Вслух и про себя

Чтение вслух и «про себя» – что полезнее?

Когда у американского миллиардера Уоррена Баффита спрашивают, в чем состоит формула успеха, инвестор отвечает: «Я просто сижу в своем офисе и читаю книги». Несмотря на засилье хитроумных гаджетов и потоки визуального контента, в которых того и гляди захлебнется печатный текст, во главе ментальных процессов, задействованных в обработке информации, как и сотни лет назад, лежат навыки вдумчивого чтения.

Какую пользу приносит чтение?

Систематическое чтение крайне важно для формирования мыслительного аппарата и гармоничного развития личности. Выстраивая взаимосвязи между словами и мысленными образами, мозг формирует нейронные сети, ответственные за когнитивные функции – воображение, память, концентрацию внимания, логическое мышление, анализ и систематизацию данных. Навыки, приобретенные в процессе вдумчивого чтения, автоматически переносятся на другие сферы деятельности – устный счет, решение математических задач, изучение иностранных языков и художественное творчество. Человек, с детства приученный к чтению, мыслит более эффективно, быстро приобретает новые знания и даже в сложных ситуациях принимает верные решения, не уступая давлению стереотипов, эмоций и авторитетов.

Почему нужно читать вслух?

Раньше считалось, что чтение вслух необходимо только на ранних этапах обучения, хотя даже взрослым в порядке гимнастики ума не помешает регулярно читать вслух хотя бы по полчаса в день. Читая вслух с выражением, мы учимся распознавать смысловые акценты текста и совершенствуем навыки управления дикцией и интонацией.

Когда ребенок читает вслух, предложите ему озвучить персонажей книги. Примеряя на себя разные роли, малыши развивают эмпатию и эмоциональный интеллект. Эффект не заставит ждать: такие дети намного лучше распознают чувства собеседников и выражают свои мысли более связно, чем сверстники, предпочитающие проводить время за компьютерными играми.

Далее вступает в действие закон домино. Поверхностные изменения влекут за собой более глубокие перемены: приходит осознание логики построения фраз. Недаром чтение вслух входит в программы обучения ораторскому мастерству и широко практикуется на курсах подготовки дикторов и телеведущих. Люди, регулярно читающие вслух, говорят более уверенно и допускают намного меньше речевых ошибок, в результате чего их воспринимают как более авторитетных и заслуживающих доверия. Речь очищается от слов-паразитов, становится богаче и точнее. Особенно полезно чтение вслух ребятам, страдающим косноязычием и дефектами речи.

А вот чего не стоит ожидать от чтения вслух, так это помощи в запоминании учебного материала. Слушая самого себя, ребенок часто отвлекается от предмета и едва ли сможет глубоко вникнуть в текст и точно пересказать прочитанное.

Чтение вслух сопровождается напряженной работой лицевой мускулатуры. Маленькому читателю необходимо давать отдых спустя каждые 10–15 минут.

Чем полезно чтение «про себя»?

Пристрастившись к книгам, дети обычно переходят к чтению «про себя». Когда не приходится утруждаться произношением звуков, сосредоточиться на тексте намного проще. Кроме того, такое чтение хорошо развивает зрительную и ассоциативную память. При чтении «про себя» активно работает фантазия. Поскольку сознание полностью сосредоточено на воображаемых образах, запечатление визуальной информации о написании слов проходит незаметно, на подсознательном уровне и ощущения усталости, как при зубрежке, не возникает.

Привычка к чтению «про себя» создает предпосылки для формирования интуитивной грамотности. Начитанный ребенок может не знать ни единого правила, но будет писать без ошибок, а в качестве бонуса получит стойкую привычку к концентрации и тренированную память.

Вместе с тем обучающий потенциал чтения «про себя» ограничен – оно способствует глубокому усвоению материала, но почти не затрагивает устную речь. Ребенок, читающий преимущественно «про себя», может обладать потрясающим словарным запасом, но будет ошибаться при расстановке ударений, неправильно произносить слова, поэтому даже в средней школе не стоит прекращать читать вслух.

Какой способ чтения эффективнее?

Чтение вслух принесет пользу даже взрослому человеку с уже сформировавшимся интеллектом и наработанной речевой практикой. Такие упражнения в любом возрасте положительно действуют на когнитивные функции. Тем более они важны в процессе обучения детей.

Чтение «про себя» играет не менее важную роль в общем развитии умственных способностей человека. В период обучения лучше практиковать оба метода – эти навыки будут органично дополнять друг друга. На максимальное использование ментальных ресурсов направлены специально разработанные методики, в частности, курс обучения скорочтению Андрея Сподина. Упражнения, которые выполняют дети, активизируют оба полушария мозга и, что важно, помогают овладевать новыми навыками без всякого напряжения. Эта способность сохраняется у человека, прошедшего обучение скорочтению, и во взрослом возрасте, распространяясь на другие виды ментальной деятельности.

Дети показывают заметные результаты уже после месяца занятий в центрах развития «АMAKids». Они хорошо усваивают прочитанное, демонстрируют прекрасную технику чтения, глубокое понимание текста, а также более гармоничное восприятие окружающего мира и позитивный настрой. Ведь чтение не только помогает развивать мозг. Оно расширяет кругозор, формирует нравственные устои, просто доставляет удовольствие, позволяя человеку совершить путешествие в другие страны и времена, испытать разнообразные эмоции и усвоить новые знания.

Все зависит от настроения Вашей души. Исходя из личного опыта, могу сказать, что зачастую, для сосредоточения внимания на словах молитвы, считаю нужным молиться вслух. Иногда хочется молиться молча, но периодически следует возвращаться к произнесению слов молитвы вслух, когда подкрадывается рассеянность в мыслях. Главное в этом деле – не допустить «мертвой», невнимательной и бездушной вычитки правила, способного как вознести человека на духовную высоту, так и погубить в состоянии закоренелого начетничества. Человек должен ощущать, что во время молитвы он разговаривает непосредственно с Богом. И хотя Бог неимоверно возвышен, абсолютно свят и управляет всем миром как в глобальных, так и в мельчайших его проявлениях, а человек слаб, ограничен и невежествен, — тем не менее человек устанавливает с Богом прямой личный контакт и ведет с Ним непосредственный диалог. Молитва — часть такого диалога. (Наши «слова» в этом диалоге — это и мысли, и слова, и дела наши; а «слова» Всевышнего — это все то, что с нами происходит.) Простая медитация, т. е. создание настроения близости к Богу, не является молитвой. Молитва должна быть выражена словами, потому что словесная речь — это одна из важнейших особенностей человека, отличающих его от животного. Молитва должна быть не просто проговорена мысленно, но обязательно сказана вслух, т. к. человеку свойственно гораздо более серьезно относиться к реально произносимому слову, чем к произнесенному мысленно. С другой стороны, не следует молиться громко. Желательно, чтобы человек слышал свою молитву сам, но не нужно, чтобы ее слышали окружающие. Мы учимся этому на примере Ханы, матери пророка Шмуэля (Самуила), о которой сказано: «И когда молилась она, то говорила в сердце своем; только губы ее двигались (т.е. она говорила шепотом), голоса же ее не было слышно» (Книга Шмуэля I, 1:13). Только отдельные элементы молитвы разрешается произносить громко. Традиция относит первую молитву человека ко времени пребывания Адама в Саду Эденском. Мидраш сравнивает стих «И сказал Бог: Да произрастит земля зелень: траву, дерево… И выпустила земля зелень, траву и дерево…» (Бытие 1:11), говорящий о Третьем дне Творения, со стихом «Никакого же кустарника полевого еще не было на земле, и никакая трава полевая еще не росла, ибо дождя не посылал Господь Бог на землю, пока не было человека для обработки земли» (Бытие 2:5), говорящим о Шестом дне Творения. При этом Мидраш замечает, что вся зелень была «выпущена» землей на Третий день, но ничего не росло до Шестого дня. И когда создал Бог Адама, то повелел Он ему «обрабатывать Сад и охранять его» (Бытие 2:15). Какую же работу Адам делал в Саду? Мидраш объясняет: когда Адам пришел в Сад, то он увидел, что все растения находятся «на выходе из земли», но ничего не растет. И тогда он стал размышлять над тем, чего же не хватает растениям для роста. Он понял, что растениям нужна вода, которую может дать только Бог, и обратился к Всевышнему с молитвой о дожде. Тут же пошел дождь, и выросли все растения в Саду. Из этого Мидраша мы получаем очень важные представления, касающиеся еврейского понимания смысла молитвы. Бог хочет, чтобы человек молился и обращался к Нему с просьбами, ибо молитва — это один из инструментов духовного продвижения человека. Для того чтобы обратиться с просьбой к Всевышнему, человек должен осознать влияние Бога на мир, почувствовать, насколько Божественная помощь необходима для правильного функционирования мира; и это — серьезная внутренняя работа человека, один из путей познания мира. Награда за молитву — это награда именно за такую внутреннюю работу. (Здесь интересно заметить, что на иврите слово «служение» — «авода'» — означает именно «работу». Молитва — «служение сердца» — это «работа над своим сердцем».)

Поиск ответа

Всего найдено: 11

Вопрос № 301986

Здравствуйте! Поискала у Розенталя и в Справочнике издателя и автора Мильчина, есть варианты про цитаты, но никак не могу разобраться. Нужны ли точки после кавычек, если это мысли героя или внутренние разговоры (кавычки в этой сказке отделяют в тексте все внутренние диалоги, мысли от реальных диалогов)? Есть варианты со словами автора внутри или перед, а есть только «внутренний разговор» героя: «У меня! — услышал Горбун внутри голос своего сердца. — Ты влюблён в принцессу!». «Я? В принцессу? Глупости! Как могу я — такой страшный и мрачный — любить такую прекрасную Розу?». «Неужели кто-то полюбит такого уродливого горбуна, как я? — с горечью думал он. — А я сам смогу полюбить кого-то?». Он не знал ответа, до сих пор ему знакомы были только ненависть и зависть. От удивления Горбун застыл на месте и стоял столбом, не веря своим глазам: «Разве на свете бывает такая красота?!». Спасибо!

Ответ справочной службы русского языка

Если в тексте перемежается внешняя речь (обращенная к собеседнику) и внутренняя (подумал про себя), то внешняя речь оформляется при помощи абзацного выделения, а внутренняя — при помощи кавычек. При этом прямая речь с кавычками оформляется по общим правилам:

  • если прямая речь заканчивается точкой, точка ставится после кавычек;
  • если прямая речь заканчивается вопросительным, восклицательным знаком или многоточием, знак пишется внутри кавычек, а точка после них не ставится.

Верно: «У меня! — услышал Горбун внутри голос своего сердца. — Ты влюблен в принцессу!» «Я? В принцессу? Глупости! Как могу я — такой страшный и мрачный — любить такую прекрасную Розу?» «Неужели кто-то полюбит такого уродливого горбуна, как я? — с горечью думал он. — А я сам смогу полюбить кого-то?» Он не знал ответа, до сих пор ему знакомы были только ненависть и зависть. От удивления Горбун застыл на месте и стоял столбом, не веря своим глазам: «Разве на свете бывает такая красота?!»

Вопрос № 301842

Здравствуйте! А как правильно(лучше) ребёнку проговаривать про себя слова во время диктанта, так как он пишет или так как они звучат?

Ответ справочной службы русского языка

Лучше обсудить этот вопрос с учителем.

Вопрос № 299028

Подскажите, как правильно выделять рассказ истории о себе и к какому разделу по правилам это относится? Расскажу маленькую историю про себя. ⠀ «В определенный период…» Или не нужны кавычки после фразы о рассказе истории? Расскажу маленькую историю про себя: в определенный период… Спасибо заранее!

Ответ справочной службы русского языка

Никакие средства выделения не требуются.

Расскажу маленькую историю о себе. В определенный период…

Вопрос № 296791

Ответ справочной службы русского языка

Интересный вопрос. При характеристике наречий обычно используют термин предлог-приставка. Например, Е. В. Бешенкова и О. Е. Иванова пишут об этой части так: «При переходе предложно-падежного сочетания в наречие часто сохраняется раздельное написание предлога в составе наречного сочетания. Однако первоначальный предлог теряет свой статус и приобретает качество переходного явления между предлогом и приставкой и называется предлог-приставка. Некоторые предлоги-приставки в составе наречий и наречных сочетаний всегда пишутся раздельно, к ним относятся без, для, при, про, напр.: без обиняков, без продыху, без просыпа, без разбору, без спросу, без толку, без удержу, без умолку, без устали, без утайки, без малого, без никаких, для блезиру, при смерти, при случае, при деньгах, про запас, про себя («не вслух»). Предлог-приставка до пишется слитно с наречной основой (досюда, дотуда, докуда, доднесь, доколь, дотоль…» (Бешенкова Е. В., Иванова О. Е. Правила русской орфографии с комментариями. Тамбов, 2012. С. 76).

Для описания составных предлогов такой термин неудобен, хотя начальная часть в них имеет те же свойства, что и в описанных выше наречиях. Вот, например, фрагмент из «Русской грамматика» 1980 г.: «К простым предлогам относятся все те предлоги – как первообразные, так и непервообразные, которые состоят из одного слова. К составным предлогам относятся те предлоги (всегда непервообразные), которые состоят из двух или трех слов: формы имени, деепричастия или наречия в сочетании с одним или двумя первообразными предлогами: впредь до, вдали от, в отличие от, согласно с, по отношению к, глядя по» (§ 1656).

Вопрос № 284467

Доброе утро! Подскажите, как правильно оформить перечисление вопросов в следующем предложении (надо ли их брать в кавычки, прописывая с большой буквы?): Такие задумывающиеся люди вслух или про себя задаются вопросами: что есть свобода, какая моя личная свобода, и что стоит, а что не стоит делать ради своей свободы?

Ответ справочной службы русского языка

См. ответ на вопрос № 284412.

Вопрос № 284412

Подскажите, пожалуйста, как правильно оформить вопросы в предложении (брать ли их в кавычки, писать ли с заглавной буквы). Такие задумывающиеся люди вслух или про себя задаются вопросами: что есть свобода, какая моя личная свобода, и что стоит, а что не стоит делать ради своей свободы?

Ответ справочной службы русского языка

Корректно: Такие задумывающиеся люди вслух или про себя задаются вопросами: что есть свобода? какая моя личная свобода? что стоит, а чего не стоит делать ради своей свободы?

Вопрос № 282522

Повторно задаю вопросы (долго ждала ответа, а я делаю для печати книгу родственника) по прямой речи. Верно ли:
1) Он спросил, где я служил. Он спросил: «Где ты служил?»
2) На мой вопрос: «Ты это видел?» – он ответил: «Нет!»
3) Как правильно расставить пунктуацию прямой речи внутри прямой речи? На Грамота.ру нет такой статьи. Примеры (не всегда знаю как правильно):

– Это было в ту ночь. Сколько раз я думала про себя: уж не Райдергуд ли убил?
– Я ему говорю: «Старик, мне не понятно». А он мне говорит: «Таких людей мало».
– А потом я начал думать: «Вздор!»
«Куда идёте?» – «Да, – говорят, – на тренировку. А ты?» – «Да я, – говорю, – вот сдал документы».

Ответ справочной службы русского языка

Извините за задержку с ответом. Пунктуация во всех приведенных Вами предложениях верна.

Вопрос № 279853

Здравствуйте! Помогите, пожалуйста, правильно оформить словосочетание «чтение про себя». Нужно ли закавычивать слово «про себя» или допустимо оставить без кавычек? Как обосновать?

Ответ справочной службы русского языка

Кавычки не нужны: сочетание про себя в знач. ‘тихо, еле слышно’ и ‘не в слух, в уме, мысленно’ зафиксировано словарями русского языка (т. е. такое употребление не является необычным, непривычным).

Вопрос № 266809

Здравствуйте! В пятый раз пишу вам. Пожалуйста, если по каким-то причинам не можете ответить, скажите, и я больше не буду задавать этот вопрос. Всю жизнь думала, что знаю, как оформляется прямая речь. Но все чаще вижу, как в газетах, книгах после кавычек, закрывающих прямую речь, если в конце прямой речи стоит вопросительный, восклицательный знак или многоточие, после кавычки ставят точку либо запятую. Например: «Какая чудная погода!», — воскликнул он. Он воскликнул: «Какая чудная погода!». Она закричала: «Куда ты идешь?». А недавно открыла книгу семьдесят второго года ленинградского издательства — а там та же история: точки после кавычек после прямой речи с восклицанием или вопросом. Скажите, пожалуйста, меня неправильно учили в школе и на филфаке университета? Или я что-то пропустила? Зачем эти точки и запятые?

Ответ справочной службы русского языка

В Вашем вопросе две части. Постараемся ответить.

1. Пунктуация перед авторскими словами регулируется правилом.

Если прямая речь стоит перед вводящими ее словами автора, то после прямой речи ставится запятая и тире, а слова автора начинаются со строчной буквы: «Мы всё прекрасно понимаем, Николай Васильевич», — съязвил про себя Солодовников, присаживаясь на белую табуретку (Шукш.). Если после прямой речи стоит вопросительный, восклицательный знак или многоточие, то эти знаки сохраняются, а запятая не ставится; слова автора, как и в первом случае, начинаются со строчной буквы: «Да проститься же надо было!..» — понял он, когда крытая машина взбиралась уже на взвоз (Шукш.); «Голубоглазый мой ангел-хранитель, что ты смотришь на меня с такой грустной тревогой?» — хотел иронически сказать Крымов (Бонд.).
Если на месте разрыва оказывается восклицательный или вопросительный знак, то он сохраняется, далее следует тире перед словами автора (со строчной буквы), после этих слов ставится точка и тире; вторая часть прямой речи начинается с прописной буквы: «Даю ли я сейчас счастье многим людям, как это было ранее? — думал Кипренский. — Неужели только глупцы пытаются устроить благополучие своей жизни?» (Пауст.); «Да тихо! — приказал дежурный. — Можете вы помолчать?!» (Шукш.).

2. А вот точку в конце предложения (после кавычек) ставить нужно.

…Если перед закрывающей кавычкой стоит знак вопросительный, восклицательный или многоточие (и на этом предложение заканчивается), то те же знаки, необходимые по условиям всего предложения, не повторяются после закрывающей кавычки; неодинаковые знаки (перед кавычкой и после кавычки) ставятся; ср.: «Вы читали романы «Что делать?» и «Кто виноват?»; Кто не знает великолепных слов А. Блока: «Сотри случайные черты. И ты увидишь — мир прекрасен…»?; Неужели вы не прочитали роман «Что делать?»!

Вопрос № 252490

Скажите пожалуйста, обязательно ли оформлять внутренний монолог как прямую речь:
Христианство не западная религия, отметил я про себя. Печально то, что она превратилась в западную религию.
или так:
«Христианство не западная религия,» — отметил я про себя. Печально то, что она превратилась в западную религию.
Спасибо

Ответ справочной службы русского языка

Оформление в виде прямой речи в данном случае не требуется.

Вопрос № 245211

Я рассказывала ему про себя… и Я рассказывала ему о себе… В чем отличия в употреблении?

Ответ справочной службы русского языка

Отличия стилистические: про – разговорный вариант.

Как молиться — вслух или про себя?

Вопрос читателя:

Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, есть ли разница между тем, как читать акафист святителю Николаю — про себя или в слух?
Спасибо и храни Вас Бог!

Анатолий

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Дорогой Анатолий, вопрос молитвы вслух или «про себя» очень важный и он касается не только акафиста святителю Николаю, а молитвы вообще.
Обычно мы с детства приучены читать «про себя», этому обучают уже в начальных классах школы. Так как чтение в большинстве своем представляет учебную и художественную литературу, то постепенно у нас формируется две привычки: воспринимать прочитанное как информацию и «рисовать в голове» образы прочитанного. А вот общение у нас воспринимается как разговор, через устную речь.
Поэтому на первоначальном этапе обучения практике молитвы правильно проговаривать все читаемые молитвы, чтобы у нас оставалось ощущение беседы, того, что мы молимся к конкретной личности: Богу или же святому. Постепенно, когда навык к молитве пересилит привычку к чтению «про себя» единственно как к способу получения информации, можно начинать молиться без слов, прочитывая слова молитвы в уме и при этом обращаясь словами молитвы к тому, кому мы молимся.
Храни Вас Господь!

Архив всех вопросов можно найти . Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Фото на заставке: spbpda

Как молиться, чтобы Господь услышал?

Этот вопрос, пришедший в нашу редакцию, определил тему новой беседы с Митрополитом Саратовским и Вольским Лонгином.

— Владыка, мы с Вами уже говорили: молитва — это наше общение с Богом, для христианина она должна быть необходимой как дыхание. Но мы знаем и из собственного опыта, и из опыта наших читателей, у которых много вопросов на эту тему, что научиться молиться и любить молитву очень трудно. Даже святые говорили: молиться — значит кровь проливать; молитва требует труда до последнего дня человека… Владыка, почему молиться бывает так трудно?

— Действительно, молитва —это труд, об этом говорили многие святые. А русский народ сложил очень точную поговорку: самое трудное на свете — это Богу молиться и старых родителей кормить.

Почему же молиться трудно, хотя многие святые имели навык постоянной непрестанной молитвы? Надо напомнить себе, что такое молитва. Это предстояние Богу, можно сказать, разговор с Богом, общение с Ним. А что нужно для того, чтобы в нашей обычной жизни постоянно хотеть общаться с человеком?

— Любить его…

— Совершенно верно. Например, вот жених и невеста —они все время хотят общаться друг с другом, 24 часа в сутки. Потому что есть любовь, влечение друг к другу. Так и с Богом: должно быть стремление к Нему для того, чтобы молитва не была нудной обязанностью. Знаете, как иногда говорят: «вычитал правило»? Как будто яму копал… Конечно, молиться постоянно, живя в миру, сложно, но, по крайне мере, можно обращаться к Богу часто и с любовью.

Я вспоминаю свою юность, когда я просто бежал в храм. Знаю и других своих ровесников, тех, кто приходил в Церковь еще в советское время. Для нас это было самым главным, что может быть на земле, и заслоняло абсолютно всё: и учебу, и работу, и какие-то семейные связи. Мы буквально «утреневали» ко храму (как сказано в молитве: «утренюет бо дух мой ко храму святому Твоему»), то есть с самого раннего утра постоянно хотелось быть в храме, видеть, слышать то, что там происходит. Я помню это чувство, до сегодняшнего дня память о нем в моем сердце.

Такое живое чувство к Богу должно быть у человека для того, чтобы ему хотелось молиться. Но, конечно же, оно есть не всегда. Человек —существо крайне непостоянное, и даже когда он достигает в своей жизни каких-то вершин, потом у него бывают периоды охлаждения и падения. Но память о том, что было — о прежних вершинах, будь то отношения с Богом или людьми — должна согревать человеческое сердце, когда пик чувств постепенно проходит. Тогда вместо охлаждения будет ровное горение, и потом оно будет разгораться все ярче. Есть ведь такие случаи, когда супруги, прожив друг с другом многие десятилетия, в конце своей жизни любят друг друга ничуть не меньше, а наоборот, даже сильнее, глубже, чем это было в юности.

Примерно такие же отношения могут быть у человека с Богом. Возможно, кому-то этот пример покажется не совсем корректным, но он понятен. Не надо забывать, что общение человека и Бога — это общение двух личностей, и оно требует того, чтобы человек постоянно возгревал, подпитывал свои чувства памятью о тех моментах, когда Господь Сам являлся человеческому сердцу. Вообще, каждый человек, который ходит в храм,— я в этом глубоко убежден — хотя бы однажды увидел Бога, почувствовал Его близость и еще здесь, на земле, испытал то чувство, о котором говорил апостол: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9). Память об этом дает человеку силы, когда приходит охлаждение.

Когда одна из духовных чад жаловалась в письме святителю Феофану Затворнику на свою холодность, на то, что она никак не может молиться, хотя еще вчера радовалась всему и Бога благодарила, он ответил так: посмотрите за окно — вчера солнышко светило, а сегодня дождик пошел. Это не зависит от нас с вами. Так же, говорит, и в человеческом сердце — то одно состояние, то другое. Но нужно научиться претерпевать периоды охлаждения, уныния, забвения о Боге и вновь к Нему возвращаться.

— Владыка, мы хотели бы задать Вам вопросы о молитве, которые есть у многих прихожан наших храмов. «У меня сложная жизненная ситуация. Молюсь, но она не разрешается, а становится все хуже. Что делать, как молиться, чтобы Господь услышал?» — спрашивает Сергей.

— Молиться надо неотступно. Но кроме того, нужно обязательно разбираться в ситуации, пытаться понять, почему она так складывается. Ведь иногда Господь хочет он нас, чтобы мы в чем-то изменились, чтобы мы потрудились сами. Допустим, мы просим Бога о чем-то, и Он ставит нас в такие обстоятельства, в которых мы можем волю Божию исполнить, сделав что-то своими собственными руками. Господь очень редко действует в человеческой жизни напрямую, с помощью какого-то явного чуда. Обычно люди исправляются людьми же.

Поэтому, я думаю, Сергею и тем, кого волнуют похожие вопросы, надо прежде всего очень внимательно разобрать эту сложную ситуацию, может быть, посоветоваться с кем-то из духовно опытных людей, чтобы понять: в чем именно моя вина в случившемся? Что я могу изменить не в окружающих людях, а в самом себе? И если мы что-то в себе изменим, то и ситуация после этого начнет меняться.

— Еще вопрос, скажем так, о действенности молитвы: «Хотел бы выяснить важные для меня вопросы. Как лучше (эффективней) исполнять молитвенное правило: мысленно или вслух? Если вслух, то шепотом или громко? К какой интонации при этом стремиться: церковной или своей собственной? Игорь»

— Вообще, подходить к молитве с точки зрения «эффективности» неправильно. А исполнять правило нужно так, чтобы это было наиболее полезно для нас. Все мы люди очень разные: у нас разные навыки, привычки, характеры. Кому-то удобнее читать про себя, кому-то вслух. Главное,чтобы тексты молитвословий, которые мы читаем, проходили через наше сердце, наше сознание. А темп молитвы, способ ее произнесения зависят от того, как человеку легче ее воспринимать. Лично у меня есть одна проблема с юности: в свое время я прочитал множество книг и читаю очень быстро. Скажем, молитвенное правило (три канона с акафистом) я могу прочитать про себя минут за пятнадцать, причем вполне осознанно. Поэтому, когда я служу, я всегда произношу молитвы вслух для того, чтобы это было чуть медленнее. Другой человек, может быть, наоборот, вслух читает по слогам, и ему удобнее читать про себя.

Что касается интонации, которую Игорь называет церковной (это чтение на одной ноте, спокойное, без эмоциональных всплесков),—я думаю, она предпочтительнее, потому что так человек лучше привыкает и к чтению в храме, ему потом легче в нем разбираться. Такое чтение в церкви на самом деле является более правильным, потому что в словах молитвословий должна звучать сама молитва, а не наши личные эмоции. Хотя относительно домашнего правила повторю — все это очень индивидуально и не имеет большого значения, лишь бы молитва была понятна человеку и проходила через его сердце.

— «Около десяти лет я молюсь и обращаюсь со своими нуждами к святой Матронушке. Просила, конечно, о земном: здоровья, замужества, чтобы дочь на бюджетное отделение поступила и т.д. Потому что еще перед смертью она сказала: “Все приходите ко мне и рассказывайте, как живой, о своих скорбях”. Я слово “скорби” понимаю как земные трудности, проблемы, печали, неудачи. Но в лекциях богослова профессора А.И Осипова говорится, что мы неправильно молимся, прося земные блага. Мы должны молиться, просить помощи в избавлении от грехов. А когда избавимся от греха, то Господь, видя наши нужды, Сам даст необходимое. Я теперь в сомнениях: и Матронушке верю, и профессору А.И. Осипову тоже верю. Поясните, как правильно молиться? Надо ли исповедоваться в том, что просила о земных благах? Ангелина»

— Нет, каяться в этом не надо. Профессор Осипов говорит о высоких вещах. Но мы пока живем в этом мире, и поэтому нас беспокоят, в том числе, и вещи житейские, о которых Вы пишете. Я всегда в таких случаях вспоминаю эпизод из жизнеописания преподобного Амвросия Оптинского. Однажды к нему пришла крестьянка из соседнего села и пожаловалась, что у нее мрут индюшата. И старец слушал, сочувствовал, объяснял ей, что и как делать. Крестьянка ушла утешенная. Было ли такое отношение правильным? У каждого есть какие-то нужды и скорби, и я думаю, что это нормально, когда человек обращается с ними к Богу.

Другое дело —и здесь я согласен с профессором Осиповым, сам часто об этом говорю,—чтонаши отношения с Богом ни в коем случае не должны ограничиваться только вот этим «дай, дай, дай»… Если мы христиане, нужно, чтобы мы думали и о каких-то более глубоких вещах, сами старались что-то принести Богу в жертву. «Сыне, даждь ми твое сердце»,— говорит Господь. Он ждет от нас нашего сердца, думаю, что это важнее всего.

Поэтому при видимой противоречивости позиций, которые приводятся в письме, правы обе стороны. Просить у Бога земных благ можно, и в этом нет ничего ни преступного, ни плохого. Но ограничиваться только этим нельзя, потому что наша земная жизнь — это подготовка к вечности. Самое главное —спасение нашей души. Именно этого надо просить у Бога и самим делать все, что от нас зависит.

— Еще один вопрос из числа тех, что часто можно услышать: «Говорят, чтобы понять волю Божию, надо помолиться. А как правильно молиться и как понять, что ответ действительно от Бога?»

— Есть такое правило: следовать тем обстоятельствам, в которые Господь тебя поставляет. Особенно если человек от сердца помолится и попросит Бога о помощи. А вообще надо во всех жизненных ситуациях руководствоваться Евангелием, и тогда ты исполнишь волю Божию, потому что в Евангелии воля Божия о нас совершенно четко определена.

— Следующие несколько вопросов, Владыка, опять об охлаждении в молитве. Это очень распространенный недуг… «Если сердце на молитву не отзывается уже продолжительное время, с этим надо смириться и принять? Например, молятся в храме, а я хочу, но не могу, а потом молитвы даже начинают раздражать: “Сколько же можно одно и то же?..” Ирина».

— Нет, смиряться с этим не надо, а нужно, как сказано у святителя Феофана Затворника, которого я только что цитировал, это состояние как-то переждать. В древнем Патерике есть интересный эпизод. Один новоначальный монах спрашивает более опытного: что делать, если нет желания молиться, наоборот, расслабление, уныние пришло? Старец советует: вставай, пересиливай себя, пытайся разогреть свое сердце. Монах жалуется, что не получается. Тогда, говорит старец, возьми свою мантию, завернись в нее и спи.

Этот совет, хоть он и выглядит шутливым, на самом деле очень мудрый. Потому что иногда бывает так, что человеку нужно просто прийти в себя, взять паузу. Но ни в коем случае не соглашаться с таким состоянием, а, отдохнув, постепенно возвращаться к молитве. И здесь, как я уже сказал, очень важное значение имеет память о том периоде, когда человек молился и был услышан Богом, когда ощущал единение с Ним, Его близость.

— «Уже много лет читаю вечерние и утренние молитвы, но встаю на правило с огромным трудом. Чем бы ни заниматься — лишь бы не молиться… Как изменить свое отношение к молитве, как полюбить ее? Татьяна»

— Бывает, что человек просто, что называется, осуетился, то есть обычные дневные заботы и хлопоты заняли слишком большое место в его жизни. Но при этом остался такой рудимент: надо встать на молитву утром и вечером. Конечно, когда живого отношения к Богу нет, через какое-то время этот рудимент начинает раздражать: ну зачем, спрашивается, тратить время на то, чтобы одни и те же слова повторять, когда сердце молчит? Нужно опять же остановиться и разобраться в себе. Причина всегда в самом человеке.

Еще бывает, что человек перестает молиться, держать пост, ходить в церковь, когда его образ жизни становится далеким от христианского. Мы ведь какие? Согрешили в одном, в другом, в третьем — но нам ведь тяжело, и времена такие, все так живут… Все мы знаем этот набор самооправданий. И постепенно, когда накапливаются какие-то недостатки, грехи, может быть, даже пороки, молиться становится невозможно. Попытки молиться вызывают только отторжение.

Причиной может быть все что угодно. Поэтому Татьяне и всем, у кого похожее состояние, надо подумать, разобраться в себе, в своей жизни и постараться внести коррективы. Тогда человек снова сможет молиться внимательно.

— Вы как-то говорили, Владыка, об опыте непрестанной молитвы. Но эти дела, хлопоты, о которых пишет наша читательница, они же не всем мешают молиться, по слову преподобного Серафима Саровского, который говорил, что молитва делу не помеха?

— Непрестанная молитва — это все-таки делание монашествующих, да и то не всегда в наше время это встретишь. В миру к этому стремиться не надо, но молиться часто можно и нужно. Знаете, есть непрестанная молитва, а есть ее противоположность —непрестанная суета… Вот эту непрестанную суету надо все-таки отодвинуть в сторону. Кроме того, молитва — это память о Боге. И хорошо приобрести такой навык: вот я хожу, разговариваю, что-то делаю —и все время помню, что есть Бог, Он над всеми моими делами. А обычно мы живем так, как будто Его нет, и вспоминаем о Нем редко. На самом деле, надо о Нем помнить всегда.

— «Подскажите, пожалуйста, как правильно поступать, если во время молитвы в голову лезет все что угодно, кроме самой молитвы… Читала два совершенно полярных мнения: перестать молиться, так как Бог все равно такую молитву не слышит,— или понуждать себя, молиться через силу. Инна»

— Останавливаться ни в коем случае не надо, следует понуждать себя. Чтобы восстановить внимание на молитве, можно время от времени делать такое упражнение: когда вы читаете правило и вдруг понимаете, что внимание «улетело», надо вернуться назад и читать уже со вниманием. Это сложно, и не нужно это делать постоянно, но пробовать надо, чтобы наладить в себе навык внимательного чтения.

Еще у того же святителя Феофана есть замечательный ответ на похожий вопрос. Одна из его духовных чад спросила: «Иногда я понимаю, что постояла на молитве и ничего в моем сердце не шевельнулось. Что делать?». Он ответил: «Тогда встаньте перед иконами, перекреститесь, вздохните, и скажите: “Господи, я не смогла Тебе сегодня принести мое сердце, прими от меня хотя бы ноги”». Он много говорит в своих письмах, что надо приучаться держать себя в порядке, быть собранным. Например: вот ты лежишь на диване, вспомни, что это неправильно, и вместо этого сядь, как полагается, выпрямись. Такие вроде бы мелкие внешние вещи помогают человеку держать себя в необходимых рамках, потому что, когда мы эти рамки упраздняем, мы растекаемся, теряем свою собранность. А без этого многое невозможно, не только Богу молиться — например, учиться. Посмотрите, многое из того, что мы говорим о молитве, можно сказать студенту, который не умеет учиться, потому что там точно то же самое: нет внимания. Поэтому многое в жизни человека изменится, многое станет делать легче, человек будет достигать больших успехов, если он настроит себя на правильную внимательную молитву.

Хочу посоветовать авторам этих вопросов и всем нашим читателям обязательно прочитать книгу святителя Феофана Затворника «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться». Это ответы на подобные вопросы в форме писем. А тем, кто любит читать и не боится толстых книг, я рекомендовал бы собрание писем святителя Феофана, в которых содержатся исключительно глубокие, очень ценные, вполне современные материалы. Святитель отвечает на вопросы своих духовных чад, которые не так уж отличаются от тех, которые задаются сегодня. В свое время мне самому эти книги очень помогли.

Фото Алексея Лузгана и Андрея Гутынина