В и даля

Биография Даля

Даль Владимир Иванович (1801 – 1872) – писатель, военный врач, лексикограф, этнограф создатель «Толкового словаря живого великорусского языка».

Детские годы и образование

Владимир Иванович Даль родился 10 (22) ноября 1801 года в поселке Луганский завод (ныне – Луганск) в высокообразованной семье. Его отец был врачом, лингвистом, а мать – пианисткой, знала несколько языков, интересовалась литературой. Владимир Иванович получил прекрасное домашнее образование.

В 1814 году Даль поступил в Петербургский Морской кадетский корпус. Окончив его в 1819 году, отправился служить на флот. После нескольких лет военной службы Даль, биография которого изменила течение, поступил на медицинский факультет Дерптского университета (сейчас – Тартусский университет).

В 1827 году в журнале «Славянин» были опубликованы первые стихотворения Владимира Ивановича. В 1830 году в «Московском телеграфе» напечатали повесть писателя «Цыганка».

Военная служба и медицинская практика

С началом русско-турецкой войны Далю пришлось прервать обучение. Сдав досрочно экзамены, Владимир Иванович отправился на фронт. В ходе войны 1828-1829 годов, а также польской кампании 1831 года Даль показал себя как талантливый врач. Он участвовал в сражениях, помогал раненым, оперировал в условиях полевых госпиталей.

Отмеченный наградами, в 1832 году Даль начинает работать в военно-сухопутном госпитале Петербурга в качестве ординатора. Владимир Иванович становится известен как блестящий хирург. В военный период, а также за время медицинской практики писатель Даль создал несколько статей, набросков. В 1832 году были опубликованы «Русские сказки. Пяток первый».

Государственная служба

В 1833 году Даля перевели в Оренбург, назначив на должность чиновника особых поручений при военном губернаторе В. А. Петровском. Писатель много путешествовал по Южному Уралу, собирал фольклорные материалы, которые легли в основу его произведений.

Важным событием в краткой биографии Даля стало знакомство с Александром Пушкиным. Вместе с поэтом Владимир Иванович путешествовал по пугачевским местам. Даль присутствовал при кончине Пушкина, лечил его после дуэли с Дантесом, участвовал во вскрытии.

В 1838 году Владимир Иванович стал членом Петербургской академии наук.

В 1841 году Даль возвращается в Петербург, служит секретарем при Л. Петровском, а затем заведующим особой канцелярией при министре внутренних дел. С 1849 года писатель управляет удельной конторой в Нижнем Новгороде.

Последние годы и смерть писателя

В 1859 году Даль подал в отставку и поселился в Москве. В 1861 – 1868 годах была опубликована самая значительная и объемная работа в биографии Владимира Ивановича – «Толковый словарь живого великорусского языка», содержащий примерно 200 тысяч слов. Будучи хорошо знакомым со многими профессиями, ремеслами, приметами и поговорками, Даль все знания поместил в свой труд. В 1862 году вышла вторая знаковая книга этнографа – «Пословицы русского народа».

Владимир Иванович Даль умер 22 сентября (4 октября) 1872 года в Москве. Похоронили писателя на Ваганьковском кладбище.

Другие варианты биографии

  • Вариант 2 более сжатая для доклада или сообщения в классе

Интересные факты

  • Даль всей душой полюбил живописные родные места – Луганскую область, позже даже взял себе псевдоним Казак Луганский.
  • Среди близких друзей Даля были такие известные личности, как Гоголь, Крылов, Жуковский. В кадетском училище Владимир Иванович учился вместе с будущим декабристом Д. Завалишиным и адмиралом П. Нахимовым.
  • Перед смертью Пушкин подарил Далю золотой перстень-талисман с изумрудом.
  • За свою биографию Владимир Даль написал более ста очерков, в которых рассказывал о русской жизни, составил учебники «Ботаника» и «Зоология», создал сборник сказок для детей.
  • В 1869 году словарь Даля был отмечен Ломоносовской премией.
  • посмотреть все интересные факты из жизни Даля

Тест по биографии

Пройдите небольшой тест по краткой биографии Даля:

Оценка по биографии

Владимир Даль — интересные и малоизвестные факты биографии

  1. Значительную часть своей жизни Владимир Иванович посвятил этнографическим изысканиям: сбору народных сказок, преданий, фольклорных заметок, пословиц. Именно на базе этого обширного и колоритного материала он уже в конце своей жизни начал работу над толковым словарем русского языка.

  2. Кроме того, Владимир сам писал стихи и прозу, значительный пласт которой относится к художественно переосмысленным фольклорным преданиям, им же собранным. В этом плане его творчество можно сравнить с «Вечерами на хуторе близ Диканьки» Николая Гоголя. Позднее автор так обосновывал свой выбор: «не сказки сами по себе были мне важны, а русское слово, которое у нас в таком загоне, что ему нельзя было показаться в люди без особого предлога и повода — сказка послужила предлогом. Я задал себе задачу познакомить земляков свих сколько-нибудь с народным языком и говором…»

  3. Владимир Иванович выпустил немало произведений под псевдонимом Казак Луганский (сборник из 4-х книжек «Былей и небылиц Казака Владимира Луганского»). Выбор такого псевдонима связан с его местом рождения в местечке Лугане (ныне г. Луганск).

  4. Владимир закончил петербургский Морской кадетский корпус, после чего был назначен мичманом в Черноморский флот. Также довелось ему служить и на Балтийском флоте в Кронштадте.

  5. После отставки со флотской службы Владимир получил образование в сфере медицины в Дерптском университете, где одновременно познакомился с такими видными литераторами как В. А. Жуковский, А. Ф. Войенков, Н. М. Языков. Во время русско-турецкой войны 1828 года Даль отправился на фронт в качестве хирурга, сдав экзамены на степень доктора медицины досрочно, в качестве исключения. На фронте же он сразу приобрел славу как великолепный специалист.

  6. Медицинскую деятельность он продолжает и позднее, выбрав для себя стезю окулиста. Даль провел за свою жизнь более 40 операций по снятию катаракты, все из которых увенчались успехов.

  7. Он одинаково искусно владел левой и правой рукой, что очень помогало при проведении хирургических операций. В Петербурге его специально приглашали в тех случаях, когда провести операцию левой рукой было сподручнее.

  8. Первый тираж выпущенной Далем книги со сказками изымается, а писатель попадает под арест — так как в его произведениях нашли насмешки над властями. Впрочем, скоро писателя отпустили, а один из сохранившихся экземпляров его книги был им подарен А. С. Пушкину.

  9. В дальнейшем Даль и Пушкин предприняли совместное путешествие по пугачевским местам в 1833 г. Интересно, что Даль подарил Пушкину ряд сказочных сюжетов, которые тот в последующем успешно использовал. Доктор Даль присутствовал и при кончине великого русского поэта.

  10. Большим поклонником творчества Даля являлся Н. В. Гоголь, вот как он сам описывал свои впечатления от прочтенного: «Все у него правда и взято так, как есть в природе. Ему стоит, не прибегая ни к завязке, ни к развязке, над которыми так ломает голову романист, взять любой случай, случившийся на русской земле, первое дело, которому производству он был свидетелем и очевидцем, чтобы вышла собой наизанимательнейшая повесть. По мне, он значительней всех повествователей-изобретателей.»

  11. Интересы и познания Даля простирались и в область биологии: так, он составил учебники по зоологии и ботанике, а за собрание коллекций по флоре и фауне Оренбургского края, где он проживал значительную часть своей жизни, он был удостоен избрания в члены-корреспонденты Академии наук.

  12. Биографом самого Даля выступил П. И. Мельников (псевдоним — Андрей Печерский) известный также как автор таких значительных книг о жизни, быте и обрядах старообрядцев как «В лесах» и «На горах».

Биография Владимира Даля

Владимир Даль получил домашнее образование, в детстве писал стихи. В 1815 году поступил в Морской кадетский корпус в Петербурге. Учебу в корпусе позднее Даль описал в повести «Мичман Поцелуев, или живучи оглядывайся» (1841).

В 1819 году по окончании обучения в корпусе он был направлен служить мичманом на Черноморский флот. В это время Даль начал записывать диалектные слова и приступил к главному делу своей жизни — созданию «Толкового словаря живого великорусского языка».

В 1826 году вышел в отставку и поступил на медицинский факультет Дерптского университета (ныне Тартуский университет).

В 1829 году Даль защитил диссертацию и был направлен на Русско-турецкую войну в действующую армию, где работал хирургом в полевом госпитале. После окончания войны он продолжил службу в качестве военного врача и эпидемиолога.

В 1831 году Даль участвовал в Польской кампании и отличился при переправе генерала Федора Ридигера через Вислу у города Юзефова. За неимением инженера, он навел мост (пригодились военно-инженерные умения, полученные в кадетском корпусе), защищал его при переправе и затем сам его разрушил. За неисполнение «своих прямых обязанностей» Даль получил выговор от руководства медицинской службы корпуса. За этот подвиг хлопотами генерала Ридигера Даль получил бриллиантовый перстень и орден Святого Владимира 4-й степени.

После окончания войны Владимир Даль поступил ординатором в Санкт-петербургский военно-сухопутный госпиталь и близко сошелся с поэтами и писателями Александром Пушкиным, Василием Жуковским, Иваном Крыловым, Николаем Языковым, князем Василием Одоевским.

Первая повесть Владимира Даля «Цыганка» была опубликована в 1830 году.

В дальнейшем в 1830-1840-е годы он печатал очерки под псевдонимом Казак Луганский.

В 1832 году он издал сборник «Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первый». Цензура усмотрела в книге насмешку над правительством; от судебного преследования Даля спасли только его воинские заслуги.

В 1833 году Даль был направлен на службу в Оренбург, где стал чиновником особых поручений при военном губернаторе. В годы службы Даль написал повести о казахах «Бикей и Маулина» (1836) и о башкирах «Башкирская русалка» (1843).

Он собирал коллекции флоры и фауны Оренбургской губернии, за что в 1838 году был избран членом-корреспондентом Императорской академии наук.

Все это время Даль не оставлял и медицины, отдавая предпочтение офтальмологии и гомеопатии — одна из первых русских статей в защиту гомеопатии была им опубликована в «Современнике» в 1838 году.

В 1837 году, узнав о дуэли Пушкина, приехал в Петербург и дежурил у постели поэта до его последней минуты. В 1841 году, вскоре после хивинского похода русской армии (1839-1840), в котором Даль принимал участие, переехал в Петербург и начал работать секретарем и чиновником особых поручений при министре внутренних дел.

В 1849 году Даль был назначен на должность управляющего Нижегородской удельной конторой. Помимо непосредственных служебных обязанностей (писание крестьянских жалоб и др.), он делал хирургические операции.

В 1859 году Владимир Даль переехал в Москву и посвятил все свое время обработке собранных материалов для толкового словаря. В 1861-1862 годах он издал сборник «Пословицы русского народа», содержавший 30 тысяч пословиц. Также Далем были опубликованы книги «О наречиях русского языка» и «О суевериях и предрассудках русского народа». В 1861 году увидел свет первый том «Толкового словаря живого великорусского языка», содержащего 200 тысяч слов, а завершилось первое издание к 1868 году.

За свой словарь Даль был награжден Ломоносовской премией Академии наук, премией Дерптского университета, Константиновской золотой медалью Русского географического общества.

В 1868 году он был избран почетным членом Академии наук.

В последние годы жизни Даль работал над вторым изданием словаря, расширял словарный состав и писал детские рассказы. Им было сделано переложение Ветхого Завета «применительно к понятиям русского простонародья», написаны учебники по зоологии и ботанике.

4 октября (22 сентября по старому стилю) 1872 года Владимир Даль скончался в Москве. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Даль был дважды женат. В 1833 году его супругой стала Юлия Андре (1816-1838). У них родились двое детей — сын Лев и дочь Юлия. Овдовев, в 1840 году Владимир Даль женился на Екатерине Соколовой (1819-1872), дочери героя Отечественной войны 1812 года. В этом браке были рождены три дочери — Мария, Ольга и Екатерина.

22 ноября, в день рождения Владимира Даля, в России отмечается уже ставший традиционным праздник русской словесности — День словаря. В этот день в школах России проходят многочисленные мероприятия, посвященные Владимиру Далю как символу отечественной лексикографии, и вопросам формирования и развития культуры пользования словарями.

В 1995 году в Москве старинном деревянном особняке на Большой Грузинской улице был создан Музей Владимира Даля. После смерти этнографа в этом доме жил его сын Лев Даль — академик архитектуры, принимавший участие в сооружении Храма Христа Спасителя.

Музей Даля также был открыт в 1985 году на его родине — в Луганске.

В июле 2016 года стало известно, что Государственный литературный музей в Москве будет носить имя Владимира Даля.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Даль и Пушкин — дружба до гроба

Иллюстрация: А. С. Пушкин и В. И. Даль в образе свв. Косьмы и Дамиана на иконе XIX века
Разносторонне одаренный уроженец города Луганска Владимир Иванович Даль, обессмертивший наш край своим литературным именем «Казак Луганский», был также близким другом еще одного выдающегося человека своего времени, поэта Александра Сергеевича Пушкина. И дружба этих двух замечательных людей продолжалась до самой смерти последнего.
Так случилось, что поводом для их знакомства стала именно литературная деятельность, которой однажды увлекся военный хирург и офтальмолог Даль.
Первая книга врача Владимира Даля, написанная под псевдонимом Казак Луганский, «Русские сказки. Пяток первый», вышла в 1832 году. Книга сделала Далю имя в российских литературных кругах, и ректор Дерптского университета даже решил пригласить своего бывшего студента, доктора медицины Даля на кафедру русской словесности. При этом книга была принята в качестве диссертации на соискание ученой степени доктора филологии.
Но, увы! Начальнику Третьего отделения Собственной его императорского величества канцелярии – главного органа политического сыска и следствия Российской империи графу Александру Бенкендорфу «вовремя» донесли о том, что цензоры просмотрели противоправительственный пафос сказки о царе Додоне, Золотом Кошеле. Сообщалось, что книга «…напечатана самым простым слогом, вполне приспособленным для низших классов, для купцов, для солдат и прислуги. В ней содержатся насмешки над правительством, жалобы на горестное положение солдата и пр.».
Бенкендорф докладывает царю Николаю Первому, и в один прекрасный день Далю даже не дают закончить обход в госпитале, где он работал, арестовывают и привозят к чиновнику третьего Отделения Мордвинову. Тот без всяких предисловий обрушивает на доктора площадную брань, тыча ему в лицо его книжку, и отправляет в тюрьму.
Выручил Даля поэт Василий Жуковский, бывший тогда наставником сына Николая Первого, будущего освободителя крестьян императора Александра Второго. Жуковский описал наследнику престола все происшедшее в анекдотическом свете, обрисовал Даля, как человека примерной скромности и больших способностей, упомянул о двух орденах и медали, полученных на войне. Наследник престола пошел к отцу и смог убедить того, что власти в этой ситуации выглядят нелепо. И Николай приказал освободить Даля.
Таким образом, для Даля все закончилось более-менее благополучно, если не считать того, что книжка была отклонена в качестве диссертации самим министром просвещения, как неблагонадежная. Ее даже изъяли из продажи. Но один из немногих оставшихся экземпляров Даль решил подарить А. С. Пушкину. Жуковский давно обещал их познакомить, и книжка стала прекрасным предлогом. И вот, в один прекрасный день Даль, не дожидаясь Жуковского, взял свою книгу и пошел сам — без всяких рекомендаций! — представляться первому поэту российского Парнаса Александру Пушкину.
Даль так писал об этом: «Я взял свою новую книгу и пошел сам представиться поэту. Поводом для знакомства были «Русские сказки. Пяток первый Казака Луганского». Пушкин в то время снимал квартиру на углу Гороховой и Большой Морской. Я поднялся на третий этаж, слуга принял у меня шинель в прихожей, пошел докладывать. Я, волнуясь, шел по комнатам, пустым и сумрачным – вечерело. Взяв мою книгу, Пушкин открывал ее и читал сначала, с конца, где придется, и, смеясь, приговаривал «Очень хорошо».
Пушкин, сам писавший бесподобные сказки, очень обрадовался такому подарку и в ответ подарил Владимиру Ивановичу рукописный вариант своей новой сказки «О попе и работнике его Балде» со знаменательным автографом: «Твоя от твоих. Сказочнику Казаку Луганскому — сказочник Александр Пушкин».
Так имя нашего края, отраженное в литературном имени нашего земляка встало рядом с именем гения российской литературы.
Это был дружеский обмен запрещенными трудами, ибо пушкинская сказка при жизни автора света не увидела. Лишь после смерти поэта В. А. Жуковский подготовил ее к печати, но ему пришлось переименовать попа в купца Остолопа.
Пушкин стал расспрашивать Даля, над чем тот сейчас работает, тот рассказал ему все о своей многолетней страсти к собирательству слов, которых уже собрал тысяч двадцать.
Так сделайте словарь! — воскликнул Пушкин и стал горячо убеждать Даля. — Позарез нужен словарь живого разговорного языка! Да вы уже сделали треть словаря! Не бросать же теперь ваши запасы!
Пушкин поддержал идею Владимира Ивановича составить «Словарь живого великорусского языка», а о собранных Далем пословицах и поговорках отозвался восторженно: «Что за роскошь, что за смысл, какой толк в каждой поговорке нашей! Что за золото!» Пушкин вдруг замолчал, затем продолжил: «Ваше собрание не простая затея, не увлечение. Это совершенно новое у нас дело. Вам можно позавидовать – у Вас есть цель. Годами копить сокровища и вдруг открыть сундуки перед изумленными современниками и потомками!»
Так по инициативе Владимира Даля началось его знакомство с Пушкиным, позднее переросшее в искреннюю дружбу, длившуюся до самой смерти поэта.
В 1833 году В.И. Даль переводится в Оренбург чиновником особых поручений при военном губернаторе В.А. Перовском. А вскоре, 8 сентября 1833 года, туда же приехал и Александр Пушкин, чтобы по живым следам собрать материалы для задуманной им «Истории Пугачева», которую цензура заставила переименовать в «Историю пугачёвского бунта».
Пушкин быстро собрал уникальные материалы о пугачевском восстании, доверительно поговорив со многими участниками и свидетелями событий. Но сделать это ему удалось только с помощью Владимира Даля. Жители края, репрессированные за поддержку Пугачева, опасались каждого неизвестного им человека. К тому же большинство из них были старообрядцами, и Александра Сергеевича они первоначально за длинные ногти на руках приняли за антихриста. А Даль уже успел завоевать большое доверие местного населения. Он и помог другу наладить доверительные отношения с жителями, и Пушкин узнал от них много такого, чего ни в каких архивах не найдешь.
Вместе с Далем поэт объездил все важнейшие места пугачевских событий, вернулся домой и быстро написал «Историю Пугачева». Признательный за помощь, он в 1835 году выслал в Оренбург три подарочных экземпляра книги: губернатору Перовскому, Далю и капитану Артюхову, который организовал поэту отличную охоту, потешал охотничьими байками, угощал домашним пивом и парил в своей бане, считавшейся лучшей в городе.
В 1836 году губернатор Перовский был возведен в сенаторы и перебрался в столицу. С собой он взял и Даля, определив его, как «надежного человека», к своему брату Льву Перовскому — министру внутренних дел, у которого Владимир Иванович занял пост начальника министерской канцелярии, то есть стал правой рукой министра.
Пушкин радостно приветствовал возвращение друга, многократно навещал его, интересовался лингвистическими находками Даля. Александру Сергеевичу очень понравилось услышанное от Даля, ранее неизвестное ему слово «выползина» — шкурка, которую после зимы сбрасывают ужи и змеи, выползая из нее. Зайдя как-то к Далю в новом сюртуке, Пушкин весело пошутил: «Что, хороша выползина? Ну, из этой выползины я теперь не скоро выползу. Я в ней такое напишу!» — пообещал поэт. Не снял он этот сюртук и в день дуэли с Дантесом. Чтобы не причинять раненому поэту лишних страданий, пришлось «выползину» с него спарывать.
Родные поэта не пригласили Даля к умирающему Пушкину. Он сам узнал об этом несчастье на другой день и тут же приехал. Застал погибающего друга в окружении знатных врачей. Кроме домашнего доктора Ивана Спасского поэта осматривал придворный лейб-медик Николай Арендт и еще три доктора медицины. И все они совершили страшную медицинскую ошибку, если не сказать преступление. Они отняли у больного главное — надежду на выздоровление. Не зря говорится, что умирающий и за соломинку хватается, что надежда умирает последней. А Арендт сказал поэту в лицо: «Рана ваша очень опасна, и к выздоровлению вашему я не имею надежды».
Добил Александра Сергеевича император Николай I. Получив от Арендта заключение о неминуемой смерти Пушкина, он буквально подтолкнул его к могиле, прислав зловещую записку: «Любезный Александр Сергеевич, если нам не суждено видеться на этом свете, прими мой последний совет — старайся умереть христианином». Пушкин сник и велел позвать священника.
Даль старался исправить профессиональную ошибку медицинских светил, мобилизовать жизненные силы друга, вернуть ему надежду на выздоровление. Пушкин радостно приветствовал друга и, взяв его за руку, умоляюще спросил: «Скажи мне правду, скоро ли я умру?» И Даль ответил профессионально верно: «Мы за тебя надеемся, право, надеемся, не отчаивайся и ты». Пушкин благодарно пожал ему руку и сказал облегченно: «Ну, спасибо». Он заметно оживился и даже попросил морошки, а Наталья Николаевна радостно воскликнула: «Он будет жив! Вот увидите, он будет жив, он не умрет!»
С появлением Даля у постели больного поэта в его семье воскресла надежда на благополучный исход. Но, видимо, было уже поздно: великосветские лекари в первый же день ранения так основательно подорвали душевные и физические силы поэта, что Даль уже ничего не мог сделать.
Он не отходил от умирающего друга до последнего его вздоха. Все другие врачи под разными предлогами вышли из комнаты, оставив поэта умирать на руках друга.
К сожалению, некоторые пушкинисты до сих пор не считают Даля другом Пушкина, полагают его просто знакомым поэта, каковых у того было немало. Но такая оценка противоречит событиям скорбных дней Александра Сергеевича.
Если бы Даль был лишь «простым знакомым» поэта, остается непонятным, почему он оказался его самым доверенным врачом?
Почему именно Владимир Даль, а не домашний доктор Пушкиных Иван Спасский, закрыл глаза усопшему гению русской литературы?
Почему некролог о смерти поэта составил не придворный лейб-медик Николай Арендт, приглашенный к умирающему Пушкину, и не домашний врач Спасский, а Даль?
Почему умирающий Александр Сергеевич передал свой золотой перстень-талисман с изумрудом не кому-либо из родных, а Далю со словами: «Даль, возьми на память»? А когда Владимир Иванович отрицательно покачал головой, Пушкин настойчиво повторил: «Бери, друг, мне уж больше не писать». Впоследствии по поводу этого пушкинского подарка Даль писал поэту В.Одоевскому: «Как гляну на этот перстень, хочется приняться за что-либо порядочное».
И, наконец, почему пушкинский сюртук-выползину, пронзенный пулей убийцы, супруга поэта Наталья Николаевна передала именно Далю?
А вот как выглядит протокол вскрытия тела А.С. Пушкина, написанный В.И.Далем.
«Пуля пробила общие покровы живота в двух дюймах от верхней передней оконечности подвздошной кости правой стороны, потом шла, скользя по окружности большого таза, сверху вниз, и, встретив сопротивление в крестцовой кости, разбила ее и засела где-нибудь поблизости». Дантес выстрелил на расстоянии 11 шагов крупнокалиберной свинцовой пулей. Пуля проскочила между тонкими и слепой кишкой «в одном только месте, величиной с грош, тонкие кишки были поражены гангреной. В этой точке, по всей вероятности, кишки были ушиблены пулей».
Существует мнение, что по меркам современной Пушкину медицины, его ранение не было смертельным. Иначе говоря, царские придворные доктора, прежде всего Николай Федорович Арендт, были присланы государем для того, чтобы просто-напросто «залечить» поэта. А Владимира Даля, видимо не доверяя другим врачам, позвал сам Александр Сергеевич.
Владимир Иванович составил медицинскую записку о последних часах Пушкина, закончив ее горестно: «Жизнь угасла».
За беззаветную преданность Даль и унаследовал от Пушкина его перстень с изумрудом. Владимир Иванович пытался вернуть его вдове, но Наталья Николаевна запротестовала: «Нет, Владимир Иванович, пусть это будет вам на память. И еще я хочу вам подарить пробитый пулей сюртук Александра Сергеевича».
Эти реликвии Даль хранил всю свою жизнь. Теперь они хранятся в Пушкинском музее Санкт-Петербурга.