Успения Пресвятой Богородицы

Успение Пресвятой Богородицы: история, иконы, молитвы, проповеди (+аудио, видео)

Успение Богородицы

Пресвятая Матерь Божия после вознесения Иисуса осталась на попечение апостола Иоанна Богослова. Когда царь Ирод подверг гонению христиан, Богородица удалилась вместе с Иоанном в Эфес и жила там в доме его родителей.

Здесь Она постоянно молилась о том, чтобы Господь поскорее взял Ее к Себе. Во время одной из таких молитв, которую Богородица совершала на месте вознесения Христа, Ей явился архангел Гавриил и возвестил, что через три дня окончится Ее земная жизнь и Господь возьмет Ее к Себе.

Перед кончиной Пресвятая Дева Мария хотела увидеть всех апостолов, которые к тому времени разошлись по разным местам проповедовать христианскую веру. Несмотря на это, желание Богородицы исполнилось: Святой Дух чудесным образом собрал апостолов у ложа Пресвятой Богородицы, на котором Она молилась и ожидала Своей кончины. Сам Спаситель в окружении ангелов сошел к Ней, чтобы забрать Ее душу с Собой.

Пресвятая Богородица обратилась ко Господу с благодарственной молитвой и просила благословить всех почитающих Ее память. Она также проявила огромное смирение: достигнув святости, с которой не сравнится ни один человек, будучи Честнейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим, Она молила Сына Своего защитить Ее от темной сатанинской силы и от мытарств, которые проходит после смерти каждая душа. Увидевшись с апостолами, Богоматерь радостно предала Свою душу в руки Господа, и тотчас раздалось ангельское пение.

После кончины гроб с телом Пречистой Девы был отнесен апостолами в Гефсиманию и там захоронен в пещере, вход которой завалили камнем. После похорон апостолы еще три дня оставались у пещеры и молились. Опоздавший к погребению апостол Фома был так опечален тем, что не успел поклониться праху Богородицы, что апостолы позволили открыть вход в пещеру и могилу, чтобы он мог поклониться святым останкам. Открыв гроб, они обнаружили, что там нет тела Богородицы, и таким образом убедились в Ее чудесном телесном вознесении на Небо. Вечером того же дня собравшимся на ужин апостолам явилась Сама Матерь Божия и сказала: «Радуйтесь! Я с вами – во все дни».

Кончину Богородицы Церковь называет успением, а не смертью, потому что обычная человеческая смерть, когда тело возвращается в землю, а дух – Богу, не коснулась Благодатной. «Побеждены законы природы в Тебе, Дева Чистая, – воспевает Святая Церковь в тропаре праздника, – в рождении сохраняется девство, и со смертию сочетается жизнь: пребывая по рождении Девою и по смерти Живою, Ты спасаешь всегда, Богородица, наследие Твое».

Она лишь уснула, чтобы в то же мгновение пробудиться для жизни вечноблаженной и после трех дней с нетленным телом вселиться в небесное нетленное жилище. Она опочила сладким сном после тяжкого бодрствования Ее многоскорбной жизни и «преставилась к Животу», то есть Источнику Жизни, как Матерь Жизни, избавляя молитвами Своими от смерти души земнородных, вселяя в них Успением Своим предощущение жизни вечной. Поистине, «в молитвах неусыпающую Богородицу и в предстательствах непреложное упование, гроб и умерщвление не удержаста».

История праздника Успения Пресвятой Богородицы

Успение Пресвятой Богородицы является одним из главных богородичных праздников Церкви.

Некоторые данные указывают на связь этого праздника с древнейшим Богородичным празднованием – «Собором Пресвятой Богородицы», который доныне совершается на следующий день после Рождества Христова. Так, в коптском календаре VII в. 16 января, т. е. вскоре после отдания Богоявления, празднуется «рождение Госпожи Марии», а в календаре IX в. в то же число – «смерть и воскресение Богородицы» (в памятниках коптской и абиссинской Церквей XIV–XV вв., сохранявших вследствие своей изолированности древнюю литургическую практику, 16 января положено воспоминание Успения, а 16 августа – Вознесения Богоматери на небо).

В греческих Церквах достоверные свидетельства об этом празднике известны с VI в., когда, по свидетельству поздневизантийского историка Никифора Каллиста (XIV в.), император Маврикий (592–602 гг.) повелел праздновать Успение 15 августа (для западной Церкви мы имеем свидетельство не VI, а V в. – сакраментарий папы Геласия I). Тем не менее можно говорить и о более раннем существовании праздника Успения, например, в Константинополе, где уже в IV в. существовало множество храмов, посвященных Богородице.

Один из них – Влахернский, построенный императрицей Пульхерией. Здесь ею были положены погребальные пелены (риза) Богоматери. Архиеп. Сергий (Спасский) в своем «Полном месяцеслове Востока» указывает на то, что согласно свидетельству Стишного пролога (древнего месяцеслова в стихах) Успение праздновалось во Влахернах 15 августа и что свидетельство Никифора следует понимать в особом ключе: Маврикий сделал праздник только более торжественным. Начиная с VIII в. мы имеем многочисленные свидетельства о празднике, которые позволяют проследить его историю вплоть до настоящего времени.

Читайте также — Иконография Успения Богородицы: что в ней есть и чего в ней нет

Успение Богородицы — иконы

Миниатюра из Евангелия императора Никифора II Фоки. XI в.

Резьба по кости. Византия. Константинополь. X в.

Икона. ок.1200. Новгород

Успение Пресвятой Богородицы; Балканы. Сербия. Сопочаны; XIII в.

Молитвы на праздник Успения Богородицы

Тропарь, глас 1

В рождестве девство сохранила еси,/ во успении мира не оставила еси, Богородице,/ преставилася еси к животу,/ Мати сущи Живота,// и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наша.

Кондак, глас 2

В молитвах Неусыпающую Богородицу/ и в предстательствах непреложное упование/ гроб и умерщвление не удержаста:/ якоже бо Живота Матерь/ к животу престави// во утробу Вселивыйся приснодевственную.

Величание

Величаем Тя, /Пренепорочная Мати Христа Бога нашего, /и всеславное славим /Успение Твое.

Избранные песнопения службы Успения в исполнении хора Киево-Печерской лавры и хора Свято-Троицкой Сергиевой лавры и Московских духовных академии и семинарии под управлением архим. Матфея.

Тропарь

В рождестве девство сохранила eси, во успении мира не оставила eси, Богородице, преставилася eси к Животу, Мати сущи Живота: и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наша.

Кондак

https://media.pravmir.ru/mp3/uspenie/kondak.mp3

(Хор Киево-Печерской лавры)

https://media.pravmir.ru/mp3/uspenie/tropar.mp3

(Хор Киево-Печерской лавры)

В молитвах неусыпающую Богородицу, и в предстательствах непреложное упование, гроб и умерщвление не удержаста: якоже бо Живота Матерь, к животу престави, во утробу Вселивыйся приснодевственную.

Читайте также — Успение в Первом уделе Божией Матери (+ ФОТО + АУДИО)

Величание

https://media.pravmir.ru/mp3/uspenie/velichanie.mp3

(Хор Киево-Печерской лавры)

Величаем Тя, Пренепорочная Мати Христа Бога нашего, и всеславное славим Успение Твое.

Стихира на Успение

(Объединенный хор Свято-Троицкой Сергиевой лавры и Московских духовных академии и семинарии под управлением архим. Матфея)

О дивное чудо! Источник Жизни во гробе полагается, и лествица к небеси гроб бывает: веселися Гефсимание, Богородичен святый доме. Возопием вернии, Гавриила имуще чиноначальника: Благодатная радуйся, с Тобою Господь, подаяй мирови Тобою велию милость.

Стихира по пятидесятом псалме

https://media.pravmir.ru/mp3/uspenie/50ps.mp3

Егда преставление пречистаго Твоего тела готовляшеся, тогда апостоли обстояще одр, с трепетом зряху Тя. И ови убо взирающе на тело, ужасом одержими бяху, Петр же со слезами вопияше Ти: о Дево, вижду Тя ясно простерту просту, Живота всех, и удивляюся: в Нейже вселися будущия жизни наслаждение! Но о Пречистая, молися прилежно Сыну и Богу Твоему, спастися стаду Твоему невредиму.

Светилен

https://media.pravmir.ru/mp3/uspenie/svetilen.mp3

(Хор Киево-Печерской лавры)

Апостоли от конец совокупльшеся зде, в Гефсиманийстей веси погребите тело Мое: и Ты, Сыне и Боже Мой, приими дух Мой.

Стихиры на хвалитех

https://media.pravmir.ru/mp3/uspenie/nabessmertnoe.mp3

(Хор Киево-Печерской лавры)

На безсмертное Твое успение, Богородице Мати Живота, облацы апостолы по воздуху восхищаху, и по миру разсеянныя во едином лице предсташа пресвятому Твоему телу, еже и погребше честно, глас Тебе Гавриилов поюще, вопияху: радуйся, Благодатная Дево, Мати Безневестная, Господь с Тобою. С нимиже, яко Сына Твоего и Бога нашего, моли спастися душам нашим.

Задостойник

https://media.pravmir.ru/mp3/uspenie/zadostoinik.mp3

(Хор Киево-Печерской лавры)

Ангели успение Пречистыя видевше удивишася, како Дева восходит от земли на небо. Побеждаются естества уставы в Тебе, Дево Чистая: девствует бо рождество, и живот предобручает смерть. По рождестве Дева, и по смерти жива, спасаеши присно, Богородице, наследие Твое.

Проповеди на праздник Успения Богородицы

Слово на Успение Пресвятой Богородицы владыки Василия (Родзянко)

Проповедь архимандрита Иоанна Крестьянкина в праздник Успения Пресвятой Богородицы

https://media.pravmir.ru/mp3/krest-usp.mp3

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Успения Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии после Божественной литургии в Патриаршем Успенском соборе Московского Кремля 28 августа 2012 года.

Вы прочитали статью Успение Богородицы: иконы, история, молитвы. На эту тему Вы можете прочитать также и другие материалы:

  • О, дивное чудо! Песнопения на Успение Пресвятой Богородицы
  • Гробница Божией Матери: «Во Успении мира не оставила еси…»
  • Успение в Тбилиси (ФОТО)

Тропарь Успения Пресвятой Богородицы: очевидное невероятное

В тро­па­ре «В рож­де­стве дев­ство со­хра­ни­ла еси» гим­но­гра­фы как буд­то на­сла­жда­ют­ся умно­же­ни­ем ря­да «невоз­мож­но­стей», сле­ду­ю­щих из од­но­го име­но­ва­ния: Бо­го­ро­ди­ца. Де­ва ста­но­вит­ся Ма­те­рью; жен­щи­на рож­да­ет То­го, Ко­го не вме­ща­ет весь мир, смерт­ная рож­да­ет­ся в жизнь веч­ную. Ком­мен­ти­ру­ют свя­щен­ник Фе­о­дор Лю­до­гов­ский и по­эт Оль­га Се­да­ко­ва.

Ико­на Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Рос­сия, XIV век

Тро­парь, глас 1:

В рож­де­стве дев­ство со­хра­ни­ла eси,
во успе­нии ми­ра не оста­ви­ла eси, Бо­го­ро­ди­це,
пре­ста­ви­ла­ся eси к жи­во­ту,
Ма­ти су­щи Жи­во­та,
и мо­лит­ва­ми Тво­и­ми из­бав­ля­е­ши
от смер­ти ду­ши на­ша.

Гре­че­ский ори­ги­нал

Пе­ре­вод Оль­ги Се­да­ко­вой

Рож­дая, со­хра­ни­ла Ты дев­ствен­ность.
По­чив, не оста­ви­ла Ты ми­ра, Бо­го­ро­ди­ца:
Ибо пе­ре­шла к жиз­ни
Ты, ис­тин­ная Ма­терь Жиз­ни,
И тво­им хо­да­тай­ством из­бав­ля­ешь
От смер­ти ду­ши на­ши.

Срав­не­ние Успе­ния с Пас­хой чре­ва­то се­рьез­ной дог­ма­ти­че­ской ошиб­кой, — пре­ду­пре­жда­ет свя­щен­ник Фе­о­дор Лю­до­гов­ский:

— В Пра­во­слав­ной Церк­ви су­ще­ству­ет мно­же­ство празд­ни­ков, по­свя­щен­ных Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Ес­ли сле­до­вать хро­но­ло­гии со­бы­тий, то пер­вый из них – за­ча­тие Бо­го­ро­ди­цы пра­вед­ной Ан­ной (9/22 де­каб­ря); за­тем – Рож­де­ство Бо­го­ма­те­ри (8/21 сен­тяб­ря), Вве­де­ние во Храм (21 но­яб­ря / 4 де­каб­ря), Сре­те­ние (2/15 фев­ра­ля), Бла­го­ве­ще­ние (25 мар­та / 7 ап­ре­ля), Успе­ние (15/28 ав­гу­ста). Даль­ше сле­ду­ют празд­не­ства, уста­нов­лен­ные в па­мять о яв­ле­ни­ях Пре­свя­той Де­вы, о чу­де­сах, со­вер­шен­ных Ею в раз­ные эпо­хи цер­ков­ной ис­то­рии: это и празд­ник По­кро­ва (1/14 ок­тяб­ря), и па­мять Зна­ме­ния Бо­го­ро­ди­цы в Ве­ли­ком Нов­го­ро­де (27 но­яб­ря / 10 де­каб­ря), и празд­но­ва­ния в честь де­сят­ков икон Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Глав­ным сре­ди всех этих празд­ни­ков мо­жет счи­тать­ся Успе­ние – так же, как глав­ным днем па­мя­ти свя­то­го обыч­но яв­ля­ет­ся день его кон­чи­ны, так же, как глав­ный Гос­под­ский празд­ник – Пас­ха, вос­по­ми­на­ние смер­ти и Вос­кре­се­ния Хри­ста.

Успе­ние ча­сто на­зы­ва­ют Бо­го­ро­дич­ной Пас­хой, но та­кое на­име­но­ва­ние пред­став­ля­ет­ся неже­ла­тель­ным: со­вер­шен­но оче­вид­на дав­няя и неосла­бе­ва­ю­щая тен­ден­ция «под­тя­ги­вать» по­чи­та­ние Бо­го­ма­те­ри до уров­ня по­чи­та­ния Спа­си­те­ля (это вид­но во всем – от ор­фо­гра­фии до гим­но­гра­фии) – но та­кое стрем­ле­ние всту­па­ет в про­ти­во­ре­чие с дог­ма­ти­че­ским уче­ни­ем Пра­во­слав­ной Церк­ви: Гос­подь Иисус Хри­стос – Бог и че­ло­век, Тво­рец и Спа­си­тель; Бо­го­ро­ди­ца – лишь че­ло­век, хо­тя и вме­стив­ший в се­бя Бо­же­ство. Ее слу­же­ние бы­ло со­вер­шен­но ис­клю­чи­тель­ным, на­ше спа­се­ние бы­ло бы без Нее невоз­мож­ным; од­на­ко Ее че­ло­ве­че­ская при­ро­да не из­ме­ни­лась, Она, как и все лю­ди, бы­ла под­вер­же­на смер­ти. По­это­му хо­те­лось бы на­де­ять­ся на бо­лее трез­вен­ное от­но­ше­ние к по­чи­та­нию Бо­го­ма­те­ри – рав­но как и к по­чи­та­нию мно­гих свя­тых.

Празд­ник Успе­ния име­ет од­но­днев­ное пред­праздн­ство (сра­зу по­сле от­да­ния Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня); его по­праздн­ство длит­ся во­семь дней. Успе­ние Бо­го­ро­ди­цы – по­след­ний дву­на­де­ся­тый празд­ник в цер­ков­ном го­ду, на­чи­на­ю­щем­ся 1/14 сен­тяб­ря и за­кан­чи­ва­ю­щем­ся в ав­гу­сте. Спу­стя две неде­ли по­сле от­да­ния Успе­ния на­сту­па­ет пред­праздн­ство пер­во­го в го­ду дву­на­де­ся­то­го празд­ни­ка – Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы.

О чем без­опас­ней мол­чать

Неиз­вест­ный ав­тор тро­па­ря Успе­ния, об­ра­ща­ясь к Бо­го­ро­ди­це, со­зер­ца­ет неве­ро­ят­ность про­ис­шед­ше­го. То­го, что про­изо­шло с Пре­свя­той Де­вой, не вме­ща­ет че­ло­ве­че­ский ра­зум и обы­ден­ный опыт. Ком­мен­ти­ру­ет Оль­га Се­да­ко­ва

По­яс­не­ния к тек­сту тро­па­ря:

1. В рож­де­стве, во успе­нии – здесь име­ют­ся в ви­ду не празд­ни­ки Рож­де­ства Хри­сто­ва и Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, а са­ми дей­ствия рож­де­ния и смер­ти. Успе­ние (усып­ле­ние) от ус­пну­ти – уснуть; тра­ди­ци­он­ная ме­та­фо­ра смер­ти как сна (так же, как рус­ское «по­чить») здесь при­об­ре­та­ет бо­лее кон­крет­ное зна­че­ние. По цер­ков­но­му пре­да­нию, гря­ду­ще­го вос­кре­се­ния из мерт­вых, ко­то­ро­го ожи­да­ет весь род че­ло­ве­че­ский (в том чис­ле, свя­тые), Ей уже не тре­бу­ет­ся.

2. Пре­ста­ви­ла­ся к жи­во­ту, ма­ти су­щи Жи­во­та. Од­но и то же сло­во, жи­вот (жизнь) име­ет здесь несколь­ко раз­ные зна­че­ния. В пер­вом упо­треб­ле­нии жи­вот озна­ча­ет жизнь, веч­ную жизнь. Во вто­ром – Хри­ста, Ко­то­рый есть жизнь («Аз есмь путь и ис­ти­на и жизнь», (Ин.14:6)); Ко­то­рый при­нес в мир «жизнь, и жизнь с из­быт­ком», (Ин.10:10)). В этом смыс­ле мож­но ска­зать о Бо­го­ро­ди­це, что она ро­ди­ла Жизнь лю­дям.

3. Ма­ти су­щи – бук­валь­но: пре­бы­ва­ю­щая, став­шая на­ве­ки.

4. мо­лит­ва­ми Тво­и­ми – слав. мо­лит­ва, пе­ре­да­ю­щая гре­че­ское πρεσβεία, озна­ча­ет здесь «прось­бу», «про­ше­ние» и кон­крет­но – про­ше­ние о по­ми­ло­ва­нии.

Sub specie poeticae

Пра­во­слав­ные ли­тур­ги­че­ские пес­но­пе­ния, по­свя­щен­ные Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це, как пра­ви­ло, очень слож­ны и «дог­ма­тич­ны» бо­лее, чем ли­рич­ны. Это осо­бен­но за­мет­но при срав­не­нии с тра­ди­ци­он­ной ла­тин­ской гим­но­гра­фи­ей, с та­ки­ми ее клас­си­че­ски­ми об­раз­ца­ми, как Stella Maris («Звез­да мо­рей»), Pulcherrima Rosa («Пре­крас­ней­шая Ро­за»), Salve Regina («Ра­дуй­ся, Ца­ри­ца»)… Со­вер­шен­ная чи­сто­та, див­ная кра­со­та, несрав­нен­ное ми­ло­сер­дие Де­вы — их ли­ри­че­ская те­ма.

Пра­во­слав­ные (гре­че­ские) пес­но­пе­ния об­ра­ща­ют­ся к Бо­го­ро­ди­це ина­че: в све­те дог­ма­та о Во­пло­ще­нии Бо­га Сло­ва. Они раз­мыш­ля­ют о той ро­ли, ко­то­рая при­над­ле­жит Ей в этом ве­ли­чай­шем чу­де, они со­зер­ца­ют неве­ро­ят­ность про­ис­шед­ше­го. Это­го не вме­ща­ют че­ло­ве­че­ский ра­зум и обы­ден­ный опыт, о чем по­сто­ян­но на­по­ми­на­ют бо­го­ро­дич­ные гим­ны (мо­ти­вы «мол­ча­ния ви­тий» и «недо­уме­ния фило­со­фов») и о чем, как го­во­рит од­но из этих пес­но­пе­ний, «без­опас­нее бы­ло бы мол­чать».

Хва­леб­ное пес­но­пе­ние и есть мол­ча­ние, об­ла­чен­ное в сло­ва, некое по­до­бие огром­ной вы­шив­ки. Из­люб­лен­ная ри­то­ри­че­ская фигу­ра здесь – со­еди­не­ние несо­еди­ни­мо­го, ок­сю­мо­рон: «Неве­ста нене­вест­ная». Со­зер­ца­нию пев­цов и слу­ша­те­лей пред­ла­га­ют­ся ве­щи непред­ста­ви­мые: де­ви­ца ста­но­вит­ся ма­те­рью, оста­ва­ясь де­ви­цей; жен­ское чре­во вме­ща­ет То­го, Ко­го не вме­ща­ет звезд­ный мир и все тво­ре­ние; смерт­ное, со­тво­рен­ное че­ло­ве­че­ское су­ще­ство рож­да­ет «жизнь бес­ко­неч­ную». Гим­но­гра­фы как буд­то на­сла­жда­ют­ся умно­же­ни­ем ря­да «невоз­мож­но­стей», сле­ду­ю­щих, по су­ще­ству, из од­но­го име­но­ва­ния: Бо­го­ро­ди­ца.

Мы не раз уже го­во­ри­ли об осо­бом ин­тел­лек­ту­а­лиз­ме и «тео­ре­тич­но­сти» ви­зан­тий­ской ли­тур­ги­че­ской по­э­зии. С этим ее ка­че­ством мож­но свя­зать и обык­но­вен­ное при­сут­ствие в бо­го­ро­дич­ных пес­но­пе­ни­ях вет­хо­за­вет­ных об­ра­зов, в ко­то­рых бо­го­сло­вы усмат­ри­ва­ют про­об­ра­зо­ва­ние Бо­го­ро­ди­цы: Бо­го­ро­ди­ца – лест­ни­ца, ко­то­рую ви­дел пат­ри­арх Иа­ков, кув­шин ман­ны из древ­ней Ски­нии За­ве­та, жерт­вен­ник, неопа­ли­мая ку­пи­на, пе­ре­ход через Крас­ное мо­ре… Все это – об­раз­цы то­го, «че­го не бы­ва­ет», чу­де­са, в ко­то­рых «есте­ства чин» (при­род­ный за­кон) от­ме­ня­ет­ся.

Огром­ный ре­естр та­ких сим­во­ли­че­ских упо­доб­ле­ний со­дер­жит в се­бе ака­фист «Взбран­ной Во­е­во­де», об­ра­зец и ис­точ­ник мно­же­ства ли­тур­ги­че­ских тек­стов. Тро­парь Успе­ния, о ко­то­ром мы ве­дем речь, не вклю­ча­ет в се­бя этих вет­хо­за­вет­ных сим­во­лов.

Его ком­по­зи­ция про­зрач­на. Пер­вые два сти­ха да­ют па­рал­лель­ные об­ра­зы со­еди­не­ния несов­ме­сти­мо­го: дев­ствен­но­го рож­де­ния – и кон­чи­ны, ко­то­рая не озна­ча­ет пол­но­го раз­ры­ва с ми­ром. Два эти чу­да по­да­ны в од­ном мо­ду­се: со­хра­не­ния. «Дев­ство со­хра­ни­ла» — «ми­ра не оста­ви­ла». Хра­не­ние, сбе­ре­же­ние, по­кров – один из глав­ных мо­ти­вов в по­чи­та­нии Бо­го­ро­ди­цы. В мо­лит­вен­ных об­ра­ще­ни­ях к Ней зву­чит на­деж­да, что с Ее по­мо­щью и про­пав­шее не про­па­дет. Два этих сти­ха со­став­ля­ют как бы бо­го­слов­ское вступ­ле­ние к гим­ну.

Сле­ду­ю­щие че­ты­ре сти­ха тро­па­ря раз­ви­ва­ют его ос­нов­ную те­му: смерть – и жизнь. Кон­чи­на Бо­го­ро­ди­цы — не смерть, а пе­ре­ход к жиз­ни (веч­ной жиз­ни), к той но­вой Жиз­ни, ко­то­рую Она ро­ди­ла, оста­ва­ясь смерт­ным су­ще­ством. Сло­во «смерть» по­яв­ля­ет­ся толь­ко в по­след­ней стро­ке, и от­но­сит­ся не к кон­чине Бо­го­ро­ди­цы, а к «нам», точ­нее, к «ду­шам на­шим», ко­то­рые, по ее за­ступ­ни­че­ству, спа­са­ют­ся от смер­ти. Жизнь ее по­сле кон­чи­ны не толь­ко не пре­кра­ща­ет­ся, но ста­но­вит­ся ис­точ­ни­ком жиз­ни для «душ на­ших».

С те­мой за­ступ­ни­че­ства, хо­да­тай­ства, про­си­тель­ства, «спо­ру­чи­тель­ства» Бо­го­ро­ди­цы свя­за­на те­ма Су­да. На Су­де Хри­сто­вом Она вы­сту­па­ет как адво­кат, как про­си­тель­ни­ца о по­ми­ло­ва­нии осуж­ден­ных. Здесь схо­дят­ся ла­тин­ская и гре­че­ская тра­ди­ции гим­но­гра­фии Бо­го­ро­ди­цы, с раз­ли­чия ко­то­рых мы на­ча­ли. И в за­пад­ной тра­ди­ции Она преж­де все­го – За­щит­ни­ца, «адво­кат» на «пра­вед­ном су­де», на­деж­да тех, у ко­го нет ни­ка­кой дру­гой на­деж­ды.

В Св.Пи­са­нии мы встре­ча­ем один ис­точ­ник это­го ты­ся­че­лет­не­го об­ра­за «за­ступ­ни­цы за лю­дей пе­ред Сы­ном»: рас­сказ о брач­ном пи­ре в Кане Га­ли­лей­ской. Со­чув­ствие Бо­го­ро­ди­цы к лю­дям, ко­то­рым не хва­ти­ло ви­на, и прось­ба к Сы­ну по­пра­вить это по­ло­же­ние ста­но­вят­ся по­буж­де­ни­ем к на­ча­лу Его чу­до­твор­ства, к пер­во­му «яв­ле­нию сла­вы», к на­ча­лу со­вер­ше­ния Его мис­сии Спа­си­те­ля. Пер­вое чу­до Гос­подь со­вер­ша­ет по прось­бе Ма­те­ри (Ин.2:1-11).

При­ме­ча­ния

Ср. об этом в па­стер­на­ков­ском «Док­то­ре Жи­ва­го»: «…де­вуш­ка … тай­но и вти­хо­мол­ку да­ет жизнь мла­ден­цу, про­из­во­дит на свет жизнь, чу­до жиз­ни, жизнь всех, «Жи­во­та всех», как по­том его на­зы­ва­ют. – Бо­рис Па­стер­нак. Со­бра­ние со­чи­не­ний в пя­ти то­мах. Том тре­тий, Док­тор Жи­ва­го..М., Худ­лит, 1990, с.460.

В це­лом бо­го­слов­ские хит­ро­спле­те­ния оста­ют­ся «за кад­ром» за­пад­ных гим­нов Де­ве. Но есть ис­клю­че­ния. В бо­го­слов­ском гимне Бо­го­ро­ди­це, ко­то­рый в финаль­ной песне «Бо­же­ствен­ной Ко­ме­дии» по­ет у Дан­те Бер­нар Клер­вос­ский, мы слы­шим со­вер­шен­но ви­зан­тий­ское упо­е­ние го­ло­во­кру­жи­тель­ны­ми «невоз­мож­но­стя­ми»:
“Vergine Madre, figlia del tuo figlio… tu se’colei che l’umana natura Nobilitasti si, che ‘l suo fattore Non disdegno di farsi sua fattura” – «Де­ва Мать, дочь сво­е­го Сы­на… Ты та, в ко­то­рой че­ло­ве­че­ская при­ро­да Так обла­го­ро­ди­лась, что ее Тво­рец Не счел недо­стой­ным стать ее (че­ло­ве­че­ской при­ро­ды) тво­ре­ньем». (Par. XXXIII, 1-6).

Об­раз «до­че­ри соб­ствен­но­го Сы­на» пе­ре­кли­ка­ет­ся с древ­ней ико­но­гра­фи­ей Успе­ния, где Хри­стос пред­сто­ит ло­жу усоп­шей Бо­го­ро­ди­це и дер­жит на ру­ках ее ду­шу в об­ра­зе ма­лень­кой де­воч­ки, точ­но по­вто­ряя по­зу Бо­го­ро­ди­цы, дер­жа­щей Мла­ден­ца. На­гляд­ным об­ра­зом Мать воз­вра­ща­ет­ся к сво­е­му из­на­чаль­но­му ста­ту­су – она вновь ди­тя Твор­ца.

Успение Пресвятой Богородицы

Событие праздника и его эортологическая динамика

В Евангелии ничего не сказано о земной жизни Богоматери после Вознесения Спасителя. Сведения о Ее последних днях сохранило церковное предание, в частности такие пространные апокрифические сказания, как «Слово Иоанна Богослова на Успение Богородицы», «Слово Иоанна, архиепископа Солунского», а также древнейшее праздничное слово на Успение Иерусалимского патриарха Модеста († 632), слова преподобного Андрея Критского, Константинопольского патриарха Германа и три слова преподобного Иоанна Дамаскина. Все эти источники датируются VIII веком.

Успение Богоматери. Икона. Начало XIII в., Новгород. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Однако существуют и более ранние свидетельства. Обстоятельства Успения Божией Матери известны в Православной Церкви от времен апостольских. В I веке об Ее Успении писал священномученик Дионисий Ареопагит. Во II веке сказание о телесном переселении Пресвятой Девы Марии на небо сохранилось в сочинениях Мелитона, епископа Сардийского. В IV веке на предание об Успении Матери Божией указывает святитель Епифаний Кипрский.

Если суммировать все имеющиеся сведения, информативность и достоверность которых неодинакова, можно сказать, что ко времени Своего блаженного Успения Пресвятая Дева Мария опять прибыла в Иерусалим. Слава Ее как Матери Божией уже распространилась по земле и многих завистливых и гордых людей вооружила против Нее, чем были вызваны покушения на Ее жизнь. Но Бог хранил Ее от врагов. Дни и ночи Она проводила в молитве. Нередко Пресвятая Богородица приходила к святому Гробу Господню, воскуряла здесь фимиам и преклоняла колена. Не раз покушались враги Спасителя препятствовать посещать Ей святое место и выпросили у первосвященников стражу для охраны Гроба Спасителя. Но Святая Дева, никем не зримая, продолжала молиться пред ним.

В одно из таких посещений пред Нею предстал архангел Гавриил и возвестил о Ее скором переселении из этой жизни в жизнь вечно блаженную. В залог архангел вручил Ей пальмовую ветвь. С небесной вестью возвратилась Божия Матерь в Вифлеем с тремя Ей прислуживавшими девами (Сепфорой, Евигеей и Зоилой).

Затем Она вызвала праведного Иосифа из Аримафеи и учеников Господа, которым возвестила о Своем скором Успении. Пресвятая Дева молилась также, чтобы Господь послал к Ней апостола Иоанна. И Дух Святой восхитил его из Ефеса, поставив рядом с тем местом, где возлежала Матерь Божия. После молитвы Пресвятая Дева воскурила фимиам, и Иоанн услышал голос с небес, заключавший Ее молитву словом «Аминь». Божия Матерь заметила, что этот голос означает скорое прибытие апостолов и небесных сил бесплотных. Апостолы, число которых и исчислить нельзя, слетелись, подобно орлам, чтобы послужить Матери Божией. Увидев друг друга, апостолы радовались, но в недоумении взаимно вопрошали: для чего Господь собрал их в одно место?

Святой Иоанн Богослов, с радостными слезами приветствуя их, сказал, что для Божией Матери настало время отойти ко Господу.

Войдя к Матери Божией, они увидели Ее благолепно сидящей на ложе, исполненной духовного веселья. Во время беседы также чудесным образом предстал и апостол Павел с учениками своими: Дионисием Ареопагитом, Иерофеем, Тимофеем и другими из числа 70 апостолов. Всех их собрал Святой Дух, чтобы они сподобились благословения Пречистой Девы Марии и благолепнее устроили погребение Матери Господней.

Настал 3-й час, когда должно было совершиться Успение Божией Матери. Пылало множество свечей. Святые апостолы с песнопениями окружали благолепно украшенный одр, на котором возлежала Богородица. Она молилась в ожидании Своего исхода и пришествия Своего вожделенного Сына и Господа. Внезапно заблистал неизреченный свет Божественной Славы, пред которым померкли пылавшие свечи. Видевшие это ужаснулись. Верх помещения как бы исчез в лучах необъяснимого света, и сошел Сам Царь Славы – Христос, окруженный множеством ангелов, архангелов и других небесных сил с праведными душами праотцев и пророков, некогда предвозвещавших о Пресвятой Деве. Без всякого телесного страдания, как бы в приятном сне, Пресвятая Дева предала душу в руки Своего Сына и Бога.

Тогда раздалось радостное ангельское пение. Сопровождая чистую душу Богоневесты как Царицы Небесной, с благоговейным страхом ангелы взывали: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах! Се Царица, Богоотроковица, прииде, возьмите врата, и Сию премирно подъимите Присносущую Матерь Света; Тоя бо ради всеродное человеком спасение бысть. На Нюже взирати не можем и Той достойную честь воздати немощно» (стихира праздника на Господи, воззвах). Небесные врата возвысились, встретив душу Пресвятой Богородицы, херувимы и серафимы с радостью прославили Ее. Благодатное лицо Богоматери сияло славой Божественного девства, а от тела разливалось благоухание.

Благоговейно и со страхом лобызая пречистое тело, апостолы освящались от него и исполнялись благодати и духовной радости. Для большего прославления Пресвятой Богородицы всемогущая сила Божия исцеляла больных, с верою и любовью прикасавшихся к священному одру.

Оплакав свою разлуку с Матерью Божией на земле, апостолы приступили к погребению. Петр, Павел, Иаков с другими из числа 12 апостолов понесли на своих плечах одр, на котором возлежало тело Приснодевы. Святой Иоанн Богослов шел впереди с райской светозарной ветвью, а прочие святые и множество верных сопровождали одр со свечами и кадилами, воспевая священные песни. Это торжественное шествие началось от Сиона и следовало через весь Иерусалим в Гефсиманию.

Неверующие жители Иерусалима, пораженные необычайным величием погребального шествия и озлобленные почестями, воздаваемыми Матери Иисуса, донесли о том первосвященникам и книжникам. Пылая завистью и мщением ко всему, что напоминало им Христа, они послали своих слуг, чтобы те разогнали сопровождавших и самое тело Матери Божией сожгли. Возбужденный народ и воины с яростью устремились на христиан, но облачный венец, сопровождавший по воздуху шествие, опустился к земле и как бы стеною оградил его. Преследователи слышали шаги и пение, но никого из провожавших не видели. Многие из злоумышлявших были поражены слепотой.

Иудейский священник Авфония из зависти и ненависти к Матери Иисуса Назорея хотел опрокинуть одр, на котором возлежало тело Пресвятой Девы. Но ангел Божий невидимо отсек его руки, которые прикоснулись к одру. Видя такое чудо, Авфония раскаялся и с верою исповедал величие Матери Божией. Он получил исцеление и примкнул к сонму сопровождавших тело Богоматери, став ревностным последователем Христа.

Когда шествие достигло Гефсимании, там с плачем и рыданием началось последнее целование пречистого тела. Лишь к вечеру святые апостолы могли положить его во гроб и закрыть вход в пещеру большим камнем. Три дня они не отходили от места погребения, совершая непрестанные молитвы и псалмопения.

Вечером, когда апостолы собрались в доме для подкрепления себя пищей, им явилась Сама Матерь Божия и сказала: «Радуйтесь! Я с вами – во все дни». Это чрезвычайно обрадовало апостолов и всех бывших с ними. Они подняли часть хлеба, поставляемую на трапезу в память Спасителя («часть Господа»), и воскликнули: «Пресвятая Богородица, помогай нам». Так было положено начало чину возношения панагии – обычаю возношения части хлеба в честь Матери Божией, который и доныне соблюдается в монастырях.

***

Успение Богоматери. Икона. XV в., Новгород. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Вопрос о дате Успения Божией Матери вызывает споры: Евсевий Кесарийский называет 48 год по Р.Х., Епифаний – 58-й, Мелитон Сардский – 55-й, Никифор Каллист – 44-й, есть и иные мнения.

Доподлинно неизвестно и в каком возрасте почила Богородица. Можно рассуждать так. При Ее погребении присутствовал святой Дионисий Ареопагит. Он обращен в веру апостолом Павлом в 52 году, три года путешествовал с ним, был в Иерусалиме у Божией Матери, затем жил в Афинах, где принял епископство. Следовательно, прибыть на погребение Пречистой он мог не ранее 57 года. Считается, что Рождество Христово последовало на 15-м году жизни Марии. А значит, к моменту Успения Ей было 72 года.

Если исходить из вышесказанного, становится очевидным, что и праздник в честь Успения Богородицы не мог возникнуть рано.

Церковь гораздо ранее пришла к мысли о праздновании дня смерти мучеников, чем Успения. Показательно, что в Сирском месяцеслове III–IV веков, в котором каждый день года имеет память какого-либо святого, не содержится ни одного Богородичного праздника. Причина такого явления понятна: мученики страдали и умирали на глазах всех, и дни кончины были запечатлены в сердцах христиан. Что касается Богоматери, нужно было позднейшее богословское углубление в догмат воплощения и посягательство ересей на Ее достоинство, имевшее место только в V веке, чтобы обратить благоговейное внимание христиан на личность Богородицы.

Богородичные праздники, или, точнее, один такой праздник, впоследствии распавшийся на несколько, возникли, должно быть, в связи с Рождеством Христовым (или Богоявлением, ранее совпадавшим и даже отождествлявшимся с Рождеством Христовым). Поэтому нынешний Собор Пресвятой Богородицы 26 декабря является эортологическим прототипом Богородичных праздников.

Так, и у несториан праздник Пресвятой Марии расположен в календаре тотчас по Рождестве Христовом. В коптском календаре VII века на 16 января (вскоре после отдания Богоявления) попадает рождение Госпожи Марии, а в месяцеслове IX столетия 16 января маркируется как «смерть и воскресение Богородицы».

Согласно древнеармянскому Лекционарию, «день Марии Богородицы» празднуется 15 августа (ср. документы VII Вселенского Собора 787 года, которые фиксируют, что Успение празднуется 15 августа).

В целом ряде богослужебных памятников для Успения установлена чрезвычайно широкая хронологическая амплитуда – между январем и августом. В древнеримском псевдо-иеронимовом Мартирологе (VII в.) 18 января показано как depositio (кончина) Beatae Mariae, a 14 августа – как assumptio (взятие на небо). Подобное разделение знаменательно. Оно демонстрирует, как уже тогдашняя Церковь смотрела на кончину Богоматери: не отрицая телесной смерти Богоматери, она верила, что за этой кончиной последовало воскресение, хотя, по-видимому, думала, что оно произошло не так скоро, как предполагает позднейшее предание.

В более позднем римском календаре (VIII в.) положен уже один праздник – Успение, 15 августа (ср. также Сакраментарий папы Геласия в редакции VII столетия). При этом Галльская Церковь, по свидетельству Григория Турского († 594), праздновала Успение в январе (см. Готико-Галликанский и Люксовиенский миссалы VII–VIII вв.).

В Греческой Церкви достоверные cведения об анализируемом празднике фиксируются только с конца VI столетия. Никифор Каллист утверждает, что празднование Успения установил император Маврикий (592–602). Однако многочисленные факты заставляют усомниться в такой поздней датировке. В Константинополе было множество храмов в честь Пресвятой Богородицы, построенных Константином Великим, Пульхерией, что не может не свидетельствовать о празднике в честь Нее.

По всей вероятности, еще до Маврикия Успение в столице Византии было местным и необязательным праздником. Император, в благодарность за победу, одержанную над персами 15 августа, сделал это празднование общецерковным (см. свидетельства Стишного пролога). Данная версия приобретает доказательную силу, если вспомнить эортологическую историю Сретения.

И на Западе праздник Успения в это древнейшее время не был общераспространенным. Замечательно, что в Папской книге VII столетия под 15 августа представлено греческое наименование праздника – Успение. В Евангелиарии 740 года дается надписание: Sollemnita de pausatione sanctae Mariae (Торжество отдохновения Святой Марии).

Однако в Сакраментарии, который папа Адриан I (772–775) отослал Карлу Великому, уже употреблено иное название праздника – Принятие Марии на небо.

Не исключено, что подобная вариативность в назывании связана, среди прочего, с таким обстоятельством: по крайне мере, до XII века указанный праздник на Западе в торжественности уступает дням особенно чтимых святых.

Праздник в православном богослужении

Успение Богоматери. Икона. XVI в., Новгород. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

В отличие от многих других праздников, диахронические изменения Успения Пресвятой Богородицы – прежде всего, в силу достаточно позднего установления – зафиксированы в восточно-христианской традиции в самых мельчайших подробностях. См., например, грузинский перевод Иерусалимского канонаря, где Успение указывается под 15 августа.

Чрезвычайно подробные замечания в связи с Успением Пресвятой Богородицы приведены в уставе Святой Софии Константинопольской. Этим данное празднование существенно отличается от Введения во храм Пресвятой Богородицы, которое всего лишь обозначается.

Согласно уставу, накануне праздника все собирались в церкви и оттуда с литанией шли на площадь, где совершались обычные молитвы. По возвращении служилась Божественная литургия. По отходе пелся тропарь (глас 8) Блажим Тя вси роди, то есть современный ипакои.

На вечерне были три чтения. Далее: тропарь 1-го гласа В рождестве девство сохранила еси, ектения просительная, великое Господи, помилуй; Премудрость – и начиналось чтение, а после него следовала панихида, чин которой утрачен.

Прокимен, Апостол и Евангелие на литургии положены те же, что и теперь (изменился только второй аллилуарий: не Клятся Господь Давиду,а Помяни сонм Твой).

Таким образом, вместо нынешнего богатого разнообразия праздничной гимнографии данный устав содержит лишь две песни. Зато он чтит праздник торжественной литанией (крестным ходом по городу) накануне.

Нечто подобное современный Типикон сохранил лишь для праздников Сретения, Благовещения и Пасхи. Кроме того, устав Великой церкви позволяет непротиворечиво датировать успенские тропарь и ипакои – В рождестве девство, Блажим Тя вси роди.

Константинопольский Софийский устав назначает лишь один день для праздника Успения, если не считать того, что на второй день праздника назначается служба в храме Богородицы вблизи Ксиролофа (подобно тому, как на второй день Рождества Христова назначается собор Богородицы во Влахернах).

Следующей структурно-содержательной ступенью в богослужебном развитии Успения Пресвятой Богородицы можно считать краткий устав Студийского монастыря в Константинополе. В данном типиконе рассматриваемый праздник впервые выходит за пределы одного дня.

В уставе константинопольского Евергетидского монастыря с практикой XI века (по рукописи XII столетия) данная линия находит продолжение. И для Успения Пресвятой Богородицы кодифицируется уже предпразднство и попразднство, равное современному, то есть до 23 августа (восемь дней). Однако и предпразднство, и попразднство отличаются еще меньшей торжественностью, чем в настоящее время. Показательно также, что праздничное бдение состояло не из вечерни, которая всегда служилась отдельно, а из паннихиса и утрени.

Отдельного рассмотрения требует Пролог к Евергетидскому типикону, где есть глава об Успении, гласящая: «Успение должно праздноваться у вас светло, – светло и торжественно, ибо это праздник праздников и торжество торжеств». Итак, «на каковой (праздник) и раздаяние пищи (diadosin – греч.) в пилоне (колоннада, паперть) заповедуем совершать, насколько есть возможность и насколько изобилует рука ваша». Подобные рекомендации содержат и другие типиконы рассматриваемого типа, например Николо-Казолянский.

Переходя теперь к многочисленным разновидностям Студийского устава и сравнивая их с современной кодификацией, изменения можно обнаружить в основном в ранжировании гимнографии разных частей всенощного бдения, а также праздничных, предпраздничных и попраздничных песнопений.

***

Несколько слов нужно сказать об Успенском посте, который длится с 1 по 14 августа и занимает по святости (степени воздержания, принятой для него) первое место после Великого поста, превосходя этим Рождественский. В течение его запрещается вкушение рыбы и растительного масла (исключения в последнем случае составляют субботние и воскресные дни).

Успенский пост, естественно, как и сам праздник, характеризуется сравнительно с остальными постами меньшей древностью.

История данного поста чрезвычайно назидательна, поскольку он установлен без содействия столь могущественной в Церкви силы Предания, а зиждется на прочном фундаменте благоговейной любви к Богородице.

Обращаясь к церковным памятникам, впервые указание (надо сказать, весьма специфическое и не слишком внятное) на Успенский пост можно встретить в типиконе южно-итальянского Николо-Казолянского монастыря, то есть в XII веке. Отныне необходимость пощения (в Кормчей книге, в трудах Анастасия Кесарийского XI–XII вв. и проч.) обосновывается ссылками на Антиохийских патриархов. Из их свидетельств делается вывод о том, что Успенский пост, будучи выделенным из поста святых апостолов, соблюдался еще до императора Льва Мудрого, то есть до IX столетия.

Никон Черногорец говорит об Успенском посте, что те, которые не соблюдают его, не имеют для себя основания в древности, однако и соблюдающие его утверждаются не на апостольском предании, а на обычае последующих времен.

Итак, Успение Пресвятой Богородицы является в настоящее время великим двунадесятым праздником, который имеет стабильную календарную дату и располагает одним днем предпразднства (14 августа) и восемью днями попразднства (отдание совершается 23 августа).

Последование на преставление Пресвятой Богородицы

Для того чтобы картина праздника Успения была более полной, следует прокомментировать чин погребения Богоматери – Последование на преставление Пресвятой Богородицы. Эта служба установлена в Гефсимании. Здесь, на месте захоронения Богородицы, устроена богато украшенная базилика, главное средоточение успенских празднований.

Итак, утром 14 августа, с 9–10 часов, совершается особая служба погребения Богоматери, состоящая из пения 17-й кафизмы с припевами – похвалами, подобными великосубботним. Служит патриарх. По каждении им одра с плащаницей Богоматери в пещере погребения Ее, после обычного начала службы (Трисвятое до Отче наш), одр с плащаницей выносится на середину храма под паникадило. За одром становится патриарх, а по бокам его до царских дверей – архиереи, архимандриты и иеромонахи. Первосвятитель входит опять в пещеру, чтобы оттуда начать каждение всего храма, которое и совершается при пении 1-й статьи погребальных похвал: Жизнь во гробе полагается. Статья, как и в Великую субботу, заключается ектенией с возгласом патриарха. На 2-й статье – Достойно есть величати Тя – кадит (только пещеру и одр) и произносит возглас старейший архиерей. На 3-й статье положено: Роди вси песнь погребению Твоему приносят, Дево, и кадит второй архиерей. 3-я статья, как и в Великую субботу, переходит в пение воскресных тропарей: Ангельский собор. После ектений следуют ексапостиларий праздника (Апостоли от конец земли), хвалитные стихиры и великое славословие. На его Трисвятом, поющемся протяжно, одр с плащаницей выносится иереями на верхнюю площадку базилики, где произносится ектения. Далее одр перемещается опять на середину храма при пении ексапостилария и стихиры С громом на облацех Спас посылает апостолы к Рождшей. Затем патриарх творит отпуст.

В России погребальный чин на Успение ранее совершался только в Киево-Печерской лавре, в Костромском Богоявленском монастыре и в Гефсиманском скиту близ Троице-Сергиевой лавры. При этом в Киево-Печерской лавре он не составлял отдельной службы, как в Гефсимании, а присоединялся к полиелею за всенощной в сам праздник.

В настоящее время последование на преставление Пресвятой Богородицы осуществляется повсеместно.

В Гефсиманском скиту святителем Филаретом (Дроздовым) установлен, кроме Успения, и праздник воскресения и вознесения Богоматери, который празднуется 17 августа. Являясь литургическим обычаем, празднование, однако, не подкреплено общепринятыми уставными рекомендациями. Накануне совершается чин погребения Пресвятой Богородицы, а утром установлена литургия с крестным ходом и иконой «Вознесение Богородицы».

Иконография праздника

Успение Богоматери. Плакетка из слоновой кости. Конец X в. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

События Успения Пресвятой Богородицы также детально представлены в иконографии, полноценное формирование которой относится к постиконоборческой эпохе.

Концом X века датируются две пластины из слоновой кости – для оклада Евангелия императора Оттона III из Баварской библиотеки в Мюнхене и плакетка из музея Метрополитен в Нью-Йорке. Общая композиция сцены Успения в обоих памятниках станет традиционной для искусства Византии и Древней Руси. Богоматерь изображается в центре на ложе, по сторонам от Нее – плачущие апостолы, за ложем стоит Спаситель с душой Богоматери, изображаемой в виде спеленатого младенца.

Успение Богоматери, как и Воскресение Христово, символизировало попрание смерти и воскрешение к жизни будущего века. Образы Успения имеют сложное литургическое толкование. Так, ложе с телом Богоматери наглядно уподобляется престолу в храме, а расположение апостолов двумя группами, возглавляемыми Петром и Павлом, по сторонам от него – их присутствию на евхаристии и причащению под двумя видами. Христос позади ложа являл собою образ архиерея за трапезой. Изображение в некоторых памятниках апостола Петра с кадилом в руке указывало, возможно, на каждение святых даров в литургии, а образ апостола Иоанна, припадающего к ложу Девы Марии, – на священника, целующего престол. Часто в сцене Успения изображались два или четыре епископа, вместе с апостолами предстоящие Богоматери. Эти образы святых Дионисия Ареопагита, Иерофея, Тимофея Ефесского и Иакова, брата Господня, присутствовавших при Успении Богоматери, они символизировали причащение архиереем священников в таинстве евхаристии. Ангелы, слетающие в сценах Успения ко Христу с покровенными руками, как для принятия святых даров, словно прислуживают на литургии в качестве диаконов. Согласно традиции, Успение изображали как событие, происходящее в доме Иоанна Богослова в Иерусалиме – в Сионской горнице, где ранее произошло сошествие Святого Духа на апостолов.

Примерно с XI века получает широкое распространение расширенный вариант иконографии Успения – так называемый «облачный тип». Например, фреска из церкви Святой Софии в Охриде (Македония); икона начала XIII века, происходящая из новгородского Десятинного монастыря и проч.

Чаще всего у ложа Богородицы изображаются одна или несколько горящих свечей, символизирующих молитву ко Господу. Нередко у одра помещен кувшин-стамна, вставленный в чашу: это один из поэтических символов Богоматери, встречающийся в византийской и древнерусской гимнографии.

В XV веке на Руси широко распространяются иконы Успения с изображением чуда отсечения рук ангелом у нечестивого иудея Авфонии на переднем плане, перед одром. Возможно, популярность сюжета в то время и в XVI столетии была связана с борьбой против еретических движений. Впервые же этот сюжет зафиксирован во фреске церкви Панагии Мавриотиссы в Кастории (рубеж XII–XIII вв.).

В XVII столетии появляются монументальные храмовые иконы Успения, сопровождающиеся клеймами, в которых иллюстрируется «Сказание об Успении». Так, на иконе 1658 года из Успенского собора Московского Кремля в клеймах изображено моление Богоматери перед кончиной, прощание Богоматери с близкими, путешествие апостолов, их беседа с Богоматерью и другие сцены. Подробнейший рассказ об Успении Богородицы заканчивается изображением Богоматери на ложе среди райского сада. Такое же повествование об Успении содержат клейма иконы Успения конца XVII века.

Успению Пресвятой Богородицы (тропарь, кондак, задостойник, молитва и величание)

Тропарь, глас 1:

В рождестве́ де́вство сохрани́ла еси́, / во успе́нии ми́ра не оста́вила еси́, Богоро́дице, / преста́вилася еси́ к животу́, Ма́ти су́щи Живота́, // и моли́твами Твои́ми избавля́еши от сме́рти ду́ши на́ша.

Кондак, глас 2:

В моли́твах Неусыпа́ющую Богоро́дицу / и в предста́тельствах непрело́жное упова́ние / гроб и умерщвле́ние не удержа́ста: / я́коже бо Живота́ Ма́терь / к животу́ преста́ви // во утро́бу Всели́выйся присноде́вственную.

Задостойник

А́нгели, успе́ние Пречи́стыя ви́девше, удиви́шася, / ка́ко Де́ва восхо́дит от земли́ на Не́бо.

Побежда́ются естества́ уста́вы / в Тебе́, Де́во Чи́стая: / де́вствует бо рождество́ и живо́т предобруча́ет смерть; / по рождестве́ Де́ва и по сме́рти жива́, // спаса́еши при́сно, Богоро́дице, насле́дие Твое́.

Молитва

О Пресвята́я Богоро́дице Де́во, Влады́чице, вы́шшая А́нгел и Арха́нгел и всея́ тва́ри Честне́йшая, а́нгельское вели́кое удивле́ние, проро́ческая высо́кая про́поведь, апо́стольская пресла́вная похвало́, святи́телей изря́дное украше́ние, му́чеников кре́пкое утвержде́ние, и́ноков спаси́тельное наставле́ние, по́стников неизнемога́ющее воздержа́ние, де́вствующих чистото́ и сла́во, ма́терей ти́хое весе́лие, младе́нцев му́дросте и наказа́ние, вдови́ц и си́рых Корми́тельнице, наги́х одея́ние, боля́щих здра́вие, пле́нников избавле́ние, по мо́рю пла́вающих тишино́, обурева́емых небу́рное приста́нище, блужда́ющих нетру́дная Наста́внице, путеше́ствующих ле́гкое прохожде́ние, тружда́ющихся благо́е поко́ище, в беда́х су́щих ско́рая Засту́пнице, оби́димых Покро́ве и прибе́жище, ненаде́ющихся наде́яние, тре́бующих Помо́щнице, печа́льных при́сное утеше́ние, ненави́димых любо́вное смире́ние, гре́шников спасе́ние и к Богу присвое́ние, правове́рных всех тве́рдое огражде́ние, непобеди́мое поможе́ние и заступле́ние! Тобо́ю нам, Влады́чице, Неви́димый ви́дим бысть, и Тебе́ мольбу́ прино́сим, Госпоже́, гре́шнии раби́ Твои́: О Преми́лостивая и Пречу́дная Све́та у́мнаго Цари́це, ро́ждшая Царя́ Христа́, Бога на́шего, Живода́вца всех, от небе́сных сла́вимая и от земны́х хва́лимая, а́нгельский у́ме, светоза́рная звездо́, святы́х Пресвяте́йшая, Влады́чице всех тва́рей, Боголе́пная Деви́це, Нескве́рная Неве́сто, пала́то Ду́ха Пресвята́го, о́гненный Престо́ле Неви́димаго Царя́, небе́сный киво́те, носи́ло Сло́ва Бо́жия, огнеобра́зная колесни́це, поко́ище Жива́го Бо́га, неизрече́нное составле́ние пло́ти Христо́вы, гнездо́ Орла́ Небе́снаго, Го́рлице Богогла́сная, Голу́бице кро́ткая, ти́хая и незло́бивая, Ма́ти чадолюби́вая, ми́лостей бе́здно, разверга́ющая ту́чу гне́ва Бо́жия, неизмери́мая глубино́, неизрече́нная та́йно, несве́домое чу́до, не рук отворе́нная Це́ркве Еди́наго Царя́ всех век, благоуха́нное кади́ло, честна́я багряни́це, Боготка́нная порфи́ро, душе́вный раю́, живоно́снаго са́да о́трасле, цве́те прекра́сный, процве́тший нам небе́сное весе́лие, гро́зде спасе́ния на́шего, ча́ше Царя́ Небе́снаго, в не́йже раствори́ся от Ду́ха Свята́го вино́ неисчерпа́емыя благода́ти, Хода́таице зако́на, зача́ло и́стинныя ве́ры Христо́вы непоколеби́мый сто́лпе, мечу́ я́рости Бо́жия на богопроти́вных, бесо́в устраше́ние, во бра́нех побежде́ние, христиа́н всех нело́жная Храни́тельнице и мира всего́ изве́стное спасе́ние! О Всеми́лостивая Госпоже́, Де́во Влады́чице, Богоро́дице, услы́ши нас, моля́щихся Тебе́, и яви́ ми́лость Твою́ на люде́й Твои́х, моли́ Сы́на Своего́ изба́витися нам от вся́каго зла и сохрани́ оби́тель на́шу и вся́ку оби́тель, и град, и страну́ ве́рных, и лю́ди, благоче́стно прибега́ющия и призыва́ющия и́мя Твое́ свято́е, от вся́кия напа́сти, губи́тельства, гла́да, тру́са, пото́па, огня́, меча́, наше́ствия иноплеме́нников и междоусо́бныя бра́ни, от вся́кия боле́зни и вся́каго обстоя́ния, да ни ра́нами, ни преще́нием, ни мо́ром, ни вся́ким пра́ведным гне́вом Бо́жиим ума́лятся раби́ Твои́. Но соблюда́й и спаса́й ми́лостию Свое́ю, Госпоже́, за ны моля́щися, и поле́зное благорастворе́ние возду́ха во вре́мени пло́днаго приноше́ния нам да́руй. Облегчи́, возста́ви и поми́луй, Преми́лостивая Влады́чице, Богоро́дице препе́тая, во вся́кой беде́ и нужде́ су́щия. Помяни́ рабы́ Твоя́ и не пре́зри слез и воздыха́ния с на́шего, и обнови́ нас бла́гостию Своея́ ми́лости, да со благодаре́нием утеша́емся, обре́тше Тя Помо́щницу. Умилосе́рдися, Госпоже́ Пречи́стая, на немощны́я лю́ди Твоя́, Наде́ждо на́ша. Разсе́янныя собери́, заблу́дшия на путь пра́вый наста́ви, отпа́дшия от благочести́выя оте́ческия ве́ры па́ки возврати́, ста́рость поддержи́, ю́ныя вразуми́, младе́нцы воспита́й и просла́ви сла́вящия Тя, изря́днее же — Це́рковь Сы́на Твоего́ соблюди́ и сохрани́ в долготу́ дний. О Ми́лостивая и Преми́лостивая Цари́це Небесе́ и земли́, Богоро́дице Присноде́во! Хода́тайством Твои́м поми́луй страну́ на́шу и во́инство ея́ и вся правосла́вныя христиа́ны, сохраня́ющи их под кро́вом ми́лости Твоея́, ри́зою Твое́ю честно́ю защити́ и моли́ из Тебе́ воплощша́гося без се́мене Христа́, Бо́га на́шего, да препоя́шет ны свы́ше си́лою на вся ви́димыя и неви́димыя враги́ на́ша. Спаси́ же и поми́луй, Госпоже́, Вели́каго Господи́на и Отца́ на́шего (имярек), Святе́йшего Патриа́рха Моско́вского и всея́ Руси́, преосвяще́нныя митрополи́ты, архиепи́скопы и епи́скопы правосла́вныя, иере́и же и диа́коны и весь при́чет церко́вный, и весь мона́шеский чин, и вся́ правове́рныя лю́ди, поклоня́ющияся и моля́щияся пред честно́ю Твое́ю ико́ною. При́зри на всех нас призре́нием ми́лостивнаго Твоего́ заступле́ния, воздви́гни нас из глубины́ грехо́вныя и просвети́ о́чи серде́чныя ко зре́нию спасе́ния, ми́лостива нам бу́ди зде и на Стра́шнем Суде́ Сы́на Твоего́ о нас умоли́, преста́вльшияся во благоче́стии от жития́ сего́ рабы́ Твоя́ в ве́чней жи́зни со А́нгелы и Арха́нгелы и со все́ми святы́ми причти́, да одесну́ю Сы́на Твоего́ Бо́га предста́нут, и моли́твою Твое́ю сподо́би вся правосла́вныя христиа́ны со Христо́м жи́ти и ра́дости а́нгельския в Небе́сных селе́ниих наслажда́тися. Ты бо еси́, Госпоже́, сла́ва Небе́сных и упова́ние земны́х, Ты на́ша Наде́жда и Засту́пница всех притека́ющих к Тебе́ и Твоея́ святы́я по́мощи прося́щих. Ты Моле́бница на́ша те́плая к Сы́ну Твоему́ и Бо́гу на́шему. Твоя́ Ма́терняя моли́тва мно́го мо́жет на умоле́ние Влады́ки, и Твои́м предста́тельством ко Престо́лу благода́ти Пресвяты́х и Животворя́щих Его́ Тайн приступа́ти дерза́ем, а́ще и недосто́йнии. Те́мже всечестны́й о́браз Твой и руко́ю Твое́ю держи́маго Вседержи́теля ви́дяще на ико́не, ра́дуемся, гре́шнии, со умиле́нием припа́дающе, и любо́вию сей целу́ем, ча́юще, Госпоже́, Твои́ми святы́ми Богоприя́тными моли́твами дойти́ Небе́сныя безконе́чныя жи́зни и непосты́дно ста́ти в день су́дный одесну́ю Сы́на Твоего́ и Бо́га на́шего, сла́вяще Его́ ку́пно со Безнача́льным Отце́м и Пресвяты́м, Благи́м, Животворя́щим и Единосу́щным Ду́хом, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Величание

Велича́ем Тя, Пренепоро́чная Ма́ти Христа́ Бо́га на́шего, и всесла́вное сла́вим Успе́ние Твое́.

Назад к списку