Церковь без царя

Как предали Николая II

Февраль 1917 года стал роковым, как для Российской Империи, так и для последнего русского Императора Николая Романова. Ослабленная войной страна была охвачена голодом и разрухой, в Петербурге начались массовые волнения, о которых императору ближайшее окружение упорно не хотело докладывать. Сам император явно понимает, что «творится что-то неладное», но получает крайне противоречивые версии происходящего из разных источников.

Позже историки объяснят происходивший тогда хаос в окружении монарха заговором, в котором участвовали представители Императорского дома Романовых:

«Силы, оппозиционные Николаю II, готовили государственный переворот, начиная с 1915 года. Это были и лидеры различных политических партий, представленные в Думе, и крупные военные, и верхушка буржуазии, и, даже, некоторые члены Императорской фамилии. Предполагалось, что после отречения Николая II, на престол взойдет его несовершеннолетний сын Алексей, а регентом станет младший брат царя Михаил. В ходе Февральской революции этот замысел начал осуществляться».

(А.Б. Зубов, История России ХХ век)

«Кругом измена и обман»

Революционные события император встретил в Могилеве, в военном штабе управления войсками. После восстания рабочих в Петербурге и жесткого подавления бунта военные царской армии стали в массовом порядке переходить на сторону восставших.

Ночью 2 марта, царь написал в своем дневнике: «Кругом измена, и трусость, и обман». Уезжая, из штаба он прощался с его обитателями. По свидетельству начальника Военных сообщений театра военных действий генерала Н. М. Тихменева, прощание было тяжелым: «Судорожные, перехваченные всхлипывания не утихали… Офицеры Георгиевского батальона — люди, по большей части несколько раз раненые, — не выдержали: двое из них упали в обморок. На другом конце залы рухнул кто-то из солдат-конвойцев».

Из высшего командного состава на сторону императора в эти дни встали только 2 человека — командир 3-го кавалерийского корпуса генерал Ф. А. Келлер и командир Гвардейского кавалерийского корпуса Хан-Гуссейн Нахичеванский. Не очень далек от истины был Лев Троцкий, когда писал позже в своей «Истории русской революции», что «среди командного состава не нашлось никого, кто вступился бы за своего царя. Все торопились пересесть на корабль революции в твердом расчете найти там удобные каюты. Генералы и адмиралы снимали царские вензеля и надевали красные банты… Штатские сановники и по положению не обязаны были проявлять больше мужества, чем военные. Каждый спасался, как мог».

2 марта 1917 года царь Николай II отрекся от престола.

Статья подготовлена на основе материалов http://rus-biography.ru

Жизнь без царя

В столетнюю годовщину трагических событий 1917 года протоиерей Александр Лебедев обращается к причинам и последствиям великой русской трагедии. В его размышлениях и переживаниях с болью за Отечество и Церковь звучит голос русского зарубежья.

***

«Не предаждь же нас до конца имени Твоего ради и не разори завета Твоего, и не отстави милости Твоея от нас, яко, Владыко, умалихомся паче всех язык и есмы смирени по всей земли днесь, грех ради наших, и несть во время сие начальника, пророка и вождя.»

(Молитва, читаемая в день убиения царской семьи, 4/17 июля).

Сто лет назад произошла страшная трагедия русского народа, т.н. «февральская революция», во время которой государь, царь-мученик Николай Александрович, предательски был лишен престола, Россия осталась без главного печальника-Удерживающего, и вся страна обрушилась в бездну.

И самым страшным последствием было то, что православный русский народ перестал молиться за царя.

Священное Писание совершенно ясно говорит о необходимости молиться за царя.

Святой апостол Павел в своем Послании к Тимофею пишет: прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную, во всяком благочестии и чистоте, ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1Тим. 2,1–4).

И это было написано в то время, когда царь, т.е. император Римский, был язычником и преследователем христиан! Насколько более важно молиться за царя православного — помазанника Божия.

Однако русский народ забыл про эту заповедь и в феврале-марте 1917-го года перестал молиться за царя.

И произошло то, о чем предупреждал апостол: пресеклась тихая и безмятежная жизнь, проводимая во всяком благочестии и чистоте, и вся страна поверглась в кровавую бездну, принося в жертву миллионы людей.

Многие из нас как-то не придают значения февральской революции, сосредоточивая свое внимание на событиях октября — т.е. на большевистском перевороте.

Однако следует нам понять и твердо помнить: без февраля не было бы октября.

Большевики сами признаются в этом. Например, Лев Троцкий ясно это определил, написав в своем труде «История русской революции»: «Февральская революция была только оболочкой, в которой скрывалось ядро Октябрьской революции».

Развал русской армии, освобождение из заключения и ссылки опасных революционеров (и вместе с ними — огромного числа уголовных преступников), закрытие церковно-приходских школ, разграбление церковного имущества, расправа над духовенством и хранителями порядка — вот плоды февральской революции.

Но горше всего была утрата Богом установленной симфонии между Церковью и государством, между царем и народом.

Государь являлся печальником российской земли. Он молился за свой народ, и народ молился за него.

Все это было разрушено в печальные дни февраля-марта 1917 г. Как писал прот. Сергий Булгаков, совсем не монархист по убеждениям, в своих воспоминаниях: «Россия вступила на свой крестный путь в день, когда перестала молиться за царя».

В наши дни, наоборот, многие ставят в вину царю-мученику императору Николаю II происшествия февральской революции и пишут, что Россия из-за царя оказалась на краю пропасти.

Противопоставим их мнению другую точку зрения.

В статье, опубликованной в «Православной Руси» ровно 50 лет назад, приуроченной к 50-й годовщине февральской революции, известный церковный публицист Петр Мар писал:

«Теперь, когда исполнилось пятьдесят лет со времени гибели Российскаго Царства, нашему взору открывается через минувшие полвека, с полной ясностью, как первопричина гибели нашего отечества — февральская революция. Она встает пред нами, как величайшее злодеяние, когда либо совершенное в русской истории, ибо приведшее русский народ, через полгода, к мрачной бездне полного извращения человеческих чувств и человеческой совести.

Не станем выносить свой суд и мерить своим мерилом злодеяние февраля 1917 года, а обратимся к объективному свидетелю тех событий, — тогдашнему военному министру Англии, Уинстону Черчиллю, который в своей книге «Русская катастрофа — Россия и её царь» так оценил эпоху февральской революции:

‟Положительно ни к одной нации судьба не была столь жестока, как к России. Её корабль пошел ко дну уже в виду пристани; она попала в бурю, когда все было кончено, все жертвы принесены и последнее усилие сделано. Отчаяние и предательство похитили власть как раз в то время, когда труд был завершен. Длительное отступление было остановлено, прекращен снарядный голод, оружие стало поступать в избытке, более сильная, увеличенная армия, прекрасно снабженная, охраняла величайший фронт, и резервы изобиловали храбрыми людьми. Уже не предстояло трудных действий. Чтобы без особого напряжения удерживать уже ослабевшие силы врага, — выжидать, — вот все, что предстояло России до достижения плодов общей победы… Теперь принято поверхностно отметать царский режим, как близорукую, испорченную и неспособную тиранию. Но наблюдение за его 30-месячный период войны должно исправить это неглубокое мнение и уяснить действительное положение. Мы можем судить о могуществе Российской Империи по тем боям, которые она выдерживала, по пережитым ею бедствиям и по тому, как она оправилась. В жизни государства на его главу ложится позор или честь результата борьбы за существование государства.

Почему же в этом строгом испытании отказывать императору Николаю II? Он совершал ошибки, но какой же правитель их не совершал? Он не был ни великим полководцем, ни великим властелином, а был лишь обыкновенным человеком, правдивым, милостивым, поддерживаемым во всей Своей повседневной жизни верою в Бога. Но тяжесть высших решений сосредоточивалась на нем. Ему приходилось быть компасной иглой: война или мир; наступать или отступать; демократизовать или держать крепко; уступить или настаивать, — вот поле сражения Николая II. Почему же он за это не заслуживает чести? Покорное наступление русских армий, спасшее в 1914 г. Париж; преодоленныя мучения безоружного отступления; победы на Карпатах; вступление России в кампанию 1917 года непобежденной, сильнее, чем когда либо, — разве во всем этом нет ему славы? Несмотря ни на какие ошибки, режим, который он олицетворял и собою завершал и придавал жизненную силу, — в то время уже выиграл войну для России. Но его собрались свергнуть. Вмешалась темная рука, управляемая безумием. Ушел царь… Предайте его все и все, что он любил, предайте его ранам и смерти, преуменьшайте его заслуги, извращайте его поступки, предавайте память его поруганию, — но скажите, — кто другой явился способным после него? Кто повел Русское государство? Оно упало после него навзничь…”

Строки британского министра дают объективно-деловитую оценку безумия февральской революции».

Петр Мар, «Февральская революция в исторической перспективе», Православная Русь, 1967, № 3, стр. 6.

Об отречении государя много сейчас пишут. Не нам давать оценку историческим событиям. Оставим это дело историкам. Однако по вопросу об отречении государя следует прислушиваться к голосу великого святителя, Патриарха Тихона Московского. Он писал по случаю получения известия об убийстве государя Николая II:

«Не будем здесь оценивать и судить дела бывшего государя: беспристрастный суд над ним принадлежит истории, а он теперь предстоит пред нелицеприятным судом Божиим, но мы знаем, что он, отрекаясь от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией».

Следует отметить, что многие проповедники благочестия на Руси (напр. преп. Серафим Саровский, св. прав. Иоанн Кронштадский и др.) видели в своем царе — помазаннике Божием предреченного в Священном Писании «Удерживающего», о котором говорится во Втором Послании св. апостола Павла к Фессалоникийцам: Ибо тайна беззакония уже в действии, только до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. 2, 7).

Однако Господь не оставил русский народ без печальника-молитвенника, даже при утрате, по грехам нашим, Удерживающего.

И послал Он нового печальника в том же роковом 1917-м году — святителя Тихона, Патриарха Московского, который бесстрашно обличал богоборцев и их приспешников и боролся за свою боголюбивую паству.

Не всем известны Послания святого Патриарха Тихона. Они во время их написания, в большинстве случаев, не были опубликованы.

О бесстрашии святителя и исповедника Патриарха Тихона можно судить по следующим словам из вышеприведенного Слова, произнесенного 8/21 июля 1918 г. в Церкви Казанской Божией Матери на Красной Площади напротив Кремля, по случаю получения известия об убиении царя-мученика (в то время большевики еще скрывали, что вместе с государем была убита вся царская семья):

«Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе… и вдруг он приговаривается к расстрелу где-то в глубине России небольшой кучкой людей не за какую-либо вину, а за то только, что его будто бы кто-то хотел похитить. Приказ этот приводят в исполнение, и это деяние — уже после расстрела — одобряется высшей властью. Наша совесть примириться с этим не может, и мы должны во всеуслышание заявить об этом как христиане, как сыны Церкви. Пусть за это называют нас контрреволюционерами, пусть заточают в тюрьму, пусть нас расстреливают. Мы готовы все это претерпеть в уповании, что и к нам будут отнесены слова Спасителя нашего: Блажени слышащии слово Божие и хранящии е (Лк. 11,28)

О необходимости поминать и молиться за царей напомнил нам совсем недавно Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II на торжественном акте по случаю 70-летия Предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшаго Патриарха Кирилла.

В своей речи Патриарх Илия II сказал:

«От лица Грузинской Православной Церкви и от себя лично сердечно поздравляю Вас с семидесятилетним юбилеем! Отмечая такие даты, мы всегда анализируем пройденный путь и внимательно всматриваемся в будущее.

Помню, в день моей интронизации ко мне подошел один мудрый человек и сказал: «Господь возложил на Вас тяжелый крест, и для того, чтобы облегчить его, поминайте ваших царей и Патриархов — они помогут в несении этой непосильной ноши».

С тех пор я исполняю это и всегда ощущаю их помощь. Да помогут и Вам, Ваше Святейшество, цари и Патриархи земли Русской!»

В наше время, спустя сто лет после событий февральской революции, необходимо всем нам молитвенно поминать царей и Патриархов земли Русской, да не повторится страшная трагедия, постигшая Россию, переставшую в тяжкое время молиться за царя. И необходимо со скорбью отмечать, что грех цареубийства — убиение помазанника Божия — остается нераскаянным грехом большинства русского народа.

Вспомним слова самого царя-мученика, написанные в его дневнике в день мнимого отречения: «Кругом измена, трусость, и обман.»

Остановимся, вдумаемся в эти слова.

По моему мнению, нет ни одного разумного человека, который не содрогается при чтении этих слов.

Итак, спрашивают, какова причина февральской революции и последующих бедствий?

Ответ на этот вопрос дал великий печальник и исповедник Церкви Российской Святой Патриарх московский Тихон, который в 1919 году выступил с Посланием ко всем верным чадам Православной Российской Церкви, призвав к всенародному покаянию в грехах, 26 июля (8 августа) 1918 г.

«Смиренный Тихон, Божией милостью Патриарх Московский и всея России, всем верным чадам Православной Российской Церкви.

Возлюбленные о Господе братие и чада!

Долг архипастырской любви, объемлющей болезни и скорби всего православного народа русского, повелевает Нам снова обратить к вам Наше отеческое слово. Вместе с вами Мы страждем сердцем при виде непрекращающихся бедствий в нашем Отечестве; вместе с вами молим Господа о том, чтобы Он укротил Свой гнев, доныне поддающий землю нашу.

Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь, и не видно в ней радостного рассвета. Изнемогает наша Родина в тяжких муках, и нет врача, исцеляющего её.

Где же причина этой длительной болезни, повергающей одних в уныние, других — в отчаяние?

Вопросите вашу православную совесть, и в ней найдете ответ на этот мучительный вопрос. Грех, тяготеющий над нами, — скажет она вам, — вот сокровенный корень нашей болезни, вот источник всех наших бед и злоключений. Грех растлил нашу землю, расслабил духовную и телесную мощь русских людей. Грех сделал то, что Господь, по слову пророка, отнял у нас и посох и трость, и всякое подкрепление хлебом, храброго вождя и воина, судью и пророка, и прозорливого и старца (ср. Ис. 3,1–2). Грех помрачил наш народный разум, и вот мы ощупью ходим во тьме без света, и шатаемся, как пьяные (ср. Иов 12,25).

Грех разжег повсюду пламень страстей, вражду и злобу, и брат восстал на брата, тюрьмы наполнились узниками, земля упивается неповинной кровью, проливаемой братской рукой, оскверняется насилием, грабежами, блудом и всякою нечистотою.

Из того же ядовитого источника греха вышел великий соблазн чувственных земных благ, которыми и прельстился наш народ, забыв о едином на потребу. Мы не отвергли этого искушения, как отверг его Христос Спаситель в пустыне. Мы захотели создать рай на земле, но без Бога и Его святых заветов. Бог (же) поругаем не бывает (Гал. 6,7).

И вот мы алчем, жаждем и наготуем в земле, благословленной обильными дарами природы, и печать проклятия легла на сам народный труд и на все начинания рук наших.

Грех — тяжкий, нераскаянный грех — вызвал сатану из бездны, изрыгающего ныне хулу на Господа и Христа Его и воздвигающего открытое гонение на Церковь. О, кто даст очам нашим источники слез, чтобы оплакать все бедствия, порожденные нашими всенародными грехами и беззакониями, — помрачение славы и красоты нашего Отечества, обнищание земли, оскудение духа, разорение градов и весей, и поругание храмов и святынь, и все это потрясающее самоистребление великого народа, которое сделало его ужасом и позором для всего мира.

Где же ты, некогда могучий и державный, русский православный народ? Неужели ты совсем изжил свою силу? Как исполин, ты, великодушный и радостный, совершал свой великий указанный тебе свыше путь, благовествуя всем мир, любовь и правду. И вот, ныне ты лежишь, поверженный в прах, попираемый твоими врагами, сгорая в пламени греха, страстей и братоубийственной злобы. Неужели ты не возродишься духовно и не восстанешь снова в силе и славе своей? Неужели Господь навсегда закрыл для тебя источники жизни, погасил твои творческие силы, чтобы посечь тебя, как бесплодную смоковницу?

О, да не будет сего. Одна мысль об этом повергает Нас в трепет.

Плачьте же, дорогие братие и чада, оставшиеся верными Церкви и Родине, плачьте о великих грехах вашего Отечества, пока оно не погибло до конца. Плачьте о себе самих и о тех, кто по ожесточению сердца не имеет благодати слез. Богатые и бедные, ученые и простецы, старцы и юноши, девы, младенцы, соединитесь все вместе, облекитесь, подобно Ниневитянам, во вретище и умоляйте милосердие Божие о помиловании и спасении России. Отложите тогда житейские заботы и попечения и спешите в Божии храмы, чтобы восплакать перед Господом о грехах своих, чтобы восскорбеть печалью вашей перед лицом нашей Заступницы усердной и всем сонмом великих угодников Божиих.

Пусть каждый из вас попытается очистить свою совесть пред духовным отцом и укрепится приобщением животворящего Тела и Крови Христовых.

Да омоется вся Русская земля, как живительной росой, слезами покаяния, и да процветет снова плодами духа. Господи Человеколюбче! Приими очистительную жертву кающихся пред Тобой людей Твоих, отыми от нас дух малодушия и уныния и Духом владычним, Духом силы и крепости утверди нас. Возсияй в сердцах наших свет Твоего разума, и посети виноград сей, и сверши и, егоже насади десница Твоя (Пс. 79,15–16). Аминь».

Пастырская совесть призывает меня в эти скорбные дни обратиться ко всем с призывом к покаянию во спасение душ наших.

В чем да поможет вам Господь Бог и Пресвятая Богородице, наипаче же благоверный царь-мученик Николай II и все новомученики и исповедники Церкви Российской!

Кому нужны «подделанные» дневники Николая 2.

Предпринимаются отчаянные попытки посадить в «карету прошлого» Россию и увезти её с мировой арены навсегда, понятно кому это нужно, прежде всего Британии, которая по словам Т. Мэй входит в век» глобальной Британии»,поэтому там заботливо вскармливают «наследников», раздают чины и титулы нашим ворам-олигархам. Представляете наше будущее «дворянство», да Чубайс перед ними будет кроткой овцой и гением.

Но самое худшее для меня, что эта принимает вид антихристианской мракобесной секты. Договорились до того, что Николай, оказывается царь-искупитель?! Для христиан, Искупитель- Иисус Христос, Царь царствующих и Господь господствующих!

Отвратительно видеть пляски на костях несчастной семьи, царя и царицы, которые своею смертью искупили вину. Дайте им покой и молитесь об упокоении их в Царствии Небесном.

А жаждущим царя могу сказать, что они его дождутся, но всего на 3,5 года. Именно такой срок отводится антихристу в Откровениях Иоанна Богослова.

В ельцинский период отношение к событиям 1917 г. было однозначным – Россия в тот период развивалась семимильным шагами, империя двигалась к победе в Первой мировой, и одним из прогрессивных витков развития стал Февраль.

Переворот привел к власти честных и образованных людей, они решали, будет ли путь у России республиканский или есть возможность сохранить монархию по британской схеме „царь правит, но не управляет”.

Хоть в том дискурсе царь оставался фигурой положительной и трагической, но согласно постперестроечному мышлению – в феврале к власти в России пришли, наконец-то, демократы-либералы, и до процветания оставался буквально шажок…

Но тут, спустя восемь месяцев прогресса, как черт из табакерки, выпрыгнул Владимир Ильич, и понеслась птица-тройка к пропасти коммунизма. Понять, почему в ельцинский период „Временное правительство” приобрело исторический ореол мессианства, несложно – именно с ним себя и ассоциировала „демократическая власть», которая „наконец-то вернулась». Так родовой травмой Российской Федерации стал миф о Прекрасном Феврале с белогвардейщиной и монархизмом.

Акценты за 25 лет сместились, теперь трактовка Февраля не такая патетическая — все же государственный переворот-с! Но и „белые», и эмигранты, и церковь – те, кто поддержали Февральский переворот, – остались по привычке положительными персонажами драмы, разыгравшейся сотню лет назад. Удивительно в унисон о Российской Империи поют хвалебные гимны сегодня силы в 1917 г. разобщенные – и те, кто свергал царя, и те, кто просто не мешал, но „оставался в душе монархистом».

Так в 2017 г. история страны получила биполярное расстройство общества.

революция и церковь|

Ситуация на момент последнего месяца монархии в России сложилась нелегкая – февраль был узлом заговоров и интриг, во многом потому, что, стоит уже признать — Николай мало у кого вызывал симпатию – даже у своих родственников.

„В царской фамилии тоже были антиниколаевские настроения и настроения против императрицы – мы это знаем, — говорит в беседе с Накануне.RU доктор исторических наук, профессор МПГУ Александр Пыжиков. — Возникло такое явление, которое в истории называется „великокняжеская фронда”. Великие князья действительно были бы не прочь, если бы не монархию убрали а убрали Николая II c супругой, это отвечало их интересам. Церковь отреклась от Николая II – она поддерживала все, что происходило».

Мы не совсем верно называем это Февральской революцией — на самом деле, это был дворцовый переворот. Многие события февральских дней нельзя считать случайностью, стихией, было много продуманного заранее – например, начались проблемы со снабжением Петрограда хлебом, но при этом хлеб был. Каким-то образом, по замечаниям исследователей, — вроде бы, незначительная деталь, — мобилизовали на фронт всех хлебопеков города. Путиловский завод восстал.

Социальное недовольство в своих целях использовали и оппозиционеры, и родственники царя — они давно мечтали видеть на троне малолетнего Алексея с регентом из их числа. Царь уже не пользовался любовью народа, скандалы с Распутиным, подозрения, что царица связана с Германией, сделали свое дело – против Николая была развернута информационная война, которой царь значения не придавал – какая разница, что думает этот как его народ.

Николай II, отречение, Фридерикс, генерал Рузский, Шульгин, Гучков, Данилов|Фото:

Что серьезней — его решения критиковались и генералитетом, второй слой многоуровневого заговора – заговор генералов (Рузский, Алексеев). Эти две силы – военные и родственники – просто хотели убрать царя, но речи об упразднении монархии не вели. Радикальней, хоть и ненамного, были думцы – они видели Россию либо республикой, либо конституционной монархией (видели смутно, застилала глаза простая жажда власти и наживы, тщеславная мечта многих поколений – свергнуть самодержца). Стоит упомянуть, что практически все поголовно политические деятели Думы были масонами, так что можно назвать этот третий уровень – масонским заговором.

Как рассказывает историк Андрей Фурсов, в январе 1917 г. масонским организациям Петрограда была дана директива составить списки людей, которые попадут во власть — потом эти люди и оказались во Временном правительстве.

Временное правительство, 1917 год|

Фото: yaplakal.com

И, наконец, четвертый пласт заговора, о котором стали много говорить уже в наши дни, — это заговор союзников. Сегодня именно на подлых иностранцев и перекладывают бОльшую часть ответственности за внутренний переворот и революцию.

И таки да — британцы и французы использовали Российскую Империю как таран, чтобы бороться с такими же точно, как она, империями Германской и Австро-Венгерской. Наверное, тогда и стоило бы задуматься, почему у твоих союзников другой политический строй, а ты борешься с точно такими же империями, нет ли здесь подвоха?

Большой ошибкой Николая было вступление в эту войну. С одной стороны, союзникам нельзя было никак допустить, чтобы Россия из войны вышла, с другой – выиграть она тоже не могла. Посол Великобритании Бьюкенен, по словам современников, вел себя крайне нагло и даже намекал, что Николаю не место на троне. Любой другой самодержец выдворил бы из страны такого дипломата, но это не в привычках Николая — конфликтовать по пустякам.

Во время войны британское посольство было центром сбора и оппозиционных сил, на все это охранка смотрела сквозь пальцы, продолжая „побивать» свой народ за стачки. Удивительно, как Николай плясал под дудку англосаксов. Смирение и мягкость сделали ему славу великомученика вполне заслуженно. Собственно, эти качества и привели его на свой собственный эшафот в Екатеринбурге.

Кстати, если говорить про британцев, брат Николая, так удивительно на него похожий внешне, Георг V осмотрительно не принял венценосную семью родственника в Англии, хотя прошение такое было. И только тогда Романовых отправили в Тобольск и далее..

Георг V и Николай II|Фото: historytime.ru

Народ уже не обожествлял царя и откровенно ненавидел царицу — во многом сказывалась та самая информационная война, развернутая оппозицией, муссировавшиеся слухи о том, что царь — подкаблучник и просто делает то, что диктует ему жена-немка, сплетни, что царица в сговоре с немцами, что она подчинена воле Распутина. Многое из газет и слухов, конечно, было неправдой. Но нет дыма без огня.

„Царь и его жена объявлены святыми – а почему у них при дворе крутились какие-то странные оккультисты? Папюс, мэтр Филипп, какой-то австрийский астролог, я уже не говорю про этих непонятных юродивых, гадалка Гриппа, Бадмаев, Матрена-босоножка, Ника Казельский, странник Вася Босоногий. Что это такое? Даже сейчас у нас нельзя такого представить — что какой-то Вася „босоногий странник» будет даже пусть перед нашим премьер-министром Медведевым „ясновидеть», каким бы ни был Медведев чудаком.

А тут – все знали, все это видели, это же не скрывалось, — рассказывает историк, писатель Александр Колпакиди. — Распутин, конечно, оболганная личность, но почему было бы сразу его не убрать, не прекратить все эти слухи? Почему надо было его держать? Почему надо было доводить дело до убийства? Почему нельзя было даже в этом мелком вопросе пойти навстречу общественному мнению? Почему надо это ослиное упрямство проявлять? А в результате — привести страну к краху и семью свою погубить».

Морис Палеолог, посол Франции в Российской Империи, писал в своем дневнике, что самые преданные слуги царизма и даже некоторые из тех, кто обычно составляет общество царя и царицы, начинают приходить в ужас от оборота, какой принимают события: „Так, я узнаю из очень верного источника, что адмирал Нилов, генерал-адъютант императора и один из самых преданных его приближенных, имел недавно мужество открыть ему всю опасность положения; он дошел до того, что умолял удалить императрицу, как единственное остающееся еще средство спасти империю и династию.

Николай II, обожающий свою жену и рыцарски благородный, отверг эту идею с резким негодованием: „Императрица, — сказал он, — иностранка; у нее нет никого, кроме меня, для того, чтоб защитить ее. Ни в коем случае я ее не покину… Впрочем, все, в чем ее упрекают, неверно. На ее счет распространяют гнусные клеветы; но я сумею заставить ее уважать…”

романовы семья император|

Фото: www.pravaya.ru

Мысли Николая II были сосредоточены в это время на своей семье, и его странное равнодушие к стране не осталось незамеченным историками.

„Он был отличный семьянин, но он не годился на роль руководителя страны. Он все время думал о своей семье, нежели о стране, — рассказывает Александр Колпакиди в беседе с Накануне.RU. — Он был странно равнодушный человек, как будто ущербный. Даже если почитать его дневники – страшно подумать, что этот человек за свою жизнь застрелил несколько тысяч кошек и собак.

Дневники царя не поддельные. Он действительно после Ходынки написал: „Было душно». Он действительно и после Кровавого воскресенья дурацкую запись оставил. Подумайте, это кем надо быть, если он после Кровавого воскресенья встретился с рабочими и сказал: „Я вас прощаю”?

Каждый раз, когда были крупные расстрелы рабочих, он каждый раз благодарил тех, кто расстреливал. Да, он был достаточно умен и образован, но он не годился на роль царя. И он тем самым погубил страну. Поэтому когда нам сейчас пытаются навязать монархию и всю эту галиматью, связанную с потомками Романовых — я всех призываю вспомнить слова Черчилля, который сказал гениально: «Лучше, чем монархия, строя нет, но есть одна проблема – неизвестно, кто родится»».

Николай II, отречение монарха, Февральско-мартовский дворцовый переворот, Февральская революция, 1917 ассказывает историк Александр Пыжиков — шла серьезная борьба в элитах. Это было противостояние между правительством (естественно, и Николаем II как главой государства) и оппозиционными силами.

Под оппозиционными силами совершенно четко просматривается московское купечество, это московский финансово-промышленный клан, который был главным бенефициаром всех этих оппозиционных дел и имел политическую обслугу в лице кадетов и октябристов. Вот, собственно, к ним, к политической обслуге, и применим термин „либеральная оппозиция».

Николай II, отречение монарха, Февральско-мартовский дворцовый переворот, Февральская революция, 1917|

Фото: smarthistories.com

„Эти люди пытались подвинуть правительство и Николая II, чтобы дотянуться до административного рычага, до управления страной. Это была мечта не одного поколения – сначала они хотели это решить через верноподданичество, через ползанье около трона. А теперь, когда они убедились, что эта тактика неэффективна, очень быстро встали с колен, стряхнули верноподданническую пыль и моментально погрузились в оппозиционное движение.

Они стали собирать, координировать, финансировать все либеральные силы для того, чтобы ограничить монархию и правительство. Их конечная цель — для чего они ввязались в это — утверждение парламентской модели управления. То есть, когда Государственная дума не просто занимается законотворческой деятельностью, но и принимает на себя функции назначения всех министров — то есть, министры становятся подотчетными Думе, а не монарху».

Ситуация усугубилась войной, которая шла уже 2,5 года. Николай считал, что победа поставит крест на всех брожениях в обществе, и потому самым важным видел успешное ее завершение, на март-апрель было назначено ключевое наступление на западном и восточном фронтах одновременно, и Николай хотел, чтобы наступление свершилось.

Историки считают, что именно поэтому Николай отдал власть без единого выстрела, без кровопролитий и без борьбы — он написал отречение во многом потому, что совершенно безосновательно считал, что это пойдет на пользу армии.

„Не то что Гучков или Шульгин потребовали написать отречение, — говорит Александр Пыжиков, – я думаю, он не очень сильно бы отреагировал на их настойчивые просьбы. Военная верхушка поддержала отречение, и главную скрипку в этой военной верхушке играл генерал Алексеев (активный участник Белого движения в годы Гражданской войны в России, один из создателей и верховный руководитель Добровольческой армии, — прим. Накануне.RU).

Он настойчиво телеграфировал Николаю II, что ему надо обязательно выехать в Могилев, хотя императрица отговаривала от этого, учитывая, что в Петрограде напряженно — то есть, он его выманил туда. Многие историки считают, что отъезд Николая II – это был сигнал к началу переворота. А что касается наступления, оно было отсрочено и закончилось провалом, как мы знаем».

Николай II, отречение монарха, Февральско-мартовский дворцовый переворот, Февральская революция, 1917|

Фото: orthodoxmoscow.ru

Николай отправился в Могилев. В столице начались волнения, стачки, министр внутренних дел Протопопов проводит судорожно аресты, председатель Совета министров Голицын объявляет перерыв в работе Думы и Госсовета. 25 февраля Николай издает указ о роспуске Госдумы.

Родзянко телеграфировал государю о том, что в столице анархия, стрельба, нужно составить новое правительство немедленно. „Опять этот толстяк Родзянко мне написал разный вздор, на который я ему не буду даже отвечать”, — говорит Николай министру императорского двора Фредериксу. Николай ПОВЕЛЕВАЕТ прекратить беспорядки „недопустимые во время войны» ЗАВТРА ЖЕ.

Видимо, он не совсем понимает, что происходит и что одним повелением никакого „завтра же» не будет. Тем не менее, 26 февраля войска в столице для разгона демонстраций применяют огнестрельное оружие – много убитых и раненых. Хотя расстрелами в николаевской России удивить народ было просто невозможно.

„В это же николаевское время нигде, ни в одной стране Европы, не убили столько людей, сколько у нас. Приводят только цифру повешенных, казненных после революции – 1,5 тыс. — и сразу на Сталина разговор переводят. Вот в этом главная ложь, — говорит историк спецслужб Александр Колпакиди. — Назовите хоть одну страну Европы, где за эти николаевских четверть века казнили столько же людей – ни в одной. Почему такая большая цифра? Все думают, что это только повешенные и казненные, ну, и Ленский расстрел, и Кровавое воскресенье.

Расстрелы были каждый год в огромном количестве: рабочих, демонстрантов, забастовщиков, крестьянские беспорядки – помалу, по 3-5 человек, и это было по всей стране — расстрелы-расстрелы-расстрелы. Карательные экспедиции после Первой русской революции — вообще никто не знает, сколько тогда повесили так называемых „мастеровых». А что такое „мастеровые»? Это что, не люди? Для них это были не люди — быдло, скот».

1917 г. стал логическим концом 1861 г., когда еще один любимец ельцинского периода Александр II объявил о раскрепощении, а по сути — произошло освобождение в виде ограбления народа. Столыпинская реформа не решила земельный вопрос.

По подсчетам историков, чтобы обеспечивать аристократии жизнь по европейским стандартам – давать балы, поддерживать несколько домов (в городе, имение, дачу), наряды, предметы роскоши, выезды в 18-19 веке – нужно было иметь порядка 100 душ, то есть 500-600 человек в рабстве. И только 15% могло позволить себе жить так.

Конечно, это произошло не при Николае, но именно с Романовыми связывают сложившуюся ситуацию. Зависть, гордыня – вот что поразило элиту Российской Империи, дворяне хотели жить как на Западе — роскошно. Но у нас колоний не было, закрепощение крестьян Романовыми дало аристократам одну большую колонию – российский народ. Что ж, колония оказалась многочисленной – 80% от населения.

Произошло искусственное разделение – на нацию российских аристократов и народ-туземец, темный, бедный, живущий в собственной стране, как в стране порабощенной.

Где былые Ильи Муромцы в романовской России?

„Если не произойдет какой-нибудь смены энергий, если тягостный процесс подражания Европе разовьется дальше, то Россия рискует быть разоренной без выстрела”, — это писал консервативный публицист, общественный деятель Михаил Меньшиков еще в 19 веке. И вот в 1917 г. смена энергий началась — 27 февраля рано утром произошло вооруженное восстание части Петроградского гарнизона.

„Причин для революции было больше, чем достаточно, — комментирует историк Александр Колпакиди. — Понять их сейчас невозможно никому практически, потому что последние годы сознательно наша власть в общественное сознание через ангажированных историков внедряет миф о том, что империя царя Николая – который из Кровавого стал страстотерпцем, — показывала огромные темпы роста, все жили очень хорошо, процветали и так далее. Строится это все на подтасовках. Насаждают в умах, как картошку при Петре I. Из вузов это идет в умы студентов, от студентов к школьникам – по всей стране. Кроме того, активно этим занимается телевидение, церковь.

Сейчас рассказывают, сколько вывозили хлеба, что мы были мировыми лидерами по экспорту. Из всех „мировых лидеров» наш народ единственный недоедал. Это тоже сейчас пытаются опровергнуть. А народ голодал каждые три-четыре года минимум в девяти губерниях, это где-то 10% территории страны! Врачи, писатели, гуманисты – люди из всех сфер жизни отдавали себе отчет — происходит что-то ненормальное, что люди умирают от голода в деревнях – почитайте прессу того времени. Вот это разночтение между тем, что делали и думали современники, и тем, что сейчас доказывают ангажированные историки. Те люди умерли 100 лет назад, они не могут вступить в спор„.

Историческая действительность столетней давности сейчас сводится к простой для усвоения формуле „Ленин сверг царя». Что ж, не грешно будет напомнить еще раз, кто именно „сверг», если это слово уместно, когда речь идет о самовольном отречении. Деятельность социалистов в 1917 г. сводилась к дискуссиям, большевики политической силой не обладали. Надо помнить, что все социалистические партии были „обезглавлены» царским режимом — лидеры, которые якобы „свергли царя», такие как Ленин, находились за границей и не могли напрямую вести борьбу.

Другие томились в застенках, ссылках. Плеханов, Засулич, Ленин, Зиновьев, Бухарин (в США), Мартов (лидер меньшевиков) – были разобщены с российскими кружками. Если эсеры, меньшевики в меньшей степени опирались на народное движение, а в большей на элитные расклады, то большевики, напротив, растворились в народе. Это была принципиальная позиция Ленина – не участвовать в дележке власти и играх элит. А вот Дума в конце февраля и занялась дележкой власти, несмотря на то, что получила указ Николая II от 25 февраля о собственном роспуске.

В результате депутаты (за исключением правых партий) решили, формально подчинившись указу о роспуске, собраться под видом „частного совещания» — так появился Временный комитет членов Думы. В своем дневнике тех дней вспоминает историк, архивист, доктор исторических наукГеоргий Князев:

„На историческом заседании, на котором было решено заставить Николая II отречься от престола, которое требовалось силою вещей, произошел такой диалог между одним из участников заседания и Гучковым:

— Но, что, если он (Государь) откажется это делать?

Тогда Гучков на это твердо и решительно сказал:

— Волна народного гнева не должна останавливаться на „пути». Мы пойдем до конца». («Биржевые Новости». 06.03.1917 г.)

Карикатура на Временное правительство|Фото: livejournal.com

Вот как описывал в своем дневнике это инженер-железнодорожник, революционер, сыгравший важную роль в Февральской революции, Юрий Ломоносов:

„— Прибыли. Ну, и была возня с гатчинскими эшелонами. Ну, теперь они успокоились.

— Вы лучше расскажите подробности.

— Суть вы знаете. Отречение в пользу Михаила. Гучков говорит, что Николай, как всегда, на него произвел впечатление человека с деревянной душонкой. Все интересовался, как он теперь будет жить. Торжественно было, когда депутаты вышли из своего вагона и солдаты взяли на караул. Они хотели сперва переговорить с Рузским, но Николай настоял, чтобы их ввели прямо к нему. В вагоне, кроме царя, был Фредерикс и Рузский. Страшно устал. До свидания. Часов в двенадцать явлюсь к вам с докладом.

Я задумался… Свершилось. Николай отрекся и на Российский престол вступил Михаил II. Говорят, ему это было предсказано, а также и то, что он будет последний Романов… Что же, надо объявить караулу. Послушайте, дорогой,— позвал я одного из студентов,— официально объявлять что-либо рано; а вы расскажите солдатам, что Николай отрекся в пользу брата, да так незаметно прислушайтесь к их разговорам.

Студент вышел, а я опять задумался. Что же будет? Ответственное министерство с октябристом Родзянко во главе? На место Голицына сядет Родзянко, на место Покровского — Милюков, и только. А дальше реформы и война. Реформы под эгидой Родзянко, какого же сорта будут эти реформы?

Студент вернулся смущенный.

— Полная апатия, Юрий Владимирович. Никакого впечатления: „Хрен редьки не слаще», — говорят».

расстрел демонстрации, Петроград, 4 июля 1917|Фото: history-at-russia.ru

Михаил Пришвин (Дневники 1905-1954 гг. ): „Вопрос — где царь? Легенда слабая: «Царь сдался». Обстрел Зимнего Дворца. А Протопопов будто бы скрылся в Зимнем Дворце, но ему предложили сдаться, потому что из-за него разобьют дворец, и он сдался и впал в обморок, и его на носилках унесли в Думу. Жуткий вопрос, что делается в остальной России — никто этого не знает. И кто-то говорит: «А радость какая, будто Пасха»».

Временное правительство образовалось 2 марта. Демократизация обернулась социальным развалом. Так, приказ номер 1 Петросовета просто деморализовал армию. Еще до возвращения Ленина 3 апреля 1917 г. объявили о ликвидации сословного строя, национальных и религиозных ограничений. „Парад суверенитетов», развал страны начался с 17 марта – когда была дана независимость Польше, позже – июль – независимость Финляндии. Так кто сверг царя и развалил блистательную Российскую Империю?

„Февралисты показали свою полную политическую импотентность, они вообще ничего не смогли предложить. Это были не те люди, которые могли бы стоять у руля огромной страны, — говорит Александр Пыжиков. — Их никто не считал дееспособными управленцами, их держали за буржуев, которые пришли к власти, чтобы поживиться, использовать такую сложную ситуацию – они просто дорвались до казны, что было мечтой не одного поколения купечества.

Поэтому реакция на них была такая очень и очень кислая. И то, что с ними произошло, — это и должно было произойти. Все это заняло восемь месяцев. Дальше бенефициарами были большевики, которые бескомпромиссно оценивали эту ситуацию и понимали, что она дойдет до своего логического завершения».

Ленин, революция, 7 ноября, 1917, ВОСР, октябрьская революция, большевики, СССР|Фото:

Февральско-мартовский переворот свершил не народ, но заговорщики использовали именно народное недовольство. Февраль не менял ситуацию в стране, а менял элитные расклады. Решений для крестьянского, рабочего, любого другого важного вопроса февралисты не предлагали.

Амнистия заполонила улицы террористами и уголовниками. И именно неумная политика Временного правительства породила Гражданскую войну, после которой и монархисты, и белогвардейцы превратились в эмигрантов, которых сегодня чествуют в России.

Мария Владимировна, Романовы, Патриарх Кирилл|Фото: monarchist.infobox.ru

„Пусть расскажут про эту династию, чем она во время Великой Отечественной войны промышляла. А почему подавляющее большинство монархистов за границей пошли служить немцам? Знаменитые коллаборационисты на Дальнем Востоке – Атаман Семенов, Бакши, Шипунов и все другие повешенные — это все монархисты. На самом деле считается, что основу коллаборации составляли русские фашисты, но никто не замечает, что русские фашисты в большинстве своем были монархистами.

Поэтому, когда выходит прокурорша с иконой Николая II — это как минимум бестактно, потому что монархисты в большинстве оказались на стороне Гитлера, — говорит историк спецслужб Александр Колпакиди. — Но это же все абсурд, этот монархический бред! Больше всего кричит церковь, та самая церковь, которая в феврале 1917 г. просто умыла руки.

Тогда умыли руки, а теперь требуете, чтобы народ каялся? А вы почему не каетесь? Есть версия, что им дважды предлагали выступить за царя, и они дважды отказались. Сейчас говорят, что не было такого. Придумали, не придумали – а почему вообще вас надо было просить? Они на следующий день прославляли в молитвах Временное правительство».

Сейчас у нас консенсус – и коммунисты, и либералы признают, что это был крах, что Февральский переворот – событие со знаком „минус», говорит эксперт, но это было неизбежное событие из-за слабости власти.

Феврализм ушел вместе с эпохой Ельцина, но монархизм и белогвардейщина остались.

Елена Кирякова

***

Падение монархии в России

Кризис монархии в России назревал задолго до 1917 года. Поражение Российской империи в войне с Японией, малоэффективные реформы, своеволие чиновников на местах, нарастающий социальный кризис — те факторы, которые пошатнули авторитет императора Николая II в глазах общественности.

Причины падения монархического строя

Революция 1917 года и последующие падение русской монархии, стало прямым следствием глубокого экономического кризиса, который был спровоцирован участием России в Первой Мировой войне.

Из-за того, что огромное количество денежных средств и продуктовых ресурсов отдавалось армии, в государстве наблюдался не виданный до тех пор высокий уровень инфляции, цена на товары первой необходимости возросла в 10 раз.

В военное время закрывалось множество предприятий, так как существующие хозяйственные связи с европейскими странами бесповоротно разрывались. Народ империи был морально истощен, как затянувшийся войной, так и неумением Николая II решать нарастающие государственные проблемы.

Из сложившейся ситуации было два выхода: радикальное реформаторство либо же революция. Историей для России было предначертано склониться ко второму варианту.

Начало Февральской революции

Терпение народа Российской Империи оборвалось в феврале 1917 года. Существует версия, что революцию спровоцировали женщины, которые утром 23 февраля не смогли купить хлеба, из-за чего начали открыто выражать свое недовольство прямо на улице.

К ним присоединились рабочие, которые в это время шли на фабрики и заводы. К концу дня в Петрограде на улицы вышло более 220 тыс. протестующих людей. С призывом «Долой самодержавие!», на сторону горожан перешли солдаты Петроградского гарнизона.

Уже через два дня революционно настроенным населением были захвачены основные стратегические объекты столицы Петропавловская крепость, Арсенал и главпочтамт. Попытки правительства и императора стабилизировать положение в стране не принесли положительного результата.

Николай II, в это злополучное для государства время, перебывал в своей загородной резиденции. Недооценив серьезность положения, император допустил ошибку, которая окончательно положила конец монархии в России приказал приостановить работу Думы, тем самым фактически предоставил всю власть революционерам.

Отречение последнего русского монарха

В начале марта 1917 года, Николай II потерял связь со столицей и уже не мог получать достоверную информацию о положение в стране. 2 марта император получил телеграмму от генералов Рузского и Алексеева, в которой говорилось о необходимости его отречения от престола.

В этот же день Николай II подписал манифест об отречении от российского престола и назначил своим преемником младшего брата Михаила Романова. Великий князь Михаил не имел желания перетягивать на себя гнет революционного ополчения, и 3 марта также отказался от императорской короны.

8 марта императорская семья была арестована это и стало заключительным этапом падения российской монархии.

Историческое значение падения самодержавия

Тот факт, что от Николая II отвернулись все его соратники: чиновники, ближайшие родственники, иностранные правители, которые раннее гарантировали свою поддержку, говорит в первую очередь о том, что революция была логическим итогом социально экономического кризиса.

Как показала история, правление большевиков также не принесло положительных результатов, однако смена государственного правления была необходима обществу. 1917 год стал началом нового этапа в жизни государства и народа.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Россия в Первой мировой войне: причины, ход, выход России
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspУстановление власти большевиков: предпосылки и значение