Текст песни на безымянной высоте

Строчки этой песни известны миллионам россиян, но мало кто знает, о каком именно эпизоде Великой Отечественной войны они написаны. В том сражении 18 советских солдат столкнулись с несколькими сотнями гитлеровцев.

Проходившая в 1943 году Смоленская наступательная операция вылилась для советских войск в ряд локальных, но мощных ударов, которые с 7 августа по 2 октября буквально разорвали глубоко эшелонированную немецкую оборону. С форсированием рек, в том числе Днепра, освобождением целого ряда русских городов.

30 августа советские войска вошли в многострадальную Ельню,

1 сентября — мы вернули Дорогобуж,

16 сентября — Ярцево,

21 сентября — Демидов.

И наконец, 25 сентября произошло главное: мы вернулись в Смоленск и Рославль.

Но сами по себе даты мало что могут сказать о напряженности тех боев. О цене побед. И тут иллюстрацией снова могут послужить стихи. Точнее песня, написанная в 1963 году поэтом Михаилом Матусовским и композитором Вениамином Баснером.

Лев Барашков — «На безымянной высоте»

Лев Барашков — «На безымянной высоте»

Текст песни “На безымянной высоте”

Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат…
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.

Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда.
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.

Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Над нами «мессеры» кружили,
Их было видно, словно днем…
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнем.

И как бы трудно ни бывало,
Ты верен был своей мечте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Мне часто снятся все ребята,
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.

Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте
* * *

На самом деле из восемнадцати добровольцев уцелело только двое: сержант Константин Власов и рядовой Герасим Лапин.

Что же случилось там, на этой безымянной высоте?

В ходе Смоленской операции в полосе наступления 139-й стрелковой дивизии 10-й армии Западного фронта путь советским войскам к реке Десне и городу Рославлю преграждала господствующая над местностью, укрепленная высота 224,1. Она была усилена тремя рядами траншей, двумя танками, самоходной установкой, густо усеяна пулеметными гнездами, окружена минными полями. Попытки бойцов 718-го полка овладеть ей успеха не принесли. Но 2-му стрелковому батальону удалось зайти во фланг немецкому боевому охранению и подойти к высоте.

Атаковать решили ночью. Сформировали штурмовую группу из добровольцев, задачей которых было внезапным ударом прорваться на высоту и обеспечить наступление других подразделений полка. Идти вызвались 18 бойцов под командованием младшего лейтенанта Евгения Порошина.

Ночью ударная группа незаметно подкралась к укреплениям, забросала гранатами первую траншею и находящихся в ней немцев и ринулась ко второму ряду укреплений. Внезапность атаки позволила молниеносно преодолеть 600 метров и ворваться на высоту. Но следовавшая за ними рота 3-го батальона была отсечена пулеметным огнем, и штурмовая группа оказалась в окружении — 18 бойцов против нескольких сотен гитлеровцев. Бой длился восемь часов. Немцы предприняли четыре контратаки. Лишь к утру к нашим прорвалось подкрепление. Фашисты оставили на поле боя более ста трупов, а основные силы советского 718-го полка смогли нанести врагу удар с флангов и отбросить его за реку Десну. Путь на Рославль был открыт.

Шестнадцать солдат пали смертью храбрых. Чудом можно назвать спасение рядового Герасима Лапина. Наступающие бойцы нашли его, раненного и контуженного, среди трупов. Солдат был присыпан землей, отчего его не обнаружили фашисты. Отправившись от ранения, Герасим Лапин продолжил воевать в составе 139-ой стрелковой дивизии.

Сержант Власов попал в плен к фашистам — он хотел подпустить врага поближе и взорваться вместе с ними на гранате. Но она не сработала. Однако Константину Власову удалось организовать побег из поезда с пленными. Он примкнул к партизанам и воевал уже в их рядах.

Такой была для наших отцов и дедов война. А в отчеты внести этот человеческий подвиг и передать то, что переживал человек, трудно. Там будет говориться, что в ходе наступления двух фронтов, которые продвинулись на 200-250 километров, в Смоленской, Тверской и Калужской областях были освобождены более семи тысяч населенных пунктов. Смоленск — наш.

Создание песни

Поэт Михаил Матусовский лично находился на том отрезке фронта, где совершили свой бессмертный подвиг восемнадцать солдат. На этом месте он и сочинил поэму «Безымянная высота». Но она была лишь наброском к песне, которую мы знаем. «На безымянной высоте» родилась спустя 20 лет.

Никто не забыт

В песне не уточнено, что подвиг был совершен реальными героями. Однако позже поэт М. Матусовский дописал еще одну строфу к ней, где упомянул смелых сибиряков. А в 1966 году на той самой безымянной высоте был возведен им памятник. В 1980-м — уже мемориал. На нем высечены строки легендарной песни. Однополчанин героев, подполковник В. Плотников, опубликовал также документальный рассказ об этом героическом событии.

Безымянная высота реально существовала. И подвиг 18 человек, которые не пожалели своей жизни ради нас, своих потомков, бессмертен. Он останется и в легендарной песне, и в сердцах тех, кто помнит и чтит историю Великой Победы. Сколько было таких безымянных высот и сколько безымянных героев, защищавших Родину до последнего.

Песня «На безымянной высоте» в исполнении Юрия Гуляева.
В клипе присутствуют оба бойца, выжившие в том страшном бою на безымянной высоте.

«У незнакомого поселка, на безымянной высоте…» — о ком на самом деле эта песня

Строчки этой песни известны миллионам россиян, но мало кто знает, о каком именно эпизоде Великой Отечественной войны они написаны. В том сражении 18 советских солдат столкнулись с несколькими сотнями гитлеровцев.

Проходившая в 1943 году Смоленская наступательная операция вылилась для советских войск в ряд локальных, но мощных ударов, которые с 7 августа по 2 октября буквально разорвали глубоко эшелонированную немецкую оборону. С форсированием рек, в том числе Днепра, освобождением целого ряда русских городов.

30 августа советские войска вошли в многострадальную Ельню,

1 сентября — мы вернули Дорогобуж,

16 сентября — Ярцево,

21 сентября — Демидов.

И наконец, 25 сентября произошло главное: мы вернулись в Смоленск и Рославль.

Но сами по себе даты мало что могут сказать о напряженности тех боев. О цене побед. И тут иллюстрацией снова могут послужить стихи. Точнее песня, написанная в 1963 году поэтом Михаилом Матусовским и композитором Вениамином Баснером.

Текст песни «На безымянной высоте»

Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат…
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.

Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда.
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.

Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Над нами «мессеры» кружили,
Их было видно, словно днем…
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнем.

И как бы трудно ни бывало,
Ты верен был своей мечте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Мне часто снятся все ребята,
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.

Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте

На самом деле из восемнадцати добровольцев уцелело только двое: сержант Константин Власов и рядовой Герасим Лапин.

Что же случилось там, на этой безымянной высоте?

В ходе Смоленской операции в полосе наступления 139-й стрелковой дивизии 10-й армии Западного фронта путь советским войскам к реке Десне и городу Рославлю преграждала господствующая над местностью, укрепленная высота 224,1. Она была усилена тремя рядами траншей, двумя танками, самоходной установкой, густо усеяна пулеметными гнездами, окружена минными полями. Попытки бойцов 718-го полка овладеть ей успеха не принесли. Но 2-му стрелковому батальону удалось зайти во фланг немецкому боевому охранению и подойти к высоте.

Атаковать решили ночью. Сформировали штурмовую группу из добровольцев, задачей которых было внезапным ударом прорваться на высоту и обеспечить наступление других подразделений полка. Идти вызвались 18 бойцов под командованием младшего лейтенанта Евгения Порошина.

Ночью ударная группа незаметно подкралась к укреплениям, забросала гранатами первую траншею и находящихся в ней немцев и ринулась ко второму ряду укреплений. Внезапность атаки позволила молниеносно преодолеть 600 метров и ворваться на высоту. Но следовавшая за ними рота 3-го батальона была отсечена пулеметным огнем, и штурмовая группа оказалась в окружении — 18 бойцов против нескольких сотен гитлеровцев. Бой длился восемь часов. Немцы предприняли четыре контратаки. Лишь к утру к нашим прорвалось подкрепление. Фашисты оставили на поле боя более ста трупов, а основные силы советского 718-го полка смогли нанести врагу удар с флангов и отбросить его за реку Десну. Путь на Рославль был открыт.

Шестнадцать солдат пали смертью храбрых. Рядовой Лапин был позднее найден своими среди тел погибших товарищей — израненный, без сознания, но живой. А сержант Власов, тоже получивший ранение, был захвачен в плен, сумел бежать, и примкнул к партизанскому отряду.

Такой была для наших отцов и дедов война. А в отчеты внести этот человеческий подвиг и передать то, что переживал человек, трудно. Там будет говориться, что в ходе наступления двух фронтов, которые продвинулись на 200-250 километров, в Смоленской, Тверской и Калужской областях были освобождены более семи тысяч населенных пунктов. Смоленск — наш.

Из воспоминаний подполковника запаса, бывшего редактора газеты Рославльской Краснознаменной Ордена Суворова 139-ой стрелковой дивизии Николая Чайки:
«… В ту пору я редактировал дивизионную газету «Сталинский призыв». Сентябрьским утром 1943 г. подолгу фронтового журналиста одним из первых с наступающими колоннами попал на Безымянную высоту у незнакомого поселка Рубеженка. Трудно найти слова, чтобы передать то, что я видел, … С гранатой, зажатой в руке, с указательным пальцем на спусковом крючке автомата, в лужах собственной и вражеской крови лежали тела героев. Вся высота буквально была завалена осколками, стреляными гильзами, пустыми дисками, касками. Многих сибиряков я знал задолго до этого жестокого ночного боя, не раз беседовал с ними, «агитировал» стать военкорами нашей газеты. И вот теперь, вглядываясь в их черные окровавленные лица, мало кого узнавал: до того они были изуродованы. Враги глумились уже над мертвыми смельчаками.
Обо всем, что мне довелось увидеть в то утро на Безымянной высоте, обо всем, что поведал нам участник этой неравной схватки рядовой Герасим Ильич Лапин, вернувшийся в свой батальон, мы немедленно рассказали в дивизионной газете и «боевых листках». Так о подвиге коммунистов – сибиряков вскоре стало известно всему фронту. Как-то к нам в дивизию приехал мой старый фронтовой друг поэт Михаил Матусовский. И вечером в нашей фронтовой землянке я рассказал ему о бое восемнадцати на Безымянной высоте. Помню, как Михаил Матусовский «загорелся» тогда и принялся за поэму «Безымянная высота». Но, видимо, поэма чем-то не удовлетворила его. Во всяком случае, она никогда не издавалась ни отдельной книгой, ни в сборниках поэта.
Однажды я пришел в кинотеатр «Россия», чтобы посмотреть новый фильм «Тишина». С экрана полилась песня, суровая, грустная:
«Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат…»
Я сразу же понял, о какой роще идет речь. Позвонил Матусовскому, поздравил его с успехом и хотел было спросить, о ком песня, но он упредил меня: конечно, о них, старина… Очень рад за удачу фронтового друга и композитора Вениамина Баснера, песню которых поет весь народ. На днях у меня побывали товарищи из Калуги, Рубеженки, Бетлицы. Рассказывали, что песня «На Безымянной высоте» стала у них своеобразным гимном. Ее поют повсюду и гордятся: «Это про наших сибиряков-героев». Пели ее совсем недавно на братской могиле, где покоятся шестнадцать сибиряков-героев, членов Ленинской партии. Здесь, на Безымянной высоте, комсомольцам вручались красные книжечки с силуэтом В.И. Ленина. Узнав об этом, М. Матусовский тут же взялся за перо. – Хочу, — говорит, — дописать еще пару строф. Пусть это будет реквием…
Здесь словно чудом сохранилась
С далеких незабвенных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.
И лес осенний и высотка, —
Все так, как было в том году.
Мне кажется, что здесь живыми
Я всех порошинцев найду.
Ошибся, видно, писарь ротный,
Бумажку выписав свою.
Они и нынче с нами вместе,
И нынче числятся в строю.
Они стоят в своей бессмертной,
В своей нетленной красоте, —
У незнакомого поселка,
На Безымянной высоте. »
Вечная слава героям высоты 224,1:

  • Порошину Евгению Ивановичу;
  • Артамонову Александру Алексеевичу;
  • Белоконову Емельяну Ивановичу;
  • Воробьеву Гавриилу Андреевичу;
  • Власову Константину Ивановичу;
  • Голенкину Николаю Ивановичу;
  • Даниленко Николаю Федоровичу;
  • Денисову Даниилу Алексеевичу;
  • Закомолдину Роману Емельяновичу;
  • Касабиеву Татари Налыковичу;
  • Кигелю Борису Давыдовичу;
  • Куликову Ивану Николаевичу;
  • Лапину Герасиму Ильичу;
  • Липовецеру Элюше Яковлевичу;
  • Панину Петру Андреевичу;
  • Романову Петру Андреевичу;
  • Шляхову Дмитрию Агеевичу;
  • Яруте Дмитрию Ильичу!