Воспитание мальчиков

Общество смотрит на мальчиков с надеждой: “Ты будущий защитник! Опора семьи! Мамин помощник!” И это замечательные вещи, если не перегибать палку. Но иногда интуиция подсказывает маме или папе мальчика одну линию поведения — а стереотипы диктуют совсем другую. Как разобраться, где миф о воспитании настоящего мужчины, а где реальность?

За 20 век девочки получили гораздо больше свободы (по крайней мере, в западном мире). Сегодня никто не делает удивленные глаза, если девочка хочет хорошо зарабатывать, путешествовать или играть в волейбол. Но представьте мальчика, который любит возиться с малышами, готовить и делать украшения, при этом не дерется и отказывается играть в футбол. Воспитатель или учительница насторожится, сверстники будут смеяться, а родители задумаются, не пора ли показать ребенка специалисту?

Хорошо это или плохо, но век жесткого патриархата остался позади. Мы живем в мире, где мужская сила и выносливость по-прежнему высоко ценятся, но мужчинам уже позволено глубоко чувствовать, возиться с детьми, выбирать свой собственный способ жить. Мифы о настоящих мужчинах и мальчишках по-прежнему живы и прекрасны — как и любые мифы, где есть добро и зло, героизм и преодоление. Проблема лишь в том, что эти мифы иногда мешают нам видеть и любить того самого мальчика, который растет в нашей семье. И пытаясь вырастить сына “настоящим”, родители часто лишают его возможности быть “живым”.

Содержание

1 Миф. Мальчики не плачут

Одно из первых требований кодекса “настоящего мальчика”: не показывай слез, крепись, не проявляй уязвимости. Игнорируй чувства. Если больно, страшно, тоскливо — усмехнись и скажи: “Все нормально”. Это — сила. Обесценивай отношения, чтобы не страдать от разлуки или отвержения. С ранимостью других тоже нечего церемониться. Какая еще близость с сестрой или теплота с матерью? — мальчикам это не положено. Не чувствуй. Не привязывайся. Терпи боль, справляйся сам.

Факт. У мальчиков тоже есть эмоции

Если не ударяться в крайности, то этот миф несет свою пользу. Отцы говорят сыновьям: “Не ной, ты же парень”, — и не спешат утешить его, взять на ручки и избавить от всех бед, как они поступили бы с маленькой дочкой. Так мальчик узнаёт, что человек должен помогать себе сам, а изливать свое горе и бесконечно жаловаться — бесполезно. Ты не утешишься и никого не порадуешь, только потеряешь уважение. Это в самом деле хорошая основа для будущей самостоятельной жизни. Ведь постоянно искать опору в других и выпрашивать ее — путь в никуда.

Но нужно помнить, что многие мальчишки испытывают и страх, и нежность, и растерянность. Им тоже бывает больно, обидно и грустно. И слезы — это результат стресса, который испытал ребенок. Если мы запрещаем мальчику показывать свои чувства, он будет вытеснять их и не узнает, что любое переживание — даже очень сложное — пройдет. Надо только двигаться дальше, и после слез, горя или страха снова придут безмятежность и радость. Мальчик, которого не стыдят за проявления чувств, будет человечно обходится и с чужими слезами: посидит рядом с расстроенным другом, предложит помощь или хотя бы не будет дразниться.

Важно только не давать ребенку застревать в своем чувстве, бесконечно пережевывать его, жаловаться и просить поддержки. Никто не хочет вырастить беспомощного плаксу, поэтому мы учим детей справляться с повседневным стрессом, переключаться на приятные и полезные дела.

2 Миф. Мальчиков нужно пореже обнимать

Еще один ночной кошмар родителей мальчишки — вырастить неженку и маменькиного сынка. Многие действуют решительно и сразу: редко целуют и обнимают ребенка, общаются с ним зычным командным голосом. Исследования показывают, что младенцев-мальчиков родители держат на руках меньше, чем девочек, разговаривают с ними менее ласково и не так быстро приходят на плач. В нашей культуре такое отношение к мальчикам заложено очень глубоко, и оно дает свои плоды очень быстро. Вот наглядный пример того, что мальчишки чаще учатся рассчитывать только на себя:

В одном психологическом эксперименте перед детьми-ползунками ставили такую задачу. Малыша опускают на пол, и он видит маму в паре метров перед собой, но от мамы его отделяет небольшое препятствие — невысокий валик из скрученного одеяла. Он вполне может перелезть через этот валик, если немного постарается. Мама начинает звать ребенка, протягивает к нему руки. Малыш ползет вперед, вот он уже добрался до препятствия. И здесь девочки и мальчики начинают вести себя немного по-разному. Большинство мальчиков штурмуют преграду и добираются до теплых маминых рук. А девочки чаще садятся на попу и начинают плакать, призывая маму на помощь.

Факт. Все мальчики разные, и некоторым нужно больше тепла и поддержки

Каждый ребенок хочет тепла и любви, это жизненно важно для него. В руках мамы, папы или бабушки он успокаивается, набирается сил и убеждается, что жизнь — хорошая штука. У него появляются новые желания идеи и смелость, чтобы их реализовывать. Напитавшись теплом и уверенностью, он снова уходит исследовать и завоевывать мир. Так он проводит все детство. В младенческом возрасте приходит на ручки, в дошкольном — залезает на колени, в школьном — приходит посидеть плечом-к-плечу или берет за руку.

Все мальчишки разные, кто-то смел и активен от природы, а кому-то нужно больше тепла и заботы в сложных ситуациях. И когда ребенок приходит за поддержкой, нужно помнить о двух вещах. Первое: он ваш сын и вы лучше всех знаете его. Что с ним сейчас происходит? Какая поддержка ему нужна? И второе, не менее важное: очень полезно для него — научиться справляться с трудностями самому, найти опору в себе. Так он станет сильным и счастливым человеком.

Поэтому родители мальчика постоянно ищут золотую середину: как не оттолкнуть ребенка, когда ему правда нужна помощь и тепло, и не скатиться при этом в гиперопеку и заботливое кудахтанье.

3 Миф. Пистолетам и машинкам — да! Мишкам и куклам — нет!

Нас с детства учили: мальчикам — машинки, девочкам — куклы. К чему это часто приводит? Взрослые мальчики по-прежнему играют в машинки, а семьей и детьми занимаются выросшие девочки.

Это было актуально на протяжении веков, когда мужчина “добывал мамонта” и ходил на войну, а на женщине держался весь дом и быт. Но теперь что-то изменилось в нашем обществе. Женщина вырвалась из дома, как джинн из бутылки, и весь 20 век доказывала, что на многое способна. Сегодня мы говорим о равенстве полов, хотим видеть полные счастливые семьи, домашнюю работу за нас делают бытовые устройства. На западе наметилась тенденция: все больше пап занимается детьми и даже берет отпуск по уходу за малышом. Образ благополучного отца, который нянчит ребенка и счастлив при этом, стал позитивным и даже модным.

Факт. Мужская жизнь гораздо богаче

Если мама или папа дарит мальчику мишку, куклу или пупса, то это похоже на инициацию. Родители будто говорят: “Смотри, я хочу, чтобы ты мог заботиться о малышах и прочих живых существах. Это хорошо и правильно, это — можно!” Притом у мальчика может быть целый гараж машинок и ящик пластиковых пистолетов и топоров. Отлично! Пупса можно катать в машине, вооружать, защищать, укладывать спать. Ведь мальчик — не просто будущий защитник, он еще и будущий папа.

Поэтому включайте в ролевые игры сына элементы “семейного” стиля — просто чтобы показать эту часть нашей жизни. И чтобы потом выросший мальчик не зевал от тоски в семейные выходные, не зная, куда себя деть и куда бежать от этой скуки и вины за свою невключенность в семейство.

То же самое касается любой помощи по дому, кулинарных навыков и стирки-уборки. Не пресекайте интерес ребенка к таким вещам, а лучше подогревайте! Помогите ему овладеть элементарными навыками самообслуживания. Тогда ваш взрослый сын не будет зависеть в быту от “женской силы” ни морально, ни физически и сможет спокойно вести хозяйство или разделить домашние дела с другими членами семьи.

4 Миф. Мальчишки есть мальчишки. Тестостерон победит воспитание

Есть давнее убеждение, что поведение мальчиков определяется их физиологией. Мальчики — это агрессия, риск, штурм, захват и насилие. А значит, мальчики — это воины, охотники, политики, ученые, космонавты и пожарники. Мы привычно назначаем мальчиков “узниками биологии” и считаем, что их поведение является врожденным.

Что из этого следует? С одной стороны, мы не слишком ругаем их, когда они “ведут себя как мальчишки”. Как будто мальчику “положено” драться, перебегать дорогу в опасном месте и разбивать окна. С другой стороны, мы надеемся, что “типичный” мужской характер сам проложит себе дорогу, без наших воспитательных усилий.

Опасность этого мифа в том, что люди думают, будто они не в силах повлиять на личность мальчика и его эмоциональное развитие, хотя на самом деле это возможно.

Факт. И мальчики и девочки — пластичные существа

Исследования биологов, нейрологов и психологов показывают: многое в жизни и поведении мальчиков и девочек зависит от воспитания. Генетические задатки и особенности характера, тестостерон в зрелом возрасте — это важно, но они не определяют на 100% развитие человека. Очень многое зависит от раннего детского опыта, от среды, в которой растет ребенок, от ярких впечатлений, которые повлияли на его картину мира.

Поэтому не думайте, что рисковое поведение и агрессия сына — это неизбежность. Или что робкий и тревожный мальчик рано или поздно “опомнится” и на волне мужских гормонов станет смелым и открытым. Об эмоциональном интеллекте ребенка лучше заботиться с ранних лет, помогать ему проживать чувства, учить самоконтролю и правилам поведения.

5 Миф. В неполной семье мальчик не станет настоящим мужчиной

Считается, если мальчик растет без отца, без отчима или авторитетного деда, то ему закрыта дорога в мужской мир. Женщины своим влиянием растворят его силу и привяжут к юбке. Ему не с кого будет брать пример. Матери, которая растит сына одна, нужно искать для него “образцы мужества”: отдать в Суворовское училище или хотя бы в секцию карате с харизматичным тренером. И пореже обнимать, запрещать слезы и нытье, поощрять решительность — в общем, делать все, чему учат мифы о воспитании мальчиков.

Факт. Мужская культура сделает свое дело

Ребенок растет не только внутри семьи — он видит целый мир вокруг: двор, садик, школа, общественные места, семьи друзей. Чтобы из ребенка вырос мальчик, а не девочка, у него должна быть мальчиковая (а не девичья) одежда и мальчиковые дела и развлечения. Через них он приобщается к той самой мужской культуре и будто приобретает компас для движения в мужском мире.

Мужская культура отличается от женской, у нее свои правила и ценности. Например — драки: для мальчиков это не только вражда, но и способ установить контакт, предъявить себя, занять какое-то место в группе. Или соперничество: для мальчика нормально хотеть быть победителем, стремиться стать лучше других. Это побуждает развиваться, улучшать свое мастерство.

Еще один важный момент — радость преодоления. Мужчины и мальчики склонны заниматься тем, что требует усилий и даже риска. Например, неинтересно бегать просто так — а интересно, когда на пути есть препятствия или когда сегодня ты бежишь быстрее и дальше, чем вчера!

Если мама знает и чувствует эти особенности мужской культуры, ей гораздо проще воспитывать сына. Достаточно не корить его за действия, которые соответствуют этой культуре, и даже поощрять их. Подрался? Понимаю… Соперничаешь с одноклассником? Разумеется… Полез проверять силы и преодолевать? Конечно, ты же мальчик…

Мифы о мальчиках — на то и мифы, чтобы показывать идеальные образцы — как под увеличительным стеклом, ясные и заостренные. Но жизнь разнообразнее. И ваш сын — это именно ваш ребенок, который может где-то не вписываться в “мужской стандарт”. А вы — знаете своего ребенка лучше всех и лучше всех чувствуете, когда его лучше приободрить: “Давай, соберись!” — а когда дать поплакать. Хотя мифы остаются для нас ориентирами, но пусть родительская интуиция помогает мальчишкам расти живыми и чувствующими, гибкими и сильными — разными!

Следуйте этим 8 советам по воспитанию мальчика, и у вас вырастет настоящий мужчина

Лучшее воспитание – это личный пример взрослого. Для мальчика им, в идеале, должен быть отец и ближайшее окружение – дедушка, брат, учитель, тренер…

Однако реальность такова, что мальчик в дошкольном возрасте, когда закладываются основы его полоролевого поведения, окружен вовсе не мужчинами. В сфере образования почти повсеместно трудятся женщины, увеличилось количество неполных семей, да и в полных семьях мужчина-отец зачастую присутствует лишь формально.

Некоторые папы самоустраняются из процесса воспитания мальчика, считая это женским делом, проявляют безынициативность, не зная, что делать с малышом. Другие сами инфантильны, поэтому мало чем могут помочь в развитии мужских качеств. А бывает так, что папа бы и рад заняться воспитанием мальчика, провести время с сыном, научить его чему-нибудь, да загруженность на работе не позволяет, ведь нужно думать о будущем семьи.

Впрочем, мамам унывать не стоит, даже если ответственность за воспитание сыновей лежит на них. Просто следует с самого начала правильно организовать процесс воспитания мальчика, следуя 8 «золотым» правилам:

1. Воспитание мальчика: не ограничивайте свободу!

Чтобы мама могла воспитать в сыне мужские качества, его необходимо растить порой не так, как ей удобнее, проще и спокойнее. Прежде всего нужно сделать так, чтобы воспитание мальчика формировало его характер. А маме для этого очень часто приходится пересматривать свои взгляды на жизнь, установки, бороться со своими страхами, «ломать» выработанные годами стереотипы.

Какую картину можно все чаще и чаще наблюдать в современных семьях? В мальчиках культивируется аккуратность, осторожность, прилежность. А потом мама пожинает плоды своего и бабушкиного «кисейного воспитания»: подрастая, сын не может дать отпор обидчику, преодолеть трудности, не хочет к чему-то стремиться. И родителям непонятно, откуда взялось это слабоволие в их ребенке.

Однако именно такие качества с раннего детства вкладываются в мальчика словами «Не беги – упадешь», «Не лезь, там опасно», «Не делай – поранишься», «Не трогай, я сама» и другие «не…». Будет ли при таком воспитании мальчика формироваться инициатива и ответственность?

Конечно, маму и бабушку отчасти можно понять, особенно когда ребенок единственный и долгожданный. Они боятся, что с малышом может что-то случиться. Однако за этими страхами прячутся и эгоистические соображения. Покладистый ребенок намного удобнее, под него не надо подстраиваться. Гораздо легче самой накормить двухлетнего ребенка, чем смотреть, как он размазывает кашу по тарелке. Быстрее одеть четырехлетку самой, чем ждать, пока он будет возиться с пуговицами и шнурками. Спокойнее, когда сын идет рядом и держится за руку, нежели бегает по площадке, норовя потеряться из виду. Потворствуя своим побуждениям, мы не задумываемся о последствиях.

Такое воспитание мальчика искажает саму мужскую природу, отзываясь на психическом и физическом здоровье мальчиков. У них возникают страхи, порой переходящие в соматические проблемы (заикания, нервные тики, аллергии, проблемы с дыханием, частые болезни), формируется заниженная самооценка, развиваются проблемы в общении с другими детьми. Нередко возникает и обратная ситуация: мальчик может начать «защищаться» от напора родительской заботы агрессивным поведением, выражая таким образом детскую непокорность.

Конечно, избавляться от привычек нелегко, но нужно понимать, что ребенок без помощи родителей не станет таким, как хотелось бы. Для этого ему нужна помощь взрослых и определенные условия. Не ограничивайте свободу движения малыша на прогулке, не отводите от маленьких «опасностей» (конфликт в песочнице с ровесником, перелезание через низкую ограду и т.д.), но помогайте преодолевать трудности, подбадривайте.

2. Воспитание мальчика. У ребенка должен быть пример для подражания

Вне зависимости от того, воспитывает ли мальчика одинокая мама или он растет в полной семье, нужно постараться сделать так, чтобы образ мужчины, причем довольно привлекательный для мальчишеского восприятия, присутствовал в жизни семьи.

Пока малыш не подрос, его вполне устраивает, что большую часть времени с ним проводит мама, но уже после 3 лет, когда ребенок отделяется от матери как в физическом, так и личностном плане, мальчик начинает все больше интереса проявлять к мужчинам: папе, дяде, дедушке. А к 6 годам ему становится крайне необходимо проводить время именно со взрослыми мужчинами, подражая им и имитируя их поведение. И здесь маме стоит позаботиться о том, чтобы сыну было с кем общаться.

Совместный досуг с отцом помогает мальчику определиться в жизни, понять, кто он такой. Ведь только через общение с отцом и другими мужчинами ребенок осваивает нормы мужского поведения, формирует свое собственное мнение. И чем раньше папа начнет воспитывать сына, тем быстрее у того сформируется мужской стереотип поведения.

Но что делать, если папы нет рядом? В таком случае маме необходимо найти среди родственников или друзей человека, который мог бы хоть время от времени появляться в жизни мальчика. Например, можно отвозить малыша к дедушке на выходные и оставлять их паять, строгать и мастерить вместе. А когда малыш подрастет, следует найти ему спортивную секцию или кружок, руководителем которого является мужчина, действительно любящий свое дело.

Кроме того, образ настоящего мужчины для своего мальчика можно отыскать не только среди реальных людей. Для этой цели вполне подойдут и воображаемые персонажи. Достаточно найти книжного героя, на которого сыну хотелось бы равняться, повесить на стену фотографию отважного дедушки, рассказывать о своих предках и их мужественных поступках. Иными словами, надо создавать для сына микроклимат, благоприятствующий его мужскому становлению.

3. Воспитать настоящего мужчину можно только в стабильной атмосфере

Прежде всего мальчику (впрочем, как и девочке) требуется любовь и гармония в семье. Отец не должен бояться проявлять нежность к сыну. Такими вещами он не избалует ребенка, а сформирует его базовое доверие к миру и уверенность в своих близких. Любить – значит, быть неравнодушным к проблемам и чувствам ребенка, видеть в нем личность. Мальчик, воспитываемый чутко и последовательно, вырастает открытым, спокойным, уверенным в своих силах, способным к сочувствию, проявлению эмоций.

4. Учите мальчика свободно выражать свои чувства

Важно, чтобы в семье не было запрета на выражение чувств. Плакать – это естественное проявление стресса. Так что не стоит идти на поводу у стереотипов и ругать мальчика за слезы. Просто стоит отнестись к ним как к сигналу, что ребенку плохо, и не подавлять его эмоции, а научить выражать их, по возможности, иным способом.

5. Открыто признавайте свои ошибки

Как воспитать настоящего мужчину? Конечно, на личном примере показать, что нужно всегда отвечать за свои слова. Папы и мамы должны быть критичными к себе. Если надо, признавать свою неправоту и просить прощения у сына, этим они лишь укрепят свой авторитет, показав справедливость.

6. Формируйте у ребенка навык сопереживания

Воспитывайте в мальчике нравственные качества. Будучи еще дошкольником, он многое может понять и сделать, начиная с помощи маме по дому и заканчивая уважительным отношением к пожилым людям в транспорте. Такое поведение должно «подаваться» как норма. Убрать за собой посуду, застелить постель, уступить место бабушке в автобусе – это нормально для будущего мужчины.

7. Воспитывая мальчика, поощряйте в нем самостоятельность

Большое внимание в развитии мальчика отводите его независимости. Пусть он иногда чувствует свою значимость и свободу. В будущем это поможет ему стать счастливым и успешным, максимально реализовать свои возможности. Мальчикам свойственно стремление к самоутверждению и лидерству. Это очень важно для их дальнейшего развития. Поэтому надо поощрять желание сына делать собственный выбор, мыслить самостоятельно, напоминать, что он несет ответственность за свои поступки.

8. Водите ребенка в спортивные секции

Детям необходима двигательная активность для полноценного физического развития. Пока ребенок маленький, надо больше гулять с ним, позволять бегать, прыгать, падать, лазить, исследовать мир под чутким руководством родителей. Позже следует выделить время в недельном расписании сына на спортивную секцию, где он смог бы совершенствовать свои физические возможности и чувствовать себя сильным, ловким, уверенным в себе.

Договариваемся заранее

Мамам стоит взять на заметку один «секретик» в контакте папы и ребенка. Отцы зачастую боятся оставаться надолго с малышом, потому что чувствуют себя неуверенно. Поэтому сделайте досуг папы с чадом максимально определенным.

К примеру, скажите: «Завтра я уйду по делам на пару часов. Давай прикинем, чем бы вы могли заняться с малышом». Или: «В субботу вы наконец-то сможете построить шалаш, о котором давно мечтал наш мальчик». Так вы дадите мужчине шанс морально подготовиться к общению с карапузом.

P.S. Общаясь с ребенком, мамы и папы не должны бояться быть смешными, неловкими или неуспешными. Дети, как известно, прощают родителям все, кроме фальши и равнодушия.

Звездные родители

Дмитрий Дюжев и Ваня (5 лет)

«Лучший метод воспитания мальчика – это любовь, я сына тискаю бесконечно и целую! Мы с женой воспитываем в Ване самодостаточность, хотим, чтобы он не только был спокойным и уверенным в себе, но и сам любил людей. И, конечно, не стоит излишне опекать. Пусть, если надо, портит ковры, пусть лезет в чернила, пусть песок попробует – не надо запрещать».

Алиса Гребенщикова и Алеша (5 лет)

«Алеша растет в большой семье, где у каждого своя роль. Он видит, как ведут себя женщины, что делают. Бабушка у нас отвечает за комфорт. С дедушками у него мужские игры. Мы как-то пошли с сыном в магазин, и я предложила ему выбрать любую игрушку. Алеша сделал выбор в пользу бензопилы. Ему было 4 года. «Я буду пилить дрова», – сказал сын. Дело в том, что он видел, как на даче это делает дедушка, который еще и убирает листья и чистит снег. Алеша понимает, что все это входит в мужские обязанности».

Православное воспитание подростков

В петербургской студии телеканала «СОЮЗ» на вопросы телезрителей отвечал декан факультета психологии Российского православного университета и клирик храма Косьмы и Дамиана в Шубине (г. Москва) священник Петр Коломейцев.

– Христос Воскресе, дорогие братья и сестры, уважаемые телезрители. Тема нашей сегодняшней программы: «Православное воспитание подростка».

В гостях у нас отец Петр Коломейцев, христианский психолог в области специальной психологии, декан психологического факультета Московского православного института имени апостола Иоанна Богослова, духовник реабилитационных центров для тяжелобольных детей и сирот, клирик храма святых Косьмы и Дамиана в городе Москве.

Отец Петр, благодарим Вас за то, что, несмотря на очень насыщенный день, Вы смогли вечером приехать к нам. Благословите нашу беседу.

– Христос Воскресе!

– Наша тема посвящена православному воспитанию подростка, то есть тому периоду, когда ребенок уже не маленький, окончил начальную школу, он, скорее, ближе к старшеклассникам. При воспитании ребенка такого возраста родители сталкиваются с рядом проблем. Готовясь к сегодняшней программе, читал форум, где родители пишут об этих проблемах, и возникло ощущение, что основная проблема православной семьи, где есть подросток, – это то, что ребенок больше не хочет ходить в церковь. По Вашему мнению, нежелание ходить в церковь – это действительно проблема, и самая большая?

– Вообще, проблем на самом деле больше. Это только внешнее выражение проблемы. Есть известная поговорка о том, что у каждого человека в жизни три этапа. Один – когда он верил в Деда Мороза, другой – когда не верил в него, и третий – когда сам стал Дедом Морозом.

На самом деле у подростка неизбежно происходит расставание с детской верой, с той формой, в которую она облекалась, с теми представлениями, а взрослой веры у него еще не сформировано. Протоиерей Василий Зеньковский пишет, что даже есть период «стихийного подросткового атеизма». И к этому надо относиться очень внимательно, потому что ребенка невозможно вернуть обратно в материнскую утробу, невозможно вернуть в детство, надо работать с изменениями его представлений о мире. Эти представления должны как-то меняться, а вера – углубляться.

В классе, где училась моя дочка и где я преподавал Закон Божий, был такой случай. Один мальчик сказал: «Я не верю в Бога», а школа была православно ориентированная. И я спросил его:

– В какого?

– Что значит какого?

– Какой Он, Твой Бог, в Которого ты не веришь?

И мальчик начал рассказывать, что этот бог такой-то и такой-то. На что я ответил:

– Ну, мы с тобой единомышленники. Я тоже в такого бога не верю, – и протянул ему руку.

Он говорит:

– А в какого бога Вы веруете?

– Этим мы и будем заниматься на уроках и попробуем поговорить о том, Какой Бог на самом деле.

Во-первых, происходит эта очень важная перестройка. Во-вторых, у ребенка начинает потихонечку развиваться его самостоятельность, ведь переходный возраст – это очень важный период, период как бы второго рождения. Когда ребенок выходит из материнской утробы, отрывается пуповина, он все равно эмоционально и психически очень привязан к родителям, чуть что, кричит: «Мама!» Понятно, что долго прожить в таком состоянии он не может, иначе не станет самостоятельным человеком, не создаст свою семью.

И вот происходит этот отрыв от родителей, и формируются новые отношения к родителям, отношения, которые уже основаны на уважении, на признании авторитета родителей, на ощущении ценности того, что они транслируют, то есть причастности каким-то корням, истории, роду. Это очень важно. Потому что иногда родители пытаются как бы вернуть ребенка в материнское лоно. Это невозможно. Надо понимать, что ребенку надо давать основания для авторитета, его надо заслуживать, говорить, как он связан через родителей с родом, племенем, Отечеством и т.д. То есть происходит формирование совсем другого единства. А родителям иногда кажется: как же, раньше ребенок кричал «мама, папа», а теперь нет, значит, перестал любить. Да нет, надо радоваться, что наступает другой, более осознанный период в его жизни.

Что касается стихийного атеизма, то, как говорит тот же протоиерей Василий Зеньковский, очень важно, чтобы родители не столько проповедовали и говорили о вере, сколько свидетельствовали своей жизнью. Очень важно, как именно эта вера претворяется в их жизнь: как они живут, поступают, думают в соответствии со своей верой. Тут действительно есть очень серьезные вопросы. Потому что дети, тем более подростки, очень остро чувствуют фальшь. И если родители говорят одно, а делают совершенно другое, если вера для них оказывается чем-то внешним, фасадным, то это самое худшее, что они могут продемонстрировать своему ребенку. Потому что подросток должен понимать, что вера – это то, что является стержнем, опорой в его жизни.

– Перед программой пришел вопрос от одного из батюшек, которому подросток говорит в исповеди, что он чувствует: в храме его родители молятся, крестятся, причащаются, а дома, где их не видят другие православные христиане, ведут себя совершенно по-другому. Он чувствует это противоречие и в ужасе от происходящего. Можно дать совет батюшке?

– Здесь надо говорить серьезно. Во-первых, не стоит говорить: «Да, твои родители фарисеи» или, наоборот: «Нет, ты ничего не понимаешь, ты на них наговариваешь». Такие ответы не помогут.

Можно сказать так: «Тебе хорошо: ты живешь в такой среде, где вера не запрещена, храмы открыты, где за исповедание своей веры тебя не прогонят с работы, не отчислят из института, где за религиозную деятельность не посадят. Поэтому сейчас созданы такие условия, когда вера не разделяется с твоей жизнью. Но было и другое время, в которое жили и воспитывались твои родители, когда открытое исповедание своей веры многим могло стоить карьеры и т.д.

Поэтому подсознательно закрепилась привычка, что есть очень небольшие пространства, где можно проявлять свою веру. И, скорее всего, родители воспитаны в то время, и можно сказать, что у них еще не хватает сил все время оставаться в этом состоянии. Для них приход в церковь – это праздник, где они могут не беспокоиться, проявлять свою веру и чувствовать себя просто и свободно. А на работе и даже в повседневной жизни пока еще этого нет. И в этом смысле тебе легче: ты живешь в другое время».

– Получается, что ему надо найти силы продолжать любить своих родителей и, как в ветхозаветной истории о Ное, прикрыть родителя.

– Понятно, что к родителям мы относимся без критики, как к погоде, то есть мы стараемся их понять. И прежде всего мы должны понять, что родители выросли в другое время. Я помню, что моя мама очень переживала, что я пощусь, что в институте увидят, что я пощусь. Сейчас она свободно ходит в храм, и таких мыслей у нее нет, а тогда, как она говорит, дрожала каждый день: а что будет, а если из института отчислят и т.д. Потому что она привыкла к, скажем так, конспирации и считала, что я пренебрегаю конспирацией и часто открываюсь, свободно говорю. И она боялась: договоришься где-нибудь.

– Просматривая соцсети и то, о чем говорят подростки, у меня сложилось такое впечатление, что сейчас такие времена, когда подростку, старшекласснику или студенту первых курсов быть православным среди сверстников не очень модно. Если ты православный христианин, ходишь в церковь, тебя могут даже высмеять. В каком-то смысле времена повторяются. Как молодому человеку сохранить веру в среде, негативно относящейся к ней?

– Кстати, это испытание общественным мнением в эпоху, когда ничего не запрещено, может быть еще сложнее. Потому что во времена гонений люди могли не разделять твоих взглядов, но они их уважали. Скажем, человек, придерживающийся религиозных взглядов – христианин, иудей, мусульманин, – вызывал уважение, потому что этот человек шел наперекор обществу, наперекор системе. В этом смысле он даже получал внутреннее уважение, которое вполне могло восприниматься как поддержка такой позиции.

Конечно, самое серьезное испытание веры наступает в эпоху, когда все разрешено. И мы видим, что это испытание свободой многие не выдерживают. Не выдерживают и в Европе, в тех странах, где вера никогда не запрещалась и никогда не было преследований за веру. К этому приходят и бывшие социалистические страны Восточной (или Центральной) Европы, и на пространстве бывшего Советского Союза. Это время, когда вера напрямую сталкивается с духом века сего. То есть это испытание, которое идет против того атеизма и антиклерикализма, который сеет враг рода человеческого.

Конечно, там срабатывают и другие механизмы. Любой человек, противопоставляющий себя Церкви, чаще всего делает это потому, что не хочет работать над собой, над изменением себя: каяться, поститься, не хочет любого духовного труда. А самая лучшая отговорка такая же, как и у сатаны: а все такие, люди занимаются ерундой. Не я в чем-то плох, не мне надо каяться и исправляться, нет, у меня все в порядке: все так живут, и я так живу. Просто люди занимаются ерундой, и мне смешно, что они это делают. Именно это имел в виду в свое время Христос, когда сказал: «Вас будут преследовать». Потому что если все так живут – и вдруг один праведник, который так не живет, он уже будет вызывать раздражение всех. Как же все, если один уже нет? И раздражение будет очень сильным. Поэтому Христос говорит, что принес любовь, но и принес не мир, а, получается, меч, который разделяет даже родню. Именно потому, что никогда грех не согласится с тем, что святость – это норма.

Поэтому надо говорить подростку, что быть собой, быть не как все – на это тоже нужно мужество. И что это, может быть, не менее серьезное исповедничество. Когда всеобщее отношение негативное, не осуждая других, тем не менее сохранять свое. И тут надо не сомневаться, а все-таки верить и доверять, доверять себе и тому голосу, который в тебе. А идти на поводу у всех и быть как все не требует большого мужества, это как раз самый простой путь. Поэтому надо готовить к тому, что это трудно, непросто, осуждаемо, и кто-то, может быть, даже отвернется. При этом не впадать в осуждение других людей, какую-нибудь демонстрацию своей веры, горделивое противопоставление себя. То есть это путь непростой и очень тонкий.

– Несет ли человек ответственность за то, что своим поведением отвращает кого-то от Церкви и Бога?

– Господь сказал, что тому, кто совратит кого из малых сих, лучше бы повесить на шею жернов и утопиться. Ведь это же вероломно – это ломает веру у других людей. Когда люди искушают других своим поведением, особенно если они принадлежат к Церкви и особенно если принадлежат к клиру, то осуждение из-за твоих некрасивых поступков переходит на всю Церковь. Апостол Павел в свое время говорил, что для него идоложертвенное ничто, потому что идол – это ничто. И тем не менее говорил, что лучше вообще никогда не будет есть никакого мяса, чтобы только кого-то не искусить. Настолько это важно и серьезно. И, конечно, все воцерковленные люди и особенно клирики особо чувствуют и этот внимательный, пристальный взгляд, и осуждение.

Но те, кто хотят хаять, хотят осуждать, так и будут осуждать, тут на них не угодишь. А если речь идет о человеке, который только ищет свой путь, здесь, конечно, очень важно, чтобы была искренность. Чтобы человек видел, что христиане не только могут ошибаться, но что они могут каяться, просить прощения, что они могут переживать из-за того, что у них что-то не получается, и что это нормальный путь христианина – вставать и падать, падать и вставать.

– Если молодой человек понимает, что в Церкви, в храме священник ведет себя не так, как он этого ожидал, как ему преодолеть это искушение?

– Мне очень понравилось, как ответил один батюшка, к которому пришли жители из соседней деревни:

«А почему вы пришли ко мне крестить своего ребенка? У вас есть свой храм, свой батюшка». – «Ну, батюшка, Вы же знаете про этот храм и этого батюшку то, что все про него знают?» – «А вы на что? Сколько он вам грехов отпускает, вы что, не можете за него помолиться? Придите к нему и возьмите у него благословение каждую неделю вечером собираться в храме и молиться акафистом “Неупиваемой Чаше” за его здоровье».

Потом я спросил, чем закончилась эта история. Люди пошли, взяли у батюшки благословение. Сначала он им просто давал ключ, они приходили, читали акафист. Потом он стал заходить смотреть, как они читают акафист о нем. А потом был им сердечно благодарен за то, что они его отмолили.

В данном случае люди почувствовали, что батюшка отвечает за них, но они-то никогда за него не молятся. Хоть раз помянули за утренней или вечерней молитвой своего, можно сказать, духовного наставника? Да ни разу. Это они его бросили на произвол судьбы. Так что это реальный случай.

– Кстати, он позволяет посмотреть под другим углом на какие-то наши проблемы. Время передачи летит незаметно, уже прошло больше половины нашей беседы. Можно попросить провести ликбез для родителей, у которых ребенок уже подросток, будущий студент, и сказать, что им нельзя делать? Допустим, пять вещей, которые нельзя делать с подростком, если мы хотим сохранить его психическое здоровье.

– Во-первых, нельзя не уважать подростка, проявлять неуважение, пренебрежение, высокомерие к нему: кто ты такой? да ты никто. Нельзя не прислушиваться к его мнению, не уважать его, не пытаться как-то договориться. Нельзя вести двусмысленную жизнь, то есть говорить одно, а на деле транслировать другое, – это действительно дезориентирует. Нельзя унижать.

Мне кажется, очень важно не отождествлять подростка с теми нехорошими ситуациями, в которые он попадает. То есть нельзя клеить ему ярлык: ты плохой человек, ты негодяй, ты совершаешь плохие поступки. А, например, сказать так: у тебя получаются нехорошие поступки, ты еще не смог преодолеть какие-то вещи, но ты это преодолеешь. Нельзя подрывать веру подростка в его изначальную праведность, потому что он создан по образу и подобию Божию, и считать, что все задуманы Богом как хорошие, а он – как плохой.

Нельзя подрывать веру в любовь Божию, когда родители постоянно говорят: Бог тебя накажет и т.п. Бог тебя любит: Он за тебя распялся, Он за тебя жизнь отдал – вот это самое главное. И больше всего Бог хочет твоего счастья, хочет, чтобы ты был спасен, чтобы ты реализовал те дары, которые Он тебе дал, чтобы с тобой не случались плохие вещи. Мне кажется, это является самым главным.

– Если все-таки случаются ситуации, когда нарушен контакт с дочерью или сыном, который, допустим, уехал поступать в другой город и ведет себя там совершенно не так, как его воспитывали все эти годы. Как родителям найти силы?

– Перечитать притчу о блудном сыне. Вообще, неслабое чтение для родителей: каждый родитель сможет поступить так, как поступил отец блудного сына.

Помнить, что иногда у человека есть свой особый путь. Одна мама тридцать лет молилась за своего сына, который вел грешную жизнь, у которого были внебрачные отношения. В конце концов она его как-то отмолила. Он написал книжку «Исповедь», он стал святым – это Блаженный Августин. А ее причислили к лику святых за то, что она не переставала молиться за него. Ее пример тоже очень показательный.

Самое главное, чтобы ребенок знал, что в любой ситуации, что бы с ним ни случилось, родительская любовь и любовь Божия неотменяемы, они с ним. И даже когда он попадает в совсем нехорошую ситуацию, родители все равно остаются с ним и продолжают его любить. И Бог его продолжает любить. И все равно они верят в него.

– Нужно верить до последнего в своего ребенка.

– И еще любить, причем любить без условий. А то бывает: я тебя люблю, если ты сделаешь то-то, а если это, то я тебя не люблю. Есть такой очень странный вопрос: «А за что мне тебя любить?» Так любят не за что, а любят вопреки всему. А за что Господу нас любить? Да вроде бы особо и не за что. Но ведь Он же любит.

– Также людей беспокоит вопрос о наказаниях: о том, какие еще могут быть меры воздействия, кроме разговоров?

– Интересно, что само слово «наказание» означает «научение». В начале учебного года мы молимся «о добром наказании отроков». Не о том, чтобы их хорошо покарали, а о том, чтобы они хорошему научились. То есть наказание – это, прежде всего, научение. Поэтому, мне кажется, в наказании должен быть какой-то вывод – как потом не попадать в такую ситуацию, как из нее достойно выйти. Это первое.

Второе – мне кажется, что главное не кара, а помощь. Ситуация некрасивая, но родители все равно готовы помогать ребенку и распутать даже сложные, запутанные жизненные узлы.

– Получается, что наказания в советском понимании слова – ремень, угол – неприемлемы?

– Был совершенно замечательный человек, которого родители воспитывали очень строго: ставили под иконы в угол на горох, применяли к нему методы телесного воздействия. Человек вырос действительно очень хорошим, был исключительно интеллигентным и высоконравственным человеком. Да, он наизусть знал весь Часослов, мог прочитать в храме Шестопсалмие без книжки. Он очень хорошо относился к вере, но сам для себя выбрал отстраненный путь и даже на смертном одре не причастился. Это Антон Павлович Чехов.

Хотя, когда мы читаем его рассказы, например рассказ «Студент», то видим, какое у него глубокое отношение к вере. В своем имении он отремонтировал на свои средства церковь. У него оставались какие-то свои внутренние отношения с Богом, но внешняя церковность была отравлена тем воспитанием, которое он получил в детстве. Для него это была одна большая травма.

– Как родителю понять, что он не воспитывает, а травмирует ребенка?

– Помню, как-то один батюшка, у которого было много детей, что-то очень громко кричал на одного из своих чад, а матушка с кухни кричала ему: «Отец имярек, твои дети будут атеистами!»

И это как-то заставляло его задуматься.

Как Господь поступает в Евангелии? Топает ли Он ногами, бросает ли Он камень в грешницу, которую к Нему привели? Мы видим, что Господь крайне деликатен, Он очень бережен. Конечно, он кричит на фарисеев, на менял в храме. Бывает, что Он повышает голос на тех, кто считает себя как бы служителями храма, но превращает его в вертеп разбойников.

Господь говорит: «Горе вам, фарисеи», но «горе вам, грешницы, горе вам, блудники» и т.д. не говорит никогда. Он говорит, что пришел не к праведникам, а грешникам, как врач к больным.

– То есть родителям надо всегда надеяться на милость Божию, что в деле взросления Господь не оставит человека?

– Да, и всегда чувствовать, что ты можешь или помочь, или, наоборот, помешать, отвратить.

– Вопрос от взрослой женщины, сын которой, к сожалению, скончался от наркомании, и она испытывает чувство вины перед своим уже умершим сыном, что не смогла его защитить, уберечь. Как поступать родителям?

– Конечно, надо сказать, что иногда ответственность предполагает не только наше желание хорошего, но и все-таки некоторые знания. Сегодня очень многое нам дает христианская психология, в том числе и в работе с зависимостями, и в очень многих других ситуациях. Издательство «Никея» издает замечательные книжки, например «Душа вашего подростка», «Независимость» – о том, как жить, освободившись от зависимости, и многие другие ценные книги, которые дают нам знания, как работать с тем или иным недугом и как не допустить тех или иных ошибок, то есть откуда все это берется.

Поэтому мне кажется, что ответственность подразумевает еще и какую-то компетентность. Мы же не говорим, что человек, который ничего не знает о вере, пойдет и будет катехизатором, но считаем, что сначала он должен чему-то научиться, пройти какие-то курсы и потом уже катехизировать. А эти вопросы жизненно важные, и здесь как нигде важно быть компетентным.

– На каких авторов ориентироваться? Чьи книги и лекции искать родителям, если они хотят воспитать ребенка достойно?

– Если по вопросам зависимостей, то очень хорошие книги вышли у Валентины Дмитриевны Москаленко: «Возвращение к жизни» и «Когда любви слишком много». Книга Петра Дмитриевского «Путь к не-зависимости». Книга «Выход есть», посвященная сложной проблеме, когда ребенок может запутаться в своей гендерной идентичности. Есть много хороших книг. Мне кажется, что издательство «Никея» очень хорошо отбирает авторов, и в этих книгах освящаются действительно самые актуальные вопросы.

Вообще, надо сказать, с книгами по психологии очень тяжело. Это такой вал, что если прийти в книжный магазин, там будет просто бездна книг по психологии, бездна психологических школ, направлений, даже такие, которые конфронтируют друг с другом. Поэтому, конечно, голова идет кругом. Но мне кажется, что в этом смысле христианские психологи удачно сочетают в себе и веру, и определенную, неразмытую нравственную позицию и, кроме того, сочетают это с научным взглядом и всем позитивным, что накопила научная психология.

– То есть можно сказать зрителям, что общее направление – это поиск Ваших книг и книг издательства «Никея», в которых поднимаются различные сложные вопросы и которые написаны православными психологами. Это важно, потому что время эфира ограниченно, а когда тема интересная, люди продолжают интересоваться и задают вопросы.

И конкретные вопросы. Что делать, если родители чувствуют, что у ребенка зависимость от компьютера?

– Это проблема серьезная и, надо сказать, во многом недооцененная. Есть кадры, где заснят ребенок, которого лишили компьютера. У него просто горят глаза, руки трясутся, полное ощущение, что это наркоман во время ломки, то есть это действительно очень сильная зависимость. Папа одной девочки, чтобы она подготовилась к ЕГЭ и поступлению в вуз, забрал из комнаты системный блок и монитор, через какое-то время он услышал ее крик, она стояла на перилах балкона и сказала, что считает до пяти. Если ей не вернут системный блок и монитор, она сиганет вниз с десятого этажа.

То есть эта зависимость, оказывается настолько сильной, что от нее очень трудно избавиться. И тут, во-первых, надо не допускать формирования этой зависимости, а если уж она сформирована, то, как всегда и строится работа с зависимостями, надо вытеснять это чем-то позитивным. Нельзя просто забрать, и все. На чистое, выметенное место приходят семь худших бесов. Нужно дать такую стратегию в жизни, которая бы вытеснила эту зависимость и как-то помогла человеку держаться на плаву.

Понятно, что нельзя доводить до такого состояния, когда ребенок полностью теряет контакт с родителями. Он должен чувствовать уважение к себе как личности, любовь к себе как человеку и готовность помочь ему, то, что он в любом случае не остается одиноким, а родители – это люди, которые в любой ситуации за него. Тогда не будет желания совсем уходить в этот виртуальный мир. Потому что компьютерная зависимость – это такой комплексный враг: здесь создается и своя, параллельная, жизнь, и свое, параллельное, общение, вообще как бы все свое. Получается, что человеку реальный мир просто не нужен. А для этого надо помочь ему справляться с проблемами, которые существуют в этом реальном мире. Помочь найти друзей-помощников в этом реальном мире, чтобы не уходить в мир виртуальный.

– Это универсальный совет не только для предупреждения компьютерной зависимости, но вообще для воспитания счастливого ребенка.

К сожалению, у нас остается чуть больше минуты. Может быть, в эти пасхальные дни Вы дадите краткое напутствие родителям?

– Самое лучшее напутствие, которое всегда повторял Иоанн Богослов: любите друг друга. Надо действительно очень любить и очень уважать своих детей. Если есть любовь, тогда и все остальное будет получаться. Потому что в делах любви нет закона, нет правил. И то, что мы делаем и то, и это, значит, что мы любим. Мы любим, а значит, и все остальное мы сделаем правильно. Поэтому я хочу поблагодарить всех телезрителей и поздравить их с этими пасхальными днями. Христос воскресе!

– Воистину воскресе! Отец Петр, благодарим Вам за беседу. И завершающий момент для наших телезрителей: если вам интересна тема о подростковом воспитании, ищите книги отца Петра Коломейцева, книги издательства «Никея», где можно почитать о том, как наладить взаимоотношения со своими детьми.

Ведущий Антон Пепеляев

Юлия Барановская: самое правильное в воспитании – это воспитывать себя!

Юлия, расскажите о своем детстве. Какие ваши самые яркие и теплые воспоминания?

Все, что связано с моим детством, вызывает тепло на душе. Начнем с того, что я была первой внучкой, которая растопила лед в сердце своего дедушки. Дедушка (мамин папа) был человеком очень строгим по отношению к моей маме, к маминой сестре. Когда я родилась, и все родственники пришли на выписку, дедушка посмотрел на меня, я распахнула на него свои глазища и он, после недолгой паузы, сказал моему папе: “Можно я ее понесу?”. Дедушка был весомой фигурой в моем детстве, я его очень любила. Он много ездил в командировки, постоянно меня баловал, из каждой поездки что-то привозил, а я его преданно ждала. Помню, как он, вернувшись после очередной командировки, заходил в комнату и говорил, ну иди, открой чемодан, и я бежала, залезала в его сумки и там для меня всегда было что-то. Он мог отстоять километровые очереди за электронной игрой “Ну погоди”. Он относился ко мне ужасно трепетно.

Помимо серьезной работы дедушка увлекался филеристикой. Однажды он взял меня с собой на очередной сбор по обмену значков. Там я впервые увидела значок с олимпийским мишкой. С тех пор мы с охотились за этими мишками, дедушка обменивал свои какие-то редчайшие артефакты на этих мишек – ведь во время олимпиады каждый город выпустил свой значок. Он был готов отдать все что угодно, лишь бы я радовалась и была счастлива.

Летом на один месяц я ездила в Витебск и там я тоже купалась в безусловной любви своих бабушки и дедушки – родителей отца. Бабушка гонялась за мной со стаканом сливок, потому что я была очень худой, хотела меня откормить и каждое утро ездила на рынок за свежесобранной клубникой. А остаток летних каникул проводила под Санкт-Петербургом – у маминых родителей там была дача. Мы ходили в лес, собирали ягоды, грибы. Лес я обожала, туда меня начали брать, как только я научилась ходить. Можно сказать, я выросла в лесу, знаю про грибы-ягоды все. Это было самое счастливое время: вся семья собиралась вместе и мы шли в лес, устраивали там перекусы, расстилали плед, обедали. Это чудесные воспоминания!

А со своими детьми вы бываете в лесу?



Я ходила с ними и не один раз, но они, понимаете, другие. Мир изменился, у моих родителей была совсем другая жизнь, чем у меня, следовательно, и у моих детей поменялась. У них несколько другие интересы и в лес они ходят по-другому – не так, как мы.

А как вы воспитываете детей? Что в вашей семье можно, а что — категорически нет?

Самое правильно в воспитании — это воспитывать себя! Ты можешь сколь угодно воспитывать детей, но только собственный пример имеет значение, твои собственные поступки. Когда я вижу в ребенке абсолютное повторение того, что я сама сделала неделю назад, понимаю – ну о каком воспитании может идти речь? Хочешь воспитать ребенка – начни с себя.

В одном вашем интервью вы говорили, что ограничиваете своих детей от соцсетей. Почему?

Да, это правда. Все соцсети отнимают огромное количество времени, потраченного абсолютно впустую. Я категорически против блогерства и прочих историй, на которые “подсажена” сегодняшняя молодежь. Я за живое общение и против подсматривания за чужой жизнью, тем более против того, чтобы ее копировали, подражая кому-то. И потом, если раньше какие-то сплетни обсуждали на кухне, то, мне кажется, сегодня у людей накопилось столько негатива, что они с удовольствием выливают его на других в соцсетях. Ведь это так просто. И никто не думает о последствиях. На мой взгляд и современное искусство сегодня довольно жестоко в своей массе.

А как вы сами реагируете на комментарии такого характера в своих соцсетях?

Я довольно тяжело реагирую на какие-то негативные комментарии, не на критику, а именно на неадекват. Хотя умом понимаю, что человек написав что-то, может сам так не считать, а он просто таким образом находит выход своему негативу и спускает его, словно в унитаз, в соцсети. И вот представьте себе, если взрослый, понимая психологию всего происходящего не в состоянии нормально реагировать, то как объяснить это ребенку? Я конечно понимаю, что мои дети, дети двух публичных людей, и представляю, какое количество негатива они могут получить, поэтому мне хочется их от этого уберечь, пусть это и не правильно.

Но у них же наверняка есть мобильные телефоны, к тому же дети ходят в школу, общаются с другими детьми – а другие дети наверняка в своей массе одержимы соцсетями?

Конечно, у детей мобильные телефоны есть и есть давно. Но, например, моего старшего сына не нужно ограничивать. Я абсолютна в нем уверена и знаю, что если загляну незаметно к нему в монитор компьютера, то увижу, что он занимается школьной программой. А телефон он использует исключительно как средство связи.

А как вы к этому пришли? Многие родители наоборот, жалуются, что не оторвать детей от компьютера и мобильных телефонов.

Потому что они не видят такой пример дома. Я не сижу постоянно с телефоном в руках. Единственна сеть которую я веду – это страница в инстаграм. И я не суперактивный пользователь. Поэтому и у них нет такой страсти. Мы используем дома ноутбук и компьютер для уроков. И все. В путешествия никогда не берем гаджеты, чем всегда вызываем удивление на границе. В самолете на дальних расстояниях всегда можно посмотреть кино – благо, почти все самолете оснащены уже экранами и там всегда есть выбор кино.

С соцсетями понятно, а какие запреты в семье есть еще?

Честно говоря, мне сложно ограничивать детей в чем-либо. Я такой же человек, как и все остальные, я не супергениальная мать или воспитатель. Иногда от бессилия начинаешь что-то запрещать, но длится это не долго, я как-то быстро прихожу в себя и возвращаюсь к своим воспитательным ориентирам, своим принципам, отменяя все запреты.

А как дела обстоят с поощрениями?

Неправильно говорить детям, что только если получишь 5 в школе, то поедешь на море. Ребенок должен сам хотеть получать хорошие оценки. Как это сделать? Тоже показывая на собственном примере. Они знают, что если поздно закончится мероприятие, они все равно утром встают и собираются в школу. Я всегда даю детям выбор и даю им почувствовать, что они сами принимают решения, сами в ответе за свои поступки. Я знаю, что у многих родителей существуют правила, что если они допоздна где-то гуляют, то разрешают детям не ходить в школу на следующий день. Но я-то иду на работу, и мои дети идут в школу. У нас в семье так. Я учу их ответственности и самодисциплине.

Удивительно!

— Да! Работает это со всеми. Кроме младшего. Вообще он у нас дико недисциплинирован (смеется!). У меня не было таких проблем со старшими. А младший искренне не понимает некоторых вещей. Самый любимый его вопрос — “Почему я должен так делать?”. Говорю ему: ты скоро пойдешь в школу. А в ответ я слышу – а зачем? Я же и так все знаю! И так никто из моих детей не вел себя, они были совершенно другие, суперсамостоятельные. Когда мы жили в Лондоне, дети ходили в школу с 4 лет и это была самая настоящая школа. Они уходили на занятия в 7:50 утра. Яна возвращалась из школы в 5 вечера, Артем чуть раньше, потому что школа была рядом с домом. Янка ездила на школьном автобусе – она училась в одной из лучших школ в Великобритании. Дорога отнимала 40-45 минут в одну сторону. Но при этом они приходили и садились за уроки.

А чем еще отличаются дети?

Все трое абсолютно разные. На днях я брала их с собой на работу, мы снимали очень добрую программу в «Модном приговоре», приуроченную к 1 июня – всемирному дню защиты детей. И дети участвовали в дефиле. В какой-то момент режиссер говорит мне на ухо: «Юль, ну откуда это у него?». А я смотрю и правда, он стоит, как первый парень на деревне. Дети все стоят смирно, а младший – снял очки, надел, снял, надел. Он не может стоят ровно, как все, даже выражение лица хулиганское. Я не знаю откуда в нем это. Ну вот такой родился! Дети рождаются личностями и наша задача не убить в них эти качества.

А чем занимаются ваши дети кроме школы?

Яна учит китайский язык, занимается в «Тодес», в цирковом училище и дополнительно ходит на акробатику. У нее нет ни одного выходного. Артем занимается в»Непоседах». За счет внеплановых концертов появляются репетиции и в итоге ребенок занимается каждый день. Если говорить об учебе, Артем спокойно говорит на двух языках, английский – это его родной язык, он на нем учится, чтобы русский не потерялся, я прошу его читать много книг, особенно любит приключения, сейчас увлечен «Детьми капитана Гранта». Что касается Арсения – он занимается футболом и актерским мастерством. Ему это доставляет огромное удовольствие.

А как обстоят отношения с модой у ваших детей, в частности, у вашей дочери – вы наверняка для нее огромный пример для подражания.

Каждая мама думает – если у меня родиться дочка, она будет всегда ходить в платьях и рюшах. Вот у меня Яна. Если на выход она еще может нарядиться в платье, потому что знает, что такое дресс-код и зачем он нужен, то в повседневной жизни кроме комфортной одежды, в которой она танцует в балете “Тодес”, ей больше ничего и не надо. Она танцует постоянно, постоянно в движении. Иногда я с ужасом думаю, как же она в школе сидит на уроках? Если мы куда-то идем, она ходит “колесом”, постоянно подпрыгивает. Поэтому платья, это просто не про нее. С мальчиками проще – младшему сыну было раньше вообще все равно, а сейчас он начал уже сам выбирать одежду. Чему я безумно рада. Я считаю, что дети – не куклы, и наряжать их на свой вкус – это категорически неправильно.

А вы покупаете детям дорогую одежду или нет?

Дети не видят ценности в одежде. Как-то у меня была няня и однажды она обронила фразу: “Яна, ты что, как ты смеешь возить это платье по полу, это же Dolce & Gabbana, срочно подними!”. Меня тогда эти слова очень зацепили. То есть если это Zara или H&M, то можно такие вещи швырять на пол? Если ребенку будешь сам говорить что это бренд, надо его беречь, то тем самым приучишь ребенка к этому массовому брендизму.

А у вас какое отношение к брендам?

У меня была разная одежда – от кутюр, до масс-маркета. Относиться к любой одежде нужно одинаково: держать в чистоте и за ней ухаживать. Если ты боготворишь бренды, то и ребенок будет также относиться. Меня мама приучила, что одежда, не важно, дорогая или нет, должна быть всегда в опрятном виде. И этому я учу и своих детей. Мама говорила всегда, что главное в наряде – это обувь. Наверное, от этого у меня такая безудержная любовь к туфлям. Дома у меня целая коллекция, есть даже обувь, которую я еще не надевала ни разу.

Какие семейные традиции передали вам ваши родители или бабушки с дедушками?

Каждый новый год мы проводим в России и улетаем отдыхать 1 января. Отмечаем или в гостях, или в ресторане и всегда с детьми, никогда без детей не отмечаю. Был даже смешной случай, мы вернулись домой часа в 4 утра, сели под елку распаковывать подарки (это еще одна традиция) и в какой-то момент я открываю глаза и понимаю, что все мы дружно уснули под елкой и чуть не проспали свой утренний вылет на отдых. Конечно мы всегда отмечаем дни рождения детей, на Пасху печем куличики.

Кстати, а с планами на летний отдых уже определились?

Отдыхать и путешествовать без детей для меня из ряда невозможных вещей. Я обожаю узнавать этот мир вместе с ними. Пока мне не объявили даты моего отпуска, но мы хотим уехать в круиз по Карибам и промчаться по знаменитой в США трассе 66.

Как развивать мужество

Так воспитывают настоящих мужчин

Фильм «Непобедимый»

Мужчина может быть сильнее страха.

Мужество – ответственное и разумное, в меру смелое и в меру спокойное, поведение в трудных или экстремальных обстоятельствах.

Животные при испуге обычно действуют по наезженной схеме — бегство-оборона-ступор-потеря сознания. Впрочем и среди животных бывают редкие особи, которые научаются действовать четко, слаженно и спокойно. Эти особи становятся вожаками.

Люди в себе мужество воспитывают. Для этого нужно:

Развить позитивный взгляд на мир: «У любой задачи есть решение».

Развить ответственный взгляд​ на мир: Я отвечаю за то, что здесь происходит. «Терять голову сразу хочется меньше».

Развить конструктивный взляд на мир: «Что случилось, то случилось. Важно теперь что-то сделать, а не переживать ужас и кошмар».

На уровне рефлекса можно приучить себя ориентироваться не на чувства (страх, боюсь, сомневаюсь, переживаю), а на разум и обязанности. Просто делать то, что нужно. А бояться будем потом, в личное время, если останется желание.