Трагедия

Что такое музыка

Мария Егорова

«Музыка — часть нашей жизни».

Слово «музыка» в переводе с греческого означает «искусство муз». Музыка – это вид искусства. У каждого искусства имеется свой язык: живопись говорит с людьми при помощи красок, цветов и линий, литература – при помощи слова, а музыка – с помощью звуков. В мир музыки человек погружается с детства. Музыка оказывает большое влияние на человека. Совсем еще маленький ребенок может вдруг заплакать под грустную мелодию и засмеяться под веселую, или весело запрыгать, хотя он еще не знает, что такое танец. Какие только чувства не выражает человек с помощью музыки!

Музыка тесно связана с разными видами искусства: литературой, изобразительным искусством (живописью, скульптурой). Взять хотя бы живопись. Нередко, рассматривая различные картины и всматриваясь в них, мы можем внутренним слухом услышать ту или иную музыку, звучащую в нашем воображении, где зрительный образ переходит в музыкальный. В литературе, в свою очередь, многие стихи писались для того, чтобы потом на них была положена музыка. Писателями и поэтами создано множество литературных произведений, в которых рассказывается о музыке. На этих простых примерах мы видим, что музыка оказывает огромное влияние на другие виды искусства. Музыка – частица нашей жизни. Она прежде всего рассказывает о человеке, о людях в целом, выражает их чувства и мысли, рисует их характер – воплощает все то, что связано с человеком. Жизнь рождает музыку, а музыка воздействует на жизнь. Музыка может изменить отношение человека к жизни, укрепить его силу воли, воспитать в нем благородство, доброту; под влиянием музыки в человеке может возрасти или, наоборот, упасть трудовая энергия. Прекрасная музыка может украсить жизнь, сделать человека лучше, добрее, разделить с ним и горе, и радость.

Музыка хранит в себе много загадок и тайн.

Интересно, что одно и то же произведение мы воспринимаем по-разному, каждый по-своему. Мы выделяем для себя более доступные и близкие произведения, которые легко слушаются и понимаются. Это запоминающиеся мелодии и зажигательные ритмы. А также серьезная музыка, которая требует к себе особого отношения, — например, симфонии Бетховена или реквием Моцарта. Музыка может быть для человека и развлечением, и «учителем».

Самая разная и при самых разных условиях звучит в нашей жизни музыка. Без нее нет радио, телевидения, кино, музыкой наполнены концертные залы. Мы слышим ее везде: в детских садах и ш колах, на спортивных соревнованиях, в цирке, в местах для отдыха, в парках, дома, в поездах, в самолетах. Ее любили, любят и будут любить всегда, ведь музыка – это часть нашей жизни.

» Назад к списку

Расшифровка Как устроена греческая трагедия

Содержание четвертой лекции из курса Николая Гринцера «Театр Древней Греции»

V век в Греции — золотой век античной культуры, связанный прежде всего с Афинами, — традиционно называют веком драмы, и даже, более конкретно, веком трагедии. Греческая трагедия возникает в самом конце VI века до нашей эры и расцветает на протяжении V века, когда трагические состязания становятся центром культурной жизни Афин — да и вообще всей Греции.

Для начала стоит сказать о том, что такое трагедия.

На протяжении многих веков само название «трагедия» — слово, вполне вошедшее в наш лексикон, — интерпретировалось как «козлиная песнь». Можно даже вспомнить произведение Константина Вагинова, которое так называется — именно потому, что за этим стоит слово «трагедия».

Почему трагедия — это «песнь козла», объясняли по-разному, и с этим связано несколько теорий происхождения трагедии.

Всем более-менее ясно, что трагедия должна иметь какие-то ритуальные корни. Она, как и комедия, напрямую связывалась с культовыми, религиозными праздниками в честь бога Диониса: Дионис считался покровителем театра и трагических состязаний, и в греческом театре стоял алтарь Диониса. У греков даже была пословица «Это не имеет отношения к Дионису». Как нам сообщают античные ученые, так говорили про плохую трагедию, ерунду — что-то вроде нашего «ни к селу, ни к городу».

Сейчас очень любят называть разные статьи и книги либо «Все по отношению к Дионису», либо «Кое-что по отношению к Дионису», либо «Ничего по отношению к Дионису». При этом практически ни в одной греческой трагедии из тех, которые до нас дошли — хотя до нас, по всей видимости, в полном виде дошло меньше 15 % всех трагедий, которые ставились в V веке, — не идет речи о Дионисе. Есть только одна трагедия, в которой Дионис присутствует, «Вакханки» Еврипида. Так что можно сказать, что греческая трагедия вообще не про Диониса.

Тем не менее очевидная связь трагедии с культом Диониса указывает на религиозное и ритуальное происхождение трагедии. Из-за названия считалось, что связывал их друг с другом именно козел. Объяснялось это по‑разному. Во‑первых, говорили, что козел — ритуальное животное Диониса. Во-вторых, — что козел был призом на трагических состязаниях (все трагедии представлялись на праздниках, главным образом на Великих Дионисиях, где друг с другом соревновались три трагика). Наконец, третье объяснение заключается в том, что козлиная песнь — это песнь сатиров, спутников Диониса, козлоподобных существ, которые, возможно, изначально составляли хор греческой трагедии.

Каждый трагик представлял на празднике так называемую тетралогию: три трагедии, изначально связанные единым сюжетом, и одну сатирову драму. До нас более или менее целиком дошла только одна сатирова драма, «Циклоп» Еврипида, где, действительно, хор составляют сатиры. Обычно объясняют, что сатирова драма нужна была, чтобы зрители могли расслабиться после трагедии. Сначала, на протяжении трех драм, все очень плохо: происходят тяжелые события, всех убивают, течет море крови, — а потом наступает легкое, отчасти шуточное расслабление. Сатирова драма — это что-то среднее между трагедией и комедией, и она дает положительный или даже смеховой вариант мифа, в том числе представленного в трагедии.

Почти все эти объяснения не очень убедительны. Козел, конечно, был священным животным Диониса, но не единственным, а одним из большого списка, и отнюдь не самым главным. Козел был призом на трагических состязаниях, но не первым. А, как вы понимаете, когда соревнуются три человека, любой, не занявший первое место, проиграл — так что странно называть все произведение по названию не первого приза. Ну и наконец, похоже, что сатиры стали козлами довольно поздно и не были ими в тот момент, когда возникала трагедия. Поэтому некоторые исследователи полагают, что сами греки не понимали, что значит слово «трагедия». А когда греки не знали, что значит слово, они его тут же как-нибудь объясняли. Поэтому они придумали нам очень подробное объяснение, почему трагедия — это козлиная песня.

Я рассказываю эту историю лишь для того, чтобы обозначить: мы не знаем, откуда взялась греческая трагедия. Были ученые, которые уверенно и твердо заявляли, что они знают, что она родилась из определенного ритуала, чуть ли не в конкретном месте в конкретное время, но все это в известной мере гадание — если не на кофейной гуще, то на небольшом количестве свидетельств, которые до нас дошли. Мы можем говорить только о том, что у трагедии были некоторые ритуальные, культовые истоки.

Когда мы говорим о том, как развивалась трагедия, нам приходится брать на веру те сведения, которые нам дали сами греки — прежде всего Аристотель. Та часть «Поэтики» Аристотеля, которая до нас дошла, целиком посвящена трагедии. Для начала там говорится, что трагедия произошла из эпоса и что Гомер показал чуть ли не как правильно писать трагедии. Потом Аристотель сообщает, что трагедия произошла из той самой сатировой драмы. И, наконец, он пишет, что трагедия произошла из священных хоров в честь Диониса, из так называемого дифирамба. Дифирамбы исполнялись на тех же праздниках, что и трагедия — и вроде как сначала это были просто песни в честь Диониса, которые пел хор. Потом из хора выделился один запевала — его называли корифеем, — и из диалога корифея и хора появилась трагедия.

То есть Аристотель сообщает нам, что трагедия произошла сразу из всех жанров, которые существовали до нее: эпоса, лирики и какой-то другой драмы. Это, скорее всего, свидетельствует о том, что греки сами точно не знали, откуда взялась трагедия. Но идея о том, что трагедия охватывает большое количество разнообразных культов в честь Диониса или большое количество литературных жанров, свидетельствует, по крайней мере, об одном — о том, что трагедия в V веке воспринималась как главный и чуть ли не единственный жанр литературы. Жанр, который вбирает в себя всё, что было до него, и не только литературу.

История о происхождении трагедии из дифирамба отражает само строение трагедии, которая состоит из двух начал: из партий хора и действий актеров. Это взаимодействие хора и актеров — главное, что отличает трагедию.

Перемежающиеся партии хора и диалогические партии написаны немножко на разных языках, на разных диалектах литературного греческого языка. Некоторые исследователи даже полагают, что если диалогические партии написаны на разговорном греческом, который был понятен афинскому зрителю, то хоры могли быть не очень понятны, тем более что они еще и пелись. Таким образом, жанр трагедии — это нечто среднее между театральной драмой, какой мы ее знаем сейчас, и, видимо, оперой.

Отсюда еще одна большая проблема: как ставить и переводить греческую трагедию. То, что могло быть не очень понятно афинским зрителям, уже совсем непонятно зрителям современным. Но при этом хор в трагедии был главным, это ее основная линия, основное содержание и, кстати, основные расходы.

И трагедия, и комедия ставились сначала на государственные, а потом на частные деньги — деньги так называемых хорегов, продюсеров, которым это поручало государство и которые боролись за это право. И, конечно, самым дорогим был хор: это пятнадцать человек для каждого трагика, которые специально тренировались, разучивали свои партии. Актеров было не так много. Аристотель рассказывает, что сначала был один актер, потом два, а потом три.

Действующих лиц в греческой трагедии, разумеется, было больше — значит, актеры играли разные роли. Причем актерами были только мужчины, соответственно, они играли и мужские, и женские роли. Благодаря маскам не было видно лиц и можно было играть разных персонажей. И одна из самых занимательных задач, которые мы решаем при анализе греческой трагедии, — это какой актер кого играл. Это делается простым подсчетом количества персонажей в каждой конкретной сцене. Были, правда, еще персонажи без речей, так называемые молчаливые актеры.

Так вот, я говорил о том, что передать взаимодействие хора и актеров, говорящих чуть ли не на разных языках, очень трудно. При этом главные мысли трагедии передаются именно в партиях хоров, независимо от того, является ли хор внешним по отношению к действию или участвует в нем — как, например, происходит в «Агамемноне» Эсхила.

Сложность с переводами хоров заключается еще и в том, что, в отличие от диалогических партий, которые написаны ямбом, партии хора написаны сложными размерами. Переводы античной трагедии всегда стремятся к более или менее точной передаче размера подлинника, но порой оказывается, что, для того чтобы передать это восприятие хора как чего-то особенного и самостоятельного, надо искать какую-то иную форму.

На мой взгляд, самым удачным переводом хора был тот, который ничему не соответствует — ни всей образной символике, ни размеру; он сделан как современный русский стих, в рифму (конечно, греки писали без рифмы). Это перевод одного из хоров еврипидовской «Медеи» Иосифа Бродского.

Когда, раззадорясь, Эрос
острой стрелой, не целясь,
пронзает сердце навылет,
сердце теряет ценность.
Пошли мне — молю Киприду —
любовь, а не эвмениду,
любовь, что легко осилит
предательство и обиду,
горечь и боль разлада.
Такая любовь — услада.
Другой мне любви не надо.

В этом переводе нет почти ничего от хора Еврипида. Но он передает самую важную часть греческого хора и греческой трагедии: это некий завора­живающий текст, скрепленный очень важными внутренними словесными лейтмотивами, которые в русском языке заменяет рифма. Это чрезвычайно напряженный текст. Для нас он одновременно непонятный и, вместе с тем, привлекающий каким-то содержанием, которое кажется нам вневременным и общим.

Хотя в действительности греческая трагедия всегда ставилась в конкретное время и в конкретном месте. Но об этом мы поговорим дальше. 

Трагедия: козлиная песнь

Песнь козла «Гамлет»… «Нет повести печальнее на свете, чем песнь козла о Ромео о Джульетте»… Главный герой козлиной песни «Царь Эдип»…

Что за нелепые шутки, скажет кто-нибудь. И будет одновременно прав и неправ. Дело в очень неожиданном переводе с древнегреческого на русский язык слова «трагедия». А именно, по-гречески оно дословно означает «песнь козла» или «козлиная песнь», и образовано от слов ὁ τράγος(tragos) – козел, и ἡ ᾠδή(ōidē)– песня, песнь.

Почему у этого столь серьезного слова такая легкомысленная этимология? Дело в том, что жанр трагедии возник в Древней Греции. Как рассказывает великий философ Аристотель в своем знаменитом трактате «Поэтика», трагедия возникла первоначально из импровизированных песен (дифирамбов) в честь бога Диониса, которые исполняли выряженные в козлиные шкуры актеры, изображавшие сатиров. Эти песни сначала состояли, как говорит Аристотель, «из мелких сказаний и потешного слога». Лишь потом, путем ряда изменений и преобразований трагедия стала самой собой, и «достигла своей важности и величия» (Аристотель).

Античная традиция сохранила имя первого трагического поэта в городе Афины – Феспида. Считается, что в 534 г. до н. э. в Афинах состоялась постановка первой трагедии во время праздника «Великих Дионисий». Всем известны имена первых великих греческих трагиков – Эсхила, Софокла и Еврипида. Всего до нас дошло 34 трагедии этих авторов из 100, написанных ими по преданию.

Вопреки своей несерьезной и шутливой этимологии трагедия как жанр изображает вещи далеко не шуточные. Основным предметом изображения трагедии по Аристотелю являются страсти или страдания – «действия, причиняющие гибель или боль, например смерть на сцене, мучения, раны и тому подобное». Для нас очень интересно то, что для обозначения страстей Аристотель тут использует слово τό πάθος (pathos), то самое, о котором мы уже писали в статье «Страсти: антоним свободы»

Конечно, античное понимание понятия страсти (τό πάθος) сильно разнится от христианского его понимания. Но примечательно, что и тут и там это слово означает также и страдание. То есть, патос – это некое претерпевание, лишающее человека свободы и имеющее мучительный характер. Любопытная параллель между аристотелевским и христианским пониманием патоса становится еще очевиднее, когда Аристотель говорит, что в несчастье или страдание главный герой трагедии попадает вследствие некоей ошибки, и использует тут слово ἡ ἁμαρτία (hamartia), которое позже, в христианстве, в основном и стало обозначать грех .

Конечно, в классической трагедии эта роковая ошибка не понимается как личный грех человека. Это скорее некое роковое стечение обстоятельств, в которое по определению опять же Аристотеля попадают люди «скорее хорошие, чем плохие», но все же «не отличающиеся ни добродетелью, ни праведностью». И все же, если внимательно проанализировать жанр трагедии, в трагическую беду герои во многом попадают из-за своей страстности, несдержанности, которая присуща всем обычным людям за исключением святых и мудрецов. Иначе говоря, трагический герой должен обладать масштабным и ярким характером, чтобы он мог окунуться с головой в водоворот событий, и с ним могла случиться бы такая беда, которая за живое тронула бы любого зрителя трагедии и вызвала бы у него сострадание и страх. Между прочим, последнее Аристотель и считал главной целью трагического жанра.

Если бы Отелло был менее ревнив, если бы Ромео и Джульетта были мене влюбчивы, если бы Гамлет, при всем своем благородстве оставивший после себя целую кучу трупов, был менее мстителен… Все эти герои тогда бы выжили, но и трагедии как жанра бы не было. Великие драматурги специально брали в качестве главных героев сильные и страстные характеры хороших в общем то людей, чтобы с их помощью отразить весь трагизм нашей обычной, земной жизни, если она предоставлена самой себе и не имеет выхода в иное, небесное измерение.

трагедия

В Википедии есть страница «трагедия».

Русский

В Викиданных есть лексема трагедия (L170883).

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. траге́дия траге́дии
Р. траге́дии траге́дий
Д. траге́дии траге́диям
В. траге́дию траге́дии
Тв. траге́дией
траге́диею
траге́диями
Пр. траге́дии траге́диях

тра-ге́-ди·я

Существительное, неодушевлённое, женский род, 1-е склонение (тип склонения 7a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -траг-; суффикс: -едиj; окончание: -я .

Произношение

  • МФА: ед. ч. (файл)

    мн. ч.

Семантические свойства

Значение

  1. театр., филол. произведение драматического жанра, основанное на изображении столкновения личности главного героя с миром, обществом, судьбой, и как правило, приводящего к его гибели; также сценическая постановка или экранизация такого произведения ◆ Трагедия подошла к концу, но Иван Дмитриевич не устоял перед соблазном потрясти зрителей воистину шекспировским финалом. Л. А. Юзефович, «Дом свиданий», 2001 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Сегодня в городском саду дают трагедию. А. И. Куприн, «Как я был актером», 1903 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Трагедия есть высшая ступень и венец драматической поэзии. В. Г. Белинский, «Разделение поэзии на роды и виды», 1841 г.
  2. перен. ужасное происшествие, несчастный случай — стечение обстоятельств и условий, приведшее к потрясению в жизни людей и повлёкшее за собой значительные моральные или/и материальные потери, человеческие жертвы ◆ Это была одна из самых мрачных трагедий тех дней — трагедия людей, которые умирали под бомбёжками на дорогах и попадали в плен, не добравшись до своих призывных пунктов. К. М. Симонов, «Живые и мертвые», 1955–1959 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ От парохода «Лебедь» виднелась лишь верхняя часть мачты. Она поднималась над водою крестом, как символ разыгравшейся здесь трагедии. А. С. Новиков-Прибой, «В бухте «Отрада»», 1924 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) || тяжёлое переживание, большое горе, несчастье, общенародное или личное, могущее привести к гибели, вызванное острым, непримиримым конфликтом ◆ У него в жизни произошла глубокая личная трагедия. Алла Сурикова, «Любовь со второго взгляда», 2001 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Павлу Николаевичу даже думать не хотелось о том неизбежно грядущем времени, когда его семейная трагедия станет достоянием широких слоев общественности. Сергей Таранов, «Чёрт за спиной», 2001 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

  1. частичн. драма
  2. несчастье, горе, бедствие, злоключение, злополучие, беда, катастрофа

Антонимы

  1. комедия
  2. счастье, удача, успех

Гиперонимы

  1. произведение; зрелище; драма
  2. происшествие

Гипонимы

  1. трагикомедия, лирическая трагедия
  2. автокатастрофа, ДТП, авиакатастрофа, пожар, потоп, стихийное бедствие, несчастный случай, террористический акт

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: трагик, трагизм
  • прилагательные: трагический
  • глаголы: трагизировать
  • наречия: трагично, трагически

Этимология

Происходит от др.-греч. τραγωδία, далее из τραγ- + -ωδία; первая часть — из τράγος «козёл», далее из τρώγω (дорийск. τράγω) «грызть», далее из праиндоевр. terh₁-; вторая часть — из ᾠδή «песнь; лирическое стихотворение», далее из праиндоевр. *e-weid-. Народные песнопения, из которых развилась трагедия, исполнялись на вакхических торжествах хором танцующих, наряженных козлами. В ряде европейских языков слово заимств. через лат. tragoedia. Русск. трагедия заимств. через нем. Tragödie из лат. Русск.-церк.-слав. козьлогласование (τραγωδία; начиная с Григ. Наз., ХI в.) представляет собой неудачную кальку с греч. Использованы данные словаря М. Фасмера. См. Список литературы.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

  • делать трагедию из чего-либо
  • устраивать трагедию из чего-либо

Перевод

ФЕСПИД

Смотреть что такое «ФЕСПИД» в других словарях:

  • Феспид — (2 я пол. VI в. до н. э.) др. гр. драматург, уроженец Аттики, к рому приписывается введение в первонач. хоровую трагедию актера, исполнявшего речевые партии, и 1 я постановка трагедии на Вел. Дионисиях в 534. Передают, что лица участников… … Античный мир. Словарь-справочник.

  • ФЕСПИД — Аттический поэт 6 в. до н. э., традиционно считается основателем греческой трагедии. Он первый появился на афинской сцене как актер, отдельный от хора, введя в сценическое действие пролог и монологи. Феспид также изменял своё лицо – для того,… … Cловарь-справочник по Древней Греции и Риму, по мифологии

  • ФЕСПИД — Аттический поэт 6 в. до н. э., традиционно считается основателем греческой трагедии. Он первый появился на афинской сцене как актер, отдельный от хора, введя в сценическое действие пролог и монологи. Феспид также изменял своё лицо – для того,… … Список древнегреческих имен

  • ФЕСПИД — • Thespis, Θέσπις, современник Солона, из аттического дема Икарии, жил ок. 530 г. до Р. X. и считался изобретателем и основателем трагедии: он присоединил к дифирамбическим песням хора в праздники Диониса рассказы и орхестические… … Реальный словарь классических древностей

  • Феспид — грек из Икарии, впервые в 534 до н.э. на Великих Дионисиях использовал наряду с хором актера декламатора, создав тем самым аттич. трагедию. Из его произв. остались лишь отдел. фрагменты, да и те вызы вают сомнение в подлинности авторства … Древний мир. Энциклопедический словарь

  • Феспид — грек из Икарии, впервые в 534 до н. э. на Великих Дионисиях использовал наряду с хором актера декламатора, создав тем самым аттич. трагедию. Из его произведений остались лишь отдельные фрагменты, да и те вызывают сомнение в подлинности… … Словарь античности

  • Феспис — из Икарии (греч. Θέσπις, также Феспид; VI век до н. э.) древнегреческий поэт и драматург, уроженец аттического дема Икария (ныне Дионисос). Феспису приписывается создание архаической, доэсхиловской греческой трагедии, в которой действовали один… … Википедия

  • Трагедия древнегреческая — драмат. жанр, получивший развитие в Афинах в посл, трети VI V вв. По свид ву Аристотеля («Поэтика», гл. 4), Т. д. возникла от зачинателей дифирамбов, составлявших часть культового действа в честь бога Диониса, и первонач. ее состояние можно… … Античный мир. Словарь-справочник.

  • Гильберт и Салливан — Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии … Википедия

  • Греческая литература — Из огромного множества произведений древнегреческой литературы до нас дошли лишь весьма немногие; немало писателей и их сочинений известны нам только по именам; почти нет ни одного древнегреческого писателя, от которого дошло бы к нам все его… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона