Церковь и деньги

Церковь и деньги 1: ответы на “острые” вопросы

Критики Церкви, не знакомые с Её природой и смыслом существования, любят задавать “острые”, как им кажется, вопросы о церковных финансах: Зачем Церкви столько денег? Откуда получены все эти средства? Не берёт ли Церковь грязные деньги бандитов? Куда Она тратит полученное? Почему не отчитывается перед нами (критиками)? Почему толстые попы ездят на мерседесах? Почему в Церкви всё за деньги? И тому подобные.

В первой статье из цикла “Церковь и деньги” мы попытаемся честно ответить на многие распространённые вопросы о церковной экономике, которые на поверку могут оказаться не “острыми” а “тупыми”…

1. Почему в Церкви всё за деньги? Разве это нормально?!

Да, это нормально! Приход существует и должен существовать на деньги верующих!

С первого века существования христианства верующие брали сначала апостолов, а потом и поставленных ими во главе общин епископов и свои молитвенные помещения на кошт общины (церкви). И это не воспринималось ими, как покупка или продажа религии.

Все понимали, что проповедь Евангелия дала им неизмеримо больше того, чем они обладают сейчас – надежду на Вечную жизнь в Царствии Божием, как и то, что проповедникам нужно чем-то питаться, а собранная ими милостыня может быть использована также для больных и нуждающихся в других христианских общинах. Верующие отдавали толику своего материального достатка ради того, чтобы Церковь могла поддерживать своё существование и продолжать миссию.

Вот как эту мысль в девятой главе Первого послания к Коринфянам выразил святой апостол Павел: “Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования”.

В те времена, как писал в своей статье “Откуда у Церкви деньги?” протодиакон Андрей Кураев, устройство жизни имело известную простоту. Во-первых, при каждом храме складывалась постоянная община из живущих поблизости верующих, в которой все друг друга знали и все уделяли значимую часть дохода (церковную десятину) на нужды храма. Во-вторых, большая часть вещей, которые использовались в храме, изготавливалась самими верующими в рамках их хозяйств.

Крестьяне сами сеяли злаковые и, как следствие, мололи зерно в муку и выпекали хлеба и просфоры. Виноделы лично изготавливали кагор и приносили его в храм. То же самое происходило с материей для облачений, ладаном, свечами, елеем и т.п. – это были продукты хозяйств верующих, которые они приносили и жертвовали в храм.

Сегодня общественное устройство усложнилось. Теперь сам храм занимается изготовлением просфор, закупкой вина, ладана, елея, облачений и утвари, изготовлением свечей. А мы – программисты, врачи, пожарные, лётчики, логопеды, фрезеровщики и прочие – не способны использовать прямые продукты своего труда для совершения богослужений.

Мы конвертируем свой труд в деньги, которые приносим в церковную лавку и на которые заказываем записки и свечи, а уже сама Церковь берёт на себя труд обратить нашу непрямую жертву во всё, потребное для Таинств.

Кроме того, развитие транспортной инфраструктуры и ритм современной жизни в городах “размывает” общину. Сегодня я хожу в один храм, а завтра захотел, сел на метро и поехал в другой, расположенный от моего дома за несколько километров или вообще на другом берегу громадной реки, но легко мне доступный. Или моя сменная работа два через два не позволяет мне посещать не то, чтобы каждую, а хотя бы и каждую вторую литургию…

Таким образом, в постоянной “обойме” храма остаются лишь немногие, что не позволяет содержать его за счёт десятины. Поэтому её и не собирают с верующих. А деньги на содержание храма нужны… Так что не стоит удивляться указанным в храме “рекомендуемым суммам пожертвования” за записки, свечи и разные требы. Это современная замена той десятой части доходов, которую мы, верующие, должны бы отдавать в Церковь.

2. А если у меня нет денег? Мне откажут в молитве или в совершении Таинства?

Начнём с того, что никто не заставляет нас идти в Церковь и подавать записки, ставить свечу или заказывать сорокоуст. Если мы стремимся сделать это, значит мы верим в Господа Иисуса Христа и ощущаем себя членами Его Церкви. А коли так, то должны выделять толику средств на поддержание Её существования. Ведь находим же мы деньги на мороженое, походы в кино и поездку в Таиланд?!

Но, бывают и люди с тяжелобольным ребёнком на руках или иными сложными обстоятельствами, которым действительно уже не до удовольствий, быть бы живу… Неужели такому человеку, за неимением денег, священник откажет в Таинстве Крещения, или принятии записки на богослужение? Я не знаю таких священников! Всегда существует возможность подойти к батюшке и по-человечески объяснить ситуацию. Тогда батюшка пойдёт вам навстречу и сделает всё бесплатно.

Кроме того, самое важное Таинство Церкви – Причащение Святых Тела и Крови Христовых всегда происходит без взимания каких-либо пожертвований. Что ещё раз напоминает нам о том, что Церковь не стремится “нажиться” на верующих.

С этим разобрались. Но почему-же “рекомендуемая сумма пожертвования” довольно высока? Неужели нельзя оставить сумму пожертвования на усмотрение верующего?

Всё зависит от духовной культуры прихожан. В некоторых храмах, действительно, нет никакой “рекомендуемой суммы” и ты можешь оставить столько денег, сколько пожелает душа. Но нередко бывает и так, что при проявлении подобной инициативы все свечи разберут, а в храме оставят лишь горку мелочи…

Православный публицист Андрей Зайцев предлагает взглянуть на такой исход глазами священника и церковных работников и самим себе ответить на вопрос, не против ли это нашей христианской совести: “В храме есть певчие, которым нужно платить хоть какую-то зарплату. Сторож, алтарник, работник свечного ящика… Это означает, что каждый месяц священник должен платить людям. Он не может сказать: “Вы знаете, в этом месяце у нас было мало жертвователей, поэтому вы трудились бесплатно””.

“Настоятель храма не может договориться с прохудившейся крышей, счетами за отопление и электричество. Не может не платить отчисления в епархию… Кроме того, у белого духовенства есть жена и дети, а значит, он должен приносить какие-то деньги и домой” – добавляет он в своей статье “Зачем священнику деньги?”.

3. О толщине и мерседесовости попов

На вопрос о “толстых попах на мерседесах” отвечали уже многие православные публицисты, но напомним и мы. Зачастую, богатые машины священников – это просто растиражированный фейк, как например вот этот:

Но иногда у епископа или священника действительно можно увидеть дорогой автомобиль…

Машина для епископов и священников – это насущная необходимость, рабочий инструмент. Первым приходится посещать по делам множество государственных ведомств и регулярно объезжать все храмы епархии. Вторым – соборовать на дому больных, причащать умирающих, отпевать на кладбищах и совершать другие требы.

Большая часть епископов и настоятели некоторых крупных храмов действительно могут позволить себе дорогое (а значит и качественное, надёжное) авто. Что же плохого в том, что их машина не будет ломаться в дороге и быстро доставит к месту назначения?

И всё же, чаще хорошие машины владыки и пресвитеры не приобретают на церковные деньги. Их им просто дарят. Понимая нужду священнослужителей в хороших “колёсах”, состоятельные благотворители порой преподносят им какой-нибудь внедорожник для поездок по сельской местности или хороший седан для перемещений по городу. Такое пожертвование ничем не хуже денег или кирпичей для постройки храма и Церковь с благодарностью принимает его.

И да, священники и епископы нередко бывают полными. Это связано с диабетом и другими профессиональными заболеваниями. Во время богослужений священникам приходится подолгу стоять на одном месте, отчего затекают мышцы и излишне нагружаются сосуды на ногах.

Вспомните также, что Божественная литургия предполагает обязательное причащение присутствующих священнослужителей. Перед причастием не принято завтракать и даже пить воду. А значит, первую пищу священник может вкусить примерно в час дня. Потом требы, новая служба, исповедь и поздний ужин. И так изо дня в день. Отсюда и полнота.

4. Принимают ли в Церкви деньги бандитов?

На этот вопрос в интервью “Аргументам и Фактам” хорошо ответил епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон (Шатов), возглавляющий Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению.

Владыка напомнил, что: “На Церковь, по древним правилам, не положено принимать “деньги блудницы”, то есть любые нечестные деньги. Конечно, мы не возьмём денег грешника, который не раскаивается, гордится своим грехом и кичится своей жертвой, результатом этого греха. Если нам известно, что деньги получены в результате преступления, то, конечно, брать их нельзя. Был случай, когда к нам пришёл прокурор и хотел жертвовать десятину от взяток, которые он получал. Мы отказались брать эти деньги”.

“Но когда кто-то переводит средства на помощь нуждающимся – не всегда можно выяснить, кто и с какого дохода пожертвовал. Поэтому мы принимаем анонимные пожертвования и молимся обо всех людях, которые стараются, как могут, исполнить Христову заповедь о любви”, – также добавил епископ Пантелеимон.

И действительно, если преступник положил украденные им деньги в ящик для пожертвований, то понять, что они были получены преступным путём священник никак не в состоянии и тогда эти средства используются Церковью на доброе дело.

5. Правда ли, что Церковь не платит налоги и получает государственные дотации?

Частично. Церковь освобождена от налогов на религиозные обряды (доход от записок и треб), НДС и налога на прибыль за предметы церковной утвари и другую продукцию религиозного назначения, например такую, которую верующие “оплачивают” для использования в богослужебных целях (свечи, кагор, просфоры).

Выше мы говорили о непрямой, денежной жертве, которую Церковь использует для покупки всего необходимого для Таинств. Таков и смущающий иных людей случай с кагором. Человек жертвует Церкви, к примеру, 400 рублей. Ему выдают бутылку кагора. Он отдаёт её пономарю и на этом кагоре совершается литургия. Таким образом, христианин фактически просто пожертвовал Церкви богослужебное вино.

При этом, если Церковь начнёт продавать в лавке сухое вино (из-за кислотности не используется в богослужении) или, скажем, булочки, то это уже будет классическим товаром. С этого товара приход заплатит налог на прибыль, а саму прибыль вправе будет использовать на уставные цели. Например, на ремонт храма.

Помимо льготы на продукцию религиозного назначения, Церковь освобождена от налога на имущество религиозного назначения (храм, часовня, воскресная школа) и участок земли, отданный под его обслуживание.

Остальные налоги: на транспортные средства прихода, на здания и сооружения не используемые в религиозных целях (мастерская, гараж и т.п.) и прочие православный приход платит наравне со всеми юридическими лицами. Как и коммунальные платежи, составляющие одну из основных статей расходов храма.

Церковь, как и другие НКО вправе участвовать в федеральных программах по сохранению памятников архитектуры, социальной помощи и другим подобным. Оформив кипу документов, с великими трудами, Она действительно может получить часть средств для восстановления или ремонта храма (если он признан памятником архитектуры) или для церковной благотворительной столовой, ночлежки, центра реабилитации, от государства.

Но это всегда только часть средств. Другую часть, и немалую, Церковь вкладывает из собственных средств, которые получены благодаря нашим пожертвованиям.

Также рекомендуем: Церковь и деньги 2: продолжение ответов на «острые» вопросы

Также читайте: Церковь и деньги 3: Экономика прихода, жалованье священнослужителей

Андрей Сегеда

Facebook Вконтакте Одноклассники LiveJournal Google+ Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)2

Свечки, записки, пожертвования. Сколько стоит сходить в церковь на Пасху

В преддверии Пасхи корреспондент Medialeaks посетил несколько храмов и узнал, сколько сейчас стоят самые популярные услуги — свечки и записки, — которыми многие захотят воспользоваться в праздник.

Что может сделать в церкви обычный прихожанин, придя в честь праздника Пасхи: помолиться, освятить куличи, купить свечку, заказать записку о здравии или упокоении. Первые два пункта — основные, не требуют никаких финансовых затрат, однако вторые два, хоть и не обязательные, но очень востребованные. В четверг ближе к вечеру в три «окошка», продающие свечи и принимающие записки в Храме Христа Спасителя, стояли очереди до десяти человек.

При входе в главный православный храм страны всех досматривают и пропускают через рамки. Если пройти после входа левее, можно увидеть стенку, вдоль которой продают свечи. Стоят они от 10 рублей до 300 рублей.

Храм Христа Спасителя

Рядом на специальных стойках женщины и мужчины пишут записки о здравии и упокоении. Для тех, кто не знает, имена указанных людей зачитывают во время службы. Записки делятся на простые и заказные (более сложная процедура упоминания ваших близких). Выглядят они примерно так:

Когда все это закончится, я напишу автобиографический шедевр «Как я выжил, не выходя из дома». А что сделаешь ты?

Храм Живоначальной Троицы в Останкино

Интересно, что раньше не было таких стандартизированных бланков на 15 имён (они практически одинаковые во всех храмах). Однако из-за того, что люди писали большое количество имён, а также, возможно, с эстетической точки зрения, храмы приняли решение принимать записки только на своих бланках. Люди иногда заезжают и под строчки, но из-за «лишнего» имени записку могут вовсе не принять.

Подать записку стоит везде по-разному. Понятно, что в Храме Христа Спасителя цены самые высокие: 50 рублей за простую и 100 рублей за заказную. Причём стоимость записок нигде не указана, а несколько женщин с листочками в руках или из тех, кто был в процессе их написания, сказали, что не знают о цене. Через несколько неудачных попыток старушка в очереди, услышавшая мой вопрос, всё-таки дала ответ.

Однако даже в обычных московских храмах цены могут довольно сильно отличаться.

Например, в храме Тихвинской иконы Божией матери в Алексеевском (около метро ВДНХ) записки стоят 20 и 40 рублей.

Храм Тихвинской иконы Божией Матери в Алексеевском

А в расположенном в 20 минутах ходьбы от него храме Живоначальной Троицы в Останкино — уже 40 рублей и 70 рублей.

фото: сайт Храма Живоначальной Троицы в Останкино

— А к Пасхе подорожает стоимость записок? — спрашиваю я у женщины в церковной лавке храма в Алексеевском.

— Нет.

— А в Родительские дорожает (Родительские субботы — особые дни в церковном календаре, когда принято поминать усопших — прим. Medialeaks)?

— Нет, с чего им дорожать? Как есть так и будут.

— Бабушка рассказывала, что в некоторых храмах дорожает записка об упокоении в такие дни.

— В нашем храме, слава богу, такого нет.

Храм Тихвинской иконы Божией Матери в Алексеевском

Смотрю на свечки и здесь. Их очень много самых разных, разброс цен примерно такой же, как в ХХС — от 10 рублей до 250 рублей (ценник самых дешёвых на первой фото не видно, но видно сами свечки).

В храме в Останкино цены в общем аналогичные.

В каждом из трёх храмов, в которых я была, взяла по самой дешёвой для сравнения. Разницы, вроде, никакой нет. Разве что в церкви в Останкино она показалась чуть легче.

Храм Живоначальной Троицы в Останкино

Храм Христа Спасителя

Храм Тихвинской Божией Матери в Алексеевском

Правда, кроме меня самые простые, кажется, никто не брал. Люди, которые стояли со мной в очередях, покупали в основном свечки за 30 рублей и сразу несколько штук.

В храме в Останкино я обратила внимание на табличку, где говорилось, что деньги, отданные за все ритуальные предметы — это пожертвования. А потом и собственными глазами, покупая свечку, увидела, что деньги нужно не отдавать женщине за прилавком, а действительно бросать в специальный ящик.

— В нашем храме записки принимают за пожертвования, а сколько положить — человек решает сам, — рассказывает прихожанка одного из московских храмов Вера.

Считать, сколько человек может потратить за визит в церковь, абсолютно бессмысленно, уверена она. Ведь основная «статья расходов» — это вовсе не свечи и записки, а сами пожертвования.

— У нас после службы стоят у выхода люди с подносами для пожертвований — тоже прихожане, которые помогают храму. И всегда кто-то оставляет 10 рублей, а кто-то 5000 рублей.

Вывод: поход в церковь, если уж человек решил и свечку поставить, возьмём самую простую, и записки написать простые, обойдётся всего в 50—110 рублей в зависимости от храма. А если записки всё-таки заказные, то 90—210 рублей. Правда, свечки редко когда берут по одной. Впрочем, некоторые бабушки закупают их пачками в специальных магазинах и берут десяток с собой в церковь, а парочку покупают уже там, мол, надо же и в самой церкви свечки купить, ведь это тоже считается пожертвованием.

Ранее Medialeaks проводил эксперимент, пытаясь жить правильно в пост.

Накануне в Самаре разгорелся скандал из-за того, что студентка Самарского экономического университета во время встречи с митрополитом Сергием задала вопрос о его дорогой машине и дороговизне свечей в церквях, а в ответ священнослужители назвали её «озлобленной свинюшкой». Medialeaks поговорил с девушкой о реакции в вузе и соцсетях.