Вертеп, что это?

Вертеп

Смотреть что такое «Вертеп» в других словарях:

  • ВЕРТЕП — Слово вертеп старославянизм по своему происхождению. На это указывает и фонетический облик его (е под ударением перед твердым согласным). Этимология слова считается неясной (Преображенский, 1, с. 76 77). Проф. Г. А. Ильинский находил в этом слове … История слов

  • вертеп — Гнездо, гнездилище, трущоба, притон, пристанище. Вертеп разбойников. . Ср. пещера … Словарь синонимов

  • вертеп — 1. ВЕРТЕП, а; м. = Притон. ◁ Вертепный, ая, ое. 2. ВЕРТЕП, а; м. В старину: кукольный театр в виде двухъярусного ящика с марионетками для уличных представлений на библейские и комические сюжеты. Ходить с вертепом по ярмаркам. ◁ Вертепный, ая, ое … Энциклопедический словарь

  • ВЕРТЕП — ВЕРТЕП, 1) украинский народный кукольный театр. Получил распространение в 17 19 веках. Представления вертепа по традиции устраивались на Рождество. В верхнем ярусе 2 ярусного ящика разыгрывались эпизоды из Евангелия (рождественская драма), в… … Современная энциклопедия

  • ВЕРТЕП — муж. пещера, подземный или иного устройства скрытный притон; едва подступные овраги, тул. вертепинище ср. | * Притон, скрывище каких либо дурных дел. Это вертеп разбойников, а не гостинница: тут грабят. | южн. зрелище в лицах, устроенное в малом… … Толковый словарь Даля

  • Вертеп — ВЕРТЕП, 1) украинский народный кукольный театр. Получил распространение в 17 19 веках. Представления вертепа по традиции устраивались на Рождество. В верхнем ярусе 2 ярусного ящика разыгрывались эпизоды из Евангелия (рождественская драма), в… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ВЕРТЕП — 1) пещера; потаенное место (устар.).2) Место, где собираются с преступными или др. неблаговидными целями, притон.3) Народный украинский кукольный театр, получивший распространение в 17 19 вв. Куклы, укрепленные на проволоке внутри 2 ярусного… … Большой Энциклопедический словарь

  • Вертеп — см. Народная драма. Литературная энциклопедия. В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. 1929 1939 … Литературная энциклопедия

  • Вертеп — 1) народный украинский кукольный театр (XVII – XIX вв.). Куклы, укрепленные на проволоке внутри 2 ярусного ящика – вертепа, приводились в движение вертепщиком. Сцены на библейские сюжеты, сатирические интермедии сопровождались музыкой, основанной … Энциклопедия культурологии

  • ВЕРТЕП — ВЕРТЕП, вертепа, муж. (церк. слав., первонач. пещера). 1. Притон, место разврата и преступлений (книжн.). 2. Ящик с марионетками для представления драмы на евангельский сюжет о рождении Христа (Этногр., театр.). 3. Самое это представление (театр … Толковый словарь Ушакова

  • ВЕРТЕП — ВЕРТЕП, а, муж. 1. Притон преступников, развратников (устар.). 2. Большой ящик с марионетками место кукольных представлений на библейские и комические сюжеты (стар.). | прил. вертепный, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова … Толковый словарь Ожегова

ВЕРТЕПНОЕ ДЕЙСТВО

Перевернем еще одну страничку. Белый лист. На нем и начнем.

Вертепное представление. Сейчас уже не проблема найти материал для работы. И сценарии, и картинки, и песни. Осталось создать свое, неповторимое, вдохнуть жизнь.

КУКЛЫ

Куклы могут быть как стилизованные, так и традиционные. Как правило, каждая из них крепится на небольшой шест и водится под полом вертепной «сцены» рукой кукловода с помощью этой ручки-шеста.

Далее информация с сайта http://armih.ru/vertep/kukli

Конструкция кукол достаточно проста — тело куклы насаживается на стержень-рукоятку, держа которую кукловод проводит куклу по щели вертепа. Обычно куклы вырезаются из дерева и обшиваются тканью или раскрашиваются.

Вертепная кукла во время представления стоит неподвижно, и лишь произнося текст, чуть покачивается, при этом остальные куклы замирают. Поэтому внимание зрителей всегда концентрируется на говорящей кукле. Выдвигаясь вперед вначале своей сцены, кукла обязательно именует себя: «я царь», «я смерть», «мы три цари». Каждая из кукол выходит на сцену, произносит монолог и покидает сцену.

Главный персонаж спектакля — царь Ирод. Почти все действие находится на глазах зрителей. Усекновение головы Ирода смертью — очень эффектная сцена спектакля. Голова его, закрепленная по-разному (на выдвигающемся стержне, коротких штырьках) отделяется от тела при ударе косы. При этом в некоторых вертепах для большего эффекта из-под падающей головы вытягивается красная нить.

Смерть — обязана производить устрашающее впечатление. Ее механизм предназначен обеспечить хорошо видимый зрителем и точный удар косы.

Избиение тысяч младенцев в вертепе изображается единственным уколом, но каким! Воин подходит к Рахили, умоляющей Ирода не убивать ее единственное дитя, и, воткнув в младенца пику, вырывает его из рук матери.

Традиционно бес — одна из самых подвижных кукол вертепа. В народном представлении бес не страшен, а противен: скользкий, на тоненьких ножках он вихляет развинченными членами. В Пущинском вертепе вместо беса действует Змей — кукла, сшитая в виде перчатки. Это нововведение досталось Пущинской школе от священника Владимира Зотова, ведь глубоко воцерковленные люди стараются лишний раз не вживаться в образ нечистой силы. Змей в этом смысле образ более условный и символичный. Такая новация была оценена на фестивале представителями гильдии вертепщиков, как очень интересное решение.

Волхвы, или «три царя», как они себя сами величают, часто триединый персонаж. Они никогда не появляются по одному, их подарки: золото, ладан и смирна — триедины. И кукла, изображающая «трех царей», часто изготавливалась триединой — три тела, прикрепленные к одной ручке. В Пущинском вертепе волхвы Мельхиор и Балтазар соединены между собой, а волхв Гаспар — отдельная кукла. По сценарию каждый из них произносит коротенький монолог, а часть монолога они проговаривают хором. Для большой воскресной школы — это возможность увеличить количество ролей, дать поучаствовать в спектакле большему числу детей.

Пастухам, самым близким народному сознанию персонажам, часто отдавались слова той искренней живой радости Рождества, которую испытывали создатели вертепа. Они в меньшей степени поддавалась канонизации, потому куклы пастухов и их овечек наиболее вольные, приближенные к народному костюму родной местности.

Куклы Святого семейства выполняются канонически. Это как правило, статичные персонажи, вертепщики никогда не дерзают вкладывать какие-либо реплики в их уста. Максимально возможное передвижение Святого семейства — это сцена бегства в Египет, присутствующая в некоторых вертепах. В Пущинском вертепе объемное изображение Святого семейства заменено иконой Рождества Христова, что более соответствует традиции Православной Церкви.

Ангелы также каноничны. В классическом варианте их одежда — это диаконское облачение — белый стихарь, крестообразно перевязанный особой лентой — орарем. Ангел Сергея Лесникова держит пальмовую ветвь — символ воскресения, победы над смертью.

Существуют еще два персонажа Вертепа: Пономарь, зажигающий свечи, и Вифлеемская звезда. Зажигание свечей в начале представления вертепа и погашение свечей по его окончании — два важнейших и красивейших момента всего действа. Кукла Пономарь под пение первой колядки «На небе зорька ясно засияла» обходит с горящей свечей этажи, зажигая одну за другой светильни, а затем обходит вертеп, гася их. Это единственный собственно театральный персонаж, придуманный специально для обслуживания сцены, для создания театрального эффекта, и ему единственному разрешено свободно перемещаться между вертепными сакральными этажами. Конструктивно пономарь должен иметь непропорционально длинные руки, либо особый механизм, дабы дотянуться до свечей в светильниках, вынесенных за пределы сцены вертепа.

Звезда Вифлеема — также важнейшее «действующее лицо» не только вертепа, но самого Рождества, важнейший и непреходящий его символ. Существует множество способов ее производства, каждый театр решает эту задачу по-своему, часто поражая зрителей своим мастерством. Звезда может быть прикреплена, как и остальные куклы, к стержню и идти впереди волхвов. В Пущинском вертепе звезда загорается в момент благовестия Ангела.

Собираем варианты:

РОЖДЕСТВО

Александр ГРЕФ,
театр «Бродячий Вертеп»

Загадочное происхождение

Перед нами маленький двухэтажный домик. У него нет передней стены, и мы видим на верхнем этаже пещерку-вертеп, в глубине — ясли с младенцем, склонившихся над младенцем Пресвятую Богородицу и святого Иосифа, ослика, вола и ягнят… Огонек свечи, колеблемый замирающим дыханием зрителей… Плавно, будто чудесным образом, на авансцену выплывает ангел и возглашает радостную весть!.. Пастухи и волхвы выходят из потаенной дверки поклониться младенцу… На нижнем этаже грозный Ирод повелевает убить дитя. Выходит смерть с косой и отсекает голову царю. Трон рушится, и черт уносит злодея в ад! И никто уже не скажет, что это сказка. Так было, именно так все и было!..

Вертепное действо — удивительное представление, которое бытует в России более двухсот лет. Играли его на Святки от Рождества до Крещения. Небольшой кукольный театрик с изображением пещеры, в которой родился Спаситель, обладает магической притягательностью, возможно, оттого, что вертеп — театр особого рода: он не знакомит нас с новыми героями и необычными приключениями, но, напротив, повествует историю, известную каждому с младенчества, простую и трогательную. Вертеп играли, переходя из дома в дом, повторяли игру с песнями и колядками.

Вертепный ящик

Те, кто придумал этот особенный, очень редкий вид театра кукол где-то на пороге XVIII в., были людьми просвещенными: они знали толк в средневековой мистерии, видели кукольные изображения Рождества, пошедшие от итальянских «презеппе» по всему христианскому миру, были знакомы и с механическими театрами своего времени. Но они были и людьми простодушными, поскольку, пытаясь воспроизвести завораживающую пластику сложных механических кукол, изобрели новый принцип кукольного театра, очевидно, сами того не подозревая. В истории искусств такие вещи случаются.

Вертеп возник как будто бы сразу в законченном виде. Неизвестны промежуточные его виды, так сказать, этапы становления. Напротив, самые древние сохранившиеся вертепные театры XVIII в., как говорят вертепники, — «ящики», одновременно и самые сложные по конструкции.

Но главное в загадочном происхождении вертепа вот что: он возник в многоязыковой, многоукладной среде, в которой разные культуры жили бок о бок, соседствовали и не враждовали! Именно поэтому вертепная драма почти в неизменном виде существует и на Украине (вертеп), и в Польше (шопка, по названию укрытия для скота, в котором пряталась семья Спасителя), и в Белоруссии (батлейка, от Бетлема (Вифлеема) — места действия рождественских событий), и в Великороссии (вертеп — «пещера» в переводе с церковнославянского). И именно поэтому невозможно точно указать родину вертепа, но лишь район западных границ бывшей Российской империи, где-то между Польшей и украинскими Карпатами.

В России вертеп игрался уже в XVIII в., и не где-нибудь, а в Сибири, завезенный туда выпускниками Киево-Могилянской духовной академии. Играли его и в Смоленской губернии, и даже по Волге. Но в России вертеп не стал «крестьянским» театром, как на Украине и в Белоруссии, а сделался зрелищем городских окраин и ярмарок.

В СТАРИНУ И СЕГОДНЯ

Вертепные ящики в старину делали очень большими: в два, даже в три этажа, со сложными украшениями, и хранили как реликвии по многу лет. Куклами управляли через специальные щели на дне ящика.

Текст вертепного действа передавался из уст в уста, за века в нем сплавились и языки, и обычаи, и время. Но как дорого целомудрие, с которым наши предки отнеслись к рождественской истории! Никто не вложил слов в уста Пресвятой Богородицы или младенца Христа. Сцена Рождества, собственно вертеп, — лишь знак, картина, икона, которая освящает все действо.

К 20-м годам прошлого века вертеп в России практически забыли, но лет тридцать назад снова стали потихоньку вспоминать об этом уникальном явлении культуры. Сегодня же в стране пять вертепных Рождественских фестивалей: в Москве два, свои фестивали в Коломне, Санкт-Петербурге, Владимире. И появятся еще, вот увидите! Есть даже Гильдия вертепщиков, помогающая хранить традиции.

Если вы решили сделать свой вертеп, то знайте, что вертепный театр — прежде всего конструкция. Символика вертепного действа проста и точна: вверху — рай, внизу — ад. Никогда живущие в раю: Святое семейство, ангелы — не переходят вниз. Никогда жители ада: черт, смерть, царь Ирод, его войско — не поднимутся наверх.

Литературы по вертепу сегодня немало. Можно найти и тексты вертепной драмы, и картинки, и музыку. Но как бы точно вы ни выучили текст пьесы, в вертепе изображение все же важнее слов.

Замечательно готовить вертепное действо всем вместе, всей семьей и показать в Рождество близким! Вертеп нужно играть каждый год, каждое Рождество, и потому действо можно усложнять год от года. Все, что вы сделаете, будет хорошо! Потому что без любви вы за дело не возьметесь, а любовь и есть главное лицо этой драмы.

Позволю себе замечание, не относящееся собственно к вертепному действу, но касающееся празднования Рождества и Святок. Без поста праздника быть не может. А пост — это серьезность, сосредоточенность. Попробуйте из празднества убрать ожидание праздника — и все распадется, праздника не будет. Так было заведено не нами: перед Рождеством — сочельник, то есть строгий пост.

СЦЕНЫ И КУКЛЫ

(Здесь приводится сокращенный вариант вертепной драмы, и состав кукол сведен к минимальному.)

Двухэтажный вертепный ящик — самая традиционная и устойчивая составляющая вертепного представления. Его сделать не так уж и сложно, как может показаться, главное — решить и взяться за работу. В полу верхнего и нижнего этажей щели, по которым проводятся куклы, под полом — скрытое от глаз зрителей пространство для руки кукловода. На верхнем этаже ящика — вертеп со Святым семейством, на нижнем — тронный зал Ирода. Над вертепом сияет Вифлеемская звезда.

Все вертепное действо длится 15 или 20 минут в зависимости от текста, которым вы пользуетесь, и музыкального сопровождения.

Изображение Святого семейства, пастухов, яслей, животных, заглядывающих в окна, то есть изображение рождественского вертепа, позволяет проявить всю вашу любовь к этому празднику. Существуют канонические изображения Рождества, но в театре позволительно фантазировать. Сделайте вертеп кукольным, а не рисованным, это праздничнее!

Наверху разворачиваются первые сцены: ангел возвещает радостную весть, пастухи и волхвы приходят поклониться Святому младенцу.

Внутренние покои дворца Ирода — нижняя сцена вертепного ящика.

Царский дворец обозначается троном, на котором сидит царь Ирод. Во дворце Ирода разворачивается основное действие пьесы.

Самое замечательное и интересное в нижнем ярусе то, что конструкция его должна позволить выскочить из-под трона черту и утащить злодея Ирода в ад!

Вертепные куклы особого рода. Они насажены на штырь, который уходит в щель под сцену, отчего кажется, что движутся куклы по поверхности сцены волшебным образом.

Размеры кукол зависят конечно же от размеров сцены. Но в любом случае кукла должна быть соразмерна руке: высотой в ладонь или чуть больше. Тщательность проработки деталей: лица, украшений одежды — зависит от вашего желания и вкуса. Однако условное, символическое зрелище — вертепная драма — допускает использование и очень условных кукол: без ног, часто без рук, если руки не действуют в сцене, без деталей лица — достаточно лишь глаз, волос и бороды, которые могут быть приклеены, нарисованы, пришиты, но в целом лишь обозначены.

Ангел украшается серебряной и золотой тканями. В руках — цветущая ветвь или колокольчик. Выходит трижды: в первой и последней сценах, открывая и завершая действо, во второй сцене сообщает Рахили о том, что ее дитя взято на небо.

Ангел

Пастух или пастухи, часто юноша и старик. Овечек можно прикрепить к пастухам.

Пастух

Три царя, волхвы. Кукла очень своеобразна: все три крепятся на одном пруте, драпируются контрастными тканями. Выходят либо только в начале действа, либо в начале и в конце — на поклон младенцу. Волхвы могут сообщить Ироду о рождении царя, не спускаясь вниз, во дворец.

Волхвы

Рахиль с младенцем может быть одета, как и пастухи, в национальные одежды той местности, где играется вертеп. Рахиль — мать всех детей, погибших от рук злодеев. Она держит на руках младенца. В сцене избиения младенцев младенец вынимается из ее рук. Эта сцена одна из ключевых.

Рахиль с младенцем

Смерть. Как правило, скелет, иногда одетый в хламиду. Смерть держит в руках косу, которой отсекает Ироду голову. Если коса прикреплена к кукле неподвижно, то движение — главное в сцене — выполняется всем телом. Смерть, резко наклонившись, бьет косою Ирода под голову так, чтобы снять голову со штыря. Голова слетает и повисает на красной нитке.

Смерть

Царь Ирод. Самая большая и нарядная кукла. По традиции, у Ирода съемная голова, которая надевается на штырь, а срубленная висит на красной нитке. Ирод должен, по возможности, иметь грозное выражение лица. Ноги и руки Ирода в пьесе не действуют и могут драпироваться одеждой. Ирод сидит на троне почти все представление. При появлении Смерти встает с трона, трон под удары грома разваливается, открывая врата ада, из которых выскакивает черт.

Царь Ирод

Черт. Ликом черен, с огненно-красной пастью. В русской традиции черт более противен, чем страшен, не грозный, а юркий и «скользкий». Черт выходит на сцену по зову Смерти и уносит тело Ирода в ад. «Уносит» условно — достаточно прижать кукол друг к другу.

Черт

Воины. Одна или две куклы. Царь Ирод обращается к воинам во множественном числе, но, если воин один, — это вполне приемлемая театральная условность. Воины — очень красочные куклы: они могут быть в латах, как римские легионеры, в кафтанах, как опричники… Однако один из них должен обязательно держать в руках пику, которой убивает младенца, вынимая его из рук матери и унося. Воины выходят дважды: сначала на зов Ирода, затем, конвоируя Рахиль.

Воин

Вертеп — это вам не сказка, а настоящий триллер

В рождественской истории куклы- как люди. Фото: из архива театра «Бродячий вертеп»
В октябре в московском Центре творчества «На Вадковском» открывает новый сезон кукольный театр «Бродячий вертеп». Для коллектива этот год стал знаковым. В январе театр получил Гран-при Республиканского православного фестиваля батлеек и кукольных театров «Нябёсы», который проводился в Минске. В феврале побывал на гастролях в Чикаго, а в августе с триумфом выступил на фестивале «Дни уличных искусств» в Казани.
ТКАЧЕСТВО МОЖЕТ СПАСТИ СЕМЬЮ ОТ РАСПАДА
— Александр Эммануилович, из чего вырос «Бродячий вертеп»?
— Из стремления развивать и популяризировать славянскую культуру. Это важно не только для сохранения истории нашего народа. Когда-то работал в отделении психологической реабилитации и знаю, как воздействует традиционная культура на людей. Пение народных песен или занятие ткачеством помогали спасти семьи от распада. Да и не раз подмечал, что детям очень нравятся игрушки, сделанные по старинным технологиям.
В странах СНГ вертеп был частью народной культуры и, пусть не повсеместно, существовал до 20 — 30-х годов прошлого века. На Украине даже пытались использовать этот театр для политических и просветительских целей: появился передвижной агитационный вертеп. Но в целом театр, который был придуман как посвящение Рождеству Христову, до начала 80-х был убит.
— Как вы подключились к вертепному движению?
— Познакомился с режиссером Виктором Новацким, который возродил рождественскую мистерию для ансамбля Дмитрия Покровского. Потом гигантским тиражом вышла книга «Народный театр» — о Петрушке и о вертепе. Все это и стало толчком для создания собственного театра. Всех кукол решили изготовлять сами. Общались с мастерами, перенимали их опыт.
И уже после нас, в 90-х, стали появляться другие коллективы. Сегодня в России около 300 вертепщиков.
Та же картина в Беларуси: 20 лет назад там пытались активизировать это движение, самостоятельно делали ящики и даже их продавали. Но не пошло. И вот сейчас наконец вновь появился интерес. И таких театров в республике с каждым днем становится все больше.
ЗРИТЕЛЬ НЕ ЗНАЛ, ИСТОРИЮ ХРИСТА
— В Беларуси вертеп называют батлейкой…
— Батлеечное движение очень мощное. Батлеечники пытаются не только играть рождественскую часть, но и придумывать новые пьесы — школьные, студенческие, приходские… Мне рассказывали, что однажды в такую пьесу даже попали события Первой мировой войны.
Вертеп — это живой театр, он традиционно состоял из сакральной части и комедийной, которая во времена его зарождения прекрасно обыгрывалась в бытовых сценках на «ярманках». Народу очень нравилось, когда появлялся грозный запорожец с дубиной в руках и лупасил ею жидов и поляков, которые обманывали людей. Или если оскорбленный муж учил неверную жену. К сожалению, в России сегодня используют в основном сакральную часть — не умеют играть народную комедию смешно, заменяют ее песнями. Мы в своем театре тоже так делаем: в нашем спектакле очень много песен народов мира.
— Восприятие вертепа на протяжении 25 лет менялось?
— Конечно. Начинали во времена, когда редкий зритель знал историю Иисуса Христа. Приходилось объяснять. Правда, были и зрители, которые знали, куда идут.
А в последнее время часто слышим, как детей напутствуют: «Сейчас вам расскажут новогоднюю сказку». Вообще-то вертеп — это серьезное зрелище. Можно даже сказать, триллер: за 17 минут происходит три убийства — младенца, Рахили и царя Ирода.
Показываем такие кровавые сцены предельно деликатно, но зрителю все равно страшно. Потому что подключается игра воображения. Перед спектаклем говорим детям: «У нас загорится Вифлеемская звезда, но только для тех, кто этого ждет». И слышали бы вы, с какой радостью маленькие зрители сообщают о том, что видели звезду!
ЗА ВНИМАНИЕ ПРИХОДИТСЯ БОРОТЬСЯ
— В вашем театре много и других спектаклей.
— Конечно. Играем «Петрушку» — даже премию «За сохранение традиций» получили на Международном фестивале Treff в Таллине. Очень трудная пьеса. Представьте: актриса Елена Слонимская берет две куклы (каждая весом, как стакан с водой), поднимает над головой и минут 40 крутит в руках.
В «Живом музее музыки» показываем традиционные музыкальные инструменты: гусли, рожки, белорусскую колесную лиру. В спектакле «Лисичка со скалочкой» — русскую, украинскую, белорусскую утварь, о которой многие забыли. Например, пестерь (берестяной короб) или особую русскую скалку, которой раскатывали круглые сочни для пирогов.
— Приходилось когда-нибудь работать на улице?
— Было дело. И скажу вам, это совсем другая история. Представьте, как надо играть, чтобы человек, который идет по своим делам, остановился, посмотрел, достал деньги и пожертвовал. Это серьезная проверка. Но сегодня работаем на улице только во время фестивалей.
— На последнем белорусском форуме батлеек и кукольных театров «Нябёсы» вы получили Гран-при…
— В Минске нас очень тепло принимали. Потрясает энтузиазм белорусов, их любовь к своей культуре. И Свято-Елисаветинский монастырь, где проходил фестиваль, невероятный! Надеюсь, в будущем году встретимся там с коллегами-батлеечниками. И ждем в гости на наш фестиваль «Старый Новый год», который обычно проводим в январе.
Фото: из архива театра «Бродячий вертеп»

ДОСЬЕ «СВ»

Александр Греф — художественный руководитель театра «Бродячий вертеп». Родился в 1948 году в Магадане, в семье горного инженера. Окончил Московский химико-технологический институт имени Менделеева. Около 30 лет проработал преподавателем. Доцент, кандидат химических наук.
В 1989 году Александр Греф вместе с актрисами Еленой Слонимской и Ларисой Соколовой создал театр «Бродячий вертеп». Со спектаклями объездил множество стран: Беларусь, Иран, Германию, Францию, США. Автор ряда книг и статей по истории и технике театра кукол, куклотерапии и арт-терапии.

Ключевые слова: александр гревфвертептеатрискусство

Вертеп: народная драма

Вертеп — кукольный театр, где каждый год играется рождественская история мира. Все как и в любом театре. Но «от вас самих зависит, будет это спектакль или мистерия», сказано в одной пьесе Серебряного века. Таинство то есть. В вертепе это однажды получилось — не у артистов, а у детей, которые в годы, когда Бог был под запретом, ходили и славили Христа; а потом часть рождественской истории — избиение младенцев — продолжилась в их жизни: детей выслеживали и пытали.

О вертепе и его тайне рассказывает театральный художник, теоретик театра кукол Ирина УВАРОВА.

Как во времена Рима

Впервые вертеп я увидела в 1963 году на Львовщине, в селе Городжив. Вечер сочельника мы провели в большом крестьянском доме. В селе было холодно и тихо, в эту ночь в память о вифлеемском хлеве в сени взяли корову. А рано утром у порога запел мальчик о том, что чистая Дева родила Сына: «В ясли положила, сеном притрусила Божьего Сына». В руках он держал вещественное доказательство того, что говорит чистую правду.

Доказательство имело вид маленькой конуры с передней стеклянной стенкой. Внутри тлел одутловатый огарок. Лежал бурый мох, и в него воткнута была плоская кукла, упрятанная в красную тряпицу. Тут же лежал Младенец-сверток, его полотняное личико было помечено тремя точками, крепко поставленными измусоленным химическим карандашом. Тут стояли и бумажные овцы, и тот же карандаш изобразил на них прямую, как щетина, шерсть. А в самой глубине была наклеена старая открытка с пышногрудой нимфой. Ее нагие икры, кокетливо показанные из вьющихся одежд, и пышные волосы выдавали причастность к польскому сецессиону.

Это и был вертеп. Ящик этот, седьмая вода на киселе гордым и пышным сооружениям, вертепам о двух этажах, при нарядных куклах с крупными печальными лицами, вырезанными из дерева знающими мастерами, — этот городживский ящик растерял абсолютно все, но помнил главное: Христос родился.

«Христос родился — солнце сияет!» — пели мальчики. Теперь их было трое; один со звездой на шесте, другой с колокольчиком, сделанным из консервной банки. Оба при торбах, в которые благодарные хозяева бросали хлеб, орехи, яблоки, сало и городские конфеты «Ласточка».

Три мальчика пришли в простоте душевной к другому Мальчику на день рождения, чтобы поздравить. Они уже были школьниками, а Он — Младенцем, и Ему шел Первый день. Их вертеп был воспоминанием о настоящем кукольном вертепе, замутненным обрубком исторической памяти, они — трое юных волхвов — хранителями исчезнувших воспоминаний.

Мой приятель, который привез меня сюда, сказал: «Только бы хлопцев не поймали». А их на самом деле отлавливали, как христиан во времена Рима. С любопытством разглядывал Рим свою дальнюю провинцию Иудею, откуда шла ересь. А правитель Иудеи Ирод-царь, охотясь за Младенцем и не найдя его, велел истребить всех младенцев — так сообщается в сюжете вертепной народной драмы. В селе Городжив рассказывали, как спецбригада рыскала по следу мальчиков, что ходили с вертепом. Дети убегали. Один убежал в лес и замерз до смерти. Другого пытал школьный учитель, входивший в бригаду охотников за детьми: скажи, кто сообщники, вы ведь по трое ходите, да и сунул пальчики преступника в дверную щель, так орехи кололи… Пальцы детские в чернилах школьной науки не могу забыть. Это они, ухватив огрызок химического карандаша, тщились изобразить свечку, что на младенца изо всех сил дышала, когда он родился. А еще тогда подумала: ведь это матери надо было отпустить своего ребенка — идти с вертепом ради Христа.

Вернувшись в Москву, написала про праздник в селе Городжив, про детский самодельный вертеп. Только никто печатать это не решился — ни «Театр», ни «Вопросы театра», вообще никто.

«Что вы хотите, — риторически спрашивал мой друг Аркадий Белинков. — Мне вот заказали статью в Детскую энциклопедию на букву «Б» — «Библия». Только нельзя, говорят, употреблять слова: во-первых, «Бог», во-вторых, «евреи». А вы — Рождество…»

Я и сейчас вижу перед собой этот короб, сохранивший, как мог, как сумел, традицию вертепа, и мох вместо соломы, и открыточную нимфу, простодушно заместившую Деву Марию — она и на кукольном театре образ нерукотворный.

Божия повесть

Родина рождественского вертепа — Западная Украина. Вертеп вышел из бурсы: семинаристы во время каникул на святках играли вертеп, правильно это называлось — ходили с вертепом, пели колядки; а за это им несли колбасу, хлеб, сладости. Вертеп — это, во-первых, кукольный домик, как правило двухэтажный и с мезонином. Передней стенки нет, зато есть маленькие занавески на каждом этаже. Во-вторых, вертеп — механический театр, хотя никакого особого механизма в нем нет; кукловод, скрытый за домиком, водит кукол, посаженных на штыри, снизу, по специальным прорезям в полу каждого этажа. Столь же наивная механизация имеется и при самих куклах: солдат Ирода копьем подцепляет младенца Рахили, вытаскивает из материнских объятий, роняет с копья на пол вертепа. Смерть косой сносит голову Ироду, черт утаскивает обезглавленное тело за кулисы.

У вертепа есть своя драматургия; в основе ее — сведения о Рождении Христа, взятые из текстов двух евангелистов: Луки и Матфея. Далее развитие сюжета происходит так, как обычно в апокрифах: апокриф берет какой-либо текст какого-либо пророка и осваивает его, толкуя.

Верхний этаж отведен для Божией повести: рождество Младенца, поклонение пастухов и волхвов. Набор кукол в обоих этажах вертепа стандартен. Верхний этаж: Святое семейство, ангел, пастухи, волхвы, осел, бык. Куклы Марии и Иосифа статичны. В яслях — сверток с Младенцем; ясли (ящичек) заменяют иногда колыбелью или корзинкой. Колыбель можно качать (тогда еще одно механическое движение). В целом же Святое семейство подается в статике, в чем свой смысл: Младенец — центр мироздания. Мир приходит в движение, к нему устремляясь.

Были и попытки выполнить куклу-Младенца в виде пупса. Но — странное дело — верхний этаж вертепа этих новаций органически не принимает. Они возникают и исчезают, не приживаясь.

Слева пастухи. Справа Волхвы. Появляются, приближаются к центру со своими подарками, сохраняя дистанцию. Подарки: ягненок, пастушьи торбы, должно быть с сыром и хлебом. У волхвов в руках что-нибудь соответствующее их царскому положению. И главное: и пастухи, и волхвы продвигаются по своим прорезям плавно и очень медленно, в ритме замедленной съемки. С паузами. Паузы заполнены безмолвием.

Вертепы нового поколения, возникшие уже после 1980 года, не могут обойтись без дополнительных эффектов. Так, мне известен вертеп в одном театре кукол в Украине, где в ясли вместо свертка, символизирующего Младенца поместили электрическую лампочку, на современный лад материализовав тему Света.

В нижнем этаже все происходит иначе, там уже страсти вмешиваются: разгневанный Ирод отдает свой страшный приказ — горе Рахили — Смерть пришла за Иродом — Черт утаскивает его в ад.

Трагическое и комическое

Вторая часть вертепа — мирская. Что это значит? Если первая часть играет Божию повесть — вторая часть без всякой видимой связи с верхним играет какое угодно действие, главное, чтобы было весело. Его герои — всем известный петрушка, персонажи сказок, а также придуманные на ходу куклы-образы. Главный мотив — злободневность. В народном искусстве встречается такое склеивание сюжетов: комическое сменяет трагическое. Первая часть — это трагедия! Представьте: полутемная комната, горят свечи, и вот уже Ирод замыслил свое злодейство, младенцы убиты, Рахиль плачет, и ее трагедия сопутствует радости Рождества Христа. Почему Рождество сопровождается избиением младенцев? Потому что впереди у Младенца-Христа — Голгофа, крест. А плач Рахили о детях предваряет страдания Богородицы у креста. Но как Христос воскреснет и восторжествует, так и царь Ирод получает возмездие — появляется Смерть и уносит его. История получает завершение.

И вот дальше начинается комическая часть, которая строится как любая народная драма. Нижний этаж вертепа отражает элемент смеховой народной культуры. Это свойственно народному гулянию, и здесь нет никакого обесценивания. Герои балагурят, разговаривают естественными голосами, смеются и паясничают. Только, конечно же, вертеп нельзя путать со скоморошеством. Сюжеты нижней части, как правило, не закреплены: часто это народная импровизация: у тебя есть кукла коза — играй козой. Это история, которая сама зародилась и сама продолжает развиваться — редкий случай, когда ничего не спускали сверху, не рекомендовали, не пропагандировали.

Конечно, во времена гонений, например, в Городживе вторая часть вертепа была неактуальной. Вертеп играли, потому что — Рождество. Вместо службы: в храм пойти нельзя, он закрыт, вот мы играем вертеп и так помним Рождество. И преследовали не потому, что театр, а потому, что Бога славили.

Глубинное единство обеих частей вертепа при внешней их разности можно найти в презепе (presepe, ясли) — западном варианте вертепа. В презепе все происходит на открытой площади, причем каждый художник презепе воспроизводит свой собственный город: все заняты своими делами, вот прачка несет белье, торговец — свой товар, какие-то дикие горцы спускаются в деревню, и тут же, немного в глубине, — Дева Мария родила Младенца Христа. Так подчеркивается всемирность действия, его литургичность — общность, вневременность — в смысле несвязанности Рождества какой-либо линейной хронологией, что, кстати, подчеркивает и наш тропарь: «Дева днесь (сейчас) пресущественнаго раждает». Рождество произошло для всех людей, оно касается судеб всех людей без исключения, которые когда-либо родятся или уже родились, оно меняет ход мира коренным образом. Но вместе с тем презепе отражает и то, что не все люди поняли, что случилось. И кто-то может так и остаться увлеченным собственным делом, не заметив в самом центре своего города-мира — родившегося Спасителя.

Для тех, кто хочет увидеть настоящий вертеп 14-15 января 2011 года в Москве, в помещении театра «Бродячий вертеп» будет проходить 5-й Фестиваль школьных и семейных вертепов «Старый Новый год». Адрес: Вадковский переулок, д. 3, ЦДТ «На Вадковском». Фестиваль проводится под эгидой Союза театральных деятелей России. Будет проходить и прямая интернет-трансляция фестиваля. Информацию можно получить на сайте: booth.ru. Если вы хотите принять участие в создании вертепа или у вас уже есть семейный вертеп — обращайтесь на сайт!

Вертепная драма

Барочный вертепный театр (Германия, 1704 год)

Вертепная драма получила своё название от вертепа — переносного кукольного театра, имеющего форму двухэтажного деревянного ящика, по архитектуре напоминающего сценическую площадку для представления средневековых мистерий. Началом вертепной драмы надо считать рождественскую драму марионеток, перешедшую в XVII веке из Западной Европы в Польшу; в это же время вертепная драма появляется и на Украине.

Сюжет

Обычное содержание вертепной драмы таково: царь Ирод узнал от волхвов, что родился Христос, претендент на его престол; желая избавиться от опасного соперника, он призывает воина и приказывает ему избить в Вифлееме всех младенцев «от двух лет и ниже»; воин выполняет приказ, но «одна старая баба Рахиль не даёт своего дитенка бити». Рассвирепевший Ирод повелевает убить младенца Рахили. За злодеяния Ирод платится жизнью: Смерть отрубает ему голову, а черти тащат его труп в ад. После гибели Ирода — с пением, пляской, поздравительными виршами появляются, один за другим, на сцене цыган, еврей, еврейка, москаль, венгерец, дед, баба, ксёндз (в польском вертепе), пономарь (в украинском), — одним словом, это все персонажи театральной интермедии XVII и начала XVIII века.

Вариации сюжета

Отсюда ясно, что текст вертепной драмы распадается на две части: 1. собственно рождественская драма и 2. механически привязанная к ней сатирически-бытовая интермедия. Первая более или менее устойчива в своей композиции и, в зависимости от местности, видоизменяется только редакция текста; устойчивы, в первой части и персонажи: волхвы, три царя, Рахиль, воин, Ирод; вторая же часть, преследуя цели бытовой сатиры, изменяется в зависимости как от местности, где разыгрывается спектакль, так и от находчивости и одарённости вертепщика. Число действующих лиц-кукол в вертепной драме доходит до 40. В смысле драматургическом вертепная драма крайне примитивна: в ней нет развития действия, а есть ряд отдельных сцен, иногда спаянных, а иногда не спаянных друг с другом. Движение обусловливается появлением, исчезновением кукол, пляской и дракой; представление всегда сопровождается пением и музыкой.

Средой, в которой родилась, выросла и получила распространение вертепная драма, приходится считать украинское студенчество, главным образом киевские «спудеи», которые способствовали занесению её и на север, например в Сибирь. Время существования вертепной драмы в Польше и России исчисляется приблизительно 200-летним периодом. В первой половине XIX века вертепная драма как бытовое явление исчезает, появляясь временами в глухих местах Белоруссии и Украины и более прочно задерживаясь в быту украинского крестьянства Восточной Галиции. Опубликованный в книге Е. Марковского текст Хорольского вертепа, записанный в 1928, свидетельствует, что вертепная драма на Украине дожила до наших дней.

Белорусская батлейка

Театр являл собой переносной деревянный шкафчик с двухъярусной сценой для представления драмы. Лицевая сторона ящика закрывается ставнями. Куклы, закрепленные на стержнях, двигаются по прорезям в полу. В верхнем ярусе традиционно разыгрывались сцены с рождением Христа. Здесь помещались укрепленные ясли, фигуры Марии и Иосифа.

Необходимыми участниками сцен в верхнем ярусе были Три царя и Ангел со свечой. Эпизоды с Иродом разыгрывались в нижнем ярусе, здесь стоял его трон, справа и слева имелись отверстия, откуда куклы появлялись и уходили. За ящиком помещались кукловод, хор и музыканты. Со временем религиозная часть действа сокращалась, больше места уделялось сценкам бытового, исторического, комического характера. Так появлялись новые персонажи: цыгане, воин на коне, пастушок Антипка, барыня и т. п. Театр «открывал» сезон в строго определенное традицией время — в Рождество, и продолжал разыгрываться до завершения Святых вечеров, то есть, до наступления Нового года. Кукловоды и сопровождающие их музыканты и хор ходили от дома к дому, либо устраивали представления в местах общественного сбора — на торговых площадях.

Библиография

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.