требования их всегда отвечал: «Дело Божье».

Монастырь был закрыт в 20-е годы ХХ века, а храм взорван в 1947 году. Кирпич вывозился на баржах в соседние деревни для строительства. Вскоре святое место опустело, заросло крапивой, малиной, непроходимым кустарником, деревьями.

ХХ век

В 1967 году местный житель «дед Силаваныч» поведа о Новосоловецкой пустыни - мужском монастыре, существовавшем некогда на острове, называемом в округе Божье дело: — Это было давно, когда я был молодым, но помню хорошо, что появлялись в нашей и в соседних деревнях монахи из Новосоловецкого монастыря, а ведь им не разрешалось покидать остров, так как все они были здесь ссыльными из других монастырей и содержались здесь в строгости . Под озером они прорыли подземный ход, который начинался из заброшенного колодца на острове и выходил на противоположный берег. Так и попадали на большую землю.

В 1920 году, — продолжал дед, — новой властью было принято монастырское добро конфисковать, сам монастырь взорвать, а монахов постановлено «ликвидировать», но местные жители предупредили тех об опасности, и когда большевики явились

Алтарная дверь колодец монах

на остров, то не обнаружили ни монахов, ни сколько-нибудь ценного имущества - все вывезли в неизвестном направлении. Монастырь так и так вскоре взорвали 1947году.
На острове же, густо поросшем лесом, ни что, казалось бы, не напоминало об исчезнувшей обители. Хотя…
Еще в начале 1970-х годов там недалеко от воды обнаружили колодец: шест, опускаемый в него, быстро упирался в дощатое дно, а вбок уходил какой-то лаз. Что интересно, в этом месте расстояние от острова до берега действительно оказалось самым коротким. Среди развалин виднелись фундаменты солидных построек, а вдоль береговой линии шла насыпь из кирпича - видимо, остатки каменной ограды. В те же годы вблизи деревни Орлинка, что напротив острова Божье дело, в зарослях ивняка доживала свой век часовня, полуразрушенная и полузатопленная, где в беспорядке были наставлены и навалены иконы и другая церковная утварь.

Архангел Михаил

Удалось спасти лишь несколько икон в хорошем состоянии, дощатую алтарную дверь с дивным изображением архангела Михаила.
Возрождение духовной жизни на острове началось в 1996 году, когда сюда был назначен священник Валентин Цвелев. С его появлением и была открыта новая страница в истории острова Боже дело.

Незабываемая поездка на остров Белов в Псковском озере

В Псковской области есть прекрасное место, куда едут туристы и паломники со всего мира — это талабские острова, которые расположены на Псковском озере. Местные говорят, что побывав здесь хотя бы один раз — человек влюбляется в эти места на всю жизнь. Мы решили проверить эту гипотезу и в один из теплых июльских дней отправились в увлекательнейшую поездку на один из островов «Псковского моря» — остров Белов.

Как добраться

Самый известный способ добраться до знаменитых псковских островов — это паромная переправа из населенного пункта Большая Толба, который находится в 28-ми километрах от Пскова по Гдовской трассе, туда мы и направились.

Знак едва заметен издалека, поэтому если ехать без навигатора — то его легко можно проскочить.

Оставить автомобиль в самой Толбе — не проблема. На причале есть платная огороженная парковка, а также бесплатная — вдоль дороги и у самого причала. Как нас заверили местные жители, за 20 лет здесь не было ни одного случая кражи автомобиля — поэтому мы не раздумывая оставили свой авто прямо на причале.

Если у вас нет своего автомобиля, то до Толбы можно добраться и на пригородном автобусе №142, который следует из Пскова от остановки ул. Рокоссовского. Кроме того, на псковские острова есть экскурсии из Пскова и Санкт-Петербурга, но мы предпочитаем путешествовать самостоятельно — так и интересней, и во времени не ограничен.

Прямого выхода из Толбы в Псковское озеро нет: путь к озеру лежит через небольшую и извилистую реку Толбица.

Стоит отметить, что добраться до острова Белов можно тремя способами:

1.Общественным транспортом — катер за 170 рублей (цена на июль 2018, дети до 10 лет бесплатно)

2. На моторной лодке с частными извозчиками за 1500 руб (до 5 человек)

3. На заранее заказанном транспорте, который перевозит экскурсионные группы.

Мы решили сэкономить и поплыли на катере. Правда он ходит не каждый день, отправление из Толбы по расписанию:

— Среда, пятница 8:00, 10:00, 16:00

— Суббота 10:00

— Воскресенье 13:30

Полное расписание катера «Талабск»

Первой остановкой на нашем пути был остров Талабск (Залита). Стоит отметить, что большинство туристов и паломников едут именно сюда, так как здесь находится церковь Николая Чудотворца, в которой служил старец Николай Гурьянов.

Но целью нашего путешествия был именно остров Белов, или как его называют местные — остров Верхний, не менее интересный, но менее посещаемый, поэтому мы отправились дальше.

Ну вот мы и добрались до цели. Как я уже писал ранее, в отличии от Залита, Белов — менее заселенный остров, поэтому сюда едут довольно много туристов с палатками и котелками. Мы же, ввиду наличия двух маленьких детей, решили остановиться у настоятеля местного храма отца Сергия, который любезно предоставил нам гостевой дом. У него же можно попросить провести экскурсию в храме Петра и Павла, а также заказать трапезу из местной рыбы.

Немного «охладившись» после дальней дороги, мы отправились исследовать остров.

Как я уже упоминал в своем рассказе, большая часть острова Верхний не заселена, поэтому можно вдоволь насладиться дикой природой.

Неоднократно встречаются предупреждающие таблички, о том что остров является природным заповедником. Кстати, поэтому, строительство на острове запрещено. Если, вы решите построить домик на берегу, то это вряд ли получится, потому как разрешение на это никто не даст, вариант только купить существующую постройку с участком. Такой вариант вполне реален, проходя по главной улице острова мы встречали дома с табличкой «продается».

Но мы приехали не за этим, так что продолжаем путешествие.

Первое что бросается в глаза — это чистота. Даже с учетом того, что здесь практически каждые выходные останавливаются туристы с палатками — мусора на западной части острова (именно она не заселена) практически нет совсем. Видимо сюда приезжают очень культурные отдыхающие.

Красота природы здесь просто неописуемая. Контрастное сочетание каменных береговых линий, отвесных склонов и высоких деревьев — приведет в восторг даже самого искушенного путешественника. Вот она красота нетронутой природы!

Если Вы когда нибудь будете на Белове, то обязательно посмотрите закат — неописуемое зрелище.

Проснувшись утром, мы первым делом отправились на восточный берег острова. Там мы хотели проверить одно интересное утверждение: дело в том, что еще до поездки на Талабские острова я нашел в интернете интересную заметку от экстремального туриста, который утверждал, что от острова Белов до острова Залит можно пройти по косе, а плыть придется всего 200-250 метров и даже выложил GPS трекер этого пути. При этом максимальная глубина составит не более метра.

Ну что же, как оказалось коса там действительно есть. И метров 100 я по ней точно прошел, дальше не рискнул, но с утверждением этого «экстремала» наверное стоит согласиться!

Как вернуться с острова

На этом наше путешествие подходило к концу, но так как мы приехали на остров в воскресенье, а уезжали в понедельник, то на «общественный» транспорт рассчитывать было бессмысленно — в этот день он просто не «ходил». Оставался, как нам казалось единственный вариант — идти на восточный пляж и искать «моторку» (их не проблема найти — можно подождать на пляже или обратиться к местным жителям). Но нам повезло, на причале стояло судно перевозившее экскурсионную группу и за небольшую сумму в 500 руб, его капитан, любезно согласился нас отвезти на «большую землю».

Наши впечатления

Всего сутки пробыли на псковском острове, а получили такой заряд энергии, как будто неделю были на море. Здесь такое умиротворение, тишина, чистый воздух… Мы просто влюбились в это место и думаю приедем сюда еще не один раз!

Хотите поддержать Наш проект? Подписывайтесь на нашу группу Вконтакте: «Дома на колесах»

Ближайшие две публикации будут посвящены замечательному путешествию, которое случилось у меня 6 мая. Я осуществила свою давнюю мечту -побывала на Талабских островах — на острове Залита и острове Белова.
Талабские острова находятся в юго-восточной части Псковского озера, в 25 км к северо-западу от Пскова. В состав Талабского архипелага входят три острова — Залита (Талабск), Талабенец и остров Белова (Верхний). Это небольшие острова, каждый из который уникален по-своему. И, как оказалось, для меня это настоящие места силы. Мне здесь очень понравилось: я узнала для себя много нового, получила огромный заряд бодрости и массу впечатлений….

Хотя, конечно, не могу сказать, что это моя первая поездка на острова. В далеком детстве я была там несколько раз. Но поскольку с тех пор прошло уже очень много времени, то я практически ничего не помнила о тех поездках, кроме того, что там было классно. Так что, в принципе, я ехала туда сейчас, как будто в первый раз.
Возможно, я осуществила бы свою задумку и раньше, но в наши дни туда стало как-то очень не удобно добираться. Если в пору моего детства с островами было налажено очень хорошее сообщение, и туда прямо из Пскова можно было запросто доехать долететь на «Ракете» или «Заре», (причем рейсов было пара-тройка в день), то теперь ситуация совсем иная. Теперь сначала нужно доехать до Большой Толбы (20 км от Пскова) и оттуда уже или на маленьком муниципальном катере «Талабск», на котором практически всегда аншлаг из-за редких рейсов и большой востребованности у жителей островов, или брать частника, который на своей моторке или катере доставит желающих на нужный остров. Все это как-то мне не очень подходило и моя поездка на острова откладывалась.
Но в прошлом году я совершенно случайно узнала, что у нас открылся информационный центр «Талабы», который организует экскурсии на острова прямо из Пскова. Я взяла это дело себе на заметку и в этом году при первой же возможности я туда поехала! Мы посетили с экскурсией два острова — Залита и Белова. Третий из островов Талабенец — необитаемый. Мы на него не выходили, просто пронеслись мимо по водной глади и посмотрели на него в «иллюминаторы». Так что и рассказ мой будет в двух частях, первая из которых будет посвящена прогулке по острову Залита, а вторая — прогулке по острову Белова, хотя и о Талабенце я тоже буду рассказывать.
***
Итак, наша поездка началась от площади Ленина в Пскове, откуда мы, погрузившись в микроавтобус доехали до Б.Толбы. Здесь, в небольшой бухточке располагается местный «порт».
Там мы сели на небольшой катер, который домчал до острова Залита за 10 минут.
внутри катера, наверное могут располагатся порядка двадцати человек. Спасательные жилеты имелись в наличии…
Когда мы выскочили из узкого зигзагообразного русла реки Толбицы в Псковское озеро, у меня, если честно, аж дух захватило. Такая бескрайняя водная гладь!
Наша встреча с островами приближалась с каждой минутой. Вот уже показался остров Залита
Никольский храм — главная доминанта острова Залита (Талабска)
Подходим к причалу
Сойдя на берег, в ожидании экскурсовода, делаю несколько фотографий
Экскурсию по островам для нас проводила местная жительница, учительница залитской школы Ольга Михайловна. Вся ее жизнь связана с Талабскими островами. Она рассказала нам очень много интересного об истории островов, и о том жизненном укладе, который бытовал здесь на протяжении многих веков. Ольга Михайловна — удивительно светлый, открытый человек. Слушать ее было одним удовольствим. Правда, из-за того, что я много фотографировала, я иногда отходила от группы и кое-что пропускала. И тем не менее, я постараюсь рассказать здесь вкратце, то что запомнила….
Исследователи полагают, что Талабские острова были заселены уже в XI веке. По поводу происхождения названия архипелага и существуют две легенды. Первая из которых гласит, что название это пошло от имени первопоселенца Тала — рыбака из племени чудь. По другой версии это название происходит от финно-угорского слова «тало» — «дом, строение». Талабском остров назывался до 1821 года, когда императором Александром I по прошению местных жителей острову был пожалован новый статус безуездного города и дано новое имя — Александровский посад. Тогда же Талабск получил план регулярной застройки, сетка улиц, которой сохраняется и по сей день.
Но после Октябрьской революции, остров вновь поменял свое название. Ян Залит был организатором революционного Совета на островах, как и Иван Белов. Вместе с другими товарищами они были казнены отрядом белогвардейцев Булак-Булаховича в 1918 году. После того, как на островах Советская власть окончательно установилась, было решено переименовать остров Талабск в честь Я.Залита, а остров Верхний, в честь И.Белова.
Однако, как бы не назывался этот остров, главным и единственным занятием островитян во все времена было рыболовство. Рыбу, в том числе и знаменитый псковский снеток, отправляли в Петербург, Москву, и другие города. Талабский снеток сушили в специальных печах, которых на маленьких островах было более сотни. Ежегодно продавали от 160 до 300 пудов рыбы, что позволяло жителям (население острова в XIX веке привышало три тысячи человек) на этих скудных и бесплодных с сельскохозяйственной точки зрения земель жить весьма безбедно. Местные рыбаки значились среди поставщиков императорского двора.
В советское время здесь действовал рыболовецкий колхоз им.Залита. Это было процветающее предриятие, колхоз-миллионер. Остров был полностью на самообеспечении, здесь были собственные школа, поликлинника, родильный дом, аптека, почта, свой радиоузел, магазины и хлебопекарня…
Но с началом 1990-х жизнь на островах очень изменилась. Развалили колхоз и все постепенно стало приходить в упадок. И процесс этот продолжается. Так что наряду с восхищением природными красотами острова и бескрайними озерными пейзажами, во мне постояно присутствовало и чувство грусти от созерцания разрушенных и разрушающихся зданий, затопленных лодок и кораблей, в общем того упадка, в котором пребывает сейчас остров Залита.
Ну а теперь перехожу непосредственно к прогулке…
Сначала мы поднялись от причала на главную улицу острова Залита, которая тянется вдоль всего южного побережья острова и называется — Набережная. На ней находятся очень много местных достопримечательностей.
например, купеческие дома XIX века. На первом этаже как правило располагались деловые и хозяйственные помещения (лавки, склады), а над ними, на втором этаже, жилые комнаты. В советское время в этом доме располагалось правление колхоза.
Рядом стоит дом известной рок-певицы Ольги Кормухиной, которая уже много лет живет на острове Залита. О ней наш экскурсовод говорила с большим уважением, потому что Ольга приняла самое активное участие в сохранении на острове местной школы, которую в 2010 году собирались закрывать из-за малого количества учеников. Ольга привлекла внимание прессы к проблеме и дала благотворителный концерт, все средства от которого передала на ремонт и модернизацию залитской школы. С тех пор каждое 1 сентября сюда приезжал губернатор Псковской области А.Турчак, что бы принять участие в праздничной линейке, посвященной началу нового учебного года. В прошлом году в Псковской области поменялся губернатор, и сохранится ли теперь эта традиция не известно. (мы пройдем мимо здания залитской школы в самом конце прогулки)
А до Ольги Кормухиной в этом доме жил известный художник Петр Оссовский, который очень любил Талабские острова и написал здесь много своих картин, в которых отображал не только суровую красоту здешних мест, но и создал большое количество портретов местных рыбаков и жителей острова. (Картины П.Оссовского можно увидеть, например, в Псковском музее-заповеднике, где под его работы отведен отдельный зал)
Далее проходим мимо недавно появившихся на острове зданий ресторана «Ерш», где мы позднее будем обедать и мимо гостиницы «Тихая гавань»
Прямо за ними стоит Поклонный крест воинам Талабского полка, с которым связана одна из трагических историй времен Гражданской войны (1917-1922). Жители островов в подавляющем своем большинстве не приняли советскую власть. Во время Гражданской войны из местных жителей был сформирован целый полк численностью 732 человека, который встал на сторону Белой армии и вошел в состав Северо-Западной армии под командованием генерала Юденича, с которой принимал участие в военных действях. Зимой 1919-1920 гг., когда под натиском красноармейцев армия Юденича с боями отступила к границам Эстонии, на реке Нарве Талабский полк настиг трагический конец. Прикрывая отход армии, полк был расстрелян одновременно с двух сторон: с правого берега — красными частями, с левого — своими бывшими союзниками — эстонцами.
Поклонный крест был установлен в 2007 году. Надпись на табличке: «Воинам Талабского полка и всем погибшим за Бога, Царя и Отечество в Гражданскую войну 1918-1920 гг». (Любая война ужасна сама по себе, но как мне кажется, страшнее гражданкой войны вообще ничего нет)
Здесь же рядом стоит часовня Святителя Николая, возведенная в 1854 г.
В нишах ее стен есть фрески с изображениями св.Николая,
Преподобного Досифея Верхнеостровского (основавшего в 1470 году монастырь во имя Петра и Павла на острове Верхнем (Белова))
и последнего императора Всея Руси — Николая Второго
Остров Залита, как видно по картинкам, довольно плотно заселен. Здесь есть несколько улиц. Улица Школьная (если я не ошибаюсь) сбегает прямо к часовне, где и пересекается с Набережной.
Ну а мы идем дальше, в сторону храма святого Николая Чудотворца.
Наш гид, рассказала нам о том, что во времена Великой Отечественной войны острова были оккупированы. В ноябре 1943-го немцы погрузили всех людей на баржи и увезли, а все постройки на трех островах облили керосином и подожгли. Людей отвезли в Латвию, Эстонию, Польшу, Германию, Австрию и Францию. После войны, когда талабчане стали возвращаться домой, здесь было пусто, только выжженная земля. Все сгорело, сохранились лишь каменные постройки. Жить приходилось в храме, в землянках. И надо еще учесть, что поскольку леса на острове нет, то деревья для строительства приходилось сплавлять с материка по реке Толбе, а затем и по озеру. Ставили дома всем миром, в то тяжелейшее время помагали друг другу как могли.
Ну а мы идем дальше и по дороге нам встречается торговля местными «сувенирами». Здесь можно купить, например, свежекопченую рыбу — лещи, судаки, щуки в ассортименте…
А так же вяленая плотва…
По пути фотографирую разные домики… Кстати, о ситуации с недвижимостью на острове — в настоящее время новое строительство на острове запрещено. То есть строиться-то можно, но только на старом фундаменте. На острове свободных, т.е. бесхозных домов тоже нет.
Обычно на острове постоянно проживают порядка двухсот человек. Однако, летом население острова значительно увеличивается за счет «дачников» — москвичей и питерцев, которые по большей части и скупили здесь все дома. (И тут будет не лишним вспомнить, что в советское время число постоянных жителей острова Залита составляло насколько тысяч человек. Так что, как говориться, почувствуйте разницу)
Вот мы и пришли к самой главной достопримечательности Талабска, его главной архитектурной доминанте — церкви Николая Чудотворца. Храм впервые упоминается в писцовых книгах в 1585-1587 годах. Первый храм был деревянный и строился местными жителями-рыбаками. Каменным храм стал в 1792 году. В 1939 году храм после сильного разорения был закрыт. Вновь открыт в 1947 году.
Интересно, что по сей день богослужения проходят здесь только при свечах.
В церкви сохранилось уникальное паникадило.
В советское время, когда церковный колокольный звон был запрещен, жителям Талабска удалось его сохранить. Звон колокола являлся здесь чем-то вроде звукового маяка для рыбаков, заблудившихся в тумане.
В этом храме с 1958 до самой своей кончины служил отец Николай Гурьянов (1909 — 2002) — знаменитый Талабский старец. Он обладал особым духовным зрением — видел людей насквозь, знал прошлое, настоящее и будущее всех кто приходил к нему за советом, поддержкой или утешением. И таких страждущих было не мало, к нему ехали люди со всей страны. К нему приезжали за благословением, за ответами на вопросы, за исцелением от телесных и душевных мук. И до сих пор, даже не смотря на то, что отца Николая уже без малого двадцать лет как нет вживых, к нему все еще едут люди, что бы посетить его могилку, побывать в том доме, где он жил.
Рядом с Никольской церковью стоит Памятный крест в память служения на острове старца отца Николая Гурьянова. Он прослужл здесь сорок четыре года.
Могилка старца находится на кладбище в глубине острова. Туда мы тоже дойдем, но немного позднее.
А прямо за Никольской церковью находится Мемориал в память о жителях острова, погибших во время Великой Отечественной войны
Мы же продолжаем свой путь по Набережной
На этом месте строится часовня (если не ошибаюсь) во имя Николы Салоса, Христа ради юродивого — псковского месточтимого святого, который спас Псков от гнева Ивана Грозного. По преданию, во время похода опричного войска на Псков в феврале 1570 года, он укорил царя Ивана IV в жестокости, чем предотвратил казни псковичей.
На одном из камней по дороге пригрелась улиточка
Необыкновенно колоритный дом. если я не ошибаюсь — это старая хлебопекарня
Рыболовные сети — непременный атрибут здешней жизни
молодая весенняя поросль на фоне голубого неба и синей воды
Псковское озерцо…. Небольшенькое такое… :-))
Мы доходим до еще одной достопримечательности острова — это Литвинный камень. Вот только я напрочь забыла почему он так называется… :-((
Как же давно я не видела несущихся по озерной глади моторных лодок!
Это местная метеостанция….
Вид в сторону восточной оконечности острова
Здесь на улицах вот так запросто можно увидеть лежащие большие лодки, в которых местные рыбаки ходили когда-то на промысел
У жителей острова с чувством юмора все в порядке
Около одного из дворов, местная жительница продавала соленого снетка. И я его купила!!!! Сто лет не ела этой вкуснятины!!!
Местное кладбище, на котором похоронен отец Николай.
Могилка о.Николая
Дом, где жил о.Николай расположен через дорогу от входа на кладбище
Побывали мы и в самом доме. Единствоенное, что нас попросили снять обувь.
Здесь он жил, молился, отдыхал или принимал нуждающихся в его помощи…
Около калитки лежат два куска, очень похоже, что одного камня, который будто бы раскололся на две части. Я даже спросила Ольгу Михайловну, не связано ли с этими камнями какой-нибудь легенды, уж очень удивительным мне показался такой ровный раскол. Но, к сожалению, никаких историй не оказалось…
Мы еще прошлись немного по острову, хотя его весь обойти не получилось. Для этого нужно сюда приезжать самостоятельно.
А вот и залитская школа, которую не только не закрыли, но и отремонтировали. На сегодняшний день это самое красивое и современно выглядящее здание на острове.
А через дорогу от нее стоит такая вот насквозь проржавевшая водонапорная башня. Остров Залита — остров контрастов.
Так, сделав небольшой кружок по острову, мы вернулись к часовне святого Николая. Следующим пунктом нашей программы был обед в ресторане «Ёрш», куда мы все дружно и отправились.
Ресторан открылся на острове Залита в прошлом году.
Здесь мы получили комплексный обед из трех блюд — овощного салата, куриного супа с домашней лапшой, а на второе были щучьи котлеты с картошкой. Ну и чай. Все было очень даже вкусно.
Пара фоток с интерьерами
Рядом с рестораном находится гостиница «Тихая гавань», которая открылась в этом году. Так что если захочется, то можно здесь забронировать номер и остаться на острове больше, чем на один день.

После обеда у нас еще было некоторое время до отъезда на остров Белова и я прогулялась в сторону западной оконечности острова Залита
Отюда хорошо просматривается Талабинец и виден краешек острова Белова, куда мы и отправимся в следующей части…
Так что подолжение следует…
Все ссылки на мои предыдущие путешествия по Псковской области собраны