Церковь о сталине

Православная амнистия, или как Сталин возродил Церковь

Почему 4 сентября 1943 года Иосиф Сталин кардинальным образом изменил политику взаимоотношений советской власти с Русской православной церковью?

Для Русской православной церкви ХХ век стал временем тяжелейших испытаний, основная часть которых пришлась на семидесятилетний советский период. В расколотой политическими противоречиями стране одна из главных ее опор — церковь — тоже пережила и раскол, и сильнейшее давление со стороны официальной власти, и постепенную потерю поддержки в обществе, но все-таки сумела сохранить себя как общественный институт. И в этом существенную роль сыграли события, развернувшиеся в годы Великой Отечественной войны. Поздним вечером 4 сентября 1943 года в Кремле состоялась встреча Иосифа Сталина с тремя иерархами Русской православной церкви, с которой и началась первая религиозная «оттепель» в Советском Союзе.

Первый после восстановления патриаршества Святейший Патриарх Московский и всея России Тихон (Беллавин) и будущий первый Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский), 1918 год

Время воинствующих безбожников

После Октябрьской революции и объявленного большевиками курса на построение атеистического общества Русская православная церковь хоть и не была поставлена вне закона, но была лишена всякой защиты и поддержки. Стремление действующего патриарха Тихона остаться вне политической борьбы и его призывы к прекращению братоубийственной войны советское правительство расценило как отказ от сотрудничества. К тому же вскоре развернулась кампания по изъятию церковных ценностей, которые шли на закупку продовольствия для голодающих, — и это окончательно разрушило все надежды на достижение хоть какого-то согласия между официальной властью и Русской православной церковью.

Атеистические устремления большевиков, конечной целью которых было уничтожение церкви как социального института, принимали в послереволюционные годы самые странные формы. С одной стороны, не прекращалось административное и финансовое давление на РПЦ; например, священники и другие «служители религиозных культов» были приравнены к кустарям и «лицам, занимающимся свободными профессиями», и платили подоходный налог размером до 81%. С другой стороны, в полной мере использовался принцип «разделяй и властвуй»: советское правительство официально признало «обновленцев», или Православную церковь в СССР, которые выступали против православного патриарха Тихона и собственно Русской православной церкви. С третьей же стороны, существовал «Союз воинствующих безбожников», который вел агрессивную пропаганду атеизма, и другие структуры, пользовавшиеся поддержкой на государственном уровне и проводившие официальную атеистическую политику советского правительства.

Меморандум о встрече Сталина с иерархами Русской православной церкви, опубликованный в газете «Известия» 5 сентября 1943 года

В результате всех этих усилий советской власти к концу 1930-х годов Русская православная церковь была фактически поставлена на грань уничтожения. От нее удалось оторвать существенную часть прихожан, для которых открытая демонстрация своей веры стала опасной. Существенная часть иерархов и священников была арестована и осуждена под разными предлогами, а немалая часть храмов — закрыта или изъята в пользу государства. К 1941 году на территории СССР действовали порядка 3800 православных приходов всех ориентаций, из которых подавляющая часть — более 3300 — находилась на территориях, только что присоединенных к Советскому Союзу. К октябрю 1941 года в СССР осталось всего семеро официально действующих архиепископов; к тому же с 1925 года православная церковь в России не имела возможности избрать своего патриарха — был только местоблюститель, митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский). Именно ему выпало стать первым после патриарха Тихона новым Патриархом Московским и всея Руси — после встречи в Кремле в ночь с 4-го на 5 сентября 1943 года.

«Большевистский напор» и дела церковные

Многие детали того ночного разговора известны сегодня благодаря записке полковника НКГБ Георгия Карпова, который занимался подготовкой встречи церковных иерархов со Сталиным и реализацией многих договоренностей, которые были достигнуты на ней. В частности, именно полковник Карпов еще 30 августа привез патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия из Ульяновска, где он находился в эвакуации, в Москву и поселил в Митрополичьем доме возле патриаршего Богоявленского собора неподалеку от станции метро «Бауманская». Вскоре к митрополиту Сергию присоединился митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский), а третий участник встречи — митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич) — жил в столице с октября 1941 года, фактически выполняя роль полномочного представителя патриаршего местоблюстителя.

Капитан госбезопасности (это специальное звание соответствовало армейскому званию полковника) Георгий Карпов, конец 1930-х годов.

Окончательный вопрос о том, в какой момент представители и фактические высшие на тот момент иерархи Русской православной церкви придут на встречу в Кремль, был решен за несколько часов до разговора. Как отмечал в своей записке полковник Карпов, днем в субботу, 4 сентября 1943 года, его вызвали к Сталину, и тот распорядился позвонить митрополиту Сергию, пригласить его и двух его сподвижников на встречу. Дату ее тоже можно было выбирать: или ближайший поздний вечер, или любой последующий день в течение недели. Иерархи, которые наверняка уже были подготовлены к предстоящей встрече и обсудили между собой все возможные приобретения и потери, которые она сулила, не стали тянуть и согласились приехать в Кремль поздним вечером 4 сентября.

Два часа без пяти минут, которые занял разговор митрополитов со Сталиным, стали поворотными в истории Русской православной церкви ХХ века. За это кратчайшее время она сумела вернуть себе право на подготовку новых священников и издание собственного журнала Московской патриархии, право на открытие новых храмов и восстановление старых, добиться амнистии для осужденных священников и предложения (а по сути — распоряжения) как можно быстрее провести архиерейский Собор и избрать нового патриарха. Решение по последнему пункту, согласно записке Георгия Карпова, принималось так: «Митрополит Сергий ответил, что архиерейский Собор можно будет собрать через месяц, и тогда товарищ Сталин, улыбнувшись, сказал: «А нельзя ли проявить большевистские темпы?» Обратившись ко мне, спросил мое мнение, я высказался, что если мы поможем митрополиту Сергию соответствующим транспортом для быстрейшей доставки епископата в Москву (самолетами), то Собор мог бы быть собран и через 3–4 дня. После короткого обмена мнениями договорились, что архиерейский Собор соберется в Москве 8 сентября».

Члены Священного Синода, избранные на Архиерейском Соборе 8 сентября 1943 года. Снизу: митрополит Алексий (Симанский), митрополит Сергий (Страгородский), митрополит Николай (Ярушевич). Сверху: Алексий (Палицын), Архиепископ Сергий (Гришин), Архиепископ Иоанн (Соколов), протоиерей Николай Колчицкий

Вера или польза?

Настояв на проявлении «большевистских темпов» в деле избрания нового патриарха, правительство СССР проявило такие же темпы в трансформации своих взаимоотношений с Русской православной церковью. 8 сентября, как и было решено, в Москве собрался архиерейский Собор, на котором новым Патриархом Московским и всея Руси (титул, кстати, тоже был обсужден и утвержден на ночной встрече в Кремле) был избран митрополит Московский и Коломенский Сергий. 12 сентября в Москве состоялась интронизация нового патриарха, и в тот же день было восстановлено издание «Журнала Московской Патриархии». А еще через месяц правительство приняло решение о ликвидации церковных структур обновленцев, что фактически стало признанием Русской православной церкви как единственного религиозного объединения, с которым соглашалось сотрудничать государство. Это подтверждало и название новой госструктуры, которой это вменялось в обязанность: при Совнаркоме был создан Совет по делам Русской православной церкви, первым руководителем которого стал полковник НКГБ Георгий Карпов.

Историки церкви и исследователи советской истории до сих пор спорят о том, что стало причиной столь кардинальной смены отношения советской власти к Русской православной церкви. Вне всякого сомнения, церковь после начала Великой Отечественной войны проявила себя как сила, способная консолидировать общество и подвигнуть его на жертвенность в деле борьбы с фашизмом, — но одного этого было бы недостаточно. Считается, что аргументом в пользу изменения отношений государства с церковью могло стать и внешнеполитическое давление: накануне Тегеранской конференции Сталину требовалось сделать все, чтобы заручиться поддержкой союзников и иметь возможность выдвинуть им свои требования, а на Западе почти впрямую увязывали помощь СССР с решением вопроса о свободе совести в Советском Союзе. Возможно, сыграло роль и то обстоятельство, что во время оккупации на захваченной территории было открыто множество православных приходов, которые теперь, когда началось освобождение этих земель, невозможно было просто взять и снова закрыть, но при этом необходимо было легализовать их и удержать под контролем.

Участники Архиерейского Собора 8 сентября 1943 года митрополиты Алексий (Симанский), Сергий (Страгородский) и Николай (Ярушевич) в окружении архиереев Русской православной церкви

Скорее всего, при принятии решения о восстановлении более-менее нормальных отношений между государством и церковью сыграли роль все эти факторы (верующие, кроме того, полагают вероятным еще и вмешательство высших сил, которые, по их мнению, вполне могли вдохновить руководство СССР на такой шаг). Но вне зависимости от того, чем руководствовался Сталин во время встречи с церковными иерархами, она круто изменила всю дальнейшую судьбу Русской православной церкви.

Лучше, но не легче

Изменить — изменила, однако о развороте государственной церковной политики на 180 градусов не шло и речи. «Церковная оттепель» продлилась недолго: если на 1 января 1948 года в СССР насчитывалось 14 329 церквей и молитвенных домов, то через четыре года их стало почти на тысячу меньше, а к середине 1960-х, после печально знаменитого всплеска атеистической пропаганды времен Никиты Хрущева, число православных приходов в Советском Союзе сократилось вдвое.

Интронизация Патриарха Московского и всея Руси Сергия в Патриаршем Богоявленском соборе в Москве, 12 сентября 1943 года

И все-таки для большинства верующих в СССР события начала осени 1943 года стали символом прекращения гонений на церковь и начала возвращения России в лоно православия. Правда, потребовалось еще почти полвека, чтобы этот процесс пошел полным ходом, а порой и с перегибами, которые были ничуть не лучше атеистических перегибов середины 1920-х. Но точкой отсчета для возвращения Русской православной церкви ее значимой роли в российской истории стало 4 сентября 1943 года — накануне отдания праздника рождества Пресвятой Богородицы.

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №5, 2017

РПЦ по просьбе народа обязана канонизировать Сталина.

Согласно опросам, популярность Сталина среди россиян достигла в 2017 году максимальной отметки за всё время со дня смерти вождя в 1953 году. Сталин также впервые стал популярнее Путина. Например, как показал опрос на телевизионном «Пятом канале», 71,5% дозвонившихся к ним считают Сталина «великим человеком». Недалеко ушли от своей паствы в его прославлении и церковники: рядовые попы объясняют, что благодаря Джугашвили небо пополнилось мучениками – и это очень хорошо для России (есть кому за нас молиться), а автономные православные соревнуются в скорости написании икон со Сталиным.

Московские эксперты пишут: «Либеральная общественность, плохо знающая народ, уже успела устроить истерику по этому поводу. Но трезво разобравшись, нужно признать, что звонят на телевидение и на радио, пишут в газеты (а теперь и на сайты) в основном… мягко говоря – убеждённые в своём фетише люди. Однако опросы социологов показывают, что сторонников Сталина в России как минимум половина. При этом другая половина общества признаёт, что их родственники были репрессированы при тиране (22%), либо пострадали при коллективизации и раскулачивании (29%).

Страна в отношении к Сталину раскололась на два примерно равных лагеря. И в консолидации общества по этому вопросу немалую роль могла бы сыграть Русская православная церковь (РПЦ) – канонизировав Сталина как святого».

СВЯТОЙ ГЕНСЕК

Эксперты продолжают: «В обычных приходах (куда не заглядывает патриарх Кирилл и его начальники Медведев и Путин) уже вовсю вешаются иконы со Сталиным – низовое священство и их паства де-факто признали генералиссимуса достойным молебнов».

А вот как, к примеру, объясняет свою позицию один из попов в Стрельне (Ленинградская область), настоятель храма игумен Евстафий (Жаков), вывесивший у себя икону со Сталиным:

«Я с печалью вспоминаю великого человека… Это были лучшие годы в истории СССР. По улицам ходили свободно. Цены снижались ежегодно. Все обитатели нашего дома – рабочие, шофер, пожарный, врачи, мой отец – профессор покупали в магазинах любые продукты – икру, ветчину, семгу. Качество такое, что нынешнее изобилие, несмотря на яркие обертки, кажется пародией. Не было нынешнего разврата. Пели песни и снимали фильмы о любви, но как о трогательной тайне, куда посторонним глазам не надо заглядывать. Сажали? Бывало, но далеко не так много, как об этом пишут…

Гонения на Церковь и священнослужителей имели место в основном, до установления единовластия Сталина. Их организаторами выступали те самые старые большевики, которых он уничтожил. Но главное – Русская Церковь гонения эти заслужила. Вспомните приветственные телеграммы, которые шли почти от всех епархий масонскому Временному правительству после свержения Николая II… Такая Церковь должна была очиститься, пройдя через репрессии и страдания. Да, погибли невинные, которые сейчас признаны мучениками, но какое же православное государство без мучеников? Для России счастье, что они есть и заступаются за нее перед лицом Господа!»

Комментарий московских экспертов:

«То есть для этого игумена просто счастье, что при Сталине были расстреляны, погибли в лагерях и ссылках миллионы безвинных людей: есть кому на небе молиться за Россию и её достойного сына великого Сталина!»

А ведь в секретной справке, подготовленной для Хрущева и ЦК КПСС перед ХХ съездом, указывалось, что в ходе сталинских репрессий в концлагеря попали почти 20 миллионов советских граждан, 7 миллионов было расстреляно.

«БОЛЬШОЙ ДРУГ ПРАВОСЛАВИЯ»

Ложью являются и попытки игумена «отделить» Сталина от разрушения РПЦ. При Сталине как раз это и происходило. Напомним священнику, что в 1917 г. в Российской империи было 79.767 храмов и 51.105 священников, а в 1939 г. в СССР осталось около 400 храмов и около 400 священников. А, например, в БССР были закрыты вообще все храмы всех конфессий.

В начале ХХ века в Минске только православных храмов было более 30, а в 1937 г. действовала только одна церковь Св. Марии Магдалены. В 1938 г. на всю БССР осталось только три (!!!) открытые православные церкви: в Бобруйске, Орше и Мозыре. И эти три последние Сталин закрыл в 1939-м.

В Могилеве до 1917 г. было 73 храма разных конфессий – все были закрыты, а к 1941 г. даже как здания сохранились лишь 5. Только в 1937 г. за одну ночь тут взорвали 9 церковных ансамблей.

Как же можно утверждать, что Сталин к этому якобы «не имел никакого отношения»? А ведь если РПЦ сейчас возведёт Сталина в святые, то автоматически он таковым станет для православных Беларуси. И прихожане вполне ожидаемо спросят попов: вот вы возвели Сталина в святые, а при нём к 1939 году были закрыты ВСЕ православные храмы БССР, так что это за «святой» такой???

Но кроме БССР была ещё до раздела Польши свободная от коммунизма Западная Беларусь. Так вот как раз на её территории до сентября 1939 г. действовали 446 костелов, 542 православные церкви (про которые врут, что якобы «все их закрыли поляки»), 14 монастырей и 387 синагог. Но при советской оккупации практически все они были сразу ликвидированы. Вопрос: так кто на самом деле занимался «религиозным геноцидом» – Польша или СССР, Пилсудский или Сталин?

По прямым указаниям Сталина были в 1939 году репрессированы практически все православные священники уже и Западной Беларуси (расстреляны или отправлены в концлагеря как «социально и национально вредный элемент»). В том числе несколько тысяч священников из Западной Беларуси расстреляны в Куропатах под Минском в период 1939-1941 гг. Факт полного разгрома и уничтожения православия в Западной Беларуси в этот период показывает лживость измышлений сталинистов-попов, что гонения на православие якобы происходили до Сталина и что якобы тот к ним не был причастен.

При нём всё было. И по его приказам.

ЧАСТЬ РПЦ ПРОТИВ

Эксперты пишут:

«Иконы с Путиным, кстати, тоже рисуют, но разного рода сектанты, как, к примеру, «группа истинных православных матушки Фотиньи». Поговаривают, что к этой иконе приезжают помолиться и некоторые члены «Единой России».

А иконы со Сталиным также популярны среди этой братии – среди различных течений «истинного и автономного православия». Один из их упрёков к РПЦ, от которой они откололись: «великий вождь» заслужил войти в ряды святых, так как совершал чудеса, а официальная церковь почему-то медлит с их признанием»».

Рядом на фото помещены некоторые из их икон.

Однако курс РПЦ на канонизацию Сталина всё же находит противников в среде священства. И некоторые из них обосновывают своё неприятие кровавого тирана так:

«Директор Школы молодежного служения московского Свято-Данилова монастыря РПЦ МП игумен Петр (Мещеринов) считает, что массовые выступления православных публицистов в защиту Сталина после публикации интервью архиепископа Илариона (Алфеева) журналу «Эксперт» свидетельствуют: нравственное состояние россиян не становится более христианским и церковным.

Нынешнее духовное состояние российского народа и особенно власти, констатирует о. Пётр (Мещеринов), пронизано «невротическим, глубоко болезненным комплексом катастрофической неполноценности, который несовместим не только с христианством, но с элементарной этикой.

Учитывая этот «нравственный тренд», доминирующий в российском обществе, глава Школы молодежного служения Свято-Данилова монастыря делает однозначный прогноз: «Нам предстоит распад страны». Процесс дезинтеграции РФ, по его мнению, начнется с Кавказа, Дальнего Востока, Калининграда (Восточной Пруссии) и национальных республик. «Эти центробежные процессы только ускоряются сегодня внешнеполитическим курсом нашей власти», – отмечает игумен Пётр, поясняя: «Сегодня мы наблюдаем явное стремление России отделиться от западного мироустройства и водить дружбу с Ираном, Северной Кореей, Венесуэлой». Ориентация России на Китай и Азию «под антиевропейское улюлюканье народа» означает, по мнению о. Петра, «выход из парадигмы христианской цивилизации». Получается, заключает он, «что мы вопим о своём христианстве, а не деле геополитически от него явным образом отказываемся».

В предстоящем распаде России игумена Петра беспокоит не столько потеря территорий, сколько утрата самого стержня существования отечества как христианской (или хотя бы постхристианской) цивилизации. А в сфере внутренней политики РФ о. Петр предсказывает социальные потрясения, в результате которых «к власти придёт полный отстой – фашистско-националистический «Шариков».

Распространение ностальгии по сталинизму в РПЦ МП, считает игумен, показывает, что христиан в ней «крайне мало, и что нынешнее русское православие как Церковь Христова – дутая величина, потому что дороже всего на свете русским православным культурные достижения советской эпохи, сталинская архитектура, ядерная бомба вместо сохи, величие державы и прочее».

«Недолго осталось, похоже, – заключает игумен Пётр (Мещеринов). – И Россия, и её церковная часть будут наказаны. Россия – за свою омерзительную распальцовку, ложь, нечеловеколюбие, гордость, глупость, наглость, поклонение золотому тельцу. Церковь русская (в лице многих православных) – за то, что встроилась целиком в этот вариант падшего мира сего и прониклась его смертоносными стихиями».

«ПО ТРАДИЦИЯМ ПРЕДКОВ»

Как нам кажется, главная причина этого феномена – вообще глубинная для россиян как цивилизационно наследников восточной цивилизации Золотой Орды. Это вопрос обожествления любой власти.

Напомним, что когда Византия попыталась обращать в христианство народы Ближнего Востока и Азии, то столкнулась с проблемой архаичного там уклада жизни и мировоззрения, обожествляющего свою любую власть. Появилась ересь в виде несторианства – как единственной формы христианства для регионов, где эволюция общественных отношений находилась на самой примитивной стадии. Несторианство стало тогда религией Орды, а также улуса Орды Залесья – где был «смотрящим» поставлен несторианской веры Александр Невский – кровный побратим сына царя Орды Батыя – Сартака, реального правителя и «куратора» Залесья и русских княжеств Орды, это тоже был православный несторианец. Затем при царе Узбеке Орда отказывается от православия несторианского толка и принимает ислам, но и эта новая вера являлась лишь модификацией несторианской ереси христианства, а потому не было и никаких религиозных трений – все в сути являлись на территории Орды верующими в божественность власти. Это всех и объединяло. А автокефалия Московской веры в течение рекордных для христиан 140 лет (!) до 1589 года показывает, что Московия не хотела отказываться от несторианских концепций возведения своих правителей Орды и затем Москвы на одну ступень с Иисусом. Греков возмущало, что в храмах Москвы цари Орды и князья Москвы на фресках рисуются как ровня Иисусу.

В царской России РПЦ продолжала обожествлять своих немецких царей Романовых, но после отречения Николая II ей пришлось пересматривать все свои основы веры, которые оказались несторианскими. А вот в Перестройку, когда Горбачёв дал свободу, это несторианство снова вернулось – и коллективы верующих ринулись требовать сделать заменой Иисусу Христу для молитв – своих божков из правителей и вояк. Так возвели в святые отречённого царя и его семью, адмирала Ушакова и прочих, требуют в святые возвести Ивана Грозного и Лаврентия Берию как «создателя ядерного оружия СССР». Просят сделать святым Путина, чтобы его иконам молиться. Вместо того, чтобы Иисусу молиться.

Самое непонятное – какое отношение это имеет к христианству? Вот ведь вопрос…

5 мифов о «православном Сталине»

Существуют распространенные заблуждения по поводу личной веры Сталина и отношения его к Церкви. Они не поддерживаются священноначалием Русской Православной Церкви и большинством священнослужителей, однако с ними можно столкнуться в околоцерковной среде. Мы предлагаем краткий обзор наиболее известных мифов, основываясь на работах кандидата исторических наук Игоря Александровича Курляндского (подробное интервью с ним на эту тему можно прочитать ).

Фото с личной страницы Facebook Игоря Александровича

Сталин втайне исповедовал православную веру, исповедовался и причащался

Этот миф основан на рассказах, не подтвержденных никакими архивными данными и никакими опубликованными мемуарами людей из сталинского окружения. Большинство таких рассказов известно из сборника С. и Т. Фоминых «Россия перед Вторым пришествием» и являются авторскими фантазиями. Утверждения, изложенные в этой или подобных ей книгам просто невозможно проверить научными методами.

Сталин был убежденным научным атеистом

Это мнение, противоположное предыдущему, тоже миф. Сталин не был непоколебимым атеистом, подобно Ленину, Троцкому, Бухарину и другим. Опубликованы его пометки на произведениях ряда русских и зарубежных классиков (в них присутствуют следы размышлений на тему Бога и бессмертия, невозможные для человека, радикально их отрицающего). Например, Сталин исчеркал диалог Анатоля Франса «О Боге», — и в одном месте написал свой вывод о причине непостижения людьми Бога: «Следов не знают, не видят. Его для них нет», оставляя таким образом «лазейку» для бытия Божиего.

Фото marissaorton/Flickr

По своему отношению к религии Сталин был агностиком, то есть человеком, не веровавшим ни в существование Бога, ни в Его отсутствие. Это обстоятельство облегчило ему маневрирование в отношении религии и Церкви в годы войны. Для него атеистический момент не был непреложным принципом.

Учеба Сталина в духовной семинарии заложила в нем основу для последующего обретения веры

Согласно многочисленным источникам, в старших классах семинарии Иосиф Джугашвили потерял интерес к духовной учебе, из «отличника» и «хорошиста» он превратился в «троечника», а духовные уроки шли мимо его ушей. В Тифлисской семинарии были прекрасные педагоги и сильная программа, но у него уже сменились интересы. Потеряв желание учиться и решив не делать никакой духовной карьеры, Джугашвили ушел из семинарии до окончания курса. Ушел в революционную деятельность, оставшись духовно непросвещенным человеком, несмотря на все прежнее духовное образование.

Вполне возможно, что своих духовных учителей он впоследствии ненавидел. Малоизвестный факт, — ректор первых лет учебы Сталина в семинарии митрополит Серафим (Мещеряков) был расстрелян в 1933 году по постановлению одной из «троек», созданных по решению того же Сталина («тройки» при местных органах ГПУ создавались с 1930 года в рамках кампании по коллективизации).

Сам факт учебы в дореволюционной духовной семинарии вовсе не говорит о глубокой религиозности учащегося. Мотивация поступления в семинарию нередко была чисто прагматической. И кстати, Сталин не один такой был среди советского руководства. В семинариях учились Микоян, Подвойский, Воронский и другие, но их отношение к религии было резко отрицательным.

Сталин благотворил Церкви, поддерживал ее и защищал от фанатичных атеистов

Этот миф основан на том, что в 1943 году с подачи Сталина было восстановлено патриаршество, были открыты тысячи православных храмов и несколько монастырей, уменьшился масштаб репрессий в отношении духовенства, а некоторые арестованные священнослужители были выпущены на свободу.

Однако мотивация Сталина была тут совершенно прагматической. Во-первых, он боялся религиозного возрождения на оккупированных территориях, где немцы не препятствовали возобновлению церковной жизни — поэтому хотел перехватить инициативу и использовать религиозные устремления народа в патриотических целях. Во-вторых, поддержка Церкви важна была ему в дипломатических целях, для выстраивания отношений с союзниками, которые затягивали с открытием второго фронта.

Церковная «оттепель» при Сталине продолжалась всего несколько лет, с 1948 года гонения возобновились, храмы вновь стали закрывать, священников вновь начали сажать.

Сталин встречался со святыми: блаженной Матронушкой, которая его благословила, митрополитом гор Ливанских Илией, а также по его приказу в 1941 году был произведен облет Москвы с иконой Казанской Божией Матери на борту

Еще при патриархе Алексии II было проведено церковное расследование этих утверждений. Было установлено, что отсутствуют достоверные данные о том, что Сталин когда-либо встречался с блаженной Матроной Московской. Более того, выяснилось, что легенда об их встрече, в ходе которой святая, якобы, благословила Сталина, впервые озвучена в изданной в 1993 году книге З. В. Ждановой. Однако Синодальная комиссия по канонизации, детально изучив имеющиеся источники и свидетельства, отклонила эту версию жизнеописания святой. По поручению комиссии был составлен канонический текст жития блаженной Матроны, откуда были убраны исторически недостоверные и богословски искаженные сведения, включая эпизод встречи с Иосифом Сталиным.

Что касается митрополита гор Ливанских Илии (Карама), тот действительно посетил Москву в 1947 году в качестве представителя Антиохийского патриархата, но встречался только с патриархом Алексием I и отдельными представителями советского руководства. Речь шла о проведении Всеправославного совещания в Москве (которое в итоге состоялось в июле 1948 года). Однако в личной встрече со Сталиным ему было отказано.

Что же касается облета Москвы с Казанской иконой на борту, это народное предание, не имеющее вообще никакой документальной основы.

Редакция выражает благодарность историку Сергею Болотову, чей материал «Сталин и Церковь: пять фактов» был частично использован в этом обзоре.

Фото на заставке Roger Williams/Flickr

Сталин не был отпет!

Важный момент по поводу похорон Сталина. Он не был отпет. Была лишь сокращенная панихида по Сталину, после которой патр. Алексий первый сказал свою известную речь, где, впрочем, не упомянул, что он молится о спасении души Сталина, но лишь «о мире».
А отпевания Сталина не было! Соответственно, патриарх не молился о прощении грехов Сталина и отпустительную молитву НЕ ЧИТАЛ. В воспоминаниях жителей Москвы иногда употребляется ошибочно слово «отпевание» Сталина, однако всегда под ним подразумевается в действительности лишь панихида, отслуженная патр. Алексием.
Но ведь если бы Сталин покаялся (как говорится у сказочников), то ничего не мешало бы патриарху отпеть его!
А без этого Сталин не отпет! И это справедливо!
А в это время продолжается мифотворчество по поводу Сталина. К 70-летию битвы под Москвой Институт экономических стратегий РАН издал роман «Рубеж» православного писателя Николая Блохина. Уже появились первые восторженные комментарии об этом романе. В нем говорится, что Сталин якобы распорядился облететь с Тихвинской иконой Москву в начале декабря 1941 года. И хотя миф об этом уже многократно тиражировался и раньше, в этом романе он раздут до невообразимых размеров. Сталин якобы по громкой связи из своего кремлевского кабинета слушал церковные песнопения певчих прямо с борта транспортного самолета ЛИ-2. И об этом якобы маршал Голованов самолично рассказывал писателю Николаю Блохину.
Однако интересно, что у маршала Голованова выросли пятеро детей, четыре дочери и один сын. И ни один из его потомков не сохранил такое «воспоминание». И лишь Блохин «открыл» это. А ведь ничто не мешает взять интервью у его детей и узнать, что он был убежденный коммунистом и внуком известного народовольца Кибальчича, участника покушения на Государя императора Александра Второго.
Но даже не это подрывает качество свидетельства. А то, что в этом пресловутом облете участвовала якобы Тихвинская икона Пресвятой Богородицы. Но это совершеннейшая неправда! Дело в том, что Тихвинская икона не могла быть в Москве в начале декабря 1941 года, поскольку она до занятия Тихвина немцами 9 ноября 1941 года пребывала в местном музее, а перед оставлением немцами Тихвина была вывезена в тыл и передана впоследствии в Риге митр. Сергию (Воскресенскому). Таким образом Тихвинская икона была в момент мифического облета уже давно на оккупированной территории.