Три святителя

Собор вселенских учителей и святителей Васи́лия Великого, Григо́рия Богослова и Иоа́нна Златоустого

Кондак 1

Избраннии светильницы Церкви Христовы, Василие, Григорие и Иоанне, ученьми вашими мир просветившии и вся шатания ересей и хульных смущения угасившии; яко ходатаи спасения нашего суще, молитвами вашими сохраните ны от всяких бед и вечных мук, да с радостию благодаряще вопием вам:

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Икос 1

Ангели земнии и человецы Небеснии, святителие Христовы и отцы треблаженнии, поборницы Живоначальныя Троицы, от Нея светом трисолнечным осияваемии и молящиися непрестанно у престола Триипостаснаго Божества о душах наших, услышите ны от сердца к вам взывающия:

Радуйтеся, имущии дерзновение вопити о нас ко Господу;

радуйтеся, велицыи угодницы Святыя Троицы.

Радуйтеся, дарованьми единочестнии;

радуйтеся, апостолом единонравнии.

Радуйтеся, яко вашими ученьми дивно просия благодать Христова;

радуйтеся, разум свой в послушание веры пленившии.

Радуйтеся, блазии делателие винограда Христова;

радуйтеся, от юности Богом благословеннии.

Радуйтеся, скорби жития сего добре претерпевшии и данный вам талант приумножившии;

радуйтеся, волю Божию сильным мира сего со многим дерзновением благовестившии.

Радуйтеся, тьму нечестия отгнавшии;

радуйтеся, всю подсолнечную зарями догматов просветившии.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 2

Видя еретичествуюших лютая стремления, меч острейший противу сетей лжеучений и огнь, плевелы суемудрия поядаяй, святый Василии явися и, яко пастырь изряднейший, обличив лесть идольскую своим богодухновенным вещанием. Научи ны почитати Святую Троицу, разделену убо Ипостасьми, соединену же Существом, и вопити Ей: Аллилуиа.

Икос 2

Разум озарен благодатию Христовою имуще, яко апостолом единонравнии, православных догматов учения уяснисте и трие велицыи светильницы Триипостаснаго Божества явистеся; вашими бо вдохновенными писаньми озаряема, Церковь Христова светло красуется, и верная чада ея в меру возраста исполнения Христова восходят. Темже взирающе на богатство благодати Христовы, вам дарованныя, яко просветители наша восхваляем вы, вопиюще таковая:

Радуйтеся, богоноснии небеснии таинницы;

радуйтеся, покаяния немолчнии проповедницы.

Радуйтеся, сосуди избраннии;

радуйтеся, премудрии учителие вселенныя.

Радуйтеся, в Божественных учениих Христовых люди наставившии;

радуйтеся, в повелениих Господних всегда усердно ходившии.

Радуйтеся, многоразличных добродетелей обряды в вашем житии явившии;

радуйтеся, столпи непоколебимии, веру Христову Божественными догматы утвердившии.

Радуйтеся, словесное стадо Христово мудре упасшии;

радуйтеся, православия изряднейшии богослови.

Радуйтеся, светила, вся концы земли просвещающая;

радуйтеся, свирель и цевнице сладкозвучная.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 3

Сила молений отчих понуди святаго Григория Понт оставити и в Назианз ко отцу своему, помощи ради ему, преселитися, идеже славу Божию ученьми и делы вещаше и ересь арианскую посрамляше. Темже и нас, великий святителю Григорие, Божественнаго рая нетленныя проходя пажити, поминай у престола Святыя Троицы, да со умилением взываем Ей: Аллилуиа.

Икос 3

Имуще в сердцах светоносную благодать Святыя, Единосущныя и Нераздельныя Троицы, трие богопроповедницы, разделеннии телесы и совокупленнии духом, благочестно яве проповедаша Троицу Едину непременную, Существо же и Божество, и сию проповедь страданьми запечатлеша. Темже и мы, подражающе вере их, вопием таковая:

Радуйтеся, сильнии и непреборимии Церкве Христовы споборницы;

радуйтеся, истины Христовы усерднии ревнители.

Радуйтеся, ко Пресвятей Троице молитвенницы теплии;

радуйтеся, Церкве Христовы пастырие добрии.

Радуйтеся, Ариа низложившии и православныя утвердившии;

радуйтеся, Троицу Едину Непременную, Существо и Божество, деяньми и ученьми прославившии.

Радуйтеся, Отца, и Сына, и Святаго Духа, Троицы Ипостаси, дивно уяснившии;

радуйтеся, Трисиятельнаго ради и Единаго Божества величайшия скорби и гонения претерпевшии.

Радуйтеся, тяготу дневную до скончания своего жития неослабно понесшии;

радуйтеся, нощь мрачную злочестивых ересей лучами богомудрых догматов отгнавшии.

Радуйтеся, души верных благодатно напитавшии;

радуйтеся, Царствия Вечнаго наследницы быти сподобившиися.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 4

Бурю ярости и гнева воздвигоша, о Златоусте, безумнии людие, клевещуще на тя и изгнати от царствующего града повелевающе. Ты же, Златослове, на камени веры Христовы непоколебимо пребывая и благодатию Святаго Духа укрепляем, бурю гонений и мучений мужественно претерпел еси и страданьми венец нетленный на Небесех себе уготовал еси, научая всех в терпении нести Крест Христов и взывати Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаще богодухновенная словеса ваша, запечатленная многими подвиги и страданьми, жаждущии глаголов жизни вечныя издалеча к вам прихождаху, и нетленную пищу от вас приемше и Божественнаго пития почерпше, взываху вам сицевая:

Радуйтеся, глубины слова Божия добре испытавшии;

радуйтеся, непрестанным рачением Бога взыскавшии.

Радуйтеся, алчущих правды питателие;

радуйтеся, нищих духом утешителие.

Радуйтеся, облацы, источающии росу учений благочестивых и напаяющии вселенную;

радуйтеся, приснотекущия реки духовныя, напаяющия верных чад Церкве Христовы.

Радуйтеся, Божественных Таин хранителие и словесные трубы Божия;

радуйтеся, правыя веры и благочестия христианскаго насадителие.

Радуйтеся, чудесы многими верныя озаряющии;

радуйтеся, реки врачеваний нам проливающии.

Радуйтеся, усердно притекающия к вам от искушений и напастей молитвами вашими охраняющии;

радуйтеся, всего рода христианскаго похвало.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 5

Боготечную звезду Христос миру показа тя, великий во иерарсех Василие; стяжав бо ведение Божественных Таин и озарение свыше от Престола благодати Божия, умы и сердца верных богодухновенными словесы дивно просветил еси, любовию же к Богу одушевляем, гонения и страдания за Христа добре претерпел еси и сего ради сподобился еси на Небесех молитвеннаго дерзновения у Престола Царя Славы, образ быв верным словом, житием, духом, любовию, верою и чистотою, да вси со умилением вопиют Пресвятей Троице: Аллилуиа.

Икос 5

Видяще вас, святителие Христовы, Небесным ликостоянием присно спребывающия и Престолу Божию всегда предстоящия, со умилением воспеваем возвеличившую вас Живоначальную Троицу, Юже словом и житием вашим прославили есте, вам же, молитвенником изряднейшим, от любве сердечныя вопием:

Радуйтеся, горним ликом совокуплении и святых ангел сожителие;

радуйтеся, Престолу Царя славы предстоящии присно со всеми избранными.

Радуйтеся, славою небесною украшеннии;

радуйтеся, плоть и мир возненавидевшии.

Радуйтеся, вся сокровища мира и житейския сласти Христа ради во уметы вменившии;

радуйтеся, на светозарную добродетелей колесницу возшедшии и Небеснаго Царствия достигшии.

Радуйтеся, и нам, грешным, образ добродетелей словом и житием явившии;

радуйтеся, многими скорбьми вшедшии в радость Господа своего.

Радуйтеся, теплии о нас пред Богом ходатаи;

радуйтеся, православнаго богословия светила изряднейшая.

Радуйтеся, веры христианския похвало;

радуйтеся, святителей славо и Церкве украшение.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 6

Проповедуя истину боговещанными твоими глаголы, сокрушил еси, богослове Григорие, еллинская суемудрия и ересей соблазны, вселенней же всей немолчно проповедал еси в Троице славимаго Бога Единосущнаго, Отца и Сына и Духа Святаго, научая всех вопити Ему: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиясте светом добродетельнаго жития и православныя веры исповеданием во всю вселенную и всем языком свет истиннаго богопознания уяснисте, якоже быти вам пастырем и учителем всея Церкве Христовы. Темже и по смерти не престаете призирати на ны, тепле вам молящияся и взывающия:

Радуйтеся, три светила великая, путеводящая нас ко спасению;

радуйтеся, просветителие седящих во тьме неведения.

Радуйтеся, недомысленныя Тайны Триипостаснаго Божества нам уясняющии;

радуйтеся, струями мудрых учений паству свою напаяющии.

Радуйтеся, пастырие изряднейшии, житие свое всякими добродетельми благоукрасившии;

радуйтеся, стадо свое от волков хищных соблюдшии.

Радуйтеся, светильницы трисолнечнаго света, умы и сердца верных дивно озаряющии;

радуйтеся, образы целомудрия, ревновати о стяжании сея добродетели нас научающии.

Радуйтеся, церковная кормила, путь православнаго боговедения ясно показующая;

радуйтеся, дванадесяти апостолом единонравнии.

Радуйтеся, ангельских ликов сожителие;

радуйтеся, купно со всеми святыми непрестанно молящиися о нас.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 7

Хотя змий лукавый искусити тя, якоже Иова многострадальнаго, воздвиже бурю злобы нечестивых, изгнавших тя в заточение. Обаче благодатию Христовою укрепляем, всякая злострадания и болезни добре претерпел еси, отче Иоанне Златоусте, и блаженныя кончины сподобился еси. Ныне же пребывая в невечернем дни Царствия Христова, не престай молитися за ны у Престола Триипостаснаго Бога, да со умилением вопием: Аллилуиа.

Икос 7

Новии светильницы светозарнии и Церкве непоколебимии столпи явистеся, святителие велицыи: святостию бо жития вашего, еще во плоти суще на земли, бесте яко безплотни. Сего ради Церковь Христова, присно прославляющи вас, благодарственная пения восписует светодавцу Христу Богу, Егоже благодатию укрепляеми, велия болезни претерпесте и труды понесосте во благовестии Христове. Темже прославляюще Христа, непрестанно благодеющаго Церкви Своей Святей, восхваляем и вас, яко верных слуг Христовых и строителей Таин Божиих, вопиюще сицевая:

Радуйтеся, вернии Троицы поборницы;

радуйтеся, Православия непобедимии исповедницы.

Радуйтеся, иерархов священноначальницы;

радуйтеся, лучами богословия вашего ересей неистовство разрушившии.

Радуйтеся, пресветлии благочестия образи;

радуйтеся, верныя в боговедении утвердившии.

Радуйтеся, слова Божия богодухновеннии изъяснителие;

радуйтеся, Владыки Христа раби блазии и вернии.

Радуйтеся, кротость Моисееву и ревность Илиину в подвизех своих воплотившии;

радуйтеся, терпением скорбей и гонений древнему Иову подражавшии.

Радуйтеся, Иосифа целомудрием и чистотою украшеннии;

радуйтеся, Петрово исповедание и Иоанново богословие показавшии.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 8

Странное чудо благодати дарованныя тебе, святителю Василие, уведе на себе Ефрем Сирианин, егда восхотевшу ему видети тя, отче, послал еси архидиакона своего привести его к тебе, и молитвою твоею Ефрем уразуме язык еллинский и, чудеси дивяся, прослави Бога, поя Ему: Аллилуиа.

Икос 8

Всю веру во Святую Троицу непорочну сохранисте и многи ко Христу приведосте, святителие Христовы, подвигом добрым подвизавшеся. Сего ради, взирающе на дивный подвиг ваш и на чистое житие ваше, со умилением вопием вам таковая:

Радуйтеся, Православия одеждою, свыше истканною, Церковь украсившии;

радуйтеся, еретическая суесловия ясно обличившии.

Радуйтеся, писаньми и словесы вашими духовное сокровище Церкви Христове собравшии;

радуйтеся, мудрость земную и вся красная мира Христа ради отвергшии.

Радуйтеся, сокровищ Небесных паче всего взыскавшии;

радуйтеся, Пастыреначальника Христа, яко служителие вернии, живоносным стопам последовавшии.

Радуйтеся, высокий образ добродетелей в житии вашем явившии;

радуйтеся, душевныя страсти, вкупе же и телесныя, духовным мечем посекшии.

Радуйтеся, Живоначальней Троице в жертву живу, святу и благоугодну себе самих принесшии;

радуйтеся, грешников предстателие.

Радуйтеся, нищих заступницы;

радуйтеся, пастырей учителие и образы.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 9

Всею душею твоею возлюбив Бога, отче Григорие, боговидную чистоту и целомудрие паче всех избрал еси и богослов великий и таинник явился еси. Ныне предстоя Престолу Святыя Троицы, испроси мирови мир, и спасение всем нам, восхваляющим тя и поющим Богу: Аллилуиа.

Икос 9

Витийством богодухновенным триех вселенских святителей еретичестии соблазны престаша, православная же вера паче и паче превозможе. Сего ради от усердия нашего со умилением и любовию взываем к ним таковая:

Радуйтеся, любовию Православия все житие ваше озарившии;

радуйтеся, Единаго Бога в Триех Лицах чествовати научившии.

Радуйтеся, Ариево злочестие и хуления иных еретиков низложившии;

радуйтеся, лжеучителей пребеззаконная уста светлостию словес ваших заградившии.

Радуйтеся, небесныя трубы, проповедавшия мирови Христово Евангелие;

радуйтеся, во иерарсех светила три великая.

Радуйтеся, учителие кротости, воздержания, вкупе же и покаяния;

радуйтеся, монашествующих добрии учителие и наставницы.

Радуйтеся, Церкве ограждение и Православия поборницы;

радуйтеся, в труды Апостолов вшедшии и клас добраго исповедания пожавшии.

Радуйтеся, за веру и подвиги венцы нетленныя от Пастыреначальника Христа приемшии;

радуйтеся, великия труды и подвиги во благоустроении Церкве Христовы подъемшии.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 10

Спаса Христа умоляти не престай о чтущих память твою, всехвальне Иоанне Златоусте: тебе бо дадеся благодать молитися за ны. Темже и мы, яко ко благоуханнаго мира сосуду, точащему исцеления всем с верою притекающим, со умилением и любовию припадающе, вопием прославльшему тя Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стена есте необоримая празднующим святую память вашу и всем притекающим к молитвенному покрову вашему, непостыдная надежда и крепкое заступление. Темже и нам, святии трие святителие, со умилением припадающим к вам, испросите у Престола Святыя Троицы милость и благодать во благовременную помощь, да с радостию и благодарением взываем вам:

Радуйтеся, милость и утешение всем верным являющии;

радуйтеся, кающияся грешники от сетей диавола избавляющии.

Радуйтеся, благодатных даров усерднии раздаятелие;

радуйтеся, всех человек предстательство и покрове.

Радуйтеся, сирых отцы и вдов заступницы;

радуйтеся, убогих богатство и болящих исцеление.

Радуйтеся, милосердия ко страждущим немолчнии проповедницы и юных наставницы;

радуйтеся, старец питателие.

Радуйтеся, сущих в скорбех утешителие;

радуйтеся, странных сопутницы.

Радуйтеся, изнемогающим поможение;

радуйтеся, чтущим память вашу радость и спасение низпосылающии.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 11

Пение Пресвятей Троице паче иных принесли есте, святителие Божии, умом, словом, делом и богословным витийством вашим сплетения риторская разрушили есте, наставляюще ны почитати Троицу во Единице и воспевати Ей: Аллилуиа.

Икос 11

Светозарную троицу святых иерархов, Василиа, царствия тезоименитаго, Григориа, Богослова наименованнаго, Иоанна, Златоустаго учителя вселенныя, глубины Божия испытавших, восхваляюще и светлую память их благоговейно торжествующе, похвальная пения приносим таковая:

Радуйтеся, благознаменитыя трубы Божественных глаголов;

радуйтеся, цевницы богодухновенныя.

Радуйтеся, апостольских писаний богодухновеннии изъяснителие;

радуйтеся, апостольских преданий ревнителие.

Радуйтеся, дивная величия Божия всем земнородным поведающии;

радуйтеся, Славу Божию вашим житием и словом проповедавшии всей вселенней.

Радуйтеся, ко спасению добрии путеводителие и наставницы;

радуйтеся, растленных обычаев искоренителие, благих же нравов насадителие.

Радуйтеся, отрицатися плотских похотей и страстей научающии;

радуйтеся, врачеве премудрии недугов душевных и телесных.

Радуйтеся, церковная светила, от Трисолнечнаго Света возжженная;

радуйтеся, цветы благовоннии райскаго прозябения.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 12

Благодать Божия обильно излияся во устах ваших, треблаженнии: вера православная вами укрепися, и мгла еретических шатаний и лжеучений светом ваших богодухновенных писаний отгнася. Темже, святителие, молитеся ко Христу Богу, да дух ревности вашея о вере и благочестии почиет и на нас, да сподобимся купно с вами пети Святей Троице: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще и светло празднующе священную память вашу, треблаженнии Василие Великий, Богослове Григорие и Златоустый Иоанне, смиренно молим вас, не престайте молитися Христу о всех, верою призывающих вас и с любовию вопиющих таковая:

Радуйтеся, православных догматов хранителие;

радуйтеся, богословия живоноснии источницы.

Радуйтеся, верных сердца Божественне веселящии;

радуйтеся, яко неослабными подвиги вашими Арий низложися.

Радуйтеся, яко огнем богодухновенных вещаний ваших Евномиева ересь попалися;

радуйтеся, яко вашими богодухновенными глаголы Савеллиа ересь отгнася.

Радуйтеся, яко мудрование Нестора вами упразднися;

радуйтеся, о мире молитвенницы изряднейшии.

Радуйтеся, к Царствию Небесному верныя возводящии;

радуйтеся, Божии гласи, пречудно нам возгремевшии.

Радуйтеся, пастырей Церкве достоподражательнии образи;

радуйтеся, по Апостолу всем вся бывшии.

Радуйтеся, трие святителие, велицыи и вселенстии учителие.

Кондак 13

О святителие Христовы и отцы треблаженнии, Василие Великий, церковное светило и столпе непоколебимый, Богослове Григорие, уме богопросвещенный, архиерею превеликий, вкупе же и Златоусте Иоанне, покаяния твердый проповедниче, небесным спребывающе ликом и ангельским совокупльшеся силам, нынешнее приемше малое моление наше, испросите нам у Всещедраго Бога вышняя мыслити и деяти, да вечныя муки избегше, небесную жизнь наследим с вами, вопиюще Богу: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангели земнии…» и 1-й кондак «Избраннии светильницы…».

Молитва

О, пресветлии светильницы Церкве Христовы, Василие, Григорие и Иоанне, светом православных догматов вся концы земли озарившии и мечем слова Божия хульных смущения и шатания ересей угасившии; припадающе к вашему милосердию, с верою и любовию из глубины души вопием: предстояще Престолу Пресвятыя, Единосущныя, Животворящия и Нераздельныя Троицы, за Нюже словом, писанием и житием добре подвизастеся и душы своя полагаете, всегда молитеся Ей, да укрепит и ны в Православии и единомыслии, и непоколебимем даже до смерти исповедании веры Христовы, и во вседушевнем послушании его Церкви Святей: да препояшет ны с высоты силою на вся невидимыя и видимыя враги наша: да соблюдет Церковь Свою незыблему от неверия, суеверия, ересей и раскола; да дарует архипастырем нашим здравие, долгоденствие и во всем благое поспешение; пастырем нашим да подаст духовное трезвение и ревность о спасении пасомых; правителем суд и правду, воином терпение, мужество и одоление на враги, сирым и вдовицам заступление, болящим исцеление, юным благое в вере возрастание, старцем утешение, обидимым заступление, и всем вся ко временней и вечней жизни потребная, яко да в мире и покаянии, желанием спасения горяще, Господеви работающе, добрым подвигом подвизающеся, течение наше скончаем и сподобимся в Небеснем Царствии купно с вами всегда пети и славити пресвятое и великолепое имя Отца, и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Святитель Григорий: Богослов и учитель Вселенной

Святой Григорий Богослов (326–389 г.) был сын Григория (впоследствии епископа Назианского) и Нонны, женщины высоких нравственных правил. Еще до рождения, она обещала посвятить его Богу и употребила все старания, чтобы склонить его волю на служение Господу. Воспитание, данное ему матерью, святитель Григорий почитал самым для себя важным. При выдающихся способностях, св. Григорий получил прекрасное образование: он учился в школах Кесарии Палестинской, где была богатая библиотека, собранная мучеником Памфилом, в Александрии, где изучал творения Оригена, и, наконец, в Афинах, где в особенности сблизился с св. Василием Великим, с которым знаком был несколько ранее и дружбу с которым считал полезнее самой высшей школы. У святых друзей в Афинах была одна комната, один образ жизни; им были знакомы только две дороги: одна вела в храм Божий, другая — в училище. В Афинах св. Григорий познакомился с Юлианом (по прозванию “Отступника,” который, став императором, отрекся от христианства и пытался было возродить язычество в Римской империи (361-363 г.). и оставил живое изображение этого злого и коварного врага Церкви. В возрасте 26-ти лет св. Григорий принял крещение.

После возвращения на родину, св. Григорий долгое время уклонялся от занятия какой-либо общественной должности. Размышление о Боге, молитва, чтение слова Божия, писание вдохновенных слов и песней и служение престарелым родителям были его занятием. Некоторое время он провел с другом своим Василием в его пустыне и это время почитал самым счастливым в жизни. Отец его, бывший уже епископом, нуждаясь в помощнике, вызвал его из Васильевой пустыни в Назианз и рукоположил в пресвитера. Уже этот сан так устрашил Григория высотой и тяжестью сопряженных с ним обязанностей, что он удалился в уединение пустыни. Успокоив там волнение духа, он вернулся к отцу и принял на себя священническое служение, утешаясь, что он, служа Богу, помогает и престарелому родителю в его заботах о пастве.

Между тем, друг его Василий Великий уже достиг высокого сана архиепископа. Желая иметь преданного и просвещенного помощника в управлении обширной областью, св. Василий предложил Григорию место главного протопресвитера при своей кафедре, но св. Григорий уклонился от принятия этой почетной и влиятельной должности. Через некоторое время после этого состоялось посвящение Григория в епископа города Сасима, по тайному соглашению архиепископа Василия с отцом Григория. Видя в этом волю Божию, он принял священное рукоположение, но отказался от принятия самой должности и, в качестве соправителя (викария), продолжал служить своему родителю и пастве назианзской. В 374-ом году скончался престарелый родитель Григория, а вслед за ним — и мать его. Святой Григорий продолжал некоторое время труд отца по управлению назианзской церковью, но сильно заболел. Выздоровев, он удалился в уединенную обитель, где в посте и молитве пробыл около трех лет.

Но великий светильник не мог укрыться в монашеской келье. Избранный православными епископами и мирянами на престол архиепископа в Константинополе, он прибыл туда в эпоху самого сильного владычества ариан, когда ими были захвачены все храмы в столице. Св. Григорий остановился в доме своих знакомых. Одну из комнат обратил в храм, назвав ее Анастасией (что значит “воскресение”), с надеждой, что здесь воскреснет Православие, и начал проповедовать. Ариане осыпали его насмешками и ругательствами, бросали в него камнями, подсылали к нему тайных убийц. Но народ узнал своего истинного пастыря и стал тесниться к его кафедре, как железо льнет к магниту (по выражению св. Григория). Сильным своим словом, примером своей жизни и пастырским усердием он побеждал врагов Церкви. Люди в огромном количестве стекались со всех концов послушать его вдохновенные проповеди. Слушатели волновались около его кафедры подобно бурному морю, громко выражали знаки одобрения рукоплесканиями и восклицаниями, а скорописцы записывали и увековечивали его слова. Еженедельно тысячи людей из ереси возвращались к Православной Церкви.

Наконец, уже после воцарения православного императора Феодосия (379-395 г.), упорствующие ариане были изгнаны из храмов столицы. Когда обнаружилась ересь Македония, (Македоний отрицал Божество Святого Духа. святой Григорий боролся против нее и принимал живое участие в заседаниях Второго Вселенского Собора. Совершив свой подвиг, он отказался от Константинопольской кафедры, сказав: “Прощай, кафедра, — эта завидная и опасная высота!” Святой Григорий удалился в родное селение Арианз, близ Назианза, и здесь в строгих аскетических подвигах провел последние годы своей жизни.

За свои замечательные богословские творения св. Григорий получил от Церкви почетное наименование Богослова и вселенского учителя, а за способность проникать мыслью до самых глубоких тайн веры и выражать непостижимые ее истины с прозрачной ясностью и строгой точностью Церковь в одной из молитв называет его умом самым высоким. Проповеди его насыщены такой поэзией, что многие фразы из них были использованы (св. Иоанном Дамаскиным и другими) для праздничных песнопений. Нетленные частицы мощей св. Григория до сих пор источают дивное благоухание.

Тропарь: Пастырская свирель богословия твоего, риторов победи трубы: якоже бо глубины духа изыскавшу, и доброты вещания приложишася тебе. Но моли Христа Бога, отче Григорие, спастися душам нашим.

ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ, Григорий Назианзин (Γρηγόριος ὁ Θεολόγος καὶ Ναζιανξινός) (329/330, Арианз, близ Назианза в Каппадокии – ок. 390, Назианз) – отец Церкви, один из каппадокийцев. Сын Григория старшего, епископа Назианза, и св. Нонны. Сначала обучался в риторской школе Кесарии Каппадокийской, затем – в христианских школах Кесарии Палестинской и Александрии; 10 лет учился в Афинах, где сдружился с Василием Великим и встретился с будущим императором Юлианом. Около 362 был против воли рукоположен отцом в сан священника. В 372 Василий Великий рукополагает его в епископы глухого городка Сасимы, на кафедру которого Григорий так никогда и не вступил, уехав на время в Назианз, чтобы помогать отцу в делах управления местной церковью. После смерти отца в 374 удаляется в Селевкию в Исаврии, где ведет монашескую жизнь. В 379 принял руководство никейской общиной Константинополя, а в 381 был утвержден в качестве епископа и председательствовал на 2-м Вселенском соборе. Вскоре вернулся в Назианз, где возглавлял епископскую кафедру до 383. Последние годы жизни провел в своем поместье, посвятив себя литературным занятиям и аскезе.

Григорий не создал собственной богословской системы. Блестящий ритор, он снискал славу одного из выдающихся проповедников 4 в. («христианский Демосфен»). Первое место в его наследии занимают 45 слов, из которых выделяются «5 Богословских слов» (Or. 27–31), произнесенные в Константинополе в 380 и давшие ему почетное имя «Богослова». Здесь он опровергает ереси евномиан и македониан и отстаивает ортодоксальное учение о Троице. Автор 245 писем и автобиографической поэмы «О своей жизни», сравнимой с «Исповедью» Августина.

В своем учении о богопознании Григорий полемизирует с арианским рационализмом Евномия и отрицает возможность постичь тварным человеческим разумом Бога в его сущности. Бог, «чистая и первая природа» (Or. 28), являет свою славу лишь в подобиях, «со спины», как Моисею (Исх. 33:22, 23). Непознаваемость и неизреченность (трансцендентность) утверждается т.о. на пути апофатической теологии, которая допускает только отрицательные утверждения о Боге. Богопознание реализуется как личная встреча с Богом-Троицей, что и есть собственно цель христианской жизни (спасение). Это предполагает в первую очередь отстранение от чувственного мира, очищение и восхождение ума (κάθαρσις), т.е. обожение (θέοσις), принципиально возможное благодаря вочеловечению Бога-Слова. Различные ступени богопознания соответствуют поэтому изменениям преображаемого аскезой человека, который стремится ко все более ясному созерцанию Троицы, к соединению с чистым божественным умом.

Центральными в творчестве Григория являются тринитарная проблема и христология. Как Василий Великий и Григорий Нисский, он отстаивает единосущие Троицы. Троичность как тайна есть «неразделимое разделение», «Единое в трех и три в Едином» (Or. 39). Григорий впервые обозначил различия Лиц как «нерожденность», «рождение» и «похождение» (Or. 25), выражая тем самым взаимные отношения Лиц (σχέσεις). В христологии (Ер. 101, 102) Григорий критикует Аполлинария Лаодикийского, утверждая полноценность человеческой природы Христа: в личности Христа происходит совершенное сущностное соединение двух природ. Марию Григорий называет «Богородицей».

Влияние Григория на Церковь – Восточную, как и Западную – было огромным. Уже Руфин считал его учение нормой ортодоксии, а многие западные отцы, в т.ч. Фома Аквинский, постоянно обращались к нему; Григория высоко ценили и гуманисты (напр., Меланхтон). Он оказал также значительное влияние на византийскую гимнографию (рождественский, богоявленский и пасхальный каноны Иоанна Дамаскина).

Сочинения:

К истории почитания Трех Святителей и происхождения их праздника

30 января (12 февраля по новому стилю) Православная Церковь празднует память святых Вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. В Греции со времен турецкого владычества — это день Образования и Просвещения, праздник всех учащих и учащихся, особо отмечаемый в университетах. В России в домовых храмах духовных школ и университетов в этот день по традиции совершается необычное последование – многие молитвы и песнопения исполняются по-гречески.

Икона трех святителей

Три Святителя жили в IV-V веках, на перекрестке двух культур – гигантов, античной и византийской, и стояли в центре великой мировоззренческой трансформации, которая происходила на территории всей Римской империи. Они стали свидетелями решающего для судеб христианства IV века момента столкновения языческой и христианской традиций, и наступления новой эпохи, завершившей духовные искания позднеантичного общества. В смуте и борениях перерождался старый мир. Последовательное издание ряда указов о веротерпимости (311 г., 325 г.), запрещение жертвоприношений (341 г.), закрытие языческих храмов и запрет под страхом смертной казни и конфискации имущества посещать их (353 г.) были бессильны перед тем, что сразу же за церковной оградой начиналась прежняя языческая жизнь, все еще действовали языческие храмы, учили языческие учителя. Язычество инертно бродило по империи, хотя и подобно живому трупу, гниение которого началось, когда поддерживающая рука государства (381 г.) отдалилась от него. Языческий поэт Паллад писал: «если мы живы, тогда мертва сама жизнь». Это была эпоха всеобщего мировоззренческого беспорядка и крайностей, обусловленных поиском нового духовного идеала в восточных мистических культах орфиков, митраистов, халдеев, сиббилистов, гностиков, в чистой умозрительной неоплатонической философии, в религии гедонизма — плотского наслаждения без границ – каждый избирал свой путь. Это была эпоха, во многом схожая с современной.

Именно в такое непростое время пришлось проповедовать Трем Святителям религию самоотвержения, аскезы и высокой нравственности, принимать участие в решении вопроса о Святой Троице и борьбе с ересями IV века, толковать Священное Писания и произносить пламенные речи на памяти мучеников и церковные праздники, активно заниматься общественной деятельностью, возглавлять епископские кафедры Византийской империи. До сегодняшнего дня Православная Церковь служит Литургии, сердцевины которых – анафоры (Евхаристический канон) составлены Иоанном Златоустом и Василием Великим. Молитвы, которыми молились Василий Великий и Иоанн Златоуст, мы читаем на утреннем и вечернем правиле. Студенты и выпускники классического отделения филологического факультета Университета могут с радостью в сердце припомнить, что и Григорий Богослов, и Василий Великий в свое время также получили классическое образование в Афинском университете и изучали античную словесность, были лучшими друзьями. Григорий говаривал в шутку: «Ища познаний, обрел я счастье…испытав то же, что и Саул, который в поисках ослов своего отца обрел царство (греч. basileivan)». Все трое стояли у истоков новой литературной традиции, участвовали в поиске нового поэтического образа. Позднейшие писатели нередко черпали образы из их произведений. Так, строки первого ирмоса Рождественского канона Космы Маиумского (VIII век) «Христос раждается, славите. Христос с небес, срящите. Христос на земли, возноситеся. Пойте Господеви вся земля…», звучащего в храмах начиная с подготовительного к празднику периода Рождественского поста, заимствованы из проповеди Григория Богослова на Богоявление. Прозвания Трех Святителей дают им как нельзя более точные личностные определения: Великий – величие учителя, воспитателя, теоретика; Богослов (только трое подвижников за всю христианскую историю были удостоены этого именования – возлюбленный ученик Христа, св. евангелист Иоанн, св. Григорий и св. Симеон Новый, живший в XI в.) – боговдохновенность поэта скорби и страданий и богослова жизни скорее, нежели догматиста; Златоуст – золото уст подвижника и мученика, пылкого и язвительного оратора, талантливого и блистательного. Жизнь и творения Трех Святителей помогают понять, как происходило взаимодействие античного наследия c христианской верой в сознании интеллектуальной элиты римского общества, как закладывались основы единения веры и разума, науки, образованности, не противоречащего подлинному благочестию. Ни в коем случае не отрицали святители светской культуры, но призывали изучать ее, «уподобляясь пчелам», которые садятся не на все цветы равно, и с тех, на которые нападут, не все стараются унести, но, взяв, что пригодно на их дело, прочее оставляют нетронутым» (Василий Великий. К юношам. О том, как пользоваться языческими сочинениями).

Хотя жили Три Святителя в IV столетии, однако их общий праздник стали отмечать гораздо позднее – только с XI века. Памяти каждого из них по- отдельности праздновали и раньше, но в XI веке произошла вот какая история. Согласно повествованию — синаксарю, помещенному в cовременных греческих и славянских служебных Минеях под 30 января, в царствование византийского императора Алексея Комнина, в 1084 году (по другой версии 1092 г.), в столице Византийской империи — Константинополе вспыхнул спор о значимости Трех Святителей в среде «самых образованных и искуснейших в красноречии людей». Одни ставили выше Василия Великого, другие Григория Богослова, третьи — Иоанна Златоуста. Тогда эти иерархи явились Иоанну Мавроподу, митрополиту Евхаитскому, выдающемуся песнописцу того времени (в рукописях сохранилось около двухсот его канонов святых. Сегодня мы читаем перед Причастием его канон Ангелу-хранителю), заявили о своем равенстве пред Господом, повелели праздновать их память в один день и сочинить гимны для общего последования. После видения Мавропод составил службу на 30 января, т.к. все трое вспоминались именно в этом месяце: Василий Великий — 1.01, Григорий Богослов — 25.01, перенесения мощей Иоанна Златоуста — 27.01. Рассказ составителя синаксаря у некоторых ученых вызывает сомнение. Он не встречается в других византийских источниках; более того, неизвестно, был ли жив Мавропод во время правления Алексея Комнина. Однако это событие уже вошло в сокровищницу церковного Предания.

Три святителя в византийских литературных источниках

Три Святителя были самыми любимыми и почитаемыми иерархами в Византии. Из сохранившихся источников, литературных, изобразительных, литургических, следует, что к X-XI веку уже сформировалось представление о них как о едином целом. В «Чудесах св. Георгия» рассказывается о видении сарацину приносимого в жертву Христа во время Божественной Литургии в знаменитом храме вмч. Георгия в Ампелоне. На обвинение сарацина в заклании младенца священник отвечал, что даже «великие и пречудные отцы, светочи и учители церкви, каков был святой и великий Василий, преславный Златоуст и Григорий богослов, не видели страшного этого и ужасного таинства». Болгарский священнослужитель Козма Пресвитер (к. X — н. XI вв.) в «Слове на еретики и поучении от божественных книг» писал: «Подражайте бывших прежде вас, в ваших санех святых отец епископ. Григория мню, и Василия, и Иоанна. и прочая. Их же печаль и скорби о людех бывшая, кто исповесть». Для Иоанна Мавропода (XI в.) Три Святителя – совершенно особенная тема, которой посвящены «Похвала», стихотворные эпиграммы, два песенных канона. В следующие века о Трех Святителях не устают вспоминать писатели и видные церковные иерархи: такие, как Федор Продром (XII в.); Федор Метохит, Никифор, патриарх Константинопольский, Герман, патриарх Константинопольский (XIII в.); Филофей, патриарх Константинопольский, Матфей Камариот, Филофей, епископ Селимврийский, Николай Кавасила, Никифор Каллист Ксанфопул (XIV в.).

Три Святителя в богослужебных книгах: Минеях, Синаксарях, Типиконах

Память Трех Святителей отмечается в греческих богослужебных книгах с 1-й половины XII в. – напр., в Уставе константинопольского монастыря Пантократора (1136 г.), основанного императором Иоанном II Комнином и его супругой Ириной, сообщается о правилах освещения храма на праздник «святых Василия, Богослова и Хризостома». В мире сохранилось несколько десятков греческих рукописных Миней XII–XIV вв., содержащих службу Трем Святителям; в некоторых из них также помещена и «Похвала» Мавропода. Синаксарь встречается лишь в двух, относящихся к XIV в.

Изображения Трех Святителей

Изображения Трех Святителей известны с XI в. Одна из эпиграмм Мавропода описывает икону Трех святителей, подаренную некому архиерею Григорию. Еще одна икона Трех Святителей упоминается в Уставе константинопольского монастыря Богородицы Кехаритомени, основанного императрицей Ириной Дукеней в XII в.

Первое из сохранившихся изображений Трех Святителей находится в Псалтири, изготовленной писцом Студийского монастыря в Константинополе Федором в 1066 г., ныне входящей в состав коллекции Британского Музея. Ко второй половине XI в. относится миниатюра Лекционария (книги библейских чтений) из монастыря Дионисиу на Афоне, на которой Три Святителя предводительствуют сонму святых. В византийской храмовой декорации встречаются изображения Трех Святителей в святительском чине в алтарной апсиде со времен византийского императора Константина Мономаха (1042-1055): напр., в церкви Софии Охридской (1040-1050), в Палатинской капелле в Палермо (1143-1154). С распространением синаксарной легенды в XIV в. связано появление уникального иконографического сюжета «Видение Иоанна Мавропода» — Иоанн Евхаитский перед сидящими на тронах Тремя Иерархами в церкви Одигитрии, или Афендико, в Мистре (Пелопонесс, Греция), роспись которой датируется 1366 г.

Три святителя на славянской почве

В месяцесловы южнославянских, т.е. болгарских и сербских, Евангелий память Трех Святителей входит с начала XIV в., а в древнерусские — с конца XIV в. «Похвала» Мавропода и служба с синаксарем попадают на южнославянскую почву в XIV в., а на русскую — на рубеже XIV-XV вв. Тогда же появляются первые изображения — псковская икона Три Святителя с св. Параскевой (XVв.). В XIV-XV вв. возникают посвящения храмов Трем Святителям на Руси (напр., первый храм Трех Святителей на Кулишках существовал с 1367 г. с этим посвящением).

К происхождению праздника

В эпиграммах и канонах Мавропода, посвященным Трем Святителям, говорится о равенстве иерархов между собой, их борьбе за торжество церковных догматов, их риторическом даре. Три святителя подобны Св. Троице и верно учат о Св. Троице – «Во единой Троице трегубо богословствуете нерождение Отца, Сына рождество и Духа единого исхождение». Они сокрушают ереси — дерзость еретических движений «тает, словно воск, пред лицем огня» святительских речей. И в «Похвале», и в канонах Три Святителя изображены как некое догматическое всеоружие Православной Церкви, их учения автор называет «третьим заветом». Обращение к их троическому богословию, т.е. учению о Св. Троице, можно рассмотреть в контексте схизмы 1054 г., отделения от Вселенской Церкви Церкви западной (католической), одним из нововведений которой было Filioque (“и от Сына” – католическая прибавка к Символу Веры). Указания канонов и «Похвалы» на сохранении Церкви и прекращение святителями еретических движений, поминание их многочисленных «трудов и болезней», которые они претерпели за Церковь «с Востоком и Западом борящеся» т.о. можно понять как использование догматических сочинений святителей в борьбе с заблуждениями латинствующих и неверно понимающих отношения внутри Святой Троицы. Ключ к разгадке, как кажется, можно найти в полемике Восточной Церкви с Западной, т.н. антилатинской полемике XI в. Авторы антилатинских полемических трактатов часто подтверждают сказанное цитатами из этих Святых Отцов; непочитание Трех Святителей является одним из обвинений, предъявляемых латинствующим. Так, Михаил Керуларий, патриарх Константинопольский, в своем послании к Петру, патриарху Антиохийскому, так высказывается о латинствующих: «Святыя и великия отца наша и учителя Великаго Василия и богослова Григория, Иоанна Златоустаго не счиняют с святыми ни учения их приемлют». В «Стязании с Латиною» Георгия, митр. Киевского (1062-1079 гг.), в послании Никифора (1104-1121гг.), митр. Киевского, к Владимиру Мономаху латиняне также обвиняются в отсутствии уважения к Трем Святителям и пренебрежению к их церковным учениям. В «Повести Симеона суздальского о восьмом (флорентийском) соборе», на котором в 1439 г. была подписана Уния (объединение) Католической и Православной Церквей, святитель Марк, митр. Эфесский, отстаивавший ортодоксальную позицию, сравнивается автором Повести с Тремя Святителями: «Аще бы еси видал, что честный и святый Марко ефесьский митрополит глаголет к папе и ко всей латыне, и ты бы тако же, яко же и аз, плакался и веселился. Яко же ты видиши честнаго и святаго Марка ефесскаго, якоже был преже его святый Иоанн Златоустый и Василий кесарийский и Григорий Богослов, тако же и ныне святый Марко подобен им».

Итак, образ Трех Святителей, возникший из глубин народного почитания, мог быть окончательно сформирован и официально введен в богослужебный церковный год в придворных кругах Константинополя в третьей четверти XI в. как одна из мер по борьбе с латинством. Учения Трех Святителей, их богословские сочинения и они сами воспринимались Церковью как твердая основа православной веры, необходимая в дни духовных шатаний и нестроений. Пример их собственной борьбы с современными им ересями IV в. стал актуален в церковной ситуации XI в. Поэтому был установлен праздник, сочинены каноны, стихотворные эпиграммы, «Похвала» Мавропода, появились первые изображения. Возможно, именно этот сюжет стал дополнительной причиной установления праздника Трех Святителей в Византии в царствование Алексея Комнина в конце XI века, помимо той, что изложена в позднейшей версии автора синаксаря (XIV в.), объясняющего таким образом прекращение споров о риторических достоинствах иерархов.