Жало змеи

Мир фауны у Пушкина — И жало мудрыя змеи

Доклад на XIX конференции «А.С.Пушкин в Москве и Подмосковье». Большие Вязёмы — Захарово. 3 октября 2015 г.
Публикация: Егорова Е.Н. Мир фауны в творчестве А.С.Пушкина: «И жало мудрыя змеи…» // А.С. Пушкин в Подмосковье и Москве (XIX Пушкинская конференция 3-4 окт. 2015 г.). XVIII Троицкие чтения. Хозяева и гости усадьбы Вязёмы (XXII Голицынские чтения 23-25 янв. 2016 г. Материалы научных конференций. Под общ. ред. А.М. Рязанова. – Б. Вязёмы; М.: ООО «РазДваТри», 2016. С. 42-56.
Среди образов из мира пресмыкающихся и земноводных в произведениях Пушкина чаще всего встречаются змеи/змии, что вполне закономерно, ведь змея – это очень непростой, многозначный символ, как положительный, соотносящийся с мудростью и совестью, так и негативный, связанный с грехом и силами ада.
Благословляя учеников на проповедь, Христос сказал им: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: Итак, будьте мудры, как змеи, и просты, как голуби» (Мф. 10, 16). Змея – это древний символ мудрости, и в таком значении он употребляется в одном из ключевых произведений пушкинской лирики – стихотворении «Пророк»:
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
Пушкиновед С.М. Бонди писал: «Жало мудрыя змеи» — этот образ понадобился Пушкину теперь для того, чтобы показать, каким тонким, необычайно гибким, умным должен быть язык поэта, желающего превратить в человеческое слово те тончайшие оттенки жизненных явлений, которые он наблюдает, подмечает, те глубокие, мудрые обобщения, которые он создает на основе этих наблюдений. Стоит только внимательно взглянуть на черновые рукописи Пушкина, чтобы понять эту филигранную работу над текстом, где язык поэта подлинно превращается в «жало мудрыя змеи». Однако исследователь подошёл к трактовке стихотворения, на наш взгляд, односторонне, и здесь наложили свой отпечаток атеистические представления советского времени.
«Жало мудрыя змеи» – сложный метафорический образ, как и само стихотворение, в котором говорится и о библейском пророке (отправной идеей послужила 6-я глава книги Исайи), и о пророческом общественном служении поэта, которого Бог призывает: «Глаголом жги сердца людей». То есть поэзия должна и обличать своими средствами грехи и пороки, и воспитывать людей. Под стихами поэт поставил дату 8 сентября 1826 г. – день, когда состоялась важнейшая беседа возвращённого из михайловской ссылки в Москву А.С. Пушкина и императора Николая Павловича. На этом основании Л.М. Аринштейн причисляет стихотворение «Пророк» к так называемому николаевскому циклу наряду с другими: «Стансы» (1826). «Друзьям» (1828), «Герой» (1830). Продолжительная беседа с императором, безусловно, повлияла на переосмысление великим поэтом своего общественного служения, возможно, вдохновила на сочинение гениального стихотворения, которое, однако, имеет неизмеримо большее самостоятельное значение в творчестве Пушкина, далеко выходящее за рамки какого бы то ни было цикла.
Важную роль играет метафора из мира змей в стихотворении 1828 года «Воспоминание»:
В то время для меня влачатся в тишине
Часы томительного бденья:
В бездействии ночном живей горят во мне
Змеи сердечной угрызенья…
«Сердечная змея» — уязвляющая сердце больная совесть. В стихах отчётливо звучит мотив признания своих грехов и покаяния.
С этим сходна по символическому смыслу «змия воспоминаний» в первой главе «Евгения Онегина» (строфа XLVI):
Того змия воспоминаний,
Того раскаянье грызет.
По мнению Вячеслава Иванова, «выразительны во второй из этих двух строк <звукосочетания> грз, крс. Параллельные места в изучаемой элегии: «живей горят во мне змеи сердечной угрызенья», «и горько жалуюсь, и горько слезы лью». Символы и звуки здесь находятся в полной гармонии. Звукописью Пушкин владел великолепно, как и всеми другими выразительными средствами поэзии.
Близок к обозначению язвящей совести сравнительный оборот во 2-й «Песне западных славян» «Янко Марначич»:
Янко выстрелил из своего пистоля,
Но рука его пьяная дрожала.
В супротивника своего не попал он,
А попал он в своего друга.
С того времени он, тоскуя, бродит,
Словно вол, ужаленный змиею.
Другой яркий образ, связанный со «змеиной» символикой, очень важен в стихотворении 1836 года «Отцы пустынники и жёны непорочны…». Перелагая великопостную молитву Ефрема Сирина, Пушкин особенно выделяет грех любоначалия, чего нет в исходной молитве:
Владыко дней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
«Сокрытой змеёй» здесь назван тяжкий, тайный грех любоначалия (а по сути гордыни – истока всех других грехов), умертвляющий душу. По справедливому мнению Валентина Непонящего, в стихотворении «в особенности важно дополнение: «Любоначалия, змеи сокрытой сей», — которое подчеркивает особое внимание автора, поэта, слывущего властителем дум, обладающего «могучей властью над умами», к грозящей ему опасности: соблазну духовного владычества над людьми».
Греховные мысли и соблазны в образе метафорической «прошипевшей змеи» присутствуют в XII октаве «Домика в Коломне»:
Тогда блажен, кто крепко словом правит
И держит мысль на привязи свою,
Кто в сердце усыпляет или давит
Мгновенно прошипевшую змию…
В этой же иронической поэме в XXV октаве соблазнительный облик Параши описывается сразу двумя «змеиными» сравнениями, усиливающими эффект:
Коса змией на гребне роговом,
Из-за ушей змиею кудри русы…
Развратная вакханка в стихотворении «Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем…» также сравнивается с вьющейся змеёй.
Двоякий смысл имеет змий в стихотворении «Стамбул гяуры нынче славят» (1830):
Стамбул гяуры нынче славят,
А завтра кованой пятой,
Как змия спящего, раздавят
И прочь пойдут и так оставят.
Стамбул заснул перед бедой.
Змий здесь одновременно презренная земная ядовитая тварь, которую безжалостно давят люди, и обозначение греха, нарушения заповедей ислама:
Стамбул отрекся от пророка;
В нем правду древнего Востока
Лукавый Запад омрачил —
Стамбул для сладостей порока
Мольбе и сабле изменил.
Стамбул отвык от поту битвы
И пьет вино в часы молитвы.
Характерно, что на листе с черновым автографом Пушкин нарисовал турка, вынимающего саблю из ножен, чтобы убить длинную извивающуюся змею (рис. 1). По справедливому мнению Т.Г. Цявловской, это буквальное графическое отображение сюжета. Стихотворение написано в связи с путешествием поэта в Арзрум. По мнению исследователей, в нём нашли отражения события июня 1826 года в Стамбуле – восстание янычаров против политики султана Махмуда II, которое было жестоко подавлено.
В черновиках поэмы «Полтава» поэт также рисует змей, причём оба раза это связано с именем коварного гетмана Мазепы как искусителя, соблазнителя Марии Кочубей. Этим он уподобляется библейскому змею-искусителю. Изображение змеи (рис. 2)соседствует в рукописи со стихами:
Мария, бедная Мария,
Краса черкасских дочерей!
Не знаешь ты, какого змия
Ласкаешь на груди своей.
Извивающаяся змея нарисована также и на листе со строками:
«Нет, дерзкий хищник, нет, губитель! —
Скрежеща мыслит Кочубей, —
Я пощажу твою обитель,
Темницу дочери моей.
И на том же самом листе рядом со словом «Мазепа» изображена змея с птичьей головой (рис. 3). Это василиск – мифологическое существо, способное убивать взглядом. Характерно, что голова чудовища опущена и возле шеи то ли падающая корона, то ли рука, схватившая за горло. Это можно трактовать как отображение размышлений над судьбой вероломного гетмана в сюжетной линии поэмы. Таким образом, в поэме «Полтава» змея и василиск – графические эмблемы Мазепы.
И совесть-то у Мазепы «змеиная», думается, не со смысловым оттенком угрызений (гетман вовсе не кается в содеянном), а в значении «нечистая»:
Палач вошел… О, ночь мучений!
Но где же гетман? где злодей?
Куда бежал от угрызений
Змеиной совести своей?
Неслучайно в описаниях деяний Мазепы присутствует метафорический «яд»:
Повсюду тайно сеют яд
Его подосланные слуги,
Там на Дону казачьи круги
Они с Булавиным мутят.
Яд метафорический органичен и в стихотворении «Демон»:
Его улыбка, чудный взгляд,
Его язвительные речи
Вливали в душу хладный яд.
Образ библейского змия – дьявола-искусителя появляется в XXVII строфе восьмой главы «Евгения Онегина», где говорится об ухаживании Онегина за замужней Татьяной в Петербурге:
О люди! все похожи вы
На прародительницу Эву:
Что вам дано, то не влечет,
Вас непрестанно змий зовет
К себе, к таинственному древу:
Запретный плод вам подавай,
А без того вам рай не рай.
Показательно, что Пушкин обычно нигде не описывает внешность змей и змиев, что и понятно, ведь они используются в основном в метафорическом или символическом значении. Исключение составляет фривольная «Гавриилиада», где змея материализуется и наделяется соблазнительным обликом:
Краса змии, цветов разнообразность,
Ее привет, огонь лукавых глаз
Понравились Марии в тот же час.
Чтоб усладить младого сердца праздность,
На сатане покоя нежный взор,
С ним завела опасный разговор:
«Кто ты, змия? По льстивому напеву,
По красоте, по блеску, по глазам —
Я узнаю того, кто нашу Еву
Привлечь успел к таинственному древу
И там склонил несчастную к грехам.
«Змеиные» метафоры и намёки использовал Пушкин и в жизни. Анна Петровна Керн вспоминала о своей первой встрече с поэтом в 1819 году в петербургском салоне Олениных, как ей в игре выпала роль Клеопатры. По легенде египетская царица добровольно ушла из жизни, укушенная в грудь ядовитой змеей, которую ей принесли в корзине с цветами. Вот что писала А.П. Керн: «…Когда я держала корзину с цветами, Пушкин вместе с братом Александром Полторацким, подошёл ко мне, посмотрел на корзинку и сказал: «Et c’est sans doute Monsieur qui fera l’aspic?» («А роль змеи, как видно, предназначается этому господину?») Я нашла это дерзким, ничего не ответила и ушла». Фривольный намёк на интимные отношения с кузеном, сопровождавшим тогда очаровательную 18-летнюю провинциалку Керн в петербургском свете и вовсе не являвшимся её соблазнителем, молодой женщине, разумеется, не понравился.
Показательно, что в 1825 году в михайловской ссылке, примерно в то время, когда Пушкин вновь встречался с Анной Керн, в наброске стихотворения 1825 года «Играй, прелестное дитя…», адресованном предположительно 15-летней Евпраксии Вульф, поэт не советует девушке забавляться «с уснувшим змеем».
Функции вершителя судьбы играет в «Песни о вещем Олеге» змея, выползшая из черепа павшего коня:
Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!»
Из мертвой главы гробовая змия
Шипя между тем выползала;
Как черная лента, вкруг ног обвилась:
И вскрикнул внезапно ужаленный князь.
В содержании стихотворения просматриваются мифологические и библейские корни. «Се даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью; и ничто не повредит вам», — говорил Христос ученикам (Лк 10 19). Укус змеи не приносит вреда апостолу Павлу (Деян. 28 6), потому что его час ещё не настал. Также и князь Олег, по словам провидца-кудесника, пока «незримый хранитель могущему дан», неуязвим для врагов, для стихии. Когда наступает время, то от смерти не уйдёшь. Опять-таки змея и в стихотворении, и в библейских эпизодах – это и ядовитое пресмыкающееся, и олицетворение злых смертоносных сил. Само предсказание кудесника мистически связано с гербом Хазарского каганата, воевавшего с князем Олегом. Символика этого герба восходит к символике коня и змеи как эмблем Данова колена иудеев, составлявшего значительную часть населения каганата. Эти эмблемы наряду с другими использовались и масонами.
По народным представлениям, болезни происходили от греха и вызывались злыми духами, дьяволами. Это нашло отражение в 14-й «Песне западных славян». Павлиха, терзаемая завистью к сестре своего мужа Елице, убивает коня, сокола и даже своего ребёнка и сваливает вину на золовку, которая в результате клеветы погибает от рук брата. В наказание
Захворала молодая Павлиха.
Девять лет Павлиха всё хворает,—
Выросла трава сквозь ее кости,
В той траве лютый змей гнездится,
Пьет ей очи, сам уходит к ночи.
Люто страждет молода Павлиха…
Змея как мерзкое животное, от которого отдёргивают руку, присутствует в сравнительном обороте в стихотворении «Коварность» (1824). А в «Моцарте и Сальери» заражённый смертоносной завистью Сальери почти отождествляет себя со змеёй:
Кто скажет, чтоб Сальери гордый был
Когда-нибудь завистником презренным,
Змеей, людьми растоптанною, вживе
Песок и пыль грызущею бессильно?
Никто!.. А ныне — сам скажу — я ныне
Завистник. Я завидую; глубоко,
Мучительно завидую. — О небо!
Само наличие змеи в сравнении здесь уже ассоциируется с грехом. Один грех влечёт другой, ещё больший: завистник отравляет Моцарта ядом.
Змея с незапамятных времён связывалась с такими качествами, как коварство, хитрость, что имело своим источником и библейские сюжеты, и фольклорные. В трагедии «Борис Годунов» Самозванец в сцене у фонтана называет Марину Мнишек змеёй, что является ёмкой характеристикой её личности и действий:
И путает, и вьётся, и ползёт,
Скользит из рук, шипит, грозит и жалит.
Змея! змея! — Недаром я дрожал.
Она меня чуть-чуть не погубила.
Иногда слово «змей» используется как ругательство и в жизни, и в литературе. Например, в «Скупом рыцаре» Альбер обзывает хитрого ростовщика жида, уловившего его настроение и предложившего ему отравить скупца отца:
Да знаешь ли, жидовская душа,
Собака, змей! что я тебя сейчас же
На воротах повешу.
В мифах, в «преданьях старины глубокой» мир пресмыкающихся и земноводных связан с тёмными силами, магическими обрядами, колдунами и колдовством. В поэме «Руслан и Людмила» колдунья Наина в образе летучего змея появляется в покоях Черномора, предупреждая его об опасности и предлагая заключить с ней союз против Руслана:
Как вдруг, откуда ни возьмись,
В окно влетает змий крылатый:
Гремя железной чешуей,
Он в кольца быстрые согнулся
И вдруг Наиной обернулся
Пред изумленною толпой.
Символика змеи и жабы во многом сходна. «Все народы почитали жабу ядовитым животным», — написал Пушкин в примечании к 4-й «Песне западных славян» «Феодор и Елена». Ядовитые жабы и лягушки действительно существуют. Смертельно ядовита жаба ага, живущая в Америке. Немного ядовита камышовая жаба, обитающая в Европе, но её яд людям не опасен. Обыкновенные жабы, конечно, не ядовиты. Однако непривлекательный внешний вид и ядовитость отдельных видов в представлениях людей сблизили их со змеями, отсюда и сходная символика. В Библии жабы несколько раз упоминаются как гадкие прожорливые животные, которых Бог насылает в наказание народам за непослушание и грехи. В Апокалипсисе злые духи похожи на жаб: «И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трёх духов нечистых, подобных жабам. Это бесовские духи, творящие знамения…» (Откр. 12 13-14).
В стихотворении Пушкина «Феодор и Елена» из цикла «Песни западных славян» присутствуют образы и жабы, и змеи. Жаба здесь – змееподобное существо. По сюжету прекрасная молодица Елена отвергает ухаживания старика Стамати, тот обращается к жиду-колдуну, чтобы в отместку навести на неё порчу. По указанию колдуна старик приносит с кладбища (как бы из мира мертвых) чёрную жабу. Колдовство строится на магическом обряде с целью плодородия, пародирующем крещение:
Жид на жабу проливает воду,
Нарекает жабу Иваном
(Грех велик христианское имя
Нарещи такой поганой твари!).
Они жабу всю потом искололи,
И ее — ея ж кровью напоили;
Напоивши, заставили жабу
Облизать поспелую сливу.
«Феодор и Елена» — это перевод Пушкиным песни «Прекрасная Елена» из книги Проспера Мериме «Гузлы» («Гусли»). В оригинале фигурирует яблоко, но великий поэт меняет его на сливу, символизирующую плодородие у славян. Съев сливу, Елена беременеет змеёй:
Только съела поганую сливу,
Показалось бедной молодице,
Что змия у ней в животе шевелится.
Вернувшись, муж Елены Феодор, думает, что она ему изменила и беременна от другого мужчины, убивает её и во чреве находит вместо младенца чёрную жабу… Подробный разбор содержания и символики этого произведения сделан в статье Р.А. Шаяхметова , который пишет: «Здесь нужно обратить внимание, что у славян лягушка-жаба входила в любовно-брачную символику. Кашубы говорили о забеременевшей вне брака, что она объелась лягушек. Подобные коннотации наблюдаются у А.С. Пушкина (в стихотворении «Гусар» — «Свистят и в мерзостной игре | Жида с лягушкою венчают», в записи народных сказок «царица разрешилась не мышью, не лягушкой, неведомой зверюшкой»)».
Отметим в этой связи, что в «Сказке о царе Салтане» клевета сестёр и «сватьей бабы Бабарихи» на царицу, якобы родившую даже «не лягушку, а неведому зверюшку», может интерпретироваться и как ложное свидетельство измены царицы. И вполне закономерно, что клеветницы сравниваются с жабами:
А ткачиха с Бабарихой
Да с кривою поварихой
Около царя сидят.
Злыми жабами глядят.
Последнее метафорическое выражение очень ёмко и колоритно: тут и некрасивая «жабья» внешность, и завистливый злой характер, и глубокая греховность клеветниц.
Отметим, что употребления слова «жид» у Пушкина не несёт само по себе обидного оттенка, который оно приобрело гораздо позже. В двух стихотворениях упоминаются жиды-колдуны. Это отражение народных предрассудков в художественных произведениях и не связано с отношением самого поэта к евреям, которое было вполне нормальным для аристократического сословия.
Христианская символика лягушки в целом сходна с символикой жабы, но в более мягком варианте. Кваканье лягушек символизировало ересь, например. Оттенок этого смысла и одновременного каламбурное передразнивание вопроса французского капитана («Quoi? quoi?» — Что-что?) чувствуется в бранной реплике русского война, убегающего от войска Самозванца: «Ква! ква! тебе любо, лягушка заморская, квакать на русского царевича; а мы ведь православные».
В «Истории села Горюхина» Пушкин иронизирует над поверьем о связи лягушек с бесовскими силами, описывая непроходимое болото на восточной границе Горюхина, «где произрастает одна клюква, где раздается лишь однообразное кваканье лягушек и где суеверное предание предполагает быть обиталищу некоего беса».
Другое земноводное, рак, увиденное во сне, по различным толкованиям предвещает разные несчастья и неурядицы: обман близкого человека, измену, раздор, печаль, обиду. Паук во сне считался предвестником перемен в жизни – плохих или хороших в зависимости от обстоятельства сна. В 5-й главе «Евгения Онегина» в описании сна Татьяны упоминается «рак верхом на пауке» как одно из предвестий трагических событий. Считалось, что рак приносит несчастье. В стихотворении «Утопленник» черные раки, впившиеся в тело, придают ещё более зловещий и устрашающий вид утопленнику, который стучится в окно крестьянина, спихнувшего его в воду из боязни приезда полиции и тем самым помешавшего его погребению по христианскому обряду.
Вообще, рак встречается в произведениях и письмах Пушкина не часто (5 раз). В традиционном смысле, как животное, которое пятится назад, рак упомянут в сравнительном обороте в письме поэта к жене от 22 сентября 1832 г: «Велосифер, по-русски поспешный дилижанс, несмотря на плеоназм, поспешал как черепаха, а иногда даже как рак. В сутки случилось мне сделать три станции». Эта же повадка рака, скорее всего, обыгрывается в черновом наброске «Общество московских литераторов» — пародии на редакцию журнала «Вестник Европы», название которого переиначено — «Азиатский рак». Это своего рода смысловой перевёртыш.
Почти полное «семейство» символических пресмыкающихся и земноводных содержится в иронических X-XI октавах «Домика в Коломне», где говорится о низких дрязгах в литературной среде:
И табор свой писателей ватага
Перенесла с горы на дно оврага.
И там копышутся себе в грязи
Густой, болотистой, прохладной, клейкой,
Кто с жабой, кто с лягушками в связи,
Кто раком пятится, кто вьется змейкой.
Таким образом, в своих произведениях А.С. Пушкин использует названия пресмыкающихся и земноводных в метафорических, сравнительных, шутливо-иронических и пародийных оборотах в основном в переносном, символическом или двояком смысле, причём символика восходит преимущественно к библейским сюжетам, реже к фольклорным. Чаще других из этих классов животных в произведениях великого поэта упоминаются близкие по смыслу и символике змеи (40) и жабы (10).
Ссылки и комментарии
1. При подготовке статьи использованы источники:
Словарь языка Пушкина: в 4 т. / Отв. ред. акад. АН СССР В. В. Виноградов. 2-е изд., доп. – М.: Азбуковник, 2000.
Васильев Н.Л. Пушкинский бестиарий // Пушкин на пороге XXI века: Провинциальный контекст. Выпуск 9. – Арзамас: АГПИ им. А.П. Гайдара, 2007. С. 77-90.
2. Употребление слова «змей» в значении игрушки («воздушный змей») есть у Пушкина в «Истории села Горюхина» и в «Капитанской дочке». К миру пресмыкающихся они не относятся и здесь не рассматриваются. Также не рассматривается употребление слова «Рак» в значении знака Зодиака.
3. Все произведения А.С. Пушкина цитируются по изданию: Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: в 10 т. – М.-Л.: Издательство АН СССР, 1949.
4. Бонди С.М. О Пушкине. Статьи и исследования. – М.: Художественная литература, 1978. С. 148.
5. Аринштейн Л.М. Пушкин. Непричёсанная биография. – М.: ИД «Муравей», 1998. С.154-161.
6. Иванов В.И. К проблеме звукообраза у Пушкина // Иванов В.И. Лик и личины России. – М.: Искусство, 1995. С.247-248.
7. Непомнящий В.С. Да ведают потомки православных. Пушкин. Россия. Мы. – М.: Сестричество во имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы, 2001. С. 54.
8. Цявловская Т.Г. Рисунки Пушкина. – М.: Искусство, 1983. С. 40, 46.
9. Обзор комментариев к этому стихотворению содержится в статье: Белкин Д.И. О комментариях к стихам «Стамбул гяуры нынче славят…» // Болдинские чтения. – Горький: Волго-Вятское книжное издательство, 1983. С.119-128.
10. Керн (Маркова-Виноградская) А.П. Воспоминания. Дневники. Переписка. – М.: Правда, 1989. С. 28.
11. Дмитриева Е.Т. О чем нас предупреждает Александр Сергеевич Пушкин. Комментарий к стихотворению «Песнь о вещем Олеге» // Русская народная линия. 23.04.2014. 12. Шаяхметов Р.А. К интерпретации магического обряда в стихотворении Пушкина «Феодор и Елена» // II научная интернет-конференция с международным участием «Филология — культурология: диалог наук». 18 декабря 2011 года – 18 января 2012 года. Обнинск: ОГУ, 2012 // http://www.litural.ru/?file=295.
Рисунки:
1. Рисунок А.С. Пушкина в черновике стихов «Стамбул гяуры нынче славят…». 1830 г. ПД 140. Л. 1
2. Рисунок А.С. Пушкина в черновике поэмы «Полтава»». 1828 г. ПД 838. Л.12.
3. Рисунок А.С. Пушкина в черновике 1-й песни поэмы «Полтава»». 1828 г. ПД 138. Л. 12.

Змея — один из ключевых персонажей в системе народных представлений о животном мире, фокусирующий в себе все характерные особенности гадов. Родственные названия и мифологическая семантика объединяют змею со змеем.

Важнейшая характеристика змеи — её хтоническая природа. Комплекс представлений о змее пронизан амбивалентностью ее характеристик: сочетанием мужской и женской, водной и огненной символики, отрицательного и положительного начал. Змея объединяет в себе апотропейные и вредоносные свойства, ядовита и целебна, нечистая тварь, источник зла и в то же время наделяет человека чудесными способностями и имеет покровительственные функции. Тенденция к преодолению семантической двойственности образа змеи приводит к появлению противопоставленных друг другу змеиных персонажей — мужского, воплощающего в себе положительное начало, и женского, отрицательного (уж-покровитель и змея-вредительница, змей и хала или ламя). Змее соответствует ряд предметных символов. Это длинные, чаще всего гибкие предметы: нитка, веревка, бусы, волосы, ветка, палка, веретено, пастушья свирель, фаллос. Многочисленные обереги и ритуальные действия направлены на изгнание змеи: превентивный отгон, запрещение пользоваться змееподобными и острыми предметами, символическое запирание змеиной пасти, задабривание, устрашение и т. д.
Названия змеи у славян ( zmьj-, *gad-, smokъ, *guja) выступают в различных языках и диалектах и как родовые, и как видовые наименования. Различию этих наименований в грамматическом роде соответствует различие в мужской и женской символике обозначаемых змеиных персонажей: у русских — уж и змея, гад и гадина, змей и змея, у поляков — змея и гадюка, у болгар — уж (смок) и змея (змия), змей (змей) и змеиха (змиица) и т. д. Ср. также сходные сюжеты о муже-уже и жене-змее, рус. поговорку «Жена да муж — змея да уж» (Даль), полес. поверье, что уж спаривается с гадюкой и т. п.
Мужская символика проявляется в снотолкованиях, где змея (уж, гад) символизирует мужа, жениха, поклонника, в сказочном образе царевича-змея. Мужской образ змеи тесно связан с ее фаллической символикой, представленной в ряде изображений змеи, в эротической загадке: «Днем как кольцо, ночью как змея, кто отгадает, будет моим мужем» (краков.), в поговорке женщин о мужчинах: «Галавища в маслище, сапажища в дегтище, а партки набиты змеей» (калуж.). Женская символика змеи (гадюки) отражена в ю.слав. поверьях о превращении змеи в девушку, в серб. легенде о происхождении носатой гадюки из девушки Марии, в именовании змеи Евой в болг. заклинаниях, в рус. поговорке «Злая жена та же змея» (Даль) и т. д.
Нечистая, дьявольская природа змеи в известной мере обусловлена библейско-христианским взглядом на змею как воплощение сатаны. В различных слав, традициях змея нередко отождествляется с дьяволом. По легендам, змея происходит от ангела, сброшенного Богом с небес на землю (бел.полес.), змеи попадали на землю с небес при свержении в преисподнюю нечистой силы (с.рус.), произошли из крови Каина (далматин.), вышли из тела дьявола, лопнувшего от запаха ладана (болг.), из чрева убитого дракона (макед.), зародились из пепла побежденного и сожженного змея (с.рус.). За убийство змеи Бог прощает человеку пять (з.полес.) или сорок грехов (рус., болг.).
Хтоническая символика змеи отражена в языке в родстве слов змея и земля, проявляется в ю.слав. формулах заговоров от змеиного укуса, которые прощносят, прикладывая землю к месту укуса: «Земля землю целует (пусть ест)!», Хтоническая природа определяет соотнесенность змеи с подземным миром мертвых. Способность змеи влиять на дождь и град сближает ее с умершими. Домовая змея часто является воплощением души предка. В Болгарии могильную змею считают душой погребенного человека, а кладбищенскую — сторожем умерших (болг.). Хтонической природой обусловлен и антогонизм змеи, связанной с подземным мраком, и солнца как источника света: в ю.слав. легендах змея поглощала солнце или его лучи (серб., босн.герцеговин., далматин.), высасывала его глаза или кусала в глаз (болг.), а в поверьях из других слав, зон солнце радуется каждой убитой змее (босн., черногор.) или испытывает на себе вредное магическое воздействие ее взгляда — не может зайти, если змея на него посмотрит (болг.), меркнет (малопол.) и уменьшается (бел. витеб.) от змеиного взгляда, высасывающего его силу. Поэтому убитую змею не оставляют на солнце, а зарывают или вешают в тени, иначе солнце будет меркнуть, багроветь, «болеть» или плакать. Хтонизм змеи достигает космических масштабов в слав. поверьях апокрифического происхождения об огромной змее или змее в основании Земли, в болгарском — о гигантском уже в море посреди Земли. В ю.слав. топонимических легендах со змеей связывается происхождение извилистого русла рек (ср. сходную роль змея в в.слав. преданиях).
Змея связана со стихиями: водой, грозой, ветром. Известны рассказы о крылатых змеях, обитающих в озерах (ю.слав.), представления о змеях как покровителях водоемов. Вода из источника, в котором живет змея, считается целебной (болг.). Убиение змеи способно вызвать дождь (в.слав., болг.). 3мея может «запирать» воду в источнике и вызывать засуху (укр.закарпат.). Растения усыхают от соприкосновения со змеей: убитую змею не вешают на живое дерево, иначе оно засохнет (бел. витеб.); некоторые змеи (глава всех змей гадюка, красный «полос») оставляют след в виде усохшей или выжженной травы или горящей земли (бел. полес., пол. подляс., укр. закарпат.). В Малопольше верят, что град на людей насылают змея (тарнобжег.). Ср. запрет упоминания змеи во время грозы (новосондец.). Змею укр. поверья отождествляют ветер со змеей, которая со временем превращается в летающего змея, или связывают появление вихря и бури со змеей, у которой выросли крылья.
У змей есть змеиный царь или царица — с.х. матица, болг. змийски цар, укр. гадячий царь, підземний, бел. царь-вуж, рус. змеиная мать, в заговорах — царь змеиный Ир и царица Ирица. Это змея с отличительным знаком на голове: короной, драгоценным камнем, перстнем, серьгами, звездой, рогами, петушиным гребнем; ее отличает белый цвет (с.рус., малопол., славон.), усы (укр.полес., хорв.), золотая голова (пол. бескид.), две головы (болг.), кошачья голова, петушиные ноги, кукареканье и пение (хорв.). Роль царя змей приписывается также носатой гадюке (босн.), крылатой змее (болг., хорв.), змею (ю.слав.), св. Маргарите (словен.), домовой змее (луж.). Царь змей обитает в подземном мире на краю света (болг.), в недрах среди земли (малопол.), под корнями орешника с омел ой (пол., серб.), под белым камнем, в скалах или в болоте (укр. закарпат.). Каждую тысячу лет новый царь сменяет предыдущего (босн.герцеговин.). 3меи выбирают старшего над собой, шипя и дуя ему на голову, пока на ней не образуется корона; потом змеи должны переползти через тело своей избранницы (з,укр.). В определенные дни года змеиный царь собирает всех змей. Он пробуждает их от зимнего сна (хорв.), дает различные указания (пол., босн.), назначает каждой змее ее жертву (бел., з.укр., серб,), выслушивает от каждой исповедь о том, как она провела лето (укр., болг.).

Змее приписывают некоторые фантастические особенности. Так, по пол. и луж. представлениям, детеныши некоторых ядовитых змей рождаются на свет, прогрызая тело матери. Бытует поверье о живучести змей. Разрубленные части ее способны срастаться (с.рус., пол.подляс., укр. Чернигов.). Убитая змея может оживать от мочи лягушек (витеб.), от осины (рус., бел.). Ее могут оживить другие змеи с помощью особого змеиного камня, корня или травы (ю.слав.). Широко распространено представление о змеиных ногах. Змея показывает их, когда ее бьют (рус., макед., серб.) или испытывают огнем (укр., хорв., босн.). Или полагают, что ноги вырастают у змеи, съевшей цыпленка (укр. покут.). При битье змеи можно гадать по цвету ее ног: красные — к пожару, белые — к покойнику, синие — к богатству (новг.). Согласно ю.слав. поверьям, у змеи девять или двенадцать пар скрытых ног (серб.); они подобны лягушачьим или кротовым (славон.); их можно увидеть лишь в Юрьев день (черногор.); их способен видеть лишь буланый конь (босн.герцеговин.) или невыхолощенный жеребенок (хорв.); человек, увидевший их, тотчас умрет (серб,, болг.) и т. п. Легенды объясняют причину утраты змеей ног тем, что солнце прокляло ее за укус в глаз (ю.болг.), Бог — за искушение Евы (далматин., серб., болг. банат.), Богородица — за то, что змея испугала ее из-за дерева (пол. краков., серадз.); тем, что человек по совету св. Федора хватил ее по шее (серб.). Фантастические свойства приписывают и змеям, которых считают слепым и. Так, медянка получает зрение раз в году на Иванов день (24.VІ), когда она может пробить человека насквозь, как стрелой (укр.). По луж. поверью, немедленную смерть вызывает укус слепой змеей. Не менее ядовита слепая веретеница — особый вид гадюки или безногая ящерица, причисляемая к змеям. Происхождение змеи веретенник связывают с выброшенным веретеном, которым баба пряла в святочные вечера (житомир.).
Змея-покровительница. Всем славянам известны представления о змее домовой, выступающей в качестве покровительницы дома и скота. Покровительственные функции змеи могут распространяться и на пчел (малопол. тарнов.). В ю.слав. поверьях змее приписывается роль покровительницы не только дома и скотного двора, но и других локусов: источника, земельного надела, целой местности. Охранительницей старого дерева болгары считают двуглавую или старую большую змею. Полевая змея-покровительница (болг. межник, сайбия, синорник, с.х. по/ьарка, поларица, полигача) охраняет межи (болг.), виноградник (серб., хорв. примор.), оберегает поле от града (болг. михайловград., ю.в.серб.). Обычно это большой уж. Убитую в поле змею закапывают и ставят на этом месте крест, чтобы не умер хозяин поля (серб, лесковац.). Ужа, охраняющего виноградник, кормят молоком, а когда разливают готовое вино, оставляют и ему (серб, алексинац.).
Среди акустических характеристик змеи выделяется пение и свист. Поют белая домовая змея, когда ночью все спят (босн.герцеговин.); главная из змей с красным гребнем на голове (хорв., о. Црес). Свистят змеиный царь (укр. закарпат., бел. гомел., с.хорв.), когда скликает змей (пол. краков.); змея с алмазом на голове, охраняющая виноградник (хорв. примор.); уж, охраняющий поле, когда отпугивает град (болг.); целая туча змей, преследующих человека (пол. подгал). Мотив свистящего ужа присутствует в болг. и макед. фольклорных текстах. Способность свистеть роднит змею со змеем, былинными Змеем Тугарином, Соловьем-разбойником и нечистой силой, особенно лешим. Свистом можно и приманить змею: колдуны созывают змей свистом (черногор., пол. галиц.).
К чудодейственным атрибутам змеи относятся камень, золотое яблоко, перстень, корона, гребень на голове и рожки. 3меи перед зимовьем выдувают особый камень (укр. карпат.) или лижут его, благодаря чему спят до весны или получают живительную силу (хорв.). Обладание змеиным камнем, короной, гребнем, рожками и т. п. дает человеку счастье, исполнение желаний, королевскую власть и военные победы, возможность вытягивать змеиный яд из раны, защиту от змей, от болезней и града, богатство, прибыль в хозяйстве, неистощимые запасы зерна или денег, способность видеть клады, лечить людей, понимать язык животных, наводить порчу. Завладеть этими атрибутами можно, когда змея (царь змей) оставляет их у водопоя или купается в реке на Петра и Павла, 29.VII, поставив перед змеей миску с молоком, расстелив платок, подстилку, головную повязку или пояс. 3меи могут указывать людям охраняемые ими клады. Зарытые сокровища стерегут змеи (серб., хорв., макед., болг.), уж с золотой или серебряной головой (пол. краков.), крылатые змеи (черногор.), змея с короной (хорв.), заклятая в змее царевна (серб.), нечистая сила в облике змеи (укр.закарпат., серб., хорв.). Такие змеи происходят из кусков веревки, разрубленной владельцем сокровищ при закапывании их в землю (макед.). Сам клад может обращаться в змею. Увидев клубок змей, человек должен бросить в них что-либо металлическое и, если он понравится королю змей, то услышит звон денег или должен бросать в них обрывки своей одежды, пока все змеи не превратятся в кучу золота (волын.). 3меи наделяет человека и различными чудесными предметами: «живой травой», оживляющей людей (бел., рус., чеш.), целебной травой, снимающей опухоль (укр.), разрыв-травой, открывающей любые замки и запоры (с.рус., далматин.). В сказках человек приобретает способность понимать язык животных или растений, пробуя уху из змеи или отведав мясо змеи; сама змея наделяет человека этим даром: плюет в рот человеку (болг.), плюет и велит трижды плюнуть ей (серб.), дует в уста или прикладывает свой язык к его языку (пол.), велит ему воткнуть березовую веточку одним концом себе в ухо, другим ей в горло (бел.). По поверьям, отведавший змею будет понимать язык животных или трав (серб., хорв.), будет понимать три языка (пол.), станет ясновидящим (укр.) или всевидящим (рус.), омолодится (пол. люблин.), станет сильным, статным и умным (пол.бескид.).
Змея и её части используют в магических целях, чаще всего как потенцирующее или апотропейное средство. Головами змей окуривают пчел, чтобы они нападали на чужих пчел (могилев.), язык змеи дают съесть собаке, чтобы она была чуткой и злой (ю.малопол.), язык змеи носят под языком желающие выиграть суд (морав.словац.), жало или голову змеи втыкают в ствол ружья для меткой стрельбы (укр.закарпат., малопол.), выползок змеи парень прикладывает к телу, чтобы его полюбила девушка (макед.}, голову змеи кладут в семена во время сева для богатого урожая (хорв.), выползок змеи носят как амулет от сглаза (болг., хорв.) или для защиты от змей (черногор,). Растения (чеснок, лук, базилик, горох, бобы, пшеницу), проращиваемые через голову змеи, используют в любовной магии (болг., макед., серб., босн.), для проверки девственности невесты (хорв.), для того, чтобы увидеть черта (болг., серб.) или распознать ведьму (укр.закарпат., серб., босн., далматин.), для оберега от нечистой силы (гуцул., болг., серб.), от укуса змеи (макед.), для лечения скота (болг.) и т. д.

Змея и ее атрибуты применяются и для порчи: выползок змеи зашивают в подушку супругам, чтобы их поссорить (с.рус.), змею кладут на порог тому, кому желают смерти (з.болг.). Палка, находившаяся в контакте со змеей, получает магические свойства по характеру производимого ею действия: палкой, которой разогнали змею и лягушку или змей, разгоняют тучи (бел., полес., з.укр., малопол., люблнн.); которой разняли их — разлучают супругов (укр.закарпат., ю.малопол.), помогают роженице разрешиться от бремени (серб., босн.), а корове растелиться (черногор.); которой остановили их — усмиряют пургу (гомел.), пожар (укр.) или битву (з.бел.); которой отстранили ужа от гадюки — отгоняют мышей от хлеба в амбаре (полес.); которой убили змею — усмиряют пожар (гомел.), воробьев, вредящих посевам (хорв.), разрушают любовные отношения (малопол.).
3мея в календарних обычаях и поверьях. 3меи выходят из нор на Благовещение, 25.III (укр. карпат., в.пол., болг., макед., в.серб., хорв. верхнекраин.), в день Сорока мучеников, 9.III (болг., макед., в.серб.), Юрьев день, 23.IV (с.хорв., чеш., словац.), в Тодорову или Лазареву субботу Великого Поста (серб.), в Великий («живой») четверг (укр.закарпат.), после первого весеннего грома (рус.). У македонцев известна обрядовая встреча змей на Евдокию (І-III) или на Сорок мучеников. По поверьям, первую (особенно преждевременно) увиденную змею следует убивать, чтобы не лишиться счастья (морав.словац., серб.) или силы (босн.Герцеговині, стать сильным (малопол.), чтобы спорилась работа (серб.), чтобы обезопасить себя от змеи (черногор., босн., герцеговин.). Особенно значим для змеи момент летнего солнцестояния. К Иванову дню (24.VI) народные поверья приурочивают собрания всех змей во главе с их царем (полес., хорв.). Перед Петровым днем (29.VI) из-за обилия змей не ходят в лес (с.рус.). После Иванова дня змеи перестают жалить (пол. з.галиц., з.мазов.), после Петрова дня их становится меньше (пол. подляс.). 3меи уходят в норы на св. Марину, 17.VІІ (болг. бургас.), Ильин день, 20.VІI (укр.закарпат.), Преображение, 6.VІІІ (болг.), Успение Богородицы, 15.VІІІ (болг.), св. Варфоломея, 24.VІІІ (словац.), Усекновение главы Иоанна Крестителя, 29. VІІІ (рус., болг.), Рождество Богородицы, 8.IX (серб., пол. келец., серадз., морав.), Воздвижение, 14.IX (хорв., далматин., рус., полес., з.укр.), Иоанна Богослова, 26.ІХ (з.полес.), Покров Богородицы 1.Х (болг. пловдив., бургас., укр. волын.). Перед уходом все змеи собираются вместе: в Воздвижение на свой праздник (полес.) или суд, устраиваемый их главой (укр.); в день св. Исаакия (30.V) на свадьбу (рус.); в день Кирика и Улиты, 15.VII (рус.); на Вознесение (словен.). Перед уходом змеи залезают на деревья, чтобы последний раз взглянуть на небо (вольт.), услышать проповедь священника во время обедни (пол. келец., серадз.) или церковный звон (брест.).
Распространено поверье, что земля не принимает грешную («нечистую», преступную, провинившуюся, ослушавшуюся Бога или змеиного царя) змею, которая летом кого-нибудь укусила. 3меи уходят на зимовье на край света в пещеру змеиного царя (болг.), в мифический «вырей», куда на зиму улетают и птицы (чернигов., гроднен.), в яму или нору, называемую (з)духовына (з.полес.), мъртвило (болг.) или мртвило (в.серб.), что указывает на соотнесенность зимовья змей с миром мертвых. Нередки былички и сказки о зимовье человека вместе со змеями.
В народном календаре, особенно у юж. славян, выделяются дни, посвященные змеям, их изгнанию и оберегам от них: первый день марта (св. Евдокия) — болг., макед., серб., черногор. (серб. змиjин ден); Сорок мучеников (9.III) — болг., макед., серб. (серб. змиjин ден); Благовещение (25.III) — болг., серб., черногор., босн., герцеговин., укр.закарпат., реже бел. ч рус.; Юрьев день (23.ІV) — рус., пол.силез., босн.; св. Еремия (1.V) — болг., макед., серб., босн. (болг. зъмски ден) и др.
Целый ряд оберегов, табу и запретов, связанных со змеями (как календарных, так и некалендарных), направлен на защиту скота и людей, особенно ног и пяток. Оберегами служат огонь костра (болг., макед., серб.), угли (серб.), печная утварь — кочерга и щипцы для углей (болг., макед., серб.), сковорода (болг., серб.), противень (серб., босн.), хлебная лопата (болг., серб.), формы для печення хлеба и глина, из которой они изготовляются (болг.); металлические (болг., серб., босн.) и острые предмета, особенно игла (серб.); освященные предметы, поскольку 3. от дьявола (пол.); змеевидные хлебцы (болг.); аист как истребитель гадов (болг.); некоторые растения — папоротник (словен.), колючий шиповник (пол.), пахучие чеснок (болг., макед., серб., герцеговин.) и хрен (пол.); заклинания (болг., макед., серб., босн.) и специальные действия; ритуальный шум (болг., макед,, серб., босн,), окуривание дымом (серб., черногор., верхнекраин.), бросание камня от себя (серб., босн.), вынесение веников подальше от дома (укр.закарпат.), топтание ногами (болг.), волочение по полу овечьей шкуры как имитация движений змей (макед.) и др. Запреты касаются чесания волос (серб.), прядения (болг., пол.), использования ниток (болг., макед., босн., гуцул.), веревок (болг., серб.), бус (рус.) и др. гибких предметов (серб., макед.), веретен (рус., бел., полес.) и веток (пол.), выступающих в этом случае как символы 3.; пользования острыми колющими или режущими предметами, символизирующими жало 3. (болг., макед., серб,, гуцул.); раскрывания ножниц, бритв, складных ножей, гребней и сундуков, напоминающих раскрытую пасть змеи (серб., макед.); измерения длины (характерного признака змеи) предметов (макед.); пахоты (болг.) и копания (болг., пол., укр.) земли как змеиного локуса; упоминания змеи, в частности на Еремию, Сорок мучеников (болг,), в Великий пост (серб, .черногор.), и т. д.
Ряд поверий касается укуса змей. Змеи считают неядовитыми до Юрьева дня (хорв.), когда раскрывается земля и из ее недр выходит яд, распространяющийся на змей (чеш.). Особенно опасен укус змеи между Успением и Рождеством Богородицы (15.VIII — 8. IX) — ср. серб, поговорку «Злой, как змея между Успением и Рождеством Богородицы»; на последней неделе Великого Поста, во время Страстей Господних, когда змеи вылезают из нор, а также в пятницу, когда змея выпускает накопившийся яд (далматин.); в пятницу или в субботу до вечера (черногор., макед.). Укус змеи лечат, прикладывая к больному месту различные средства с целью охладить или загасить жжение, нейтрализовать змеиный «укол», вытянуть яд или остановить его действие. Используют холодные, влажные или тупые предметы, а также обладающие отвращающим действием (крест, чеснок, ритуальные предметы): прикладывают хлеб, на котором тупой стороной ножа сделан крест (рус. ярослав.), чеснок (гуцул.), лягушек, кислое молоко, сырую картошку (пол.), землю (луж., серб., черногор., босн.герцеговин,), перевязывают рану венчальной лентой (пол.), не дают укушенному смотреть на огонь (босн.) и т. д.

Разнообразно применение змей (ее головы, хвоста, сердца, крови, жира, яда и особенно слинявшей кожи) в народной медицине: для лечения опухолей (полес., укр.), укусов (з.укр., болг.), лихорадки (полес., болг., хорв.), запоев (укр. волын.), для роста волос (серб., босн., хорв.) и т. д. Нередко целебные свойства приписываются змее, пойманной до Юрьева дня, 23.IV (малопол., хорв.), или в сам этот день (болг.родоп.).
А. В. Гура

Укусы змей и жалящих насекомых: симптомы и первая помощь.

В средней полосе из ядовитых змей встречается только гадюка. Самые опасный наиболее насыщенный яд у нее весной – в апреле/ мае (после выхода из спячки). В этом случае животных лучше вообще не брать с собой в лес. В летний период яд становится менее токсичным, но все равно представляет угрозу, особенно если укус пришелся в область головы и шеи, что случается достаточно часто.

Укусы жалящих насекомых не так опасны, но они болезненны и могут вызывать сильные аллергические реакции.

Как распознать укус змеи или жалящего насекомого?

Важно помнить, что клинические признаки после укуса змеи могут проявиться не сразу, а в промежутке от 40 минут до 3 часов. Эти признаки напоминают симптомы сердечной недостаточности: животное вялое, может лежать и тяжело дышать, также может опухать само место укуса. Если в течение 3 часов после прогулки состояние животного ухудшается, есть основания подозревать укус змеи.

При укусе жалящего насекомого животное сразу же чувствует боль, трет или лижет место укуса. Иногда на гладкошерстных породах можно даже увидеть жало. Место укуса сразу же опухает и становится горячим.

Что делать если собаку укусила змея?

  1. Если укус пришелся на область лап, необходимо сразу наложить тугую повязку выше места укуса.
  2. Дать животному «сердечные» препараты, например, валокордин или валосердин (не корвалол!). Валокордин дается из расчета 3 капли на килограмм веса. Нужно количество капель развести в столовой ложке чуть подслащенной воды и аккуратно влить на корень языка.
  3. Дать мочегонное (фуросемид, триампур и т.д.). Таблетки мочегонного даются из расчета: на крупное животное – ½ дозы взрослого, на мелких – по инструкции как для детей. Таблетки кладутся на корень языка.
  4. Дать любое противоаллергическое средство (супрастин, кларитин и др.). На крупное животное (овчарки, зененхунд, лабрадор и т.д.) дается доза как для взрослого человека, на средние породы – подростковая доза, и детская доза для кошек и собак мелких пород.
  5. Место укуса рекомендуется обложить льдом или хладогенераторами. Если ранка от укуса не загрязнена, то ее лучше не трогать до врача, в противном случае нужно обработать перекисью водорода.
  6. Как можно скорее доставить питомца в ветеринарную клинику!

Что делать при укусах жалящих насекомых?

В отличие от укуса змеи, при укусе жалящего насекомого наложение жгута не требуется.

  1. Место укуса обложить льдом.
  2. Дать препарат против аллергии (как при укусах змей).
  3. При сильном отеке и тяжелом состоянии животного также дается сердечное и мочегонное средства (схема как при укусе змеи).

Если животное старше 8 лет или же ранее страдало заболеваниями сердечно-сосудистой или мочевыделительной системы, нужно особенно внимательно отнестись к его состоянию. В этом случае, даже если на ваш взгляд животное быстро пришло в себя, крайне рекомендуется показать его ветеринару.

БУДЬТЕ МУДРЫ КАК ЗМЕИ (Матф.10:16)
В чём мудрость=хитрость змея. Что это значит? «Змей был хитрее (мудрее в своём роде) всех зверей полевых, которых создал Господь Бог» (Быт.3:1).
Что делают змеи? Они терпеливо ждут добычу, чтобы, ужалив её, убить ядом и целиком поглотить, когда она приблизиться к тому месту, где змея зарылась, укрылась в ТЕРПЕЛИВОМ ожидании очередной жертвы.
Я слышала, что змея так может пролежать и голодать очень долго. Змея выбирает тропу, по которой ходят жертвы и терпеливо ожидает своего часа… Это ожидание может длиться полгода и даже больше… Но змея не покидает своего места, своё УКРЫТИЕ.
Змей в Раю делал тоже. Он ждал жертву, которая приблизиться к его владению – к его дереву познания добра и зла с его красивыми на вид и вкусными плодами, но смертью внутри их… Плоды дерева познания добра и зла несли в себе СМЕРТЬ (Ис.59:5,13).
«И ЗАПОВЕДАЛ (заповедь) Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла НЕ ЕШЬ от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, СМЕРТЬЮ УМРЁШЬ» (Быт.2:16,17).
Как понять, что значит быть Божьими детьми, но в то же время быть мудрыми, как змеи? — Это быть терпеливыми как змеи. Это иметь Плоды Духа Святого — плоды Дерева Жизни: веру, надежду, любовь, мир, радость, кротость…
«Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание…» (Гал.5:22,23).
Плод Духа от Дерева Жизни привлечёт к нам людей. Иисус — Лоза, мы — Его ветви…
«…И приметив, что они люди некнижные и простые, они удивлялись, между тем узнавали их, что они были с Иисусом» (Деян.4:13)
И так мы сможем им рассказать об Иисусе Христе и дать Плод – Иисуса Христа — т. е. привести к Иисусу Христу. Этот Плод Будет производить в них Своё чудное действие…
«Пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак.5:20).
— Иисус Христос — ВТОРОЙ АДАМ Пришёл на землю, чтобы Своею смертью победить СМЕРТЬ.
«От власти ада Я искуплю их, от смерти избавлю их. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? Раскаяния в том не будет у Меня» (Ос.13:14). «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть дьявола» (Евр.2:14).
— Это дерево — дерево познания ложного добра и зла было державой смерти дьявола, змея.
Иисус победил смерть, которою Адам заразился через плод дерева познания добра и зла, и через Адама — ВСЁ – человечество, которое было от одной крови – крови Адама.
«С самого рождения отступили нечестивые, от утробы заблуждаются, говоря ложь. Яд у них — как яд змеи, как глухого аспида, который затыкает уши свои» (Пс.57:4,5).
«От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас» (Деян.17:26,27)
«А кто соблазнит (как змей) одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской. Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Матф.18:6,7)
«Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш дьявол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою, зная, что такие же страдания случаются и с братьями вашими в мире» (1Пет.5:8,9)
— Может некоторые годами ждут, когда их родные придут к Господу, и долготерпят, верят Господу, что это произойдёт. Даже не сомневайтесь. Божье Слово Живо и действенно? «Спасешься ты и весь дом твой» (Деян.10:6).
— Многие уже перестали ТЕРПЕТЬ — т. е. верить, ждать, не видя физическими глазами Божий Труд в себе самих и в ближних, хотя Господь столько чудес Сотворил в их жизни. Но они перед самим финишем сдаются — не доходят до КОНЦА!
«Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли Верность Божию» (Рим.3:3)
— Теперь мы знаем, в чём заключалась мудрость змея.
«…А упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав Слово, хранят Его в добром и чистом сердце и приносят плод В ТЕРПЕНИИ. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! (Лук.8:15)
«ТЕРПЕНИЕ нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное» (Евр.10:36)
«Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний. Долготерпите и вы, укрепите сердца ваши, потому что пришествие Господне приближается» (Иак.5:7,8).
— И знаете ли вы, что змеи делают каждый год? Они линяют, они снимают ветхие «одежды», ветхие «мехи», они стягивают с себя крайнюю — т. е. крайне испорченную плоть и обновляются (Иер.4:4,14, Рим.12:2). Чтобы снять старую, умершую кожу, они ищут узкие места, узкий, тесный путь. Они пролазят между расселинами скал (Иисус Христос), и таким образом, освобождаются от своих лохмотьев (наша праведность, как лохмотья, как запачканная одежда). В этом случае Бог называет змей мудрыми. Мы просим у Бога мудрости? Нам следует поступать как змеям, внутренне обновляться из года в год, изо дня в день, от славы в славу, от веры в веру и не сворачивать с узкого Пути, «претерпев до конца», до победы.
«БУДЬТЕ ….ПРОСТЫ, КАК ГОЛУБИ» (Матф.10:16)
— Что представляет собой простота голубя? Бог призывает нас «побеждать зло добром» (Рим12:21), «не противиться злому» и «не противиться Богу» (Мф.5:39, Д.А.23:9, Иак.4:6), но при этом быть мудрыми. «Когда же будут предавать вас, не заботьтесь…», «и не бойтесь убивающих тело», «потерявший душу свою ради Меня, сбережет её» (Мф.10:19,28,39). Такая простота по мирским меркам и понятиям близка к безумию, но по Божьим понятиям – это Мудрость, сходящая Свыше.
И ещё. Голубь, всегда возвращается домой. Голубь находит Путь в Отчий дом – туда, где он родился. Иисус оставил Отчий Дом=Небеса, пришёл в этот мир, совершил Свой труд и вернулся к Отцу победителем. На Иисуса Христа в виде голубя Сошёл Дух Святой, Дух Отца Небесного. Там где Сын, там и Отец. Там где Отец, там и Сын. Сын и Отец — Одно.
«Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби. Остерегайтесь же людей: ибо они будут отдавать вас в судилища и в синагогах своих будут бить вас, и поведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства перед ними и язычниками. Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать, ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас» (Матф.10:16-20).
— Иисус посылает Своих на Своё задание, чтобы они потом опять вернулись в отчий Дом во Христе Иисусе.
«Потому что странники мы пред Тобою и пришельцы (на этой земле), как и все отцы наши, как тень дни наши на земле, и нет ничего прочного (на земле)» (1Пар.29:15).
«И если бы они в мыслях имели то , из которого вышли, то имели бы время возвратиться; но они стремились к Лучшему (к Богу), то есть к Небесному (Отцу); посему и Бог не стыдится их, называя Себя их Богом: ибо Он приготовил им (Небесный) город» в Божьем Царстве (Евр.11:15,16).
— Кто имеет Духа Святого, тот не заблудиться в этом мире, тот находит Путь и возвращается домой.
— Но есть и глупые голуби, которые забывают Отчий дом. Глупые голуби не имеют Отчего Сердца.
«И стал Ефрем, как глупый голубь, без сердца: зовут Египтян, идут в Ассирию. Когда они пойдут, Я закину на них сеть Мою; как птиц небесных низвергну их; накажу их, как слышало собрание их. Горе им, что они удалились от Меня; гибель им, что они отпали от Меня! Я спасал их, а они ложь говорили на Меня. И не взывали ко Мне сердцем своим, когда вопили на ложах своих; собираются из-за хлеба и вина, а от Меня удаляются. Я вразумлял и укреплял мышцы их, а они умышляли злое против Меня. Они обращались, но не к Всевышнему, стали — как неверный лук; падут от меча князья их за дерзость языка своего; это будет посмеянием над ними в земле Египетской» (Ос.7:11-16).
«Слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит: Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня. Вол знает владетеля своего, и осел — ясли господина своего; а Израиль не знает , народ Мой не разумеет. Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Господа, презрели Святаго Израилева, — повернулись назад» (Ис.1:2-4).

Tags: Точка зрения